Гильдия юристов-аферистов-утопистов и прочих специалистов в рамках законов РФ. Бюро решения проблем

У Мони

Эммануил Маркович ожидал жену своего друга и коллеги по Бюро Виктора Ковалевского, Ирэну (дорогой читатель, конечно, помнит, что когда-то она окончила вокальный факультет Московской государственной консерватории). И вот она появилась. Проведя полтора часа с Розой, выслушав ее и прослушав, Ирэна заявила безапелляционно, что Роза как певица профнепригодна, и тратить время на ее обучение бессмысленно, так как ничего интересного добиться не получится. А запрос банкира Мельтишевского был нешуточным: сделать из его супруги звезду всероссийского масштаба первой величины. Оплата же за это была такова, что все члены Гильдии и их дети могли жить припеваючи многие лета (и зимы). Ирэна ушла в кабинет мужа, а Моня долго пребывал в задумчивости.
Как всегда, решение неразрешимого было здесь, рядом. Но еще не оформилось в четкую мысль и не обрело формы. Тишину прервал телефонный звонок: знакомый каскадер позвонил, чтобы спросить совета. Ну конечно! Вот оно! Каскадер, дублер – замечательно! А зачем ей вообще петь, когда это может делать другой исполнитель, намного ярче и интереснее, чем она? Загвоздка была в том, чтобы такого исполнителя найти. Ее голос и манера исполнения должны были соответствовать облику Розы. Кроме того, человек этот должен быть надежным, как замок от сейфа, хранящего государственные тайны: ведь если он, а вернее, она, будет глупа и болтлива, то может случайно разболтать журналистам о том, что она озвучивает Розали. А если она будет умна, то она специально может рассказать об этом журналистам, чтобы приобрести известность и в дальнейшем строить свою собственную карьеру. И вдобавок она должна быть по-настоящему талантлива. Как оказалось, Ирэна на эту роль не подходила: петь она могла только так называемым оперным звуком. К тому же ее легкое колоратурное сопрано никак не увязывалось с образом Розы.
Задача осложнялась еще и тем, что саму Розу пришлось очень долго убеждать в необходимости озвучки. Моне потребовалось попотеть, чтобы объяснить мадам Мельтишевской и ее супругу, что для того, чтобы быть великой певицей, совсем необязательно петь – публике нужен качественный продукт, который создает команда. Да, команда, так называемый «институт имени». Ее имени, Розы. Певица поет, клипмейстер снимает клип, имиджмейкер создает имидж, костюмер подбирает костюмы, звукорежиссер записывает и обрабатывает звук, «Тризвон» это все «раскручивает», Мельтишевский оплачивает, Гильдия Эммануила Марковича обеспечивает команде яркий успех. А достается все это ей, Розе, которую показывают и которая открывает рот. Ведь зритель любит хорошее кино, и часто актеров озвучивают другие люди. Да и смертельные трюки выполняют каскадеры, а не сами артисты.
Наконец после долгих уговоров чета Мельтишевских нехотя признала справедливость Мониных аргументов. Но банкир потребовал внести в договор пункт о том, что если по вине исполнительницы или кого-либо из членов Бюро тайное станет явным, гильдия Эммануила Марковича платит нехилый штраф, плюс возвращает все деньги, полученные от Мельтишевского. Зато если Монин план выведет Розу в первую лигу, и исполнительница будет молчать, сумма гонорара увеличивалась и становилась баснословной. Естественно, требования к исполнительнице выдвигались самые высокие, и вот она нашлась.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий