Мертвое

Глава 8
Первый урок

В своей комнате я переоделась в форму и переплела волосы. Вытащила спрятанный мешочек с монетами, пересчитала. Все на месте — целая сотня рвитов, настоящее богатство для меня! Да еще и можно записать любой долг на счет семьи — живи да радуйся!
Я сунула мешочек обратно в тайник за кроватью, решив пока повременить с тратами. Все же распоряжаться чужими деньгами было боязно.
Глянула на часы — время двигаться в замок.
Когда я спустилась вниз, Кристиан уже ждал в форме февров, от которой у меня снова мороз пробежал по коже. Да уж, черный мундир братца точно не даст мне забыться и насладиться пребыванием на острове!
Крис окинул меня быстрым взглядом.
— Тебе идет.
Я презрительно фыркнула, хотя внутри почему-то стало теплее.
— Я провожу тебя на уроки. К тому же, нам по пути.
— Ты тоже еще учишься? Ты ведь уже февр! — не сдержала я любопытства.
Легкая улыбка коснулась красивых губ парня.
— Феврам надо знать в десятки раз больше, чем обычным шейдам.
— Шейд? Это тот, кто открывал Дверь, но не стал двери-асом или февром, так?
— Так.
— И когда я стану хотя бы шейдом?
Кристиан повернулся к выходу.
— Скоро. Если успеешь подготовиться, конечно. А теперь хватит болтать и иди за мной. Наставник Бладвин не любит опоздавших, запомни, Иви.
— У меня хорошая память, Кристиан, — с любезной улыбкой ответила я и заслужила недовольный взгляд. Но лишь повыше задрала подбородок, натянула перчатки и вышла на улицу.
Солнце уже пригревало остров, прогнав ночное ненастье и страх. Сейчас Двериндариум выглядел мирным и совершенно безопасным. Шустрые работники уже убирали последствия стихии — мусор и сломанные ветки, проверяли уличные фонари и приветливо кивали проходящим. Помимо нас из домов показались и другие учащиеся. Я увидела нескольких парней, с любопытством глазеющих в мою сторону, и миловидную девушку. Но вредный Кристиан шел так быстро, что задержаться и перекинуться с кем-то хоть словом не было ни малейшей возможности. Сам он лишь раз кивнул хмурому мужчине в форме февра, а всех остальных просто проигнорировал.
Нырнув под арку, оплетенную красными лозами вьюнка и дикой розы, мы оказались на внутренней площади Вестхольда. Здесь уже толпился народ, поднимаясь по черным ступеням ко входу. Я запрокинула голову, мысленно приветствуя эту черную громадину и всех его каменных чудовищ во главе с Двуликим Змеем. И снова поразилась, что главный оплот силы украшает изображение лицемерного бога, которого выбрали своим символом преступники и отщепенцы. Разве не должен на фасаде Вестхольда сиять лик Божественного Привратника, давшего людям возможность сравниться с богами? Он открыл нам Дверь с ее Дарами, и именно он должен приветствовать у этих стен своим каменным изображением.
Но стоило мне войти в огромный зал Вестхольда, как мои размышления оборвались. Под высоченным потолком нас встречало мраморное изваяние того, о ком я только что думала. Люстра с тысячью огней освещала статую потоком белого света. Я всмотрелась в знакомую с детства фигуру. Тело Привратника скрывала мантия, лицо пряталось под капюшоном. Мягкие фалды стекали вниз, создавая ощущение невесомости и легкости. Обнаженные ладони — единственные части тела, не скрытые тканью, складывались в замысловатый знак. Несомненно, эту статую сделал не просто искусный мастер, а величайший двери-ас. Потому что фигура из белого камня жила и дышала. Казалось — всмотрись чуть дольше, и мраморное изваяние сделает шаг навстречу. Покажется из-под тяжелого бархатного одеяния голая стопа. А потом Привратник расцепит пальцы и откинет капюшон. И я увижу его лицо. Каким оно будет? Старым или молодым? Невероятно красивым или совершенно обыкновенным? А может, и вовсе безобразным? Никто не знает, как выглядел тот человек, что первым обнаружил Дверь и сумел получить ее Дар. Хроники сохранили лишь вот это изображение, выполненное в камне. Оно же стало каноническим и после появилось в каждом доме империи.
Я очнулась, поняв, что уже несколько минут таращусь на изваяние, а Кристиан стоит рядом. И что нас обтекает толпа, потому что я остановилась на проходе!
— А это правда, что пальцы Привратника показывают символический ключ? — Я повернулась к февру. — Что если разгадать знак, который он изображает, и найти его, можно будет открыть другие Двери в Мертвомир?
Кристиан приблизился, потому что со всех сторон шли ученики, а мы мешали движению. И я снова почувствовала тепло его тела.
— Это лишь легенда, Иви, — усмехнулся «брат». — За сотни лет никто не нашел ключ. Знаешь, почему?
— Почему? — Мое дыхание сбилось. Может, в ожидании страшной тайны. А может, оттого, что Крис наклонился, и черная прядь его волос коснулась моей щеки.
— Потому что ключа не существует, — усмехнулся он и сделал шаг назад.

 

 

— Наверняка просто искали не там, недотепы, — фыркнула я.
— Ну конечно, — снисходительно произнес «брат». — Мертвомир раскроет тебе все свои секреты, стоит тебе лишь пожелать. Ты ведь сама Иви-Ардена Левингстон!
— Так и будет!
— Жду не дождусь, — издевательски склонил голову Кристиан. — Твой урок на втором этаже, зеленая дверь. И не забывай о правилах, Иви. Я их не отменял.
Резко развернувшись, февр растворился в толпе. Я удержала желание плюнуть ему вслед и отправилась искать указанную дверь.
Признаться, предстоящий урок не вызывал у меня добрых чувств. В приюте, пытаясь вбить в наши пустые головы крохи знаний, всех «выкормышей» сгоняли в плохо освещенное и холодное помещение, где стояли грубо сколоченные столы и лавки. В ученической пахло плесенью и копотью светильников, а на лице наставника всегда были непонимание и досада. Он явно недоумевал, для чего вообще эти никчемные попытки хоть чему-то нас научить. Азы счета, письма и грамоты подкреплялись активными ударами хлесткого прута по спинам и пальцам нерадивых учеников. Сами приютские считали чтение книг делом недостойным и даже позорным, так что никто не торопился овладеть сложной наукой.
Мне повезло попасть после распределения к вдове Фитцильям, которая сумела изменить мое мнение о книгах. Но на урок я все равно шла с опаской. Паника перед разоблачением смешивалась с детским страхом перед обучением.
Стиснув зубы, я толкнула зеленую дверь с надписью «лекторная», вошла и осмотрелась.
Эта комната не имела ничего общего с ученической приюта. Здесь были высокие и узкие окна, верхнюю часть которых украшали цветные стеклышки, создавая розовато-оранжевое освещение. Панели из красных и белых лакированных дощечек покрывали стены, а в промежутках темнел черный камень Вестхольда и дорогие шелковые панно с изображением пейзажей и битв. Изящные настенные светильники рассыпали белые искры огня.
Здесь были красивые столы с резными ножками, удобные стулья с бархатными спинками и коваными подставками для ног и дорогие писчие наборы на столешницах. Я осторожно взяла в руки хрустальное перо. Внутри граней рассыпала искры золотая замочная скважина. Это дорогущее перо не имело ничего общего с обыкновенным гусиным или дешевой деревянной палочкой, которая рвет бумагу. И к которой привыкли мои пальцы.
Украдкой я погладила бювар и замшевые обложки своих тетрадей. Изумительно!
Но что особенно поразило меня в этой лекторной — резной столик, на котором разместились хрустальный графин с водой, вазы с орехами и сухофруктами и корзинка спелых яблок. Их сочный осенний аромат дразнил обоняние, и я с трудом удержалась от желания немедленно схватить фрукт и припрятать на будущее. Что ж, кажется, обучение в Двериндариуме — это действительно нечто невероятное!
На невысоком подиуме находилась меловая доска и стол пока отсутствующего учителя. Я окинула быстрым взглядом учеников, всего их было около двух десятков. Почти все места уже оказались заняты. За первым столом я увидела Итана, но лишь холодно кивнула на его приветливую улыбку. Радость парня резко убавилась, он смутился и огорченно сел на свой стул. В добродушных глазах, осененных длинными ресницами, явно читалась растерянность. Я устроилась у окна и осмотрелась. Слева от Итана, склонившись над листами бумаги, сидела девушка. Лица я не рассмотрела, лишь пушистую каштановую косу и завитки волос, прячущие профиль. Справа ссутулился мрачный темноволосый парень. По сторонам он не смотрел, таращился на свои огромные руки, словно не понимал, куда их деть. На меня он глянул лишь раз, и я успела увидеть черные вороньи глаза, в которых затаилась злость. Парень явно нервничал. Он кусал губы, отчего они покраснели и покрылись коркой. Жесткая форма, кажется, ему мешала, словно он привык к свободной рубахе лесоруба. Парень был не похож на богача. Слишком нервный и дерганый, да и волосы острижены слишком коротко.
Во втором ряду расположились северяне — брат и сестра. Их схожесть была столь явной, а внешность столь удивительной, что на них косились все, хоть и пытались скрыть свой интерес. Я тоже не удержалась, все же в империи мало истинных бесцветных, проживающих на далеком Колючем Архипелаге — северной границе наших земель. У близнецов была одинаковая белоснежная кожа и такие же, абсолютно лишенные цвета волосы. Даже их бровям не досталось ни единой капли цвета. Лишь радужки радовали красноватыми отблесками, жутковатыми на фоне метельных ресниц. Темно-зеленая форма девушки и темно-синяя парня казались слишком яркими на фоне этой абсолютной снежности. Спины обоих были выпрямлены до хруста, а взгляды кололи морозом их родины. Длинные волосы были уложены в сложные прически со множеством косичек, связанных между собой. И украшены яркими красными камнями. Такие же сверкали в брошах, многочисленных кольцах и ожерельях. Я не разбиралась в самоцветах, но и приютскому выкормышу ясно, что такое богатство могут позволить себе лишь лорды севера. Похоже, обучаться со мной будут знатные пташки. Не могу сказать, что рада и такому соседству.
Сразу за близнецами вольготно расположился светловолосый красавчик. Этот парень рассматривал всех с ухмылкой, на его лице застыло выражение веселой снисходительности. Поймав мой взгляд, он подмигнул и широко улыбнулся.
Я ответила поджатыми губами и отвернулась, давая понять, что его поведение недостойно. Но в ответ услышала лишь смех.
Рассмотреть остальных я не успела, так как внутренняя дверь резко распахнулась, впуская молодого мужчину в белой мантии. Мы жадно уставились на учителя, который откроет нам тайны Двериндариума. Мужественное лицо с крупным орлиным носом, глубоко посаженные серые глаза и почти такого же цвета волосы. Наставник окинул нас строгим взглядом, и все притихли.
— Итак, все в сборе. Начнем. Мое имя — наставник Люкас Бладвин, я преподаю «Науку о Дарах». Это теоретическая часть знаний, необходимых вам, чтобы успешно открыть Дверь и получить Дар. Практикой займутся иные наставники. Все ученики, приезжающие на остров, прежде всего попадают ко мне. Я видел уже тысячи лиц, так что можете не сомневаться — вы в надежных руках.
На лице наставника появилась усмешка, когда он заметил удивление в наших глазах.
— И ваш невысказанный вопрос я тоже знаю наперед. Вы думаете: не слишком ли молод наставник, чтобы говорить об опыте. Что ж, сразу развею ваши сомнения. Таким, — он указал на свою лицо, — я выглядел почти пятьдесят лет назад, когда впервые открыл Дверь.
Лицо наставника вдруг сморщилось и поплыло, словно на него плеснули жидким тестом. А потом застыло, явив лицо старика.
Мы дружно ахнули, а наставник хмыкнул и снова стал молодым.
— Дверь даровала вам вечную молодость? — с придыханием произнесла девушка с косой. И я увидела ее профиль — некрасивый, большеносый.
— Нет, Сильвия. Лишь возможность возвращать свою внешность в ту временную точку, когда я открыл Дверь. Я могу выглядеть двадцатилетним, если хочу этого. Как вы понимаете, я хочу.
Ученики рассмеялись, даже бесцветные близнецы изобразили снисходительные улыбки.
— Итак, поговорим о Дарах Двери. Именно ради них мы все тут собрались, не так ли?
Снова легкие смешки. Что ж, наставник умел располагать к себе слушателей. Ученики расслабились, и даже хмурый лесоруб, кажется, успокоился.
— Я не буду рассказывать вам о том, что Дверь в Мертвомир является величайшим достоянием нашей империи. С этим богатством не сравнятся ни алые рубины севера, ни золотые жилы юга, ни пряные оазисы пустыни или поющие тростники долин. Благодаря Двери и феврам империя приобрела неоспоримую мощь и смогла соединить сотни разрозненных королевств, став единой и неделимой страной. Дверь и ее Дары — это власть и сила. Разные Дары, очень разные…
Я подалась вперед, почти забыв, что не одна в этой лекторной. От предвкушения тайн мурашки побежали по коже.
— Дары бывают как чрезвычайно полезными и нужными, так и странными, и даже опасными. Порой они удивляют, порой пугают. Всех одаренных вносят в каталог Белого архива, подробно описывают исходные данные и те способности, которые получил человек. На протяжении столетий мы изучаем Дары и смогли составить их реестр. Большинство Даров повторяются, и мы вывели закономерности, позволяющие их получить. Скажу честно — правила работают не всегда, но вам стоит их изучить, чтобы не попасть впросак и не получить пустышку. Так мы называем нулевое открытие Двери, бесполезное. Можно пройти сквозь Дверь, но вернуться без Дара. К сожалению.
— И как часто такое случается? — переглянувшись, спросили бесцветные близнецы.
Наставник поморщился.
— Я не занимаюсь такими исследованиями, — ушел он от ответа. — Чем лучше вы изучите теорию и овладеете практикой, тем больше у вас будет шансов, господа. Итак, Дары. Порой они полезны. Все мы знаем об ускорителях. Этот Дар используется в земледелии и садоводстве, чтобы влиять на рост растений. Используется в двигателях наших мехомобилей. Иногда его применяют и на людях, наверняка наши милые девушки слышали об умельцах, ускоряющих рост волос или ногтей. Так что это очень полезный Дар!
Я хмыкнула — ну да, а кто-то даже испытал это умение на себе!
— Второй пример полезного Дара — пустота. Такие мастера создают пространственную пустоту, которую потом успешно размещают в домах или сумках, создавая необходимый карман для хранения вещей. Есть мастера-создатели, к которым относят всех двери-асов, способных творить. Художники, музыканты, скульпторы, ювелиры, портные и камнетесы — их творения наполнены особой силой. Они дарят эмоции: радость, счастье, интерес, вдохновляют и успокаивают. В качестве примера могу привести всем известные душевные чашки, кольца любви или статую Божественного Привратника в главном зале. Ее сделал первый творец, получивший Дар, ученик самого Привратника и его друг. Порой люди получают Дары необычные. Например, десять лет назад один господин получил странную способность обращать камень в тарелку.
— Только в тарелку? — заинтересовался Итан.
— Только в тарелку. Все камни в его руках становились тарелками. Совершенно одинаковыми по размеру и форме, с крошечной щербинкой на краю. И чего только ни делал одаренный! Менял камни и породу, погружался в воду, висел вверх ногами, надеясь извлечь хоть что-то иное. Бесполезно! Тарелки. Только тарелки.
Наставник подмигнул.
— Вы наверняка слышали о мануфактуре Велайс. А возможно, тарелки этого предприимчивого господина даже есть в вашем доме. Господин Велайс открыл Дверь лишь раз и смог очень выгодно распорядиться своим Даром. Правда, не все способности столь приятны.
Наставник помолчал.
— Дары бывают и опасными, и губительными. Ведь порой человек получает не умение, а знания… Я видел девушку, которая узнала, сколько звезд на небе, и не вынесла этого знания, ее разум сломался. А Харди Дэфф получил знание имен живых и мертвых. Всех живых и мертвых на земле. От Ледяного Предела до Пустоши. И каждый день его Дар мучает Харди, давая все новые и новые сведения о родившихся и умерших.
Я вздрогнула, представив себе такую ношу. Брр… Надо молиться Привратнику, чтобы уберег от подобных подарков!
Бесцветный северянин небрежно махнул рукой, привлекая к себе внимание.
— Но разве Двериндариум не научился запирать ненужные способности? Разве ваши мастера не делают закрывающие браслеты?
— К сожалению, не все Дары можно запереть браслетом, лорд Аскелан, — с легким недовольством произнес наставник Бладвин. — Не все.
И улыбнулся, словно показывая — уж вам-то точно нечего бояться, с вами подобного не случится. Но серые и старые глаза на молодом лице остались холодными.
А я неожиданно для себя подняла руку.
— Наставник Бладвин, а что стало с этим господином? Который знает имена живых и мертвых?
— О, вы с ним познакомитесь, госпожа Левингстон. Он служит архивариусом в Черном архиве Двериндариума. Правда, он несколько… своеобразен. Но это можно понять, не так ли? Но все, что я сейчас рассказал — лишь малая кроха удивительных знаний о Дарах и Двериндариуме. Вам предстоит узнать гораздо больше. Но прежде мы приступим к очень важному этапу, господа. Лишь после него начнется ваше настоящее обучение.
— И что же это? — вскинулся мрачный парень.
— Печать, — с усмешкой протянул наставник. — Печать, после которой никто из вас не сможет рассказать о тайнах Двериндариума.
Не успела я испугаться, как наставник вытащил каменную шкатулку, торжественно откинул крышку и мы, вытянув шеи, увидели внутри осколок камня.
— Итак, кто будет первым? — Люкас Бладвин осмотрел притихших учеников. — Может, вы, лорд Аскелан? Лордам Колючих Земель неведом страх, как утверждают легенды.
В словах молодого старика прозвучала явная насмешка, и бесцветные близнецы вскинулись, переглянулись. Красноты в их пугающих глазах стало больше. Парень поднялся и решительно шагнул к столу преподавателя.
— Легенды не врут, наставник Бладвин, — высокомерно произнес он. — Север закаляет наши характеры и замораживает страхи. Я знаю слова клятвы, можете не утруждать себя повторением. — Он оттянул рукав формы и шелковой рубашки, показав белоснежное запястье, проговорил четко: — Я, лорд Киар Аскелан, прямой потомок Эйва-Завоевателя, подданный империи и Колючего Архипелага, даю клятву неразглашения и молчания. Все, что имеет отношение к Двериндариуму и тайне Двери, отныне останется со мной, каким бы мукам меня ни подвергли.
И решительно положил ладонь на камень. Ученики привстали, пытаясь понять, что происходит. Бесцветный лорд резко сжал зубы, в его глазах мелькнула боль. Но длилось это лишь мгновение.
— Клятва принята. Благо Двери, лорд Аскелан, — протянул наставник.
Бесцветный задумчиво глянул на свое запястье и вернулся на место.
Следующей поднялась его сестра — Рейна.
За ней потянулись остальные ученики, кто-то — бодро улыбаясь, кто-то — хмурясь. А кто-то — дрожа, словно заячий хвост, и это была я. Неизвестные свойства камня меня пугали, а ну как за попытку назваться чужим именем в мой лоб прилетит молния?
Но деваться было некуда, пришла и моя очередь. Ожидая худшего, я повторила слова клятвы, пробубнила имя и положила ладонь на булыжник. Пальцы обожгло болью, и на запястье зазолотился полукруг — знак Двериндариума. Он вспыхнул и погас, но я нутром чувствовала — обет связал меня навсегда.
— Клятва принята, госпожа Левингстон, — сказал наставник, потому что я продолжала стоять на подиуме и таращиться на свою руку.
Чуть ли не вприпрыжку я вернулась на свое место и увидела лист бумаги, лежащий на столе.
«Эта форма скрывает слишком многое, Ардена. А жаль…»
Строчки поплыли перед глазами. Я уставилась на белый лист, словно передо мной лежал ядовитый слизняк. Шею закололо — верный признак чужого пристального взгляда. Медленно повернулась и прищурилась. На меня с улыбкой смотрел светловолосый красавчик. В его левой мочке сверкнул зеленый камушек, вторя цвету глаз. Я вспомнила имя, которое он произнес, давая клятву — Альф Нордвиг, третий сын кого-то там и житель столицы. Ну и, судя по наглой улыбке — знакомый истинной Ардены, будь она неладна!
Альф поднял бровь и послал мне воздушный поцелуй. Я в ответ демонстративно разорвала его записку и отвернулась, успев увидеть, как парень нахмурился. Но я на него больше не смотрела, сосредоточив внимание на учениках.
Самыми родовитыми, как я и думала, оказались бесцветные близнецы. По значимости рода к ним приближалась темноволосая красавица Каприс-Ливентия Осхар, тот самый Альф-Стефан Нордвиг и… я.
Остальные ученики были попроще. Уже знакомый мне Итан Клейт — сын состоятельных, но неродовитых промышленников, Сильвия Уит — дочь известного кораблестроителя, остальные — дети богатых торговцев и промышленников.
Из общего ряда выбивались лишь двое.
Первая — худенькая девушка, больше похожая на испуганного воробья, Мелания Верес. Красивое имя — единственное, что досталось девушке от погибших родителей. Она выросла в монастыре Святой Ингрид — древней великомученицы, которой поклоняются за Перевалом. Монастырь и отправил девушку в Двериндариум. На миг я даже испытала что-то вроде уважения к монахам, позаботившимся о сироте.
Вторым был мрачный темноволосый гигант с вороньими глазами. Он оказался безродным жителем Эхверского Ущелья, где в каменных лесах добывали ценную руду. В этих местах проживали шахтеры, туда же ссылали на рудники неугодных и преступников. Темноволосая красавица Ливентия презрительно скривилась, когда парень хрипло пояснил:
— Ринг. Меня зовут Ринг. Только имя, потому что я сын ссыльного. У нас есть только имена.
— Отвратительно, — хмыкнула красавица Ливентия, блестя влажными карими глазами. У нее были изумительно длинные ресницы, в волосах синели лиловые прядки, а шею украшали ряды сапфиров. На нее хотелось любоваться, как на картину, вот только презрение на прекрасном личике портило впечатление.
— Откуда у сына преступника деньги на Двериндариум? Наверняка они тоже добыты нечестным путем! Наставник Бладвин, вы уверены, что подобное соседство… безопасно для нас?
Ринг на подиуме сжал огромные кулаки, с ненавистью глянул в сторону красавицы, отчего та отшатнулась. Выпрямившись в полный рост, этот парень оказался настоящим гигантом.
Серые старческие глаза наставника внезапно стали острее стекла.
— В Двериндариуме мы все равны, госпожа Осхар. Вам стоит это запомнить прежде, чем вы откроете Дверь в Мертвомир. Потому что там не имеет значения ваш род и ваше богатство. Ничего из этого вы не сможете взять, ступая за Дверь. И ничто из этого вам там не поможет. Садитесь, Ринг. Ваша клятва принята.
От слов наставника в лекторной повисла напряженная тишина. Сильвия — большеносая девушка с пушистой косой — подняла ладонь.
— Вы хотите сказать, что за Дверью опасно, наставник?
— Вы знали это и раньше. — Молодой старик обвел взглядом притихших учеников. — Дары надо заслужить. Иногда это бывает непросто. И наша задача вас подготовить. Поэтому возьмите чистый лист и начинайте записывать. Дары делятся на три категории. Дар Умения, Дар Знания и самый удивительный — Дар Преображения. Начнем с Даров Умения. Запишите…
Ученики ожили, придвинули к себе листы и взялись за перья. Скосив глаза, я заметила, что Альф снова меня рассматривает, но сделала вид, что не вижу его настойчивого внимания.
А потом наставник принялся сыпать сведениями, так что мне пришлось забыть обо всем и постараться ничего не упустить.
Показать оглавление

Комментариев: 2

Оставить комментарий

  1. Utiskek
    levitra gГ©nГ©rique levitra 20mg
  2. VlasovsPetr
    С радостью приветствуем вас! Делаем отличное предложение: самые лучшие прогоны "убийцы" для веб-сайтов ваших конкурентов. Стоимость: от 2 000 руб. - 100% эффект. Онлайн-сайты конкурентов "упадут". - Наибольшее число отрицательных фитбеков. - Наша специальная база - самые "убийственные" площадки из 10 000 000 онлайн-ресурсов (спамные, порно, вирусные и т.д.). Это действует бесперебойно. - Прогон производим сразу с 4 серверов. - Непрерывная отправка токсичных ссылок на электронный ящик. - Можем растянуть сколько угодно по времени. - Прогоняем с запрещёнными ключами. - При 2-х заказах - выгодные бонусы. Стоимость услуги 6000py. Полная отчётность. Оплата: Qiwi, Yandex.Money, Bitcoin, Visa, MasterCard... Телегрм: @xrumers Skype: xrumer.pro WhatsApp: +7(977)536-08-36 Только эти! А тАкож Работаем со Студиями!