Психопокер: практическая психология манипуляций

Дезориентирование

Бей собаку палкой, мори ее голодом, потом ласкай, подкармливай, снова бей и снова приручай подачками, и в конце концов она начнет проделывать любые фокусы.
Теодор Драйзер
Для того чтобы успешно вести манипулятивные игры, кукловоду нужна беспомощность, податливость жертвы. Если у человека изначально низкая самооценка, он подвержен внушению, то им легко управлять.
Но как быть, если объект воздействия оказался несговорчивым, проявляет излишнее упрямство и твердость характера? Тогда первым делом нужно выбить его из колеи, как-то лишить уверенности в себе. Добиться, чтобы он перестал доверять собственным суждениям.
Растерянный и дезориентированный человек с большей вероятностью станет прислушиваться к мнению тех людей, которые находятся рядом.

 

Постоянное стрессовое состояние
Людьми, находящимися в состоянии стресса, проще управлять. Они гораздо легче поддаются панике и выполняют требования манипулятора.
Искусственно создать такую стрессовую ситуацию проще простого. Для начала выбирается самый уязвимый человек. Тревожный. Легко теряющий голову. Не умеющий держать удар.
После этого жертву психологически ломают с помощью провокационных поступков, незаслуженных обвинений, гнусных намеков, резких, обидных фраз.
Уже сам факт такого возмутительного поведения говорит о том, что вы столкнулись с манипулятором. Все, что он делает, преследует единственную цель: вывести жертву из равновесия, подавить ее волю и спровоцировать на совершение каких-то конкретных действий.
Например, во время общего совещания начальник поднимает сотрудника, который отличается скромным, неконфликтным нравом, не умеет давать отпор обидчикам. А потом совершенно неожиданно обрушивает на него шквал яростных упреков.
Говорит о некомпетентности, лени, глупости. Обвиняет во всех мыслимых и немыслимых грехах. Человек, который абсолютно не ожидал подобной атаки, оказывается в полной прострации. Он дезориентирован, подавлен, морально растоптан. В этом состоянии его можно принудить к выполнению практически любых требований.
Вывод: чем более возмутительными вам кажутся чьи-то заявления, тем менее эмоционально надо на них реагировать. В ситуации, когда вас явно выводят из себя, действенным способом борьбы с провокациями становится полное игнорирование слов собеседника.
Помните: в тот момент, когда вы даете острую реакцию, манипулятор получает желанное преимущество. Он завладел вашим вниманием, создал ту самую ситуацию стресса, из которой вы будете стремиться выйти как можно скорее.
И он предоставит такую возможность, но только после того, как жертва согласится играть на его условиях. Можете не сомневаться, что для нее правила окажутся крайне невыгодными.

 

Унижение
Провокации, рассчитанные на унижение, заставляют человека почувствовать себя уязвимым, беспомощным. Сначала манипулятор пытается понять, готов ли этот человек к унижению вообще.
Когда нужная реакция получена, унижение продолжается, тогда цель манипулятора меняется. Он хочет понять, насколько готов человек выполнять все требования манипулятора в надежде, чтобы прекратились унижения.
Если в качестве жертвы оказывается человек, которого с детства приучили к унижениям, то он не умеет сопротивляться и защищать себя. Часто такой человек думает: если он даст манипулятору то, что от него просят, тот от него отстанет.
Идя навстречу, он погружает себя во все большее унижение, и это не заканчивается. Таким образом манипулятор чувствует свою власть и все сильнее контролирует человека, который теперь уже становится его «куклой».
Если не остановить этот порочный круг и продолжать подчиняться, то вслед за унижением могут последовать издевательства и даже избиения – здесь уже все будет зависеть от личности манипулятора.
Он может предъявлять нереальные требования, давать нелепые задания. Это психологически изнуряет человека и делает его податливым.
А начинается все со слов, которые кажутся вполне безобидными.
– Ну что сказать, допрыгалась! – говорят родственники выпускнице, у которой появились проблемы с учебой.
– Горло заболело? Молодец, – с обвиняющей интонацией выговаривает отец сыну.
– Сам виноват! – говорят подростку, который не может найти друзей.
В результате человек с еще не окрепшей психикой начинает брать вину на себя в любой другой ситуации. Он пытается сделать все, чтобы больше не получать негатива по отношению к себе.
Подобное реагирование на унижение становится поведенческой привычкой. Уже будучи взрослым, человек так реагирует на любое унижение, совершенно не задумываясь ни о смысле, ни о результате этих действий. Конечно, с помощью подчинения освободиться от унижения не получается, и психологическая травма становится глубже.
Именно такие люди в первую очередь становятся целью манипуляторов.

 

Требования без договоренности
Предположим, что некая семья собирается приобрести машину. Важный момент: деньги на эту покупку заработала жена. Автомобиль уже выбрали, осталось только закрыть вопросы с документами.
И тут муж говорит:
– Тебе не кажется, что получается как-то нечестно? Смотри, все наше имущество записано на тебя! Но мне ведь тоже должна принадлежать какая-то собственность. Я считаю, что эту машину надо оформить на мое имя!
Удивленная жена пытается уточнить: почему это так важно для супруга? В этот момент он начинает демонстративно уходить от ответа, менять тему разговора. Может сказать:
– Ничего особенного. Я не настаиваю. Я так просто поинтересовался. Не хочешь – как хочешь.
Казалось бы, вопрос закрыт. Однако после этого диалога муж начинает всячески подчеркивать свою обиду: отделываться невнятным бурчанием, играть в «молчанку», игнорировать просьбы и замечания супруги.
Получается, что сначала он недвусмысленно дал понять, чего хочет, и тут же стал уходить от взрослого разговора, избегать подробного обсуждения нюансов.
Чтобы получить моральное право требовать то, о чем не договаривались, муж примерил на себя роль жертвы, незаслуженно обиженного и оскорбленного человека.
Это может сработать, если его супруга – достаточно впечатлительная женщина, привыкшая уважать чужие чувства и сохранять мир в доме любой ценой.
Тогда она будет дезориентирована, вследствие чего ей обеспечено переживание из-за неприятного разговора, а демонстративное поведение мужа не даст ей об этом забыть.
Таким приемом часто пользуются манипуляторы, хорошо изучившие свою жертву. Они знают, как вызвать у нее чувство вины. И как на этом сыграть, чтобы добиться желаемого.

 

Смена правил игры
Казалось бы, к теме покупки автомобиля в семье больше не возвращаются. Чтобы сгладить конфликт, женщина может даже намекнуть, что она готова подумать над этим вопросом позже.
Жизнь тем временем идет своим чередом, супруги занимаются какими-то своими делами, решают текущие бытовые проблемы. К примеру, начинают ремонт на даче.
Муж закупает необходимые материалы, ищет работников, строит какие-то планы. Одновременно не упускает ни одного момента, чтобы подчеркнуть: дача по документам принадлежит жене. Их дом записан на нее. И все остальное имущество – тоже.
Кажется, что он уже не вспоминает про машину, но любое его замечание по-прежнему бьет в одну и ту же болевую точку. Упреки мужа абсолютно несправедливы.
Жена могла бы резонно возразить, что дом достался ей в наследство от родителей, поэтому супруг не имеет ни малейшего права обижаться или предъявлять какие-то претензии. Но чувство вины, если оно уже было вызвано, от этого никуда не пропадает. Словно тот самый разговор о праве собственности на машину все время прокручивается где-то на заднем плане.
Так что же получается? Муж по собственной инициативе изменил правила игры. Он говорит об одном, а подразумевает совсем другое. Проблема в том, что супруги не привыкли открыто и доверительно обсуждать свои разногласия, поэтому у них нет шансов договориться и погасить конфликт в зародыше.
Вместо откровенной беседы получаются два монолога: один – внутренний, с попытками оправдаться за несуществующие грехи, а второй – упрекающий, исподволь навязывающий чувство вины.
Понятно, что женщине хочется побыстрее уйти от этих разногласий, забыть о них. Но вот через некоторое время она вновь начинает обсуждать с мужем какие-то совместные дела. Например, благоустройство участка: строительство нового забора, планировку клумб, посадку фруктовых деревьев.
Муж поддерживает ее инициативу, но одновременно начинает вспоминать о своих недавних претензиях: «Конечно, я все готов сделать так, как ты хочешь. Хотя и не понимаю, зачем мне это надо. Ведь это все твое, я у тебя как наемный работник. Мне ничего не принадлежит, я нищий».
Со стороны хорошо видно, что он преувеличивает и прибедняется, ведь в реальности дела могут обстоять совсем по-другому. Но жена с каждым новым разговором о правах собственности все острее воспринимает любое слово, сказанное на эту тему. Женщина уже просто по привычке начинает ощущать свою вину – она пускает корни, укрепляется, разрастается, мучает и гнетет.
Супруга уже не думает о справедливости упреков или о том, как договориться ко всеобщему удовлетворению. У нее остается одно главное желание – избавиться от гнетущего чувства вины, которое ей навязал манипулятор, изображающий несчастного.
Наконец наступает момент, когда приходится принимать окончательное решение по поводу оформления автомобиля. Никаких новых разговоров на эту тему не было, ничьи интересы и доводы не рассматривались.
Женщина, уставшая жить в состоянии латентной войны, полностью капитулирует перед натиском манипулятора: она выполняет изначальные требования мужа и записывает машину на него. Хотя бы ради того, чтобы сохранить иллюзию мира и согласия в семье.
Нет смысла обсуждать, кто прав, а кто виноват в данной ситуации. Суть в другом: жена, поддавшись чужим правилам игры, может совершить поступок, о котором будет жалеть в дальнейшем.
И вовсе не по каким-то меркантильным причинам. Просто жертва манипуляции неизбежно запомнит, что ее достаточно грубо вынудили отказаться от собственных планов, проигнорировали ее интересы.
Велика вероятность, что теперь именно у жены появится обида – возможно, смутная, неосознанная, но способная день за днем углублять трещину в отношениях. Но в рамках достижения манипулятивной цели это уже неважно: игру выиграл муж.
Что интересно: при разумном обсуждении всех «за» и «против» в ходе полноправного и доверительного диалога супруг имел большие шансы достичь желаемой цели.
Но манипулятор не способен открыто отстаивать свою позицию, поэтому предпочитает вести игру. В итоге он сам, как и его жертва, оказывается среди проигравших – за свою сиюминутную победу он платит ухудшением и охлаждением дальнейших отношений.
Его поведение имеет отрицательные последствия в долгосрочной перспективе. Если же манипулятор не строит дальнейшие планы в отношениях с жертвой, то такое охлаждение ему безразлично.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. PhillipTeS
    Trực Tiếp đá Bóng Hôm Nay, Link Coi Trực Tuyến Video Clip Tình Huốnglịch thi đấu champions leagueReal có liên tục hai bàn ở những phút cuối nhưng không thể lộn ngược tình thế bên trên bảng xếp thứ hạng. Dù 2 trận đấu này diễn ra trên sảnh trung lập trên UAE, luật bàn thắng sân quý khách hàng vẫn được được áp dụng. Theo thông tin của UEFA, các trận đấu sẽ diễn ra tập trung chuyên sâu ở thành phố Hồ Chí Minh Lisbon (Bồ Đào Nha).