Искажающие реальность-7 ир-7

Глава двадцать шестая. Зал Страха

Сюда война уже не докатилась. Не было следов боёв, расположенные за силовым полем сотни комнат для проживания обслуги и защитников храма сохранились нетронутыми. Мастерские, склады, фермы по выращиванию всевозможных растений и разведению каких-то мелких похожих на опарыша личинок, которые шли на корм более крупным домашним животным. Жилые корпуса, электростанция, зал для общих собраний, зал дальней связи, стрельбище и арена для тренировок. Настоящий подлёдный город с производством всего необходимого. Причём тут была создана пригодная для дыхания атмосфера, выравнена гравитация, и была «зелёная» зона. Подозреваю, именно возможность возрождения обеспечивала защитникам ледяного храма подавляющее преимущество перед любыми вторгшимися на Ун-Тау захватчиками. Конечно, это было опасно и превращалось в смертельную ловушку, если атакующим всё же удастся захватить подлёдный город, но тем яростнее мелеефаты должны были защищать свой храм.

– Все проживающие тут отреклись от прошлой жизни и посвятили себя Ун-Тау, – объяснил нам восьмилапый «экскурсовод», указывая конечностями на многочисленных снующих повсюду сородичей. – Щедрые пожертвования от паломников и гнёзд ренегатов позволяют содержать это поселение, и мы не испытываем потребности ни в чём. Та флотилия звездолётов, которую вы видели в космосе, также была куплена на пожертвования храму и принадлежит Ун-Тау.

Мы прошли громадную мастерскую, или скорее даже полноценный завод, в котором команды Механиков трудились над восстановлением разбитой техники. Мелеефаты провожали нашу группу удивлёнными взглядами – явно представителей расы людей в этом месте видели нечасто, если вообще хоть раз видели, – но никто и не думал останавливать нас.

Известность повышена до 127.

В какой-то момент наш провожатый замедлил шаг, прижал суставчатую лапу к шлему и повернул подвижные глаза в мою сторону.

– Кунг Комар, поступило сообщение от некой герд Руаны Локи. Она представляет свору мелеефатов, хотя и человек по расе. Ты знаешь такую?

Я подтвердил, что знаком с представительницей кронга Лаа, и сразу поинтересовался, чего хочет эта женщина?

– Она просит кунг Комара подождать её на комете Ун-Тау и заверяет, что успеет прибыть сюда за пять умми.

Вот же чёрт! Я-то надеялся, что мне удалось избавиться от общества этой прилипчивой наблюдательницы. Сказать ей, что у меня нет времени, и я срочно куда-то спешу? Так ведь герд Руана Локи легко проверит мои слова, к тому же такое моё поведение будет выглядеть сильно подозрительным, особенно после «случайной» смерти женщина-психолога на борту моего фрегата. Ссориться сейчас с мелеефатами и срывать заключённые с защитниками храма договорённости было совсем не с руки. Особенно в момент, когда мой фрегат «Паладин Тамара» стоит на Ун-Тау и уязвим, а я сам нахожусь на территории потенциального противника. Пришлось пообещать, что я дождусь наблюдательницу кронга Лаа.

В случившемся я нашёл и положительные моменты. Будет достаточно времени бойцам Армии Земли подобрать свою разбитую технику, а мне изучить обломки разбросанных по комете звездолётов. К тому же я давно планировал обратиться с большой речью к жителям магократического мира, а лучшей площадки для этого, чем место первого триумфа Армии Земли, трудно было даже представить. Пусть все видят, что кунг Земли находится вместе со своей армией и принимает самое активное участие в происходящем.

Мы прошли сквозь защитное поле, и «зелёная зона» сразу закончилась. Снова начались прорубленные во льду коридоры, затем был спуск ещё глубже. Никакого освещения тут не имелось, так что что все члены группы включили фонари. Но вот вдали показалось голубоватое свечение, и вскоре мы подошли к фосфоресцирующей надписи на ледяной стене.

– Тут сказано: «Запрещается отделяться от группы. Оружие разрядить, поставить на предохранитель и убрать в инвентарь. Смертельно опасно!», – перевела герд Айни.

Увидев наш интерес к предупреждающей надписи, проводник пояснил:

– Впереди Зал Страха. Там паломники могут столкнуться лицом-к-лицу с главным страхом своей жизни. Реакция на посетившее видение бывала разной. Кто-то умирал на месте, не выдержав навалившегося ужаса. Кто-то начинал беспорядочно палить во всё вокруг, даже в своих друзей. Кто-то впадал в неконтролируемую панику и убегал в лабиринт тёмных туннелей, ведущих к центру ядра кометы. Не всех потом удавалось своевременно найти и спасти до окончания запаса воздуха.

Кстати, насчёт воздуха… Я с тревогой посмотрел на показатель барометра. Ещё на три часа. Но это в доспехе Слышащего, а в нём запас воздуха был почти вдвое больший, чем в скафандрах моих спутников. Это значило, что у моих друзей уже совсем немного. На час с небольшим, едва хватит на возвращение к кораблю по всем подлёдным коридорам и завалам разбитой техники. Но почему лэнг Оваз Ушш не предупредил нас об этой проблеме? Мы бы закачали воздух в баллоны в «зелёной зоне» и не беспокоились бы о том, что кислорода не хватит. Сейчас же нужно было торопиться, и я скомандовал идти вперёд.

Зал Страха отличался от виденного нами ранее Зала Предвидения. Тут не было ни металлической колонны с надписями, ни резьбы на стенах, не было даже прожекторов. Единственная тусклая красноватая лампа в центре круглой комнаты – вот и вся, так сказать, обстановка святилища. И несколько расходящихся в разные стороны уходящих вглубь ледяной кометы совершенно чёрных коридоров…

Мы остановились шагах в тридцати от источника света, не решаясь двигаться дальше. Признаться, было несколько боязно. К тому же лэнг Оваз Ушш объявил, что видение не случится, если идти в ярком свете. Только в полутьме по одному с выключенным фонарём неторопливо подходить к источнику освещения и надеяться, что снизойдёт внезапное озарение.

– Я пойду первой! – удивила меня, да и всех остальных тоже, герд Айни. – У миелонцев своя культура, в которой нет места подобным суевериям. На меня все эти «откровения» и «подарки от Вселенной» не действуют, да и не верю я во все эти сказки. Так что я не боюсь!

Не боится? Ну, это она могла рассказывать другим, а я-то прекрасно чувствовал эмоциональный фон своей хвостатой подруги. Коленки у неё тряслись, да ещё как! Не настолько сильно, как при встрече со «вселенским злом», но мандраж чувствовался. А ещё, хоть герд Айни ни за что бы в этом ни призналась, миелонку задевало и расстраивало то обстоятельство, что она единственная из нашей группы ни разу не получила послание от Вселенной.

– Я не должна бояться. Страх – убийца разума. Страх – это малая смерть… – послышался в наушниках знакомый текст.

Надо же, запомнила слова. Кстати, если бы НПС-дриада Нефертити уже закончила работу над парными клинками, боялась бы герд Айни Ури-Миайуу или нет? И случается ли вообще откровение от Вселенной в Зале Страха, если у персонажа полный иммунитет к страху?

Я не успел обдумать эту мысль, потому как, не дойдя шагов пяти до красной лампы, миелонка вдруг истерично завизжала и бросилась бежать подальше в темноту, даже использовала быстрое перемещение. Стоять, Мурка! Я был готов к подобному поведению пугливой «кошечки» и среагировал моментально, захватив разум герд Айни.

Навык Псионика повышен до сто пятьдесят третьего уровня!

Безвольным зомби Переводчица вышла из тёмного коридора и на нетвёрдых лапах направилась обратно к остальной группе. Где-то на середине пути Айни сумела перебороть страх и пришла в себя. Осмотрелась и, жутко стесняясь и опустив мордашку в пол, стала передвигаться уже самостоятельно. Гордой миелонке было ужасно стыдно за продемонстрированный при посторонних страх. А ещё… я не стал комментировать это, но почему-то знал, что в скафандре миелонки хлюпало.

– Она обмочилась от страха! – в переданном герд Соей-Тан ментальном сообщении чувствовалось откровенное веселье маленькой волшебницы.

– У всякого свои слабости, так что не вздумай рассказывать про этот конфуз герд Айни кому-либо. Отчислю из команды и отправлю на Землю! И вообще посмотрим, как ты сама справишься со своим страхом.

Имран крепко ухватился за рукав скафандра подошедшей миелонки, хотя необходимости в этом уже не было. Не поднимая головы и по-прежнему глядя в ледяной пол, Переводчица призналась.

– Капитан Комар, я увидела страшное. Мятеж сторонников принца Гуго, поднятый одновременно в полутора тысячах звёздных систем триллов! Я не знаю, когда это случится, но мятеж неизбежен. Армия, по большей части, перейдёт на сторону бунтовщиков. Гражданская война. Резня повсюду в королевстве триллов, мятежники будут убивать «лоялистов», а сторонники законной власти безжалостно казнить всех восставших. И кровавый принц не забыл, кому обязан своим унижением и страданием. Если герд Гуго победит в гражданской войне, тебе не жить! Новый правитель триллов приложит все силы, чтобы найти и убить тебя, капитан Комар, предварительно выпытав способ управления древней лабораторией. Мне же в планах этого кровавого маньяка уготована участь живой игрушки. Которую он хочет оставить при себе, чтобы всласть наиграться, наслаждаясь моими болью, страхом и отчаянием. Принц Гуго уже даже составил для меня список из семи тысяч пыток и унижений, а также их расписание на десять тонгов вперёд. И постоянно пополняет этот список, придумывая всё новые и новые садистские эксперименты. Он будет жестоко убивать меня и ждать моего возрождения, убивать и возрождать, и так бесконечно много раз. А потом, когда игрушка надоест, он хочет отрезать мою голову и пришить к телу робота-андроида, чтобы я бегала на металлических лапках рядом с хозяином и вечно служила ему Переводчицей…

Жесть… Соглашусь, что тут было из-за чего испугаться. Даже насмехавшаяся над миелонкой герд Соя-Тан и то стояла с расширенными от ужаса глазами. Я щедро влил Очки Магии и постарался успокоить свою милую спутницу. Сказал, что она увидела лишь одну из линий вероятного будущего, которая вполне может и не случиться. Особенное если мы предупредим правителя трилла о коварных планах его родственника, и мятеж принца не состоится. Добавил, что в вопросе линий вероятного будущего слегка разбираюсь, поскольку у меня уже имеется определённый опыт исправления наихудших вариантов. И что у меня на примете есть талантливый Маг-Прорицатель, который сможет подсказать, как избежать описанных жутких событий.

Не знаю уж, магия ли подействовала или мои слова, но миелонка перестала дрожать и постепенно успокоилась. Однако после случившегося с герд Айни у остальных возникла заминка. Кому следующему идти в Зал Страха? И тут решительно шагнул вперёд герд Имран, направившись к красному фонарю. Неторопливо подошёл, даже дотронулся до красной лампы. Пожал плечами и вернулся к остальным.

– Я мало чего боюсь в этой жизни и, видимо, меня трудно напугать.

Следующим пошёл я, предварительно передав свой Аннигилятор Гладиатору. Не то, чтобы я опасался потерять контроль над собой, но просто на всякий случай.

Кстати, а чего я вообще боюсь? Именно об этом я размышлял по пути к единственному источнику света в Зале Страха. Кто-то боится потерять родителей или близких родственников, но для меня все эти переживания остались уже в далёком прошлом. Не боялся я ни школьных хулиганов, ни темноты, ни высоты, ни врача-стоматолога. Да и вообще в реальном мире меня едва ли могло что-либо напугать. А вот здесь в игре? «Воплощение вселенского зла» я не боялся, в отличие от своей хвостатой спутницы. Я уже встречался лицом-к-лицу с герд Гуго и победил его. Космических пиратов тоже не боялся. Сейчас у меня уже была такая Известность и Авторитет, что пираты сами меня опасались. Тогда что? Тревога за будущее человечества? Да, она безусловно присутствовала, но была обобщённой и неконкретной, вовсе не сформированной в нечто конкретное и жуткое. Тогда что выходит? Я ничего не боюсь?

Но оказалось, что это совсем не так.

С Аннигилятором в руках я медленно и осторожно шёл по коридору древнего звездолёта. Чем-то обстановка напоминала древнюю мобильную лабораторию реликтов. Да, точно. На стенах имелись надписи на языке этой древней расы. Я внутри корабля иерарха! И вон впереди зал с темпоральными капсулами, который и был конечной точкой моего маршрута. Капсул тут было много, штук тридцать, но большая часть из них стояла открытыми. Лишь восемь из них использовались, в них своего часа дожидались выпавшие из времени представители древней расы. И вот она, капсула иерарха, спасти которого приказала мне Пирамида.

Я приказал Валери и Сое-Тан подкачивать меня силой, а остальным спутникам держать оружие наготове и сразу же пустить его в ход, если древний правитель окажется настроен агрессивно. После чего нажал на панели кнопку, открывающую темпоральную капсулу.

Всё произошло в секунду. На нашу группу обрушился такой поток жути, темноты и силы, что я закричал от нестерпимой боли, а все мои спутники мгновенно рухнули замертво. Сам я прожил на секунду дольше и даже попытался воспользоваться Аннигилятором, но оружие не выстрелило. Мой доспех Слышащего заблокировал Аннигилятор, не позволив выстрелить в иерарха! – успел подумать я и умер. Через минуту мобильная лаборатория, принявшая нового хозяина, вытолкала из-под искажающего щита чужеродную фрегат-спарку прямо под смертоносные орудия древнего крейсера иерарха…

Усилено благословение неизвестной природы. Сила всех псионических навыков увеличена на двадцать один процент. Срок эффекта 10 тонгов либо до первой смерти персонажа.

Внимание!!! У вашего персонажа недостаточна характеристика Интеллект для понимания происходящих процессов.

Навык Ментальная Сила повышен до сто пятьдесят третьего уровня!

Навык Ментальная Сила повышен до сто пятьдесят четвёртого уровня!

Навык Обучение повышен до пятьдесят пятого уровня!

Получен сто двадцать второй уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков (суммарно накоплено шесть очков).

Я открыл глаза и снова заметил светящуюся нить энергии. На этот шла она правильно, как раз в центр Зала Страха. И исчезла через долю секунды, хотя этому я уже не удивился.

Вот это меня накрыло видением! Сердечко испуганно стучало в груди, дыхание было частым, словно после быстрого бега. Но я не умчался в темноту, не упал и не заорал, сохранив достоинство перед глазами своих спутников. И даже нашёл в себе силы низко поклониться темноте за весьма полезное предсказание. Я ведь действительно мог припереться к камере иерарха и попытаться поговорить с правителем древней расы. Что ж, буду знать, что это глупая затея, и при встрече с древним существом не помогут ни магическая связка, ни оружие, ни все мои навыки. Да и то, что доспех Слышащего, к которому я настолько привык, что ощущал второй кожей, предаст меня в критической ситуации и выступит на стороне правителя реликтов, было полезной информацией.

Я вернулся к друзьям и сообщил, что увидел свой главный страх и сумел пройти сквозь него. Принял из рук телохранителя Аннигилятор и убрал оружие. А между тем герд Соя-Тан уже шла к центру Зала Страха. Постояла секунд двадцать перед красной лампой, после чего спокойно развернулась и неторопливым шагом подошла к остальным. Видения не случилось? Но первые же слова маленькой волшебницы опровергли это предположение.

– Её зовут Флора ройл Унатари. Ту, с которой мне предстоит сразиться насмерть. Ей двадцать лет, она родная сестра Белой Королевы и ученица Красной Королевы *. Была жестоко искалечена своей суровой наставницей, но сумела выжить и частично восстановить своё тело. Личный маг-псионик императора Георга Первого, сильнейшая Ищущая Правду во всей Империи и Мастер, пресекающий ненужные жизни. Получила от самого Императора право убивать без суда и следствия всех, кого посчитает представляющими угрозу Георгу Первому. Умеет читать мысли, как и я. Но в отличие от меня специализируется не в стихии огня, а в магии смерти. Коронный удар – остановка сердца противника. Если понять, как защититься от этой атаки, то пожалуй я могла бы с ней потягаться. А ещё Флора ройл Унатари знает, что я иду к ней, и готовится к этой встрече. И предупредила, что бой должен проходить один на один. Ты не помогаешь мне, она не пользуется подпиткой своих миньонов. Также Флора ройл Унатари заверила, что не испытывает ко мне никакой ненависти, но порядок есть порядок, и потому она обязана меня убить.

* Все описанные персонажи являются героями серии романов «Защита Периметра» автора Михаила Атаманова.

Я помолчал, переваривая сказанное. Серьёзная вырисовывалась противница. Слишком сильная для своих двадцати лет. Должно было произойти нечто невероятное, чтобы девушка набралась такой мощи. Чтению мыслей я не удивлялся, среди волшебников-псиоников это было распространённое умение. Но вот магия смерти и остановка сердца? Да, тут нужно было хорошенько подумать. А между тем герд Соя-Тан заявила, что собирается идти дальше вглубь кометы, в Зал Смерти.

– Мне очень нужно усиление, чтобы справиться с опасной противницей, – объяснила она своё странное намерение. – Каждое посетившее меня видение усиливает мои магические способности, и как же досадно, что во втором зале этого не случилось! Так что выбирать не приходится, нужно идти в Зал Смерти. Заодно и узнаю, каким образом я умру. Интересно ведь!

Я лишь покачал головой, не соглашаясь со словами малявки. Уж чего-чего, но знать обстоятельства своей смерти я бы ни за что не желал. Но конечно вызвался сопровождать спутницу по этим тёмным ледяным коридорам, тем более что лэнг Оваз Ушш заверил нас, что идти осталось совсем недалеко, шагов пятьсот.

* * *

Собственно, даже залом увиденное нельзя было назвать. Просто коридор резко закончился, и дальнейший путь преграждала широкая трещина во льду. Желающим получить откровение Вселенной требовалось спускаться глубже в темноту по вырубленным во льду узеньким ступенькам. Сопровождающим же рекомендовалось ждать тут, на краю провала. Я осторожно заглянул через край и увидел внизу небольшой едва освещённый карниз над километровой глубины тёмным провалом. Именно на той площадке паломникам предлагалось получить столь неоднозначный подарок Вселенной.

Герд Соя-Тан оказалась единственной во всей группе, кто пожелал идти вниз по опасной лесенке над обрывом. И хотя разбиться при падении в условиях столь неизкой гравитации едва ли было возможно, особенно с учётом того, что мы уже находились близко к центру масс кометы, но всё равно провалиться в километровой глубины трещину без возможности выбраться обратно было неприятной перспективой.

Но смелая девчонка достаточно бодро спустилась цепочкой ледяных ступенек, вышла на нужную площадку и с минуту походила там в ожидании нашествия озарения. Я уж было снова подумал, что ничего не произойдёт, как вдруг герд Соя-Тан резко сложилась пополам, а затем и вовсе опустилась на колени. Девчонку скрутило сильнейшим приступом тошноты. Эээ… Блевать в скафандре? Мягко говоря, плохая затея. Но видимо пришедшие тяжелые знания по-другому перенести было нельзя.

Выворачивало наизнанку нашу спутницу ещё долго. Мы терпеливо ждали, лишь изредка с тревогой посматривая на показатели давления в кислородных баллонах. Лишь через несколько минут герд Соя-Тан остановилась, на четвереньках доползла до лестницы и попросила кого-либо спуститься и помочь ей, поскольку сил у неё не осталось даже просто стоять на ногах. Я сам кинулся помочь малышке и взял девчонку на руки. Её шлем был измазан изнутри, а лицо девочки всё зеленое.

– А я ещё смеялась над Айни… – едва слышно проговорила маленькая волшебница и невесело усмехнулась. – Ты был прав… капитан Комар… не нужно было туда ходить. Это плохие знания…

После чего герд Соя-Тан потеряла сознание.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий