Искажающие реальность-7 ир-7

Глава двенадцатая. Срочная доставка

– Я ей не доверяю! – шепнула мне миелонка, как только герд Руана Локи попросила нас немного подождать и отошла вперёд договориться с охранниками ангара катеров.

– Я тоже. Эта женщина фанатично предана своре, и все её действия направлены на помощь своим хозяевам. Но пока что герд Руана нам нужна, и плюсы от её присутствия перевешивают минусы. В любом случае будем за ней присматривать.

Наша провожатая вернулась несколько расстроенная с сообщением, что нужен совсем другой ангар, поскольку именно туда мелеефаты перегнали катер с «Паладина Тамары», который и должен будет доставить нашу группу на фрегат. Вот только добираться туда придётся через весь многокилометровой длины линкор.

– Цените уровень доверия, кунг Комар. Для прохода во внутренние помещения флагмана нужен уровень допуска Ро-III, не у каждого офицера космофлота своры такой есть. Но вас с миелонкой пропустят.

С этими словами Психолог достала из инвентаря и нацепила на правый рукав лёгкого скафандра жёлто-красную ленту с россыпью мелких красных кристалликов на ней, образующих непонятный сложный иероглиф. Глаза миелонки расширились от удивления, и на мой невысказанный вслух вопрос Переводчица пояснила.

– Это знак «Комишо», он полагается офицерам разведки или дипломатического корпуса высокого ранга вассальных рас своры мелеефатов. Не совсем точная аналогия, но примерно соответствует чину полковника в принятых на Земле воинских званиях. Но если я правильно помню связанные с ношением знака «Комишо» ограничениями, герд Руана не имеет права носить и использовать оружие. Вообще никакое. Даже обычный нож. И не может отдавать приказы бойцам. Только наблюдать и передавать информацию наверх тем аналитикам, которые уполномочены её обрабатывать.

– Да, это так, – трелью на языке своры герд Руана продемонстрировала, что и миелонский язык ей также знаком. – Я лишь наблюдатель, а не боец и не командир. Но наблюдатель действительно высокого ранга. Если говорить начистоту, то во всей Семнадцатой Флотилии по пальцам одной руки можно пересчитать мелеефатов, превосходящих меня по званию. Остальные обязаны даже ценой своей жизни защищать меня и всячески содействовать во всех вопросах. Вот, кстати, и запрошенная мной поддержка.

Топать на своих двоих по бесконечным коридорам военного корабля не пришлось. Восьминогий боец пригнал к нам лёгкий флайер, рассчитанный для двух мелеефатов. Или на двух людей и одну миелонку. Мы с герд Айни заняли второй ряд, герд Руана же села на место водителя, ввела на пульте флайера конечную точку маршрута и откинулась на спинку, предоставив автоматике самой вести летающую машину. Флайер рванул с места со скоростью гоночного болида, меня вдавило в кресло. Замелькали коридоры и залы, бронированные переборки автоматически открывались перед нами буквально в последние доли секунды перед столкновением. Мелькали едва успевшие шарахнуться в сторону восьминогие бойцы, свет сменял тьму, залы, коридоры, ангары десантной бронетехники, снова коридоры…

Навык Картография повышен до девяносто третьего уровня!

Навык Зоркий Глаз повышен до сто тринадцатого уровня!

Мне пришлось обеими руками схватиться за поручни, чтобы не вылететь на виражах. Миелонка тоже чувствовала себя неуютно и вцепилась в меня, стиснув зубы до хруста, чтобы ненароком не заверещать и не уронить свой Авторитет при посторонней. Подозреваю, что такая скорость летательного аппарата была выбрана герд Руаной специально, с целью не дать чужакам увидеть что-либо ценное или даже секретное на флагмане флотилии. В таких условиях недавние слова Психолога про «оказанное мне доверие» казались не совсем уместными. Но зато уже через полторы минуты флайер резко затормозил и тихо опустился на пол в двух метрах от хорошо знакомого мне катера с «Паладина Тамары».

Мы пересели, и дальше я повёл уже сам, благо силовое поле ангара челноков отключилось, а характерные очертания фрегата-спарки невозможно было спутать ни с чем даже с большого расстояния. Несколько странно было видеть, что возле моего фрегата накручивали витки перехватчики клоопов. Но агрессивных действий они не проявляли, лишь демонстрировали присутствие, так что я решил их попросту игнорировать.

Навык Управление Механизмами повышен до сто девятнадцатого уровня!

Навык Телекинез повышен до шестьдесят третьего уровня!

Я тоже не притрагивался к штурвалу и, кажется, герд Руана даже не поняла, что управляет катером вовсе не автоматика. Уже через три минуты наш летательный аппарат подошёл к фрегату и был подцеплен гравитационным захватом. Встречавший нас Суперкарго гэкхо Аван Той аж застыл с открытым ртом, увидев на борту представительницу своры мелеефатов. Чтобы не объяснять каждому члену команды по-отдельности, я активировал громкую связь.

– Внимание, экипаж! У нас пассажир! Герд Руана Локи, Психолог по классу и наблюдатель от своры мелеефатов. Её присутствие на борту важно для подтверждения нашей нейтральности, к тому же герд Руана помогла уладить вопросы, связанные с событиями на станции. С нами наблюдатель побудет пару-тройку рейсов. Статус «гость капитана». Герд Руана понимает язык гэкхо и миелонцев, но оставляет за собой право не отвечать на этих языках. Работой её не загружать, накормить, обеспечить заселение. Тини, воровские навыки на ней не тренировать! Всё равно ничего ценного у гостьи нет, я проверил сканированием. Мелкая, в мыслях гостьи не копаться! Других ограничений нет, с гостьей можно и даже нужно общаться. Рассчитываю на ваше доброе к ней отношение.

Насколько я понял, бегло считав эмоциональный фон членов команды, негатива такое сообщение не вызвало. Психолог же что-то произнесла, и герд Айни тут же перевела.

– Герд Руана говорит, что её можно привлекать к работам. Да и вообще она бы хотела войти в состав экипажа, с официально заключённым контрактом на три или пять полётов.

– Отказ. У меня собрались лучшие из лучших, и право войти в состав «команды Комара» ещё нужно заслужить.

Я передал гостью на попечение подошедшей помощнице герд Улине Тар, после чего выслушал доклад Суперкарго Аван Тоя о том, что контейнеры для срочной доставки размещены в грузовом отсеке, отцентрированы и надёжно закреплены.

– Капитан, поверь моему опыту, это какие-то беспредельщики или контрабандисты, – проговорил Суперкарго негромко, активируя планшет и тыча когтем в строки. – В грузовой ведомости указаны две автоматические фабрики, а по факту установка вертикального разрыва пластов, глубинные роботы-сапёры и взрывчатки на несколько мегатонн. Никто из настоящих хозяев месторождения не станет так добывать ценные ресурсы. Только беспредельщики, которые хотят быстро сорвать куш и слинять до появления настоящих хозяев.

– Вот именно что их цель – сработать максимально быстро и собрать всё, что успеют погрузить. Система GF-111K со дня на день попадёт в зону военных действий с композитом, и все оставшиеся в недрах ценности достанутся уже захватчикам из другой галактики. Вот потому владельцы месторождения и спешат. И мы тоже спешим сдать груз, а затем успеть убраться из опасной зоны.

Тучный Суперкарго задумчиво почесал затылок. Такой вариант ему в голову действительно не приходил. Я же одобряюще похлопал гэкхо по плечу и направился на капитанский мостик. Меня интересовали перехватчики клоопов, демонстрирующие повышенное внимание к моему звездолёту. Навигатор Аюх пояснил происходящее:

– Капитан Комар, от диспетчеров станции пришло сообщение. От нас требуют снова войти в док. Капитан контейнеровоза «Удур Вайе» подал на нас в суд из-за событий в ресторане «Голубое Светило». Слушания назначены на послезавтра, и местные власти требуют личного присутствия Свободного Капитана кунг Комара. Даже послали перехватчики, чтобы ответчик не вздумал удрать и уклониться от судебного заседания.

Да они совсем охренели?! У меня контракт на срочную доставку оборудования для буровых, и через десять умми я должен быть в системе GF-111K, чтобы не попасть в «чёрный список» ненадёжных исполнителей! Похоже, прямо сейчас и узнаю, чего стоят слова наблюдательницы своры о её высоком статусе и больших возможностях…

– Разве мы обязаны потакать прихотям всяких посторонних? Аюх, ты же уже рассчитал маршрут до цели?

– Конечно, капитан. Далековато, правда, восемь умми полёта. Но успеваем к сроку.

– Вот и отлично! Дмитрий Желтов, курс на систему GF-111K. Разгон перед гиперпространственным прыжком. – Я снова включил громкую связь. – Бортовые Стрелки, к орудиям! Взять на прицел перехватчики клоопов. Огонь не открывать, просто демонстрировать готовность к бою.

После этого я активировал систему связи и объявил диспетчерам и всем остальным, наблюдающим за моим звездолётом.

– Говорит Свободный Капитан кунг Комар. На команду идти в док ответ отрицательный. Выполняю задание находящегося на борту представителя кронга Лаа. Капитану контейнеровоза «Удур Вайе» прошу передать «иди ты на хер» и совет никогда не попадаться мне на звёздных трассах.

Мой фрегат пришёл в движение, работая маневровыми двигателями и разворачиваясь в сторону далёкой системы GF-111K. Следом включился маршевый двигатель. Любому наблюдателю уже стало бы понятно, что фрегат «Паладин Тамара» действительно не собирается выполнять распоряжения клоопов-диспетчеров и направляется вовсе не в сторону ближайшей космической станции. Я сидел в полной готовности, в любой момент ожидая агрессивных действий со стороны клоопских перехватчиков и собираясь в этом случае сразу же применить боевую электронику фрегата и отдать команду Бортовым Стрелкам на уничтожение врагов. Однако время шло, но ни один из четырёх перехватчиков так и не активировал стазисную сетку или дизраптор, никто даже не попытался навести на мой корабль свои пушки. Нас действительно отпускали. И это было странно, поскольку проявленное чужим звездолётом и оставшееся безнаказанным демонстративное непослушание однозначно должно было уронить Авторитет местных властей.

ВНИМАНИЕ!!! Невыполнение требований властей! Рейтинг опасности капитана корабля Свободного Капитана кунг Комара повышен до третьего уровня.

ВНИМАНИЕ!!! Властями звёздной системы Серпея Свободный Капитан кунг Комар объявлен персоной нон-грата. Вам даётся два умми на то, чтобы покинуть звёздную систему Серпея.

ВНИМАНИЕ!!! За голову Свободного Капитана кунг Комара назначена награда в два миллиона кристаллов гэкхо.

Известность повышена до 117.

Известность повышена до 118.

Похоже, это всё, на что были способны мои недруги – беситься от бессильной злобы и вредить мне таким вот способом. Два миллиона кристаллов? Дёшево же они ценят меня! Да и статус «персоны нон-грата», подозреваю, уйдёт сразу же после смены власти у клоопов. В любом случае мне тут больше нечего было делать.

– Уходим в прыжок! – скомандовал я, и в ту же секунду звёзды сместились, космос свернулся в яркий туннель.

Новые власти Серпеи действительно не решились связываться с наблюдателем своры мелеефатов и кусать руку, которая их кормит и охраняет. Лишь демонстративно показали своё недовольство мной, но мне от их негодования было ни холодно ни жарко.

* * *

Я обедал в кают-компании фрегата за одним столиком с Бардом Василием Андреевичем Филипповым и Пилотом Звездолёта Дмитрием Желтовым. Сегодня Повара-Ассасина потянуло на эксперименты, и Амати-Кусь Уршшш приготовила «земные деликатесы», как с нескрываемой гордостью сообщила мне, накрывая на стол. Я поблагодарил шестилапую девушку за заботу, хотя что-то с трудом угадывал в ворохе политых клейким прозрачным соусом фиолетовых водорослей или в запечённом полуметровом трилобите какое-либо сходство с известными мне блюдами родной планеты. Но всё оказалось съедобно и даже на удивление вкусно, причём миелонцы с гэкхо за соседними столиками также уплетали «земные деликатесы» за обе щёки и хвалили стряпню Амати-Кусь.

– Ну, мужики, давайте по чуть-чуть для восстановления нервов после Серпеи, – Бард достал из своего инвентаря бутылку «приготовленной по исконным технологиям» и разлил по пятьдесят граммов.

Я не возражал, да и Пилот Звездолёта тоже уже сменился после вахты и мог себе позволить слегка расслабиться.

– Слышал, Комар, наших всё-таки кинули на комету Ун-Тау, как ты и говорил, – поделился Василий Филиппов новостями из-под «Купола». – Умми назад высадка прошла. Если то вообще можно назвать «высадкой», скорее там уместен термин «крушение» или «катастрофа». Один большой десантный корабль гэкхо система противокосмической обороны мелеефатов ещё на подлёте вдребезги разнесла, два других плюхнулись на поверхность кометы без щитов и объятые пламенем, так что взлететь обратно вряд ли уже смогут. Десант выгрузился в условиях жёсткого обстрела и ценой огромных потерь пробился к многоэтажному подземному комплексу. Вроде говорят, какое-то важное святилище пауков.

– Ещё бы не важное! – фыркнул я насмешливо, поражаясь неосведомлённости участников операции. – Место зарождения жизни во Вселенной. По крайней мере, к такому выводу несколько столетий назад пришли учёные мелеефатов. Для ренегатов многих гнёзд вырубленный во льдах кометы Ун-Тау храм – главная святыня. К тому же там место силы, где на Псиоников находит озарение, и просыпаются ранее скрытые возможности разума. Все политические лидеры мелеефатов в обязательном порядке посещают храм на Ун-Тау, без такого паломничества лидер считается «неполноценным». Так что за эту святыню свора будет биться отчаянно, не щадя ни себя, ни врагов.

Я подставил свой стакан разливающему вторую порцию военному.

– Да, похоже на то, – продолжил Василий Андреевич. – Говорят, там сущий ад творится. Всё кишмя кишит пауками, бойцы Армии Земли ценой сотен и тысяч жизней оплачивают каждый захваченный коридор. Одно хорошо – тяжёлое вооружение и ядерные боеприпасы мелеефаты в святилище не используют. Но и без этого наши мрут словно мухи. Любая дыра в скафандре и всё, отправляйся на респ. Хорошо, если двое суток десант сможет удерживать позиции. А возродившихся гэкхо снова комплектуют в отряды и готовят на отправку туда же на ледяную комету.

– Да, жёстко… Но насколько понимаю, задача Армии Земли не захватить святыню, это едва ли возможно, но оттянуть на себе внимание крупных сил своры. Чтобы развязать сюзеренам лапы для настоящей атаки в других звёздных системах.

– Это так, капитан. Но всё равно неприятно, что людям отвели роль пушечного мяса… – Бард резко замолчал, поскольку к нашему столику с подносом в руках подошла герд Руана Локи.

За соседними столиками имелось немало свободных мест, но наблюдательница своры предпочла именно наш и, не спрашивая разрешения, подсела к нам троим. Мы подвинулись, предоставляя даме место.

– Капитан Комар, у тебя на корабле вкусно кормят. Не сравнить с пресными пайками на звездолётах своры.

Я с трудом подтянул отвисшую от удивления челюсть. Представительница своры заговорила на языке гэкхо?! Хотя… Что ей оставалось? Переводчица герд Айни вышла сейчас в реальный мир, а другие члены экипажа не поняли бы свисты и трели нашей гостьи. Видя наше изумление, Психолог рассмеялась.

– Не нужно таких удивлённых физиономий. Мне вовсе не запрещено использовать другие языки для общения. Это как человеку никто не запрещает встать на четвереньки и ползать, но удобнее всё-таки ходить вертикально на двух ногах. Вот и мне удобнее говорить на самом распространённом языке галактики, тем более для меня он родной, но нужно же было как-то прорвать языковую изоляцию. И раз уж разговор завязался, плесните и мне того же, что сами пьёте! – герд Руана одним большим глотком выпила свой компот и придвинула опустевший стакан Василию Филиппову.

Бард в сомнениях посмотрел на меня, ожидая решения капитана. Но я лишь растерянно пожал плечами. Как бы потом не возникло претензий, что мы спаиваем наблюдателя. Хотя герд Руана взрослая женщина, и не отказывать же, раз гостья просит. Василий Андреевич с точностью до капли, словно из бюретки в химической лаборатории, разлил остатки водки поровну в четыре ёмкости.

– За встречу разных ветвей человечества! – сразу оживился при появлении гостьи Пилот Звездолёта и даже встал, провозглашая тост. – Пусть эта встреча принесёт пользу и новые знания нашим народам!

Мы выпили. Герд Руана попыталась также осушить стакан до дна, но поперхнулась и закашлялась, на глазах девушки показались слёзы. Откашлявшись, бритоголовая Психолог извинилась.

– Я пила раньше алкоголь. Два раза. Но то были сладкие миелонские коктейли. Не ожидала, что напиток настолько крепкий… Ещё раз извините.

– Разве мелеефаты не употребляют алкоголь? Я много раз на разных космических станциях видел представителей этой расы в барах.

– Кунг Комар, наверное, то были гражданские. У военных своры алкоголь не принят, как и другие стимуляторы. К тому же я человек по расе, и мне приходится быть даже более «правильным мелеефатом», чем они сами. Такова уж цена встраивания людей в более многочисленное и сильное общество.

Какое-то время мы молчали, неторопливо поглощая содержимое тарелок и отдавая должное мастерству повара. Но потом Дмитрий Желтов поинтересовался:

– Руана, а в чём заключается твоя роль на кораблях своры? Оружие ты не носишь, в боевых операциях видимо не участвуешь. Особый отдел? Выявление неблагонадёжных и потенциальных предателей?

– Вовсе нет, – весело рассмеялась девушка. – Не нужно рассматривать меня как некий элемент карательной системы. Я Психолог, моя задача помогать бойцам вернуть веру в правильность пути. Отвечать на вопросы, снимать раздражение и предотвращать конфликты, неизбежно возникающее при скученности на звездолётах и долгих космических перелётах. Но прежде всего я наблюдатель. Я подмечаю интересные детали, какие-то странности и отклонения от некой принятой «нормы», выявляю потенциально способных игроков, которые при должном толчке или дополнительном обучении могут вырасти в умениях или ранге и приносить большую пользу своре. Наблюдатель на звездолёте воспринимается позитивно, поскольку рядовые бойцы и командиры видят в его присутствии шанс показать себя и продвинуться по службе.

– Подозреваю, у нас на фрегате ты увидела массу «отклонений» от принятых на звездолётах своры шаблонов, – засмеялся Бард.

– Это так, – не стала скрывать Психолог. – Всё здесь не по шаблону. Я вижу множество странностей и загадок, которые ставят меня в тупик. Представители множества рас собрались в одном месте, но конфликтов в экипаже нет. Такое увидишь нечасто. Ещё я видела сразу двух ремонтных ботов механоидов. Такие механизмы редки и самовольны, и сразу два собрались на малом корабле? Странно. Затем НПС-существо на боевом корабле. Это вообще большая редкость. Как и Джарг. Представители этой расы обычно работают в крупных аналитических центрах, а не странствуют по галактике в экипажах Свободных Капитанов. Ещё меня поразил миелонский подросток. Тини, кажется, его зовут. У его расы принято все важные события жизни показывать на голове в виде прицепленных трофеев и украшений…

Я резко навострил уши, поскольку мало знал об этой традиции миелонцев. Хотя действительно, у каждого миелонца в моём экипаже на шлеме и мохнатых ушах имелась целая коллекция трофеев и всевозможных украшений. У воришки Тини, и нашего Медика, даже у Инженера поражало обилие цепочек и серёжек. Да и у Переводчицы герд Айни тоже. Любопытно бы узнать, что хочет таким образом рассказать своим соплеменникам моя хвостатая помощница. А между тем наблюдатель продолжала.

– Так вот у маленького воришки на левом ухе три серёжки с эмблемой Великой Проповедницы. Такие лично вручает лэнг Амиру после своих проповедей, причём мало кому из многотысячной толпы паломников удаётся попасть в число счастливчиков. И потому я теряюсь в догадках. Неужели Тини путешествовал по галактике вслед за Проповедницей и трижды попал в число избранных? Странно, подросток вроде не отличается религиозностью…

Разговор свернул на скользкую тропу. Ещё немного, и герд Руана догадается, что Тини близко связан с воплощением Великой Первой Самки и работает на неё. Если уже не пришла к такому выводу. К счастью, нашу гостью отвлёк Бард.

– А можешь сказать что-нибудь, например, про меня?

Девушка окинула немолодого собеседника долгим взглядом и начала осторожно подбирать слова.

– Военное прошлое бросается в глаза, этого не скрыть. Как и то, что капитан корабля относится к тебе с большим уважением. Бывший военный высокого ранга. Хотя нет… – не знаю уж, какие эмоции на лице Барда считала наблюдатель, но она сразу поправилась. – Действующий военный. Который гордится не только своим героическим прошлым, но и настоящим. Думаю, тоже наблюдатель, как и я, но уже от военного командования Земли. Причём недавно, буквально на днях, получил повышение в звании.

Василий Андреевич несколько раз одобрительно хлопнул в ладоши.

– В точку! Позавчера присвоили очередное звание «полковник».

О как! Почему я, капитан звездолёта, должен узнавать такие новости последним? Интересно, что такого ценного сообщил член моего экипажа кураторам проекта «Купол», что заслужил повышение в звании?

– Получается, ты знаешь о нас всех больше, чем мы о тебе, – комментарий принадлежал нашему Пилоту Звездолёта. – Не расскажешь о себе? А то мы никогда раньше не встречали людей из Синдиката Ар и вообще ничего не знаем о вас.

Я тоже с удовольствием бы послушал, но появившаяся в дверях кают-компании герд Айни нашла меня взглядом и жестом поманила к себе. Что-то случилось? Я извинился и встал из-за стола.

– Мой капитан, кунг Кисси Мяу просит тебя выйти в реальный мир. Великая просила передать, что в восторге от подарка, и что она высоко оценила переданную информацию о силах и продвижении «композита». Её Четвёртый Флот завтра отбывает с Касти-Утш III. И потому кунг Кисси приглашает тебя на «дружеский вечер в узкой компании», как она сама выразилась. Через четверть умми в твоём гостиничном номере.

Признаться, я даже растерялся. Выходить из игры в «красной» зоне? Инструкции по безопасности категорически не одобряли это. Но и отказать в такой ситуации было совершенно невозможно. Словно чувствуя мои сомнения, рыжая Переводчица добавила.

– Кунг Кисси обещает, что трудные вопросы вроде прав на твою родную планету или ситуации с мобильной лабораторией затрагиваться не будут. Просто дружеский ужин. А ещё тебя ждёт особый подарок!

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий