Искажающие реальность-7 ир-7

Глава шестая. Цена доминирования

– Капитан, не обижайся, но это не твоё! – снисходительно похлопал меня по плечу руководитель абордажной команды герд Тыо-Пан, отбирая у меня последний так и не брошенный нож.

Да, мне признаться надоело несколько часов кряду стрелять из световой винтовки по хаотично движущимся мишеням, по крупицам прокачивая стрелковые навыки. Поднял в итоге Меткость на один пункт, но не более того. Результат явно не стоил затраченного времени. Вот я и попробовал поучаствовать в тренировке своих бойцов, отрабатывающих метание ножей в мишени, имитирующие мелеефатов и представителей других космических рас. Кто-то может скривиться – мол, зачем нужны ножи в бою, когда у всех современное лазерное оружие? Но герд Тыо-Пан придерживался иного мнения и фактически повторил слова инструктора из фильма «Звёздный Десант» – противник не нажмёт на курок, когда у него не будет руки. А тем более не применит Псионику, когда в башке будет торчать нож – именно крупная голова была уязвимым местом паукообразных мелеефатов, причём обычно доспех её не прикрывал или прикрывал неполностью. К тому же нигде в галактике не было запрета на ношение холодного оружия, в отличие от огнестрельного, проносить которое на многие космические станции запрещалось.

Но… не моё. Без соответствующих навыков и при совершенно средненькой Ловкости мой Комар и в сами мишени-то попадал через раз, не говоря уже о том, что часть ножей не втыкалась или обидно отскакивала. На фоне остальных бойцов, а особенно в сравнении с Поваром-Ассасином Амати-Кусь, словно родившейся с метательными клинками в лапах, смотрелось действительно слабо и временами даже комично. Но я не сдавался и попросил дать мне ещё один подход. На этот раз решил сменить тактику и использовать не Ловкость, а гораздо более прокачанный у моего персонажа Интеллект.

Шесть разложенных на столе ножей поднялись в воздух, на секунду зависли и понеслись вперёд. Есть! Все шесть мишеней упали, поражённые в отмеченные красными маркерами язвимые места. Причём пару мишеней я вообще пробил насквозь, чего не удавалось даже самым сильным членам отряда. Снисходительные улыбки собравшихся в тире членов команды сменились выражением удивления. Новая партия клинков, и снова полный успех.

– Охи… ба! – испуганно вздрогнула моя Повар-Ассасин, когда прикреплённые к тыльной стороне её когтей ядовитые миниатюрные лезвия отсоединились от креплений и закружили в воздухе причудливую опасную карусель.

Вперёд! Повинуясь моей воле, все шесть ядовитых стрелок вонзились в самый центр дальней мишени так плотно, что и рукой бы не получилось сделать это лучше. Герд Тыо-Пан подошёл к мишени, осмотрел её и одобрительно пару раз хлопнул в ладони:

– Впечатляет! – огромный Штурмовик вдруг опустился на одно колено и склонил голову. – Маг-правитель Комар Ла-Фин, прошу извинить меня за проявленную дерзость. Я забыл, на что способны сильные маги, и допустил непростительные слова. Впредь этого не повторится! Клянусь!

Успешная проверка на Авторитет!

Проклятое вбитое с детства раболепие перед магами… Но вот чего я вообще не ожидал, так это того, что вслед за руководителем абордажной команды склонятся остальные. Даже Имран, который не имел никакого отношения к магократическому миру, и с которым я был вместе с самого первого дня игры, и то повторил действия Тыо-Пана и опустился на одно колено. И Тини. И Тайк Рех. И даже девушка-трилл Амати-Кусь опустила переднюю часть туловища к самому полу. Я прямо почувствовал, как между мной и членами команды возникла невидимая, но вполне осязаемая стена. Словно я выпал из круга общения и стал для них чужим.

Сцена меня не порадовала, и я корил себя за несдержанность. Зря я устроил это шоу с Телекинезом и продемонстрировал, насколько большая пропасть отделяет «кунга» от «гердов» и тем более рядовых игроков. Ну зачем мне это было нужно? Неужели Авторитета не хватало? Захотел самоутвердиться и выпендриться перед командой?

Стоять осталась лишь маленькая принцесса династии Ла-Варрез герд Соя-Тан. Магичке наоборот понравилось происходящее, и она не скрывала довольной улыбки. А ещё моя помощница герд Айни, поколебавшись пару секунд, всё же сохранила вертикальное положение.

– Встаньте, друзья, и продолжайте тренировку, – проговорил я в наступившей тишине, после чего постарался чуть сгладить негатив и разрушить возникшую стену отчуждения. – Герд Тыо-Пан, хочу напомнить, что ты не только руководитель абордажной команды, но и мой советник по вопросам магократического мира. Именно честных слов, а не слепого раболепия я от тебя жду. А потому прямые и временами может обидные комментарии от тебя не только допустимы, но даже необходимы. Как закончишь в тире, зайди в капитанскую каюту, нужно поговорить.

Руководитель абордажной команды уважительно поклонился, и я повернулся к маленькой магичке Сое-Тан Ла-Варрез.

– Мелкая, тебя тоже жду на совещании в капитанской каюте. Мне важно знать мнение старых династий на предлагаемые нововведения, и ты как представитель магов-правителей Ла-Варрез отлично подходишь для этой роли. Для тебя это шанс проявить себя и получить место в будущем правительстве, так что жду от тебя максимальной отдачи, серьёзности и откровенности.

Глаза юной девушки-псионика загорелись, она пообещала выложиться на все сто процентов, чтобы проявить себя.

* * *

Я сидел в своей каюте, просматривая бесчисленные страницы финансовых отчётов и неоплаченных счетов фракции «Реликт». Признаться, тут было от чего схватиться за голову. Нет, я слышал от своего Первого Советника герд Мак-Пеу Ун-Роя, что с финансами напряжённо, и ему даже пришлось заложить один из трёх перехватчиков «Тиопео-Мыхх II», чтобы рассчитаться с поставщиками. Но всё же не думал, что ситуация настолько печальная. Ушли мы в минус со всей этой взрывной экспансией, новыми нодами, многочисленными стройками и набором армии конкретно… Если быть более точным, то на семнадцать миллионов драгоценных кристаллов гэкхо. И хотя Авторитет кунга Земли, а также репутация удачливого Свободного Капитана позволили в ряде случаев заключить договора с отсроченной оплатой за уже поставленное вооружение или стройматериалы, и поставщики не требовали немедленно расплатиться, но всё равно этот день неминуемо приближался.

Одной только моей компаньонке Улине-Тар за доставку на принадлежащем ей огромном транспортнике «Китивару» генераторов планетарного щита нужно будет заплатить четыре с половиной миллиона драгоценных кристаллов. Хотя тут договор был заключён на оплату по факту доставки и выгрузки, и дней десять в запасе ещё имелось. Другое дело, что пока я вообще не видел источников финансирования, из которых в какие-то разумные сроки смогу расплатиться с Улине. Платиновая шахта на астероиде и прибыль с торговли приносили фракции «Реликт» и её лидеру деньги, но все они шли на оплату растущих словно снежный ком расходов. Да, я вынужден был активно вкладывать личные финансы в поддержку собственной фракции, и только благодаря этим вложениям ситуация не вышла из-под контроля и не превратилась в катастрофическую.

Двадцать три ноды на южном полуострове получили клайм фракции «Реликт», но для дальнейшего развития до второго уровня требовали вложений – по шестьдесят тысяч кристаллов на каждую, не считая затрат на развитие там инфраструктуры. Вроде не так много для каждой по-отдельности, но в итоге за все вместе набиралась уже солидная сумма. А кроме «южного рывка» шло строительство скоростной магистрали к китайской фракции, нефтеперерабатывающего и нефтехимических заводов, грузового порта и термоядерной электростанции. Внимания также требовали шесть новых нод за западном берег залива вокруг космопорта гэкхо и три дальние ноды на противоположном конце континента, ранее принадлежавшие северо-американской фракции H8.

И ведь большая стройка шла не только на «малом», но и на «большом» континенте виртуальной Земли, и везде требовались деньги, деньги и ещё раз деньги. А кроме нод первого-второго уровня во фракции «Реликт» имелись и третьего, и четвёртого, и даже пятого. Все их нужно было развивать и отстраивать, а там уже суммы на дальнейшее развитие были на порядок существеннее. А ещё в немаленькую сумму обошёлся новый амбициозный проект сборки собственных космических кораблей фракции «Реликт», чертежи к которым, изучив технику других космических рас, создал лучший Конструктор всех земных фракций герд Алекс Бобл при содействии целого коллектива Учёных и Инженеров союзных фракций.

Первые два корвета типа «Сио-Фа-Урух» («Защитник» в переводе с языка магократического мира) класса «Земля-ближний космос» уже собирались в ангарах на месте бывших ядовитых равнин ноды Маковые Поля. Причём две трети комплектующих к корветам было создано на заводах моей фракции «Реликт», закупались лишь особо сложные в производстве системы вроде защитного экрана, гравикомпенсаторов и современных компьютеров. Корабли комплектовались без гиперпространственных двигателей для удешевления строительства, поскольку применение корветам планировалось лишь в пределах Солнечной системы. Но зато «Сио-Фа-Урухи» были оснащены с усиленными щитами, полноценными маневровыми и маршевыми двигателями, и неплохим лазерно-ракетным вооружением. Себестоимость такого космического корабля не превышала двух миллионов кристаллов гэкхо, а в бою «Защитник» вполне мог потягаться с мелеефатским фрегатом конфигурации «Рейдер» или «Дальний Разведчик», или парой перехватчиков. А самое главное фракция «Реликт» уже в среднесрочной перспективе могла производить такие корветы полностью сама, и никак больше не зависеть от поставок комплектующих из дальнего космоса.

Вариант заморозить для сокращения расходов линию сборки корветов я даже не рассматривал – космический флот Земле был жизненно необходим. Нельзя было и останавливать часть строек, поскольку времени до истечения обратного отсчёта оставалось не так уж много, а для успешного выполнения задачи сохранения двух планет требовалось контролировать более пятидесяти процентов игровых нод. А это означало всё более агрессивную экспансию, всё большее необходимое для решения всех задач число игроков, захват новых необжитых территорий и… опять же новые расходы на их обустройство. Да, со временим все эти приобретения начнут приносить прибыль, но прямо сейчас новые ноды приносили лишь расходы.

К тому же тяжким грузом сказывалась тридцатипроцентная дань сюзеренам со всех добытых ресурсов и прибылей с продаж товаров фракции. Да, гэкхо радостно потирали руки, видя существенное увеличение денежных потоков у вассальной фракции, и активно на эти деньги строились возле космопорта и в других точках планеты. Но для фракции «Реликт» эта дань была тяжёлым ярмом, избавиться от которого возможно было лишь получив независимость для человечества Земли. Но для такого решительного шага пока что не было ни военных возможностей, ни финансовых, ни политических.

Тогда как поступить? Откуда добыть деньги? Взять кредит в банке гэкхо или миелонцев? Подозреваю, что столь известному Свободному Капитану банкиры не откажут, особенно если в залог прописать мой звездолёт «Паладин Тамара». Цена такой «спарке» с установленным лучшим оборудованием была миллионов шестьдесят кристаллов гэкхо как минимум, так что кредит одобрят. Вот только попадать в кабалу от ушлых инопланетных финансистов крайне не хотелось, у меня даже навык Ощущение Опасности включался, когда я задумывался над этим вариантом.

Мои размышления прервала герд Улине Тар, воспользовавшаяся своим ключом и без стука вошедшая в капитанскую каюту. Огромная мохнатая женщина гэкхо плюхнулась рядом со мной и зарычала:

– Комаррр, опять грустишь? Как Минн-О и Валери Урла покинули экипаж, ты вообще перестал радоваться жизни.

– Дело не в них… хотя и в них тоже. Просто проблем накопилось со всех сторон. Да ещё сегодня поведение команды меня откровенно расстроило…

Я рассказал компаньонке о случившемся сегодня в тире, да и о других своих заботах. Тяжёлый политический кризис в магократическом мире. Проблемы с финансами. Невозможность выйти надолго в реальный мир. Захотелось выговориться, а никого другого, кому я мог бы излить душу, просто не было. Торговка меня внимательно выслушала, ни разу не перебив. А затем ответила, обстоятельно по всем пунктам.

– Такова цена доминирования, Комаррр. Фракция «Реликт» заявила о себе как о гегемоне среди земных фракций, и останавливаться на этом пути нельзя ни в коем случае. Иначе сожрут. Только всё ускоряющееся движение вперёд, пусть оно и неизбежно связано с расходами. И я, признаться, очень удивлена, что на тебя ещё не было покушений. Земные лидеры, как из твоего мира, так и из магократического, свою власть так просто не упустят, и твоё устранение – самый напрашивающийся вариант. Всегда помни об этом и будь начеку в реальном мире. А с финансами я помогу. Посмотрю какие контракты на доставку можно будет взять в Серпее, да и какие товары перспективны для торговли. К тому же мне нетрудно занять миллионов тридцать у своих родственников, собственно они даже предлагали мне такое во время свадьбы, «на развитие моего торгового дела». Могу и большую сумму взять… и даже существенно большую, но тут уже потребуется конкретный перспективный в плане дивидендов проект и какой-то залог. Что же до отношения команды…

Улине довольно заурчала, обняла меня своими сильными лапищами, крепко прижала к себе и, глядя сверху вниз, оскалилась в весёлой улыбке.

– Не переживай из-за этого, Комаррр. Таково оно бремя лидера. Невозможно стать большим влиятельным кунгом и при этом продолжать отыгрывать роль простого игрока, открытого для общения с каждым встречным. Даже я, став гердом, и то заметила, как мои старинные подруги, которые раньше могли запросто связаться со мной просто чтобы поболтать или посплетничать о своих кавалерах, в последнее время стали меня сторониться. Стесняются беспокоить по пустякам, не хотят отвлекать от важных дел, как призналась одна из них. А каково тогда вообще кунгу?! Для большинства игроков ты – легенда, недосягаемая звезда, и они боятся к тебе подступиться. Но знай, у тебя есть верные друзья, с которыми ты всегда можешь оставаться прежним. Я одна из таких друзей. И кажется у меня есть идея, как поднять тебе настроение…

Размеренный стук в дверь прервал речь Улине, и моя компаньонка резко замолчала на полуслове. И даже поспешно прикрыла рот широкой мохнатой лапой, словно едва не сболтнула лишнего. Что ещё за идея? Я запоздало применил Псионику и выяснил, что «поднять настроение» как-то было связано с выходом в реальный мир и моей хвостатой рыжей подругой миелонкой герд Айни. Я даже читать мысли дальше не стал, поскольку был сильно разочарован. И Улине Тар туда же… Тоже лезет непрошенной в мои отношения с миелонской рыжей Переводчицей. Признаться, я ожидал от неплохо меня знающей компаньонки чего-то менее банального и предсказуемого.

В капитанскую каюту, несколько робея, вошли герд Соя-Тан Ла-Варрез и герд Тыо-Пан. Моя компаньонка не стала стеснять их своим присутствием и ушла в коридор. Я же указал вошедшим на кресло и диван, после чего началось обсуждение тех изменений, какие я как глава Первой Директории, один из трёх последних магов-правителей и единственный Архимаг хотел ввести в магократическом мире.

Нет, основополагающие принципы магократии трогать я не собирался, поскольку это стало бы слишком уж радикальным шагом, к таким изменениям общество не было готово и встретило бы в штыки. Но вот отмена большей части совершенно бессмысленных ограничений в правах людей, не обладающих магическими способностями, явно напрашивалась. Таких как невозможность занятия простыми людьми постов руководителей крупных компаний, банков, научных учреждений и высоких административных должностей вроде мэров городов, губернаторов провинций и глав Директории. Пример вполне успешного и уважаемого народом правителя Второй Директории генерала Уй-Таки показывал, что данный запрет явно устарел, не соблюдается и должен быть отменён.

Как и напрашивалась отмена древнего запрета на «смешанные» браки магов и не-магов. Громогласно заявляя о незыблемости древнего закона, сами маги регулярно его нарушали, когда это было им выгодно – примером тому являлись браки не обладающих магическими способностями детей соправителя Тумор-Анху Ла-Фина, или характерный случай с Минн-О Ла-Фин, которую собирались насильно отдать замуж за мага из рода Ла-Варрез ради наследства древней династии Ла-Фин.

Параллельно действующие две судебные системы для магов и не-магов тоже изжили себя, и я предлагал их объединить. Но наиболее важным предлагаемым шагом было создание парламента, депутаты в который избирались бы из простого народа всех шестнадцати Директорий. Этот шаг служил «предохранительным клапаном», позволяющим снизить напряженность в обществе и дающим шанс совершенно законно без бунтов и революций проявить себя наиболее видным и активным гражданам без магических способностей. Старый Совет Магов-Правителей сохранял за собой право отклонять принимаемые парламентом законы, но я был уверен, что мудрые маги не станут злоупотреблять этим своим правом, чтобы не повторить так напугавшую всех ситуацию с народным восстанием.

И на вершине пирамиды власти три соправителя из числа самых сильных магов планеты, как и было ранее в магократическом мире. Одним из соправителей я называл себя, ещё одно место было заранее гарантировано представителю династии Ла-Варрез. Третью кандидатуру я готов был обсуждать со всеми древними династиями. Причём я отказывался от большей в сравнении с двумя другими соправителями власти, хотя ничто по идее не мешало мне заполучить такие права. Да, я помнил разговор со своей супругой Минн-О Ла-Фин, предлагавшей мне вообще стать единственным правителем, но не уверен был в возможности без большой крови осуществить это.

Несмотря на вроде понятность всех тезисов, нюансов и непростых моментов возникла масса, а потому обсуждение вышло долгим. Например, как защитить судей при процессе над магом-псиоником? А ментальная защита была необходима, иначе подсудимый гарантированно выходил сухим из воды, несмотря на любые совершённые им преступления. Или количество членов парламента и строгая формула количества депутатов от территорий в зависимости от численности населения. Да и как избежать парализации работы этого парламента, если две или несколько Директорий будут находиться между собой в состоянии войны?

Мы даже пригласили еще трёх жителей магократического мира – Инженера Сан-Сано, Пулемётчика Тимку-Ву и Пилота Сан-Дун Таки-Бу – присоединиться к нашей беседе. И чем дольше мы обсуждали нововведения, тем больше тонкостей и скользких моментов выявляли. Как вдруг наше общение прервало сообщение по громкой связи от Пилота Звездолёта Дмитрия Желтова.

– Кунг Комар, пройди на капитанский мостик, требуется твоё присутствие, – голос игрока дрожал от волнения.

Несколькими секундами до этого я почувствовал, как наш фрегат вышел из гиперпространства в обычный космос. Что-то стряслось при выходе из «гипера»? Какие-то технические неполадки? Я мгновенно вскочил с летающего кресла и помчался на своё рабочее место. Ого… Это действительно нужно было видеть своими глазами. Ярчайшее голубое светило, и даже затемняющие светофильтры не полностью приглушали этот слепящий источник. Огромная веретенообразная космическая станция в четырехстах километрах от нас. Кроме неё тысячи стационарных и движущихся объектов на радаре и на большом экране – звездолёты, автономные шаттлы, летающие в космосе дворцы местной знати и остовы старых звездолётов, переоборудованные в жилые дома.

Навык Картография повышен до девяносто первого уровня!

Навык Зоркий Глаз повышен до сто двенадцатого уровня!

Но не это было главным. Рядом с нашим фрегатом в ближайшем космосе находилась целая флотилия мелеефатских боевых кораблей. Их было не менее двухсот. Фрегаты, корабли поддержки, пара ударных крейсеров и даже один громадный линкор непривычной для мелеефатских тяжёлых кораблей формы. Я считал информацию о нём. «Пикиуро», что означало «Величие» на языке миелонцев. Странно. Миелонское название корабля у корабля своры?

Я задал поисковый запрос об этом корабле и считал появившуюся на экране информацию. Захвачен прямо на верфи в недостроенном состоянии. Произошло это во время предыдущего конфликта своры с миелонцами, случившегося восемь тонгов назад. После заключения мира Союз Миелонских Прайдов неоднократно обращался с предложениями выкупить этот огромный корабль, но лидеры своры мелеефатов неизменно отвечали отказом. Для них это был такой же почётный трофей, как отрезанный хвост противника на шлеме для самих миелонцев. Компьютер также сообщил, что сейчас «Пикиуро» служил флагманом семнадцатой флотилии, входящей в состав воюющего с гэкхо Восьмого Флота своры.

Так значит, все эти корабли воюют с гэкхо… И пришли в родную систему вассалов гэкхо тоже наверняка не случайно. До ближайших кораблей своры мелеефатов было менее двухсот километров, так что наш фрегат находился в зоне уверенного поражения бортовых орудий этой флотилии.

Совершать манёвры уклонения было уже поздно. Тем более, что наша аппаратура фиксировала повышенный интерес мелеефатской флотилии к фрегату «Паладин Тамара» – нас активно сканировали сразу с нескольких кораблей. Но почему автоматически не включилась боевая тревога?! Я задал этот вопрос находящимся на мостике офицерам.

– Сам не понимаю, – пожал плечами Дмитрий Желтов. – Я хотел сделать это вручную, капитан, но бортовой компьютер признал все корабли в тактическом гриде нейтральными и пометил обычными белыми маркерами. И мелеефаты действительно не предпринимают агрессивных действий, лишь сканируют наш корабль, даже не берут на прицел. Их корабли стоят в общей очереди на вход в док станции Серпеи-III. И патрульные корабли клоопов их не атакуют!

Не может быть! Выглядело вообще какой-то нелепицей. Ну ладно наш фрегат, тут я ещё мог понять. Я Свободный Капитан, и вроде как снова нейтральный, свора мелеефатов почему-то убрала с меня статус врага. Но почему местные космические корабли и защитные батареи не атакуют мелеефатов? Клоопы же вассалы гэкхо, а гэкхо ведут жёсткую кровавую войну со сворой мелеефатов. При этом корабли своры спокойно находятся на территории клоопов, получают доступ в док, обслуживание и ремонт. Я чего-то не понимаю в этой жизни? Что вообще происходит?

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий