Искажающие реальность-7 ир-7

Глава восемнадцатая. Разговор по душам

По-хорошему, нужно было брать с собой Техника реликтов, он бы помог с настройками дальней связи, да и с другими сложными системами древней станции. Но герд Урге Пу-Пу Урге до сих пор не появился в игре, что было с его стороны уже откровенным свинством. Какие бы заботы ни требовали внимания Техника в «Убежище Сям тро VII», он всё-таки состоял в моей команде и должен был принимать участие в жизни корабля. А потому я собирался очень серьёзно поговорить с реликтом, как только он объявится.

Едва наш катер покинул ангар фрегата, сидящий на пилотском сиденье обычно молчаливый герд Имран вдруг обратился ко мне:

– Комар, ты когда-то предлагал игрокам фракции «Реликт» сменить точку выхода в реальный мир. Это предложение до сих пор актуально?

Признаться, я весьма удивился такому вопросу, но конечно подтвердил, что предложение до сих пор остаётся в силе.

– Неуютно стало под «Куполом», – признался дагестанский атлет. – То завербовать пытаются, чтобы я шпионил за тобой и сообщал обо всех действиях «Отряда Комара». То неуклюже пытаются мне девок распутных подсунуть, в своём собственном номере не могу нормально отдохнуть. Двух обнаглевших шмар пришлось недавно чуть не пинками выгонять, по-хорошему совсем не понимали. А вчера вообще какие-то посторонние люди, не из числа игроков фракции Human-3, пытались «наезжать» на меня и давить, чтобы я повлиял на своего капитана и отправил тебя спасать людей на Поко-Поко.

– Кто такие, ты выяснил? – встревожился я, и Гладиатор кивнул.

– Посланные родителями тех «мажоров» подручные. Сперва деньги мне предлагали, целый набитый купюрами дипломат, а когда я отказался, принялись угрожать. Я точно знаю, что и к Дмитрию Желтову эти подозрительные типы подходили, и к Светке Верещагиной. Не понимаю, как их вообще пропустили на режимный объект. Я пожаловался на них лэнг Тарасову, но лидер фракции H3 отказался выгонять посторонних со своей территории. А потом и вовсе заявил, что «Комар слишком быстро взлетел и оттого зазнался, к нему самому и возглавляемой им фракции много вопросов. Так что пусть поработает на благо соотечественников и решит проблему с заложниками, покажет что он настоящий кунг Земли». Похоже, на Тарасова самого давят, причём кто-то, стоящий даже выше кураторов проекта «Купол».

Мда… Слишком быстро взлетел… Что это – банальная зависть или констатация факта, что российская фракция и её кураторы упустили рычаги влияния на меня? Способов давления на меня у руководства фракции Human-3 не осталось – я не зависел от них ни финансово, ни политически, да и реальное тело укрыл на далёкой миелонской станции Касти-Утш III. Но вот мои друзья остались в этом плане очень уязвимы. Конечно же, я пообещал помочь Имрану, да и остальным моим друзьям, оказавшимся в ситуации внешнего давления и угроз.

Предложил на выбор несколько мест переноса вирткапсулы: миелонскую космическую станцию Касти-Утш III, немецкий город Дюссельдорф, столицу Первой Директории мегаполис Па-лин-ту, канадскую военную базу в провинции Нью-Брансуик. Город Новосибирск, где находились «кукурузины» бывшей фракции Human-25, предлагать не стал, поскольку проблему такой перенос не решал, хотя и те «кукурузины» я также мог в настройках выбирать. Естественно, отпадало и «Убежище Сям тро VII», по крайней мере пока не прояснится ситуация с пропавшим Техником, и не решится проблема обитающих там хищных тварей.

– Первую Директорию, – выбрал герд Имран. – Там и ребята с «Второго Легиона» помогут мне освоиться, да и герд Тыо-Пан с Сан-Дуном. Сан-Сано тоже приглашала меня посетить магократический мир…

При последних словах Гладиатор почему-то сильно смутился, что не прошло для меня незамеченным.

– Сан-Сано? Мне казалось, что ты больше со Светланой Верещагиной общаешься.

– Светка – мой хороший друг, с ней можно на любые темы говорить, всегда тебя выслушает и поддержит советом. Да и спарринг-партнёр на арене она отличный, в поединках один-на-один всех наших миелонцев и даже руководителя абордажной команды уделывает. Девчонка она также видная, фигуристая и весьма симпатичная… Вот только замуж Светка вышла за Дениса Тормашёва – старшего Инженера с «Прометея», с которым мы вместе в игру входили. Две недели назад они расписались в ЗАГСе, всё по закону как положено.

Имран тяжело вздохнул. Катер давно уже пристыковался к древней лаборатории, и миелонский Инженер ушёл вперёд проверять работу систем станции. Но я пока не покидал летающую машину, чтобы не прерывать возникший настолько редкий разговор по душам со своим телохранителем.

Имран же, воспользовавшись тем, что мы остались наедине, поделился своими планами:

– Комар, я загадал для себя, что если история с опасной работой на космических мафиози из «Улья Тинтары» закончится благополучно, то сделаю Сан-Сано официальное предложение. Нравится она мне. Даже когда стоит в заляпанном солидолом комбинезоне, всё равно она в сто раз женственнее любых модных красавиц с раздутыми от силикона губами. Маленькая, хрупкая, скромная. Такую хочется защищать и быть для неё надёжной опорой. Я лишь один раз разговаривал с Сан-Сано на эту тему, но уже тогда для себя всё решил. Эх, жила бы Сан-Сано в нашем мире, съездил бы с ней в Дагестан познакомил со своими родителями. Показал бы ей Дербент, свозил бы в крепость Нарын-Кала. Археологи говорят, что этой старинной крепости восемь тысяч лет, а то и все тридцать тысяч! Представь, Комар, она может быть старше египетских пирамид! Эта крепость на берегу Каспия уже стояла, когда Земля ещё не разделилась на привычный нам и альтернативный магический мир. Как бы я хотел сводить Сан-Сано туда на экскурсию! Но придётся мне самому отправлять в мир, где живёт моя избранница…

Поскольку Имран замолчал в глубокой задумчивости, я похлопал друга плечу и постарался ободрить.

– Миссия для «Улья Тинтары» близка к завершению, и принц Гуго уже на борту нашего фрегата «Паладин Тамара». Но вот избежать огласки тут никак не получается, а жители галактики моментально сообразят, кто выпустил в большой мир это жуткое воплощение Джека-Потрошителя, Фреди Крюгера и Джокера в одном флаконе. Как бы мне тогда из-за понижения Авторитета до «лэнга» или даже «герда» не откатиться, а то и вовсе попасть в список преступников, которым запрещён доступ на во все приличные звёздные системы. Не смертельно, конечно, но ничего приятного в таком развитии ситуации не вижу. А потому буду действовать по-другому.

Герд Имран вопросительно посмотрел на меня и сделал выразительный жест, словно перерезая горло противнику. Видимо, предлагал вариант по-тихому прикопать «воплощение вселенского зла» на каком-нибудь далёком астероиде, а нашим нанимателям сообщить, что освободить кровавого принца не получилось. Я криво усмехнулся.

– Хорошо бы… Вот только герд Гуго Пар-Поре королевских кровей, и мстить за него будет не только «Улей Тинтары», но и вся правящая династия триллов. Мало нам всем не покажется, да и нашей Земле тоже…

– А что, есть идея получше, командир? – встрепенулся Гладиатор.

– В том-то и дело, что есть. Но для этого мне нужно сперва проверить возможность общения по дальней связи из соседних с «композитом» звёздных систем. Вот что, Имран… Выйди ещё разок под «Купол». Игорь Тарасов хотел со мной поговорить? Хорошо, сообщи ему, что я готов с ним пообщаться. У фракции Human-3 имеется прибор, показывающий параметры точки для организации соединения по дальней связи. Запомни эти числа и передай сюда. А мы тут пока с Орун Ва-Мартом оборудование подготовим.

* * *

Общение с искусственным интеллектом древней лаборатории проходило на этот раз в мирной, и я бы даже сказал дружеской и доверительной обстановке. В моих полномочиях управляющая сложным оборудованием лаборатории компьютерная программа уже нисколько не сомневалась, да и в условиях невозможности связи с Пирамидой признала меня – Слышащего и действующего лидера фракции «Реликт» – наиболее авторитетным из всех возможных игроков в иерархии древней расы.

Искусственному интеллекту критически не хватало знаний о современном мире, и я охотно делился информацией, заодно проставляя реперные точки и приоритеты. Мы слабы. Враги сильны и многочисленны. Прямая конфронтация с современными великими космическими расами – смерть для нас. И потому нужно действовать аккуратно и даже деликатно, показывая остальным нашу полезность, но в то же время не давая повода для агрессивных действий против нас. Восстановление былой мощи и поиск политических союзников – наша первоочерёдная и основная задача. Также необходимо заключение мира в затянувшейся войне с предтечами, оказавшимися в схожей с реликтами ситуации.

Возражений не было, предложенная мной программа действий искусственный интеллект полностью устраивала.

Навык Космолингвистика повышен до сто шестнадцатого уровня!

Навык Электроника повышен до сто восьмого уровня!

Навык Обучение повышен до пятьдесят первого уровня!

Поскольку общаться с невидимым окружающим тебя со всех сторон собеседником было не слишком удобно, я предложил искусственному интеллекту «проявить» себя в виде голограммы. Эта идея компьютерному разуму понравилась, и вскоре рядом со мной проявился светящийся полупрозрачный реликт. И хотя отдалённое сходство с Техником герд Урге Пу-Пу Урге наблюдалось – два круглых сферических глаза по бокам сплюснутой башки, шесть суставчатых конечностей на головогруди и волочащееся позади огромное брюшко – всё же внешний вид данной особи сильно отличался от привычного мне облика реликтов. Втрое большая в сравнении с Техником голова, глаза заметно меньше, да и конечности явно коротковаты – при всём желании такое существо не дотянулось бы даже до середины своего непропорционально длинного брюшка, да и ходить вряд ли могло. У меня при виде этого реликта почему-то сразу возникла ассоциация с муравьиной маткой, которая также не могла обслуживать себя самостоятельно.

– Это мой создатель. Творящий. Его звали Паа Ум-Ум Паа, – с готовностью пояснил мне компьютерный разум.

Он вообще сегодня был очень покладистым и старался во всём быть мне полезным, помогая и подсказывая, а также с готовностью отвечая на все задаваемые вопросы. С видимым собеседником общение пошло проще, поскольку кроме голоса я теперь видел и жесты, и даже какие-то эмоции, которые также несли полезную информацию и помогали в разговоре.

К сожалению, про какие-либо дипломатические каналы связи с предтечами искусственный интеллект лаборатории ничего не знал, но зато заметил, что дипломатические акции от представителя реликтов уровня ниже иерарха даже не будут рассмотрены всерьёз. А потому для достижения мира с предтечами мне, как минимум, нужно найти в галактике живого реликта с таким рангом. Как максимум, самому становиться иерархом. Задача сложная и долгая, но в условиях крайней малочисленности сохранившихся реликтов всё же достижимая. И самый напрашивающийся путь – продолжать снабжать сохранившиеся узлы Пирамиды информацией о современном мире, повышая таким образом свою ценность и влиятельность.

Успешная отправка мной пакетов с информацией для Пирамиды свидетельствовала о том, что эти данные где-то обрабатываются, а значит распределённая по Вселенной система всё же работает, хоть и в аварийном нестабильном режиме. И если я и дальше буду продолжать пополнять знания Пирамиды, а мой вклад в общий поток информации будет по-прежнему высок, однажды мой ранг будет повышен, а класс Слышащий сменится на более высокий. Сколько на это потребуется времени? Программа этого не знала. Возможно, тонг. Может десять или сто тонгов. Но однажды моя работа будет вознаграждена.

Признаться, такой ответ меня совершенно не удовлетворил. Ждать долгие годы я не мог, да и человеческая жизнь могла закончиться быстрее, чем я получу ощутимую отдачу от своей деятельности. И потому я поинтересовался другими способами повышения своего влияния в Пирамиде.

– Поскольку идёт война, будет цениться уничтожение звездолётов и автоматических охотников предтеч, разрушение форпостов противника, да и любые военные победы. Ещё можно восстанавливать разрушенные и включать в активную работу спящие узлы Пирамиды, такие действия будут оценены очень высоко, – предложил мне полупрозрачный собеседник.

Связываться с кораблями-симбионтами я не хотел, хотя и знал где их можно найти. Но вот восстановление узлов Пирамиды… Интересно, даже очень интересно! Там и ценными артефактами можно будет разжиться, и новую информацию получить о реликтах. Вот только собеседник не знал ничего о других сохранившихся в исправном или хотя бы неактивном состоянии узлах Пирамиды. Про «Убежище Сям тро VII» искусственный интеллект слышал, но не знал ничего о его текущих координатах ни в реальном мире, ни в игре. Также не смог помочь с описанием обитающих в том убежище «хищных инвар» – такая информация в его базе знаний почему-то отсутствовала. Жаль. Я сменил тему беседы.

Теперь меня интересовал вопрос защищённости мобильной лаборатории и наличие у неё систем вооружения. При первой встрече, помнится, станция грозила моему фрегату уничтожением, если срочно не дам исчерпывающий ответ, кто я такой и по какому праву врываюсь в секретную мобильную лабораторию реликтов. Что это было – блеф, попытка взять меня на испуг? Или действительно лаборатория оснащена вооружением, способным с лёгкостью уничтожить звездолёт класса «фрегат»? Хорошо бы второй вариант, вот только ни я сам, ни два моих Инженера ничего подобного в мобильной лаборатории не обнаружили. Да и обслуживающий лабораторию Техник герд Урге Пу-Пу Урге ничего не сообщил мне о боевых возможностях вверенной ему лаборатории.

- Слышащий, тут всё-таки научный центр, а не военный форпост, и серьёзного вооружения станция не несёт. Но лаборатория вовсе не беззащитна. Искажающий экран способен поглощать урон, да и многие виды вооружения неспособны нанести вред цели, которую не видят. Я проанализировал данные о текущем вооружении твоего фрегата. Лазерные пушки не нанесут вреда лаборатории, лучи будут отклонены. Бесполезен и стоящий на вооружении твоего фрегата квадрупольный дестабилизатор – он не сможет сфокусировать потоки энергии на точке и запустить процесс уничтожения материи. Гравитационные и ядерные бомбы представляют опасность, но лаборатория успеет уйти за пределы зоны поражения. Так что если современные звездолёты обладают только таким оружием, они не представляют серьёзной опасности для лаборатории реликтов.

– А что насчёт пространственного резака механоидов? – заинтересовался я. – Знакомо тебе такое оружие? Насколько понимаю, он вырезает пространство космоса, и маскировочный экран тут никак не поможет спастись. И кстати, возможно ли установить пространственный резак сюда в лабораторию?

– Да, такое оружие расы механоидов мне известно. Опасное, представляющее серьёзную угрозу для лаборатории, – согласился искусственный интеллект. – Если обладающий таким вооружением противник будет примерно представлять, куда стрелять, он действительно способен уничтожить мобильную лабораторию. Что же касательно второго твоего вопроса, Слышащий, то установить можно, вот только мощности реактора будет хватать или на поддержку защитного экрана и системы быстрого перемещения, или на работу пространственного резака. Расчёт показывает, что после выстрела достаточно продолжительное время станция будет уязвима и беспомощна. Я не могу такого допустить, это противоречит основополагающим протоколам безопасности. Выживание данной станции критически важно в условиях нехватки активных узлов Пирамиды и является приоритетной задачей.

Понятно… То есть установить пространственный резак получится, хотя перед его активацией мне придётся снова отключать искусственный интеллект лаборатории, поскольку он будет препятствовать использованию настолько энергоёмкого оружия. Делиться своими мыслями с компьютерным разумом я не стал, да и вопрос был пока что чисто теоретическим, поскольку пространственный резак остался на Земле. Я поинтересовался имеющимися наступательными системами.

– Есть система электромагнитного импульса, повреждающая вражеские корабли и сжигающая электронику. Ещё можно воспользоваться системой мгновенного перемещения, при этом прихватив приблизившиеся к лаборатории звездолёты небольшой массы. Если они будут находиться за пределами искажающего экрана, то при переносе получат серьёзные повреждения, несовместимые с дальнейшим полноценным функционированием. И есть ещё охранные дроны.

Про дронов я знал. Малые и так уже управлялись мной. Из двух же больших один находился в нерабочем состоянии, и починить его не смогли даже ремонтные боты механоидов. Второй также был повреждён и к тому же мне не принадлежал. Жаль. Получается, рассчитывать в бою можно было только на импульсную систему, а ещё при бегстве с поля боя попытаться повредить находящиеся поблизости вражеские корабли малых классов. Негусто, прямо скажем…

Занятный и полезный разговор с искусственным интеллектом пришлось прервать, поскольку в игру вернулся герд Имран. И пока не забыл, Гладиатор тут же выпалил несколько чисел. Я включил свой наладонник, записал сообщённые координаты и перевёл данные в принятую у реликтов систему исчислений.

– Сейчас я пройду в Зал Связи с Пирамидой и начну сеанс дальней связи, – предупредил я компьютерную программу. – Вот только есть высокая вероятность того, что долго разговаривать с удалёнными собеседником не получится, поскольку появятся враждебные нам корабли «реликтов». Ты такие уже видел в другой галактике. Если такое произойдёт, немедленно прерывай сеанс связи! И будь готов по моей команде мгновенно отпрыгнуть на координаты, которые сейчас вводит в навигационную систему миелонский Инженер.

– Сделаю, Слышащий! Безопасность прежде всего. Станция будет готова с мгновенному перемещению.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий