Танец стали в пустоте. Том 2. Цена долга

Эпилог

Четыре дня спустя. Эсминец «Сицилия»
На обзорной палубе эсминца толпился народ. Помещение здесь слишком маленькое, чтобы вместить в себя всю команду эсминца, поэтому остальные члены экипажа собрались в других отсеках, где были смотровые окна, выходящие на правый борт. Или просто смотрели на экраны, которые передавали происходящее в этом помещении во все отсеки корабля.
Среди собравшихся ближе всех к обзорной панели находилась Виолетта Бельховская. Люди вокруг неё расступились, образовав небольшой полукруг, в центре которого она и стояла.
Её личный комм издал звук, оповещая хозяйку о входящем сообщении. Включив устройство, она ответила на звонок по корабельной связи:
– Да.
– Мэм? Это Владимир. Мы готовы.
Бельховская помолчала несколько секунд, прежде чем ответить:
– Начинайте.
– Да, мэм. Первый запуск через пятнадцать секунд, – произнёс он и отключил связь.
Глубоко под ногами Виолетты, в недрах эсминца, пришли в движение системы подачи боеприпасов. Все шесть пусковых правого борта были переведены в режим стрельбы кинетическими зарядами. Благодаря мощным разгонным катушкам, которые могли придать начальное ускорение ракетам, пусковые также использовали как устройства для запуска кинетических боеприпасов.
Виолетте даже почудилась лёгкая вибрация, когда пусковые дали первый залп. Шесть цилиндрических стальных контейнеров с огромной скоростью унеслись в открытый космос, направляясь к центру системы. Траектория выстрела была просчитана таким образом, чтобы каждый из контейнеров рано или поздно добрался до конца своего долгого пути. Все они направлялись в самый центр системы, чтобы последний раз вспыхнуть в пламени местной звезды.
Как только выстрел был сделан, начался восемнадцатисекундный цикл перезарядки. И всё это время на корабле стояла гробовая тишина. Абсолютная. Люди провожали своих товарищей в последний путь.
Четыре дня назад, когда «Сицилия» наконец-то смогла догнать то, что осталось от летящего по инерции и вращающегося в пространстве «Фальшиона», Виолетта не верила, что там мог выжить хоть кто-то. Некогда красивый и изящный лёгкий крейсер превратился в груду искорёженных обломков.
Виолетта ожидала, что, когда они всё-таки смогут догнать «Фальшион», её глазам предстанет склеп, полный мертвецов. Она, наверное, ещё никогда не была так рада, что ошиблась…
Цикл перезарядки окончился, и пусковые дали новый залп. Ещё шесть контейнеров устремились навстречу сияющей вдали звезде.
Всё-таки Райн не сделал этого, подумала Виолетта. В последний момент он отвернул, изменив курс «Фальшиона» таким образом, чтобы не попасть в зону действия энергетического оружия. Она усмехнулась, стоя спиной к своей команде и смотря на далёкую звезду.
А ведь его план заключался именно в этом. Когда против тебя выходят трое огромных головорезов, то у тебя нет шансов победить. Надо либо убегать, либо бросаться прямо на них, не думая о собственной жизни, надеясь, что напор и ярость помогут тебе. Именно это и задумал Том. Он прекрасно понимал, чем это кончится для корабля и того куцего экипажа, который на нём остался. Он поговорил с каждым из шестидесяти двух человек, которые вызвались отправиться с ним. Райн безжалостно проредил экипаж, оставив менее двадцати процентов добровольцев. Оставил лишь тех, кто был жизненно необходим для задуманного. Том смотрел в глаза каждому из них, прямо говоря: пути назад не будет. Но они не отказались. Он объяснил им ситуацию. Рассказал, чем может грозить случившееся, если они ничего не предпримут.
Виолетта скорбно качала головой, глядя на то, как ещё шесть стальных гробов унеслись в непроглядную черноту космоса. Некоторые из них были пустыми. Одним из таких был гроб, на котором было выбито имя Исаака Маккензи.
Его тело так и не смогли обнаружить.
Виолетта почувствовала, как на глазах появилась влага. В отражении стекла она увидела сидящую в специальном кресле Магду. Вальрен пришла в себя несколько дней назад. Известие о том, что Исаак мёртв, ударило по ней, наверное, сильнее, чем по другим. Бельховская знала, что они были очень близкими друзьями с Маккензи. В конце концов, именно он когда-то спас Магду. Сначала сделал всё, чтобы захватить корабль, на котором её перевозили с другими… куклами, а затем вновь помог ей, когда девушке, не имеющей ровным счётом ничего в этом мире, нужен был друг.
И он спас её снова…
Ещё один запуск, и ещё одна шестёрка гробов улетает навстречу своей огненной судьбе.
Каждый из тех, кто был дружен с Маккензи, положил что-нибудь в гроб с его именем. Виолетта – пачку так любимых им рейнских сигар, которую хотела подарить ему на день рожденья через два месяца. Вальрен – полупустую бутылку шотландского виски, которая каким-то неведомым образом уцелела в её каюте на «Фальшионе». И так было со всеми, чьи тела им не удалось найти. Каждый близкий человек положил в контейнер частичку чего-то, что связывало его с погибшим.
Крейсеры в итоге смогли уйти, но Том знатно потрепал их. Сначала дал залп ракетами, которые вёл за собой на поводке, а затем открыл беглый огонь из ракетных пусковых обоих бортов. Его корабль вертелся в пустоте, словно танцуя лишь ему одному известный танец, подставляя под всё новые и новые удары свои щиты и наводя на противника орудия. Из отведённых ему Виолеттой и Владимиром тринадцати минут они продержались всего шесть. И спасли их от полного уничтожения только два обстоятельства: стремление противника убраться из системы и решение Тома о смене курса.
Райн так и не вошёл в зону действия лазерных орудий. Сделай он это, спасать было бы уже некого.
Безнаказанно мерзавцам уйти не удалось. По крайней мере за двумя из них тянулся шлейф из замёрзшего кислорода и обломков. Когда они всё-таки добрались до гиперграницы, то оставались там ещё несколько часов, просто летя по курсу. После чего два из трёх крейсеров ушли в гиперпространство, а их оставшийся собрат исчез в огне ядерного взрыва. Похоже, во время атаки Райну удалось повредить мотиваторы гиперпривода одного из кораблей. Очевидно, члены экипажа повреждённого судна перебрались на другой крейсер, после чего подорвали реактор и боезапас покалеченного корабля, чтобы не оставлять после себя улик.
Новый запуск, и ещё шесть контейнеров, сверкнув на мгновение отражённым светом звезды, исчезли в темноте.
Наверное, и наши жизни выглядят так же, думала Виолетта. Лишь крохотные искорки на фоне вселенной. Ничего более. Но порой…
Младший сын Хьюго Вилма будет обвинён в государственной измене и терроризме. Скорее всего приговором станет смертная казнь. Первые судебные процессы начнутся через два месяца, после того как будут решены все юридические вопросы. И похоже, что отец не пошевелит и пальцем, чтобы защитить своего сына.
Остатки группы «февралистов» тоже не смогли избежать законной кары. Те, кого смогли взять живым во время атаки на базу, «пели соловьями». Точнее, сначала они молчали. Но приказ губернатора был предельно ясен. Получить информацию любыми методами. Абсолютно любыми. И уже через два дня были накрыты практически все их конспиративные квартиры и склады, где хранилось оружие и находились места встречи. По первоначальным подсчётам, людям губернатора удалось захватить или уничтожить практически всю группу. На свободе остались лишь единицы, которые были достаточно умны, чтобы залечь на самое глубокое дно. Но охота на них продолжалась.
Всё это мало волновало собравшихся здесь людей. Они так и стояли, наблюдая, как тела их товарищей уносились в пустоту. В какой-то момент личный комм беззвучным сигналом оповестил Виолетту, что всё закончилось. Она ещё несколько секунд смотрела в сияющую звёздами тьму космоса, прежде чем повернулась к стоящим за её спиной людям.
– На Земле, – произнесла она, – во времена, когда люди лишь бороздили моря и океаны колыбели человечества и не задумывались о путешествиях среди звёзд, у военных моряков существовала традиция. Умерших отдавали морю. И сегодня точно так же мы поступаем и с нашими товарищами.
Она замолчала на несколько секунд, потом продолжила:
– Мы наёмники. Псы войны. Мы убиваем и умираем за деньги. Наши жизни, опыт, навыки… Всё это товар, который мы предлагаем и за который нам платят. Мы не в первый раз теряем близких людей. И будьте уверены, что не в последний. И мы будем отдавать наших погибших звёздам. Не важно, откуда вы. Не важно, кем вы были раньше. Если вы попали сюда, то вы одни из нас. Я это знаю. Вы это знаете. Мы сражаемся вместе и погибаем вместе. Нам не на кого рассчитывать, кроме как на самих себя. Так было и так будет. Рано или поздно мы все умрём. Не думайте, что будет по-другому. Но, как и всегда, я лишь хочу попросить каждого из вас…
Она глубоко вздохнула, когда космос позади неё озарился светом. Энергетические батареи «Сицилии» дали один-единственный залп, рассеяв тьму в прощальном салюте умершим.
– Не уходите за призраками, не спешите к ним, – тихо сказала она.
Её взгляд остановился на стоящем среди окружавших её людей Райне.
– Поверьте, им всё равно. Для них время уже не имеет значения. Они могут и подождать…
* * *
Городской госпиталь Святой Марии. 03 часа 12 минут
Человек, лежащий на больничной койке, постепенно приходил в себя. Лёгкая доза стимуляторов ворвалась в его кровеносную систему через катетер, закреплённый на его руке. Он раскрыл глаза, но вокруг была лишь сплошная тьма.
На краткий миг Вильям Форсетти испугался, решив, что потерял зрение. Но мимолётный испуг прошёл, когда он заметил огоньки медицинского оборудования, тускло светящие в темноте.
Его живот всё ещё болел после проведённых операций. Его истекающее кровью тело нашли прямо там, у посадочной площадки. Как ему сказали врачи, когда его сознание прояснилось, выжил он лишь чудом. За последние дни он приходил в сознание едва ли больше пары раз.
У стены слева вдруг загорелся тусклый свет, осветив фигуру, сидящую на диване для гостей. Форсетти на мгновенье подумал, что это может быть кто-то из людей представительства, но практически сразу же понял, что это не так. Посетитель был худым, среднего роста, с короткими тёмными волосами и острыми чертами лица. Форсетти не мог увидеть глаз незнакомца. Зато он разглядел пистолет, который тот сжимал механическими пальцами протеза, заменившего ему левую руку. Он чувствовал, что уже где-то видел этого парня, но не мог вспомнить, где именно…
– Ты был тогда на приёме, – произнёс Форсетти, когда наконец смог вспомнить его.
– Да, – ответил ему холодный голос. – Был.
Парень некоторое время помолчал. Форсетти тоже не торопился начинать разговор, пытаясь понять, что именно происходит.
– Это ты уничтожил эсминец два месяца назад? – спросил парень.
Глаза Вильяма сузились, но он так ничего и не ответил.
Том усмехнулся. Молчание сродни ответу. Из материалов Дональда Растера Том знал, с кем именно работал пират.
– Можешь ничего не говорить. Нам и так известно практически всё. Я просто хочу, чтобы ты знал. Эндрю Карсон, капитан «Трафальгара», был моим другом. А ты убил его и весь его экипаж. Точнее, почти весь…
Том поднялся с дивана и подошёл к постели, на которой лежал Форсетти. Достав из кармана крошечный голографический проектор, он включил его и положил на кровать. Перед Вильямом появилось изображение девушки с тёмными волосами. На её лице играла улыбка.
– Кто это? – наконец спросил Вильям, не выдержав тяжести молчания, которое висело в палате.
– Её звали Елена Сергеева, – ответил Том. – Она и ещё двое её товарищей смогли спастись с эсминца. Вы их не заметили, поэтому им удалось уцелеть. Знаешь, она многое рассказала. Особенно хорошо она запомнила ракеты с ядерными боеголовками, которыми ты добивал спасательные капсулы.
Том увидел, как на лице лежащего перед ним человека промелькнула тень от стыда за содеянное…
– Я… – начал он, но Райн мгновенно прервал его:
– Заткнись. Знаешь, что было с ней дальше? Я расскажу тебе.
И он рассказал. Обо всём. О том, как её подобрали пираты. О смерти двух её товарищей. И о том, что пираты делали с ней. С каждым его словом лицо Форсетти становилось всё мрачнее и мрачнее. Райн рассказал ему о том, как удалось спасти её, и о том, что было дальше.
– Она погибла. Чуть больше пяти дней назад, – произнёс он, заметив, как лицо лежащего перед ним человека дёрнулось. – Я просто хочу, чтобы ты знал. После всего произошедшего она не сломалась. Когда потребовалось, она выполнила то, что было нужно. Елена сделала это и поплатилась жизнью. Многие люди поплатились за это.
– Я выполнял приказ… – тихим голосом произнёс Форсетти.
– Я знаю, – так же тихо ответил ему Райн. – Да, в космосе никогда не видишь своего противника. Не видишь его лица. Не знаешь его имени. Я всего лишь хотел лишить тебя такой привилегии. Дать тебе взглянуть на частичку того ужаса, который ты сотворил.
Том поднял пистолет, который сжимал пальцами протеза, и навёл на Форсетти. Это была лёгкая флотская модель, предназначенная для корабельной службы безопасности. А ещё, как любое импульсное оружие малой мощности, этот пистолет был удивительно тихим, но от того не менее смертоносным.
Но Вильям этого даже и не заметил. Он лишь продолжал смотреть на застывшее в радостной улыбке лицо Елены…
* * *
Том вышел из палаты. В паре метров от двери, прислонившись спиной к стене, стояла стройная рыжеволосая девушка, одетая в неприглядную гражданскую одежду. Взгляд её зелёных глаз скользнул по пистолету, который Том поставил на предохранитель и убрал в кобуру под курткой.
Райн подошел к ней, и они молча направились к лифтам.
– Всё кончено? – тихо спросила она, когда он нажал кнопку вызова кабины.
– Да, Лиза. Теперь всё кончено.
– Он…
Райн лишь отрицательно качнул головой.
Она не стала ни о чём его спрашивать. Раз он сказал всё, значит, всё.
Двери лифта открылись, и они зашли внутрь. Лиза ткнула пальцем кнопку нижнего этажа, где располагалась парковка личного транспорта.
– Слушай, – спросил он, чуть скосив взгляд. – Тот поцелуй, я всё хотел спросить – почему?
Лиза улыбнулась и пожала плечами:
– Потому что я так захотела.
Отметки пройденных этажей сменялись одна за другой. Лиза ожидала, что Том продолжит разговор. Но Райн лишь молчал, словно обдумывая что-то.
– И что же будет дальше? – наконец спросила девушка, когда двери лифта открылись, выпуская пару на безлюдную в это время парковку.
– Дальше?.. Будем жить дальше…
Они вышли из лифта и направились к своему флаеру. Том обнял её за талию своей рукой из плоти и крови и притянул к себе.
– Отличная идея, – сказала она с улыбкой.
– Да, – согласился с ней Том. – Мне тоже нравится…
* * *
Форсетти неподвижно лежал в темноте и всё смотрел на оставленный Томом проектор. На изображении незнакомая ему девушка светилась радостью.
В палате было тихо. Очень тихо. И в этой тишине Форсетти продолжал слышать последние слова, которые сказал ему Том, прежде чем опустить пистолет и уйти:
– Этот призрак будет теперь твоей ношей.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Davidneags
    Hello guys. And Bye. neversurrenderboys ;)