Танец стали в пустоте. Том 2. Цена долга

Глава четвёртая

6 апреля 784 года после эры колонизации. Система Абрегадо, планета Абрегадо-3. Два часа спустя
Луи Верль расстегнул несколько пуговиц рубашки, чтобы ослабить воротник. На несколько помятом и усталом лице застыло утомлённое выражение, которое никак не вязалось с горящими от возбуждения глазами.
– Сделай погромче.
– Да, сэр, сейчас.
Сидящий перед ним техник увеличил громкость динамиков, голос из которых сразу же стал более отчётливым:
– Маврикио?
– Да, мой мальчик.
– Зачем ты звонишь мне?! Что, если кто-то узнает…
– Успокойся. Ты же сам говорил мне, что твои линии не прослушиваются. Да и я не лыком шит. Поверь, у нас есть оборудование, которое не позволит лишним ушам услышать наш разговор.
Сидящий рядом с Луи техник усмехнулся и чуть изменил настройки аппаратуры, убирая лишние шумы и помехи из записи разговора. Затем поставил запись на паузу и объявил:
– Они действительно использовали аппаратуру шифрования, сэр. Но наши технологии – на шаг впереди. Шифруйся или разговаривай прямо в этой комнате – результат одинаковый.
Улыбнувшись, Луи похлопал техника по плечу и снова включил запись:
– Всё равно, Торвальд, это может быть слишком рискованно. Особенно после того, что вы устроили в административном комплексе. Тебя ищут все люди моего отца.
– Пускай ищут. Им всё равно не найти меня, как бы они ни старались. Они слишком глупы, чтобы посмотреть себе под ноги.
Луи поставил запись на паузу и повернулся к технику:
– Вам не удалось запеленговать входящий звонок?
– Нет, сэр. Простите. Тут эти мерзавцы поступили на удивление умно. Входящий сигнал прошёл как минимум через двадцать ретрансляторов по всей планете. Нам просто не хватило времени, чтобы отследить каждый из них. Единственное, о чём я могу сказать с уверенностью: они использовали случайную цикличную последовательность. Как только сигнал проходил через полный круг ретрансляторов, он начинал новый виток, вновь проходя через эти станции, но уже в случайном порядке. Нам и так повезло – записали этот разговор, потому что вы заранее отдали приказ следить за всеми коммуникациями Франциско Вилма. По моему мнению, источник звонка находится где-то в столице. Но на более точные сведения можете не рассчитывать.
– Понимаю. Вы всё равно молодцы. – Луи вздохнул и жестом попросил вновь включить запись.
– Спасибо, сэр.
Техник набрал команду на терминале, и запись продолжилась:
– Зачем ты звонишь, Маврикио?
– Потому что время скоро придёт, мой мальчик. Очень скоро мы наконец-то сможем воздать твоему отцу и всем его корпоративным прихвостням по заслугам.
В динамиках послышался усталый вздох.
– Я же уже говорил, что это бесполезно. Его охрана усилилась. У вас не появится и шанса подобраться к нему. Шанс, который был у вас в административном комплексе, был нашей единственной возможностью.
– Поверь, это не столь большая проблема. На самом деле это меньшая из наших трудностей.
– Меньшая?
– Да, Франциско. Куда больше меня заботят люди, которых нанял твой отец. Они могут быть куда опаснее, чем послушные собаки твоего отца из Гвардии. И я надеюсь, что ты поможешь мне разобраться с этой проблемой. Ты же не думал, что я не узнаю о том, что полковник Больтер буквально ест из твоих рук?
На несколько секунд повисла тишина. Луи на мгновение даже подумал, что на этом запись оборвалась, когда вновь послышался голос младшего Вилма:
– Как…
– Как я узнал о том, что ты исправно платишь ему уже два года? Ты дал нам коды безопасности административного центра и думал, что я не задамся вопросом, от кого ты мог их получить? Мне интересно, что же именно ты пообещал ему, когда всё закончится?
– Должность начальника сил планетарной обороны.
– И ты не задумался о том, что этот человек может предать тебя?
– Что? Нет! Он верно служит мне, Торвальд. Лишь благодаря его помощи я смог предоставить вам коды допуска. Он так же верит в наше дело, как и я…
– Он верит в деньги, которые ты ему платишь, Франциско. Ни больше ни меньше. В будущем это может стать проблемой, но сейчас этот человек нам крайне полезен.
– Что ты задумал, Торвальд?
– Ты узнаешь, когда всё будет готово. Сейчас же нам нужно обсудить другой вопрос. Что с людьми, которых нанял твой отец?
– Они продолжают работать на него. Сейчас в системе остался только один их эсминец. Кажется, он называется «Сицилия» или как-то так. Патрулирует внешние границы системы. Остальные занимаются сопровождением наших конвоев, если я не ошибаюсь.
– У тебя есть графики их появления в системе?
– Нет, но я могу их достать. Зачем тебе это?
– Я не хочу, чтобы кто-нибудь помешал нашей встрече с твоим отцом.
– Нашей?!
– Да, Франциско. Нашей. Твоему отцу пора наконец взглянуть в глаза ошибкам, которые он совершил. Пора понять: то, что случилось семнадцатого февраля два года назад, наконец настигнет его. Тяжесть последствий от его действий раздавит его, а мы в этом поможем. Это будет справедливо по отношению ко всем жертвам, к которым привели его жадность и гордыня. Наш мир наконец-то будет принадлежать нам. И с нашей помощью он будет процветать. А ты сможешь получить то, что принадлежит тебе по праву. Как наследник своего отца ты обретёшь контроль над его активами и управляющим аппаратом. Все капиталы и вложения твоего отца будут принадлежать только тебе. И с экономической помощью, которую ты окажешь, Абрегадо встретит новый рассвет.
– Под твоим управлением?
– Ну… – в трубке послышался смешок. – Кто-то должен будет взять на себя обязанности пастуха, чтобы стадо не разбежалось в разные стороны.
В разговоре на некоторое время повисло молчание.
– Да, Торвальд. Ты прав, – наконец ответил Франциско.
– Да, Франциско. В этом моя сила.
– Я узнаю об этих кораблях всё, что возможно, и передам твоим людям по обычным каналам.
– Мы будем благодарны тебе за это.
– И… Торвальд, больше никогда не звони мне по этому номеру. Я не хочу лишний раз рисковать.
Разговор оборвался. В техническом помещении висела тишина, пока Луи обдумывал только что услышанное. Постепенно в его голове начал формироваться план действий, состоящий из различных вариантов и их комбинаций, но одна мысль не давала ему покоя.
– Чёртовы идиоты…
– Сэр?
– Ничего, просто мысли вслух. Я поднимусь к себе в кабинет. Сохраните записи в архиве и подготовьте для меня шифрованную копию.
– Подготовить для отправки, сэр?
– Пока не знаю… Хотя да, зашифруйте её кодами разведки флота и перешлите пакетом данных на мой терминал.
– Будет сделано, сэр.
По пути в свой кабинет Луи обдумывал сложившуюся ситуацию.
Действия этого мясника Торвальда могли привести к гражданской войне на этой планете. Слишком свежи в памяти народа события двухлетней давности. И как бы Луи ни были противны методы Торвальда, он вынужден признать, что тот действовал очень грамотно.
До нападения на административный центр все жертвы Маврикио были политиками. С точки зрения Торвальда, они его законные цели в его «священной войне», и почти во всех случаях жертвы среди мирного населения сводились к минимуму. Это не означало, что их не было. Но их было недостаточно для того, чтобы люди обратили на них внимание. Но всё же имелся один важный момент, который очень волновал Верля. Судя по прослушанной записи, Маврикио задумал нечто иное, нежели захват власти на планете. Если его слова о влиянии Франциско на высокопоставленных военных из числа Гвардии Союза не были ложью или преувеличением, то чисто теоретически его план мог бы сработать. Луи уже достаточно долго жил и работал в пространстве Союза, чтобы хорошо разбираться в местных политических реалиях.
Но теория имеет неприятную тенденцию отличаться от практики. Да, бюрократическая машина Союза будет очень долго раскачиваться, прежде чем адекватно отреагирует на произошедшее. Но рано или поздно это произойдёт. Правительство СНП не позволит столь важной аграрной планете выйти из-под своего непосредственного контроля и получить автономность. Да, из-за чудовищной инертности и плохого управления это произойдёт не сразу. У планеты будет от шести до девяти месяцев, по прикидкам Луи, прежде чем на орбите появится флот СНП вместе с десантными частями, чтобы вернуть планету обратно в лоно Союза. У плана Торвальда не было шансов на осуществление в долгосрочной перспективе. Возможен лишь краткосрочный период нестабильного правления, и не более того. И Торвальд не может не понимать этого.
Луи зашёл в свой кабинет и повесил пиджак на спинку кресла. За панорамными окнами было уже темно, и ночной город горел мириадами танцующих огней. Подойдя к мини-бару, он сначала хотел налить себе ещё одну чашку кофе, но передумал. В его желудке уже и так плескались пять чашек, которые, по сути, заменили ему ужин, поэтому Луи решил ограничиться обычной минеральной водой. Налив её в высокий прозрачный бокал, он уселся в кресло.
– Что же ты задумал, Торвальд…
Движением руки он взболтал воду в бокале и сделал несколько глотков.
Ладно, если этот вопрос пока остаётся без ответа, то есть ещё один, на который требуется найти ответ. Чем данная ситуация может быть полезна Рейну? Если задуманное Торвальдом осуществится, то на планете начнётся настоящий хаос. Неужели Маврикио действительно задумал столь радикальную смену политического курса?..
Нет.
Луи тряхнул головой, отгоняя эту мысль. Маврикио Торвальд никак не вязался с тем, кто займёт место Хьюго Вилма. Но если выкинуть его из уравнения… Смерть Хьюго и Хавьера повлечёт за собой развал их администрации, если только кто-то не возьмёт власть в свои руки после внезапной гибели губернатора. Франциско подойдёт на эту роль, хотя в конечном счёте и его ждёт та же судьба, что и Торвальда, если тот попробует добиться независимости для Абрегадо. У младшего Вилма нет той хватки, связей и влияния, как у его отца, чтобы сохранить контроль сразу над четырьмя системами. В лучшем случае, после того как СНП вновь наведёт порядок, он сможет оставить за собой пост губернатора Фолкрика. Если только…
Если только кто-то ему не поможет.
Мысль промелькнула в голове у Луи, подобно сияющей искре в ночном небе. Что, если Франциско окажет помощь третья сторона? Гибелью губернатора Торвальд не ограничится. Если он вновь будет действовать в той манере, в какой работал в административном центре, то погибнет куча народу. Возможно, большая часть губернаторской администрации. И если допустить, что Франциско действительно останется жив, то всё управление перейдёт к нему. Зная Торвальда, Луи был практически уверен, что подобное событие не останется без внимания общественности. Маврикио всегда старался сделать свои «подвиги» достоянием как можно большего количества людей, а значит, огромный процент населения, который был недоволен правительством, увидит в этом шанс. Могут начаться беспорядки и стихийные выступления. В подобной ситуации людям будет наплевать на то, чего желает добиться Франциско. Для них он будет лишь сыном губернатора, который подхватит за ним бразды правления. Здесь кроется очень сложный и важный момент… И если некоторая «третья» сторона предложит свою помощь в установлении законности и порядка, то это не только усилит позиции младшего Вилма, но также позволит добиться определённой выгоды…
В голове Верля начал формироваться план, а рука уже включала терминал на столе. Достав коммуникатор, Луи связался со своим помощником, который был таким же трудоголиком, как и он сам.
– Энтони?
– Да, сэр?
– Свяжитесь с капитаном Сайлзом. Сообщите, что мне потребуются его услуги.
– Вы хотите отправить курьера?
– Да. Мне нужно, чтобы он доставил на базу «Турин» новые данные и мой личный анализ ситуации. Адмирал Рабинович должен получить их как можно скорее.
– Конечно, сэр. Я свяжусь с ним немедленно.
– Благодарю тебя. Сообщи, когда всё будет готово.
– Конечно.
Чак Сайлз был капитаном одного из двух курьерских кораблей, которые постоянно находились на орбите Абрегадо-3. Они были зарегистрированы как почтовые суда и приписаны к Рейнскому торговому представительству, которое было не чем иным, как официальной «крышей» для местной резиденции Главного разведывательного управления Рейнского Протектората. В данный момент один из курьеров находился вне его досягаемости, зато второй висел на парковочной орбите в ожидании приказов.
* * *
11 апреля 784 года после эры колонизации. Лёгкий крейсер «Фальшион»
– Итак, господа. Сдаю карты.
Лиза ловкими движениями пальцев отбросила упавший на лицо рыжий локон и перемешала колоду старых пластиковых карт. Она начала по одной раздавать их по часовой стрелке, начав с сидящего слева от неё Райна, которому предстояло сделать первую ставку в новом раунде.
Всего за столом сидели шесть человек: Лиза, Серебряков, Лапки, Том, один из бойцов отряда Сергея, с которым Том не был знаком, и, что удивительно, Магда. Райн и знать не знал о редких вечерах, проводимых за игрой в покер, если бы Лиза не позвала его на очередную игру. Поначалу он думал отказаться, но, когда «Фальшион» покончил с пиратским судном и вместе с конвоем ушёл в прыжок в сторону системы Абрегадо, работы стало меньше. Так что и у Тома появилось свободное время.
– Делаем ставки. Том, малый блайнд.
– Хорошо, хорошо. Ставлю пять.
Так как он сидел следующим после раздающего, то первую «слепую» ставку он мог сделать в уменьшенном эквиваленте, нежели остальные игроки за столом. Остальные скинули по десять фишек. Как только ставки были сделаны, Лиза раздала всем по две карты потёртыми рубашками вверх. Старый пластик игральных карт уже не только покрылся потёртостями, но и немного пожелтел.
Лиза откинулась назад на стуле, который приволокла из ближайшего технического отсека.
– Первый круг торгов. Том?
Райн скользнул взглядом по лежащим рядом с его картами фишкам и посмотрел на девушку, балансирующую на задних ножках стула.
– Десять сверху, – ответил он и добавил к стопке в центре стола десять фишек.
Все присутствующие заглянули в свои карты и приняли ставку.
Сергей посмотрел на сидящего через стол от него пилота, который внимательно рассматривал свои карты.
– Ну что, Лапки? Ты наконец решился или нам ждать, пока топливо в звёздах не выгорит?
Лиза оживилась, когда появилась новая тема для разговора.
– Решился на что?
– Ни на что, – поспешно ответил Лапки и отхлебнул из бутылки пива. – Это… это личное…
– Ага… – хмыкнул Сергей и тоже сделал глоток. – Он всё никак не соберётся с духом, чтобы пригласить Сару на свидание.
– Да ладно?! – Лиза удивлённо посмотрела на слегка смутившегося пилота. – Постой, ты же собирался позвать её, когда мы были ещё на Траствейне. Вы же почти две недели торчали с ней на планете.
Лапки только смущённо пожал плечами:
– Там была куча работы. Мы подписывали контракт. Да и всё это время мы просидели на верфях Сашимото, куда капитан отправил нас, чтобы познакомиться с новыми ботами. У меня просто не было времени…
– Ой, да брось. Не ты ли тогда просидел с Сергеем и остальными за картами весь вечер? – улыбнулась Лиза, вспомнив последнюю игру.
– Может, хватит уже? Только и делаете, что издеваетесь. А у меня, между прочим, хрупкая и ранимая душа. И вообще, давай уже открывай карты.
– Да, да.
Лиза ещё раз перемешала колоду и выложила на стол три карты. Туза пик, шестёрку пик и червового короля.
– Ставки? Том?
Райн задумчиво посмотрел на открытые карты и бросил в общую кучу свой малый блайнд – пять фишек.
Лиза наклонилась, поставив стул на все четыре ножки, и опёрлась локтями о стол, с интересом посмотрев на него:
– А у тебя? Есть кто-нибудь дома?
Том лишь отрицательно покачал головой и осторожно взял из стоявшего прямо на полу небольшого переносного холодильника бутылку с пивом.
– Нет. Последние двадцать лет жизни моим домом был флот, – спокойно ответил он и сорвал пальцами протеза крышку с бутылки. – Флотская жизнь не особо располагает к долгосрочным отношениям. Они уж точно не строевых офицеров.
Сергей понимающе хмыкнул и чуть приподнял в тосте свою полупустую бутылку с пивом.
Том ударил горлышком своей бутылки по ёмкости Серебрякова и сделал несколько глотков.
Лапки и незнакомый Райну боец постучали по столу и пропустили свой ход для повышения. К их сожалению, идущая следом Магда тут же выложила на стол десять фишек. Сидящие следом за ней Лиза и Сергей без колебаний доложили в общий банк ещё по десять. Том также не остался в стороне и доложил ещё пять фишек к своей предыдущей ставке, чтобы уравнять положение в банке. Лапки нехотя принял ставку, а вот сокомандник Сергея сбросил карты, отказавшись от дальнейшего участия в раунде.
– Кстати, Магда, капитан ничего не говорил насчёт нашего дальнейшего расписания? – Серебряков посмотрел на Вальрен, первого помощника. Сергей единственный из всей группы позволял себе обращаться к ней по имени. Райн слышал, что у них было некое совместное прошлое, но подробностями не интересовался.
– Пока придерживаемся стандартного графика.
Старпом заглянула в свои карты, прежде чем продолжить:
– Доставим конвой на Абрегадо-3, а через четыре дня отправимся обратно на Фолкрик. По крайней мере, других распоряжений Исаак пока не придумал, а значит, следуем намеченному плану.
Лиза развернулась и взяла стоящий рядом с ней на технической тележке бокал. Игра проходила в одном из отсеков, который использовали для хранения десантного снаряжения. Сейчас, в это ночное по корабельным часам время, он пустовал. Около одной из стен выстроилась шестёрка мобильных доспехов для операций на поверхности планеты. Трёх с половиной метровые человекоподобные мехи молча застыли в своих захватах, которые прочно удерживали их в вертикальном положении около переборок. Кокпиты, расположенные в задней части, были раскрыты, и к каждому тянулись кабели питания и диагностики. Каждая из шести машин покрашена в матовый чёрный цвет, обычный для организации оттенок, но во время боевого применения специальная «умная краска», нанесённая на корпуса доспехов, с лёгкостью подстроится под окружающую среду – для маскировки.
Тонкие и изящные пальцы Магды перемешали прозрачный напиток с долькой лимона коктейльной ложкой. Услышав про четырёхдневную стоянку на орбите, Лапки тут же встрепенулся:
– Что насчёт увольнительных на берег?
Вальрен скептически посмотрела на него:
– А тебе мало того, что было в прошлый раз?
– Мне точно хватило, – подметила Лиза, сделав глоток из бутылки с пивом. – Мне, знаешь ли, не очень нравится новые зубы ставить.
– Ой, да брось. Какой это уже раз?
Девушка только пожала плечами, а пилот с надеждой посмотрел на Райна:
– Том, ну хоть ты поддержи меня.
– А что я?
– Ты же хочешь покинуть эту консервную банку и прогуляться под настоящим тёплым солнышком. А?
Лицо Райна скривилось:
– Да не особо. Я больше предпочитаю космос, чем бессмысленное топтание на грунте.
Магда посмотрела на обычно тихого тактика и одобрительно кивнула:
– Правильно, правильно. Бери пример с него, Лапки. Вот он, настоящий образец для подражания.
– Пф… в отличие от вас я не особо люблю мариноваться в вакууме. Кстати, Райн…
– Мм?
– Каково это, быть сыном адмирала?
Том пожал плечами и откинулся на пластиковую спинку раскладного стула.
– Не знаю. Наверное, так же, как быть сыном любого другого человека. Я редко видел его в детстве. А когда поступил в академию, то стал видеть ещё реже. Мне кажется, что большая часть нашего общения пришлась на тот период моей жизни, когда началась моя активная служба на флоте. Лиза, что там с картами?
Почувствовав его нежелание продолжать эту тему, Вейл выложила на стол четвёртую карту, которой оказалась червовая дама.
– Да вы издеваетесь…
Увидев новую карту, Лапки разочарованно застонал и сбросил карты. Том, как обычно, положил пять фишек, удерживая малый блайнд. Магда постучала пальцами по столу, пропуская ход. Сергей же поднял ставку сразу на двадцать фишек. Народ за столиком удивлённо загудел и подозрительно посмотрел на командира десантников, который с каменным лицом и улыбкой акулы смотрел на них в ответ.
Прошипев какое-то ругательство, Лиза сбросила карты и вышла из игры. Том со спокойным лицом вздохнул и уровнял фишки на столе.
Магда же отреагировала куда менее сдержанно:
– Даже не думай, чёртов засранец. Думаешь, я опять поведусь на твой блеф?
Она, похожая на волчицу, смотрела на Сергея голодными глазами.
– Это тебе решать, продолжать игру или нет, – спокойно и даже с лёгкой насмешкой ответил он. – Так что, отвечаешь или нет?
– Тц…
Ещё двадцать фишек добавились в общий банк. В игре оставалось всего три человека.
– Не рычи. Бывает, что и начальству не везёт.
– Смотри, Серёжа, ведь пожалеешь потом о своих словах.
Десантник рассмеялся и с деланым испугом заглянул в свои карты.
– Это вряд ли. Хотя всё возможно. Кстати, уже решили, что будет с нашей гостьей?
– С пилотом десантного бота?
– Ага.
Магда пригубила свой коктейль, который на самом деле был всего лишь минеральной водой с долькой лимона.
– Её личность подтвердилась. Благодаря её идентификационным кодам мы смогли получить доступ к части данных с «Морского ястреба»…
Лапки с радостной улыбкой посмотрел на первого помощника:
– Вы смогли восстановить системы челнока?
– Остынь, торопыга. Если собирался попросить возможности обкатать этого «малыша», то забудь об этом. Елена дала нам лишь ограниченный доступ к данным челнока, чтобы подтвердить свою личность. Не более того. Да капитан и не настаивал. Данные чёрного ящика действительно подтвердили её личность как старшего лейтенанта Елены Сергеевой из ВКФ Вердена. В любом случае придётся хорошенько поработать над системами «Ястреба», чтобы он снова смог нормально летать в космосе. До этого момента от него вряд ли будет много толка.
– Так, значит, это правда? Она единственная спаслась со своего корабля? – Том несколько оживился, когда разговор зашёл о его «родном флоте».
Магда поёжилась, вспомнив заключения корабельных врачей и рассказ самой Елены.
– Да. Даже боюсь себе представить, что она чувствовала в тот момент. Даже говорить об этом не хочу. Лиза, открой карту, будь добра.
– Момент.
Ловкими пальцами та наугад извлекла из колоды последнюю карту и выложила её на стол рядом с остальными. Ею оказался червовый туз.
– Да чтоб тебя…
Магда раздражённо сбросила карты вне очереди, даже не дав Тому поставить свои обычные пять фишек. Сергей медленным движением приник к своим картам. У него обнаружились две дамы, поэтому он решил сразу выйти на противника в лобовую атаку и одним движением передвинул от себя две стопки по двадцать фишек. Выбывшие из игры с интересом следили за противостоянием Сергея и Тома, которые остались за столом один на один.
Задумчиво осмотрев лежащие перед ним карты, Том тяжело вздохнул и уравнял ставку Сергея.
– Мэм, а она не говорила, как именно назывался её корабль? – спросил он.
– Да, говорила. «Трафальгар». Если не ошибаюсь, капитана звали Энди Карсон.
Магда, как и остальные покинувшие игру, с жадностью смотрела на стол, на котором в совокупности лежала почти четверть её недельного жалованья.
– Эндрю Карсон?
– А? А, да. Эндрю Карсон. А что? Стой, Том, ты чего?
Райн застыл, глядя на стол потемневшими глазами, а затем вдруг поднялся и поспешил к выходу.
– Это что сейчас было? – Вальрен оглядела собравшихся за столом.
– Лиза. – Сергей мотнул головой в сторону покидавшего отсек Тома, и девушка без лишних слов встала и быстрым шагом направилась к выходу.
Посмотрев на часы, Серебряков разочарованно кивнул на лежащие на столе фишки.
– Ладно, ребята. Думаю, на сегодня пора заканчивать.
– А как же партия? Кто выиграл? – Лапки переводил взгляд с оставшихся на месте Райна карт на гору фишек в центре стола.
Протянув руку, Сергей подхватил карты Тома и перевернул их.
– Вот засранец…
С обратной стороны уже потёртых временем и пальцами рубашек на него смотрели два туза.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Davidneags
    Hello guys. And Bye. neversurrenderboys ;)