Танец стали в пустоте. Том 2. Цена долга

Глава девятнадцатая

18 апреля 784 года после эры колонизации. 07 часов 29 минут. База «Альдорф»
– Часть боеголовок уже доставили с базы «Довенхайм». Ещё одиннадцать хранятся на орбите.
Том отвлёкся от планшета и потёр глаза.
– Они подойдут к нашим ракетам?
– Да. Придётся поколдовать над креплениями, но они подойдут. Есть, конечно, различия в посадочных муфтах для боеголовок, но ничего такого, что нельзя было бы исправить напильником.
– Итак, сколько всего получается?
Изображение Виолетты на мгновенье исчезло с экрана – она пропала из обзора камеры, когда брала планшет с последними данными.
– Вместе с зарядами с «Сицилии» и «Фальшиона» у нас есть шестьдесят семь боеголовок. Техники уже начали готовить ракеты для них. Том, их перенастройка…
– Виолетта, либо так, либо никак.
– Слушай. – Бельховской удалось урвать несколько часов сна, и сейчас она выглядела посвежевшей, отдохнувшей. – Не мне говорить тебе, что ядерные боеголовки будут бесполезны против них. Если это будут «Монро» или более тяжёлые корабли, то мы просто не сможем провести ракеты через их системы ПРО на дистанцию для эффективного поражения.
– Я тебе уже говорил, что этого и не нужно. Главное, привлечь их внимание. А этого будет более чем достаточно.
Как-то само собой так получилось, что после всего случившегося на планете Райн и Виолетта стали общаться более свободно. Отношения у них всё ещё были несколько натянутыми, в конце концов, Бельховская не знала его настолько хорошо, насколько знала Маккензи. И они не были друзьями. Но прислушиваться к Тому она начала.
Когда Том наскоро объяснил ей свой план, она назвала Райна сумасшедшим самоубийцей. Но ему всё-таки удалось заставить выслушать себя более внимательно. И через час Виолетта поменяла своё мнение. По её словам, он был обыкновенным самоубийцей.
– Что с командой? – поинтересовалась Виолетта.
– Останется только минимально необходимый персонал. Да и те будут добровольцами. Мы уже опросили ребят. Все, кто готов, останутся на постах. Остальных мы снимем с корабля в течение следующих трёх часов.
– Хорошо. Но всё-таки почему не попробовать связаться с ними, когда они появятся в системе? Сказать, что их план не удался. Пускай валят отсюда.
Том отрицательно покачал головой и потёр красные от недосыпа глаза:
– Это не сработает. Точнее, это вряд ли сработает. Меня кое-что беспокоит. – Он отложил устройство в сторону и опёрся обоими локтями о стол, сложив пальцы в замок. – Такая операция не может производиться без поддержки на месте.
– Ты думаешь, у них здесь есть свои люди? – сделала она вывод.
– Я не знаю. Но поставил три к одному, что это были люди из представительства. Необязательно весь его штат, но кто-то точно. Поскольку… здесь что-то не вяжется. Допустим, у них есть свои люди на поверхности, которые оказывают информационную поддержку. Подобная операция не может проходить без «предохранителей».
– «Предохранителей»?
– Да, способов отменить её даже в самый последний момент.
– С чего ты это взял?
Том схватил стоящий на столе перед ним стакан воды и сделал несколько глотков, прежде чем ответить:
– Это… это логично. Это было бы правильно. Они кто угодно, но точно не идиоты. У них должен быть способ отменить операцию даже в самый последний момент. А это значит, что они должны иметь своих людей на поверхности, которые смогут сообщить, можно ли продолжать выполнение плана.
– Слишком надуманно. Что, если решать будет тот, кто командует этими кораблями?
– Да, я тоже так думал поначалу, но считаю, что это не так. Точнее, не совсем так. Сама посуди, они направятся сюда практически вслепую. Без информации. Надеясь исключительно на то, что по прибытии их ждёт Франциско с распростёртыми объятиями. Кто-то же выходил на контакт с младшим сыном Вилма. Они сообщили ему обо всём заранее, а значит, план уже был разработан. Всё было готово и опиралось лишь на последующие действия Торвальда и Франциско. Это… спорная стратегия, но она должна была сработать.
– Если бы не мы.
– Верно, – кивнул Том. – Если бы не мы. Их план строился на тесном взаимодействии с людьми, обеспечивающими информационную поддержку.
– И тут поддержка исчезла.
– В точку. И тогда у меня возникает вопрос: а что, если это было и не представительство вовсе?
Бельховская моргнула:
– В смысле? Хочешь сказать, что представительство липовое?
Том поудобнее уселся в кресле. Ему жутко хотелось кофе, но он уже столько его выпил, что желудок начинал протестовать от одного только аромата бодрящего напитка.
– Нет, я уверен на сто процентов, что оно настоящее. Я вот к чему веду. Что, если оно помимо выполнения своих основных обязанностей служило им прикрытием?
– Хм…
Виолетта задумчиво посмотрела в камеру.
– Разведка? Думаешь, это было прикрытие для их разведывательной деятельности?
– Не знаю. Возможно. Но в любом случае теперь всё это не важно. Благодаря Минковскому мы знаем, что их курьер отирался на границе системы пару дней, прежде чем совершить прыжок. Так?
– Так.
– Зачем это было делать? Если это было обычное рядовое сообщение, почему тогда он не находился на орбите?
– Время.
– Правильно. Они не хотели терять время. Поэтому разместили курьера на границе системы и передали сообщение. После его получения курьер ушёл в прыжок. Вместо перехода за пределы гиперграницы, который бы занял у курьера семь часов, они отправили сообщение. Какая там была бы задержка связи?
– Около девяти минут, – без раздумий ответила Бельховская.
– Они спешили, а значит, действительно опирались на чужие действия. Преподаватели в академии не раз говорили мне, что нельзя строить планы на чужих действиях. В таких схемах слишком много непредсказуемых факторов. Но если другого варианта нет, то в плане должны быть «предохранители». Люди, которые смогут остановить ход операции, если что-то пойдёт не так. Это приводит нас к выводу, что у них должен быть канал связи с планетой. Способ связаться, даже в грядущей ситуации. Они получат сообщение обо всём, что здесь произошло. Узнают о взрывах в столице и о том, что их представительство уничтожено, а экономический атташе мёртв. Это может убедить их, что план, по крайней мере частично, удался.
– Том, это откровенно слабая теория.
Райн пожал плечами:
– Другой у меня нет. Я не говорю, что мы не попытаемся изменить их решение. Но мне кажется, это не сработает. Я хочу быть готов к различным вариантам развития событий. Губернатор уже выделил нам курьера для отправки сообщения Мэннингу?
Глаза Виолетты удивлённо расширились.
– Конечно. Ещё четыре часа назад. Он уже направляется к гипергранице для перехода на Фолкрик. Я же говорила тебе об этом.
Райн зажмурился и надавил себе пальцами на переносицу.
– Прости… я забыл.
– Слушай, Том, тебе нужно отдохнуть. У нас ещё есть время. Иди и поспи.
– Да. Наверное, я так и сделаю.
Он поднялся из-за стола и бросил последний взгляд на экран.
– Сообщи мне, когда оставшиеся боеголовки поднимут на орбиту.
– Хорошо. Но даже с учётом твоего плана это всё равно самоубийство. Ты должен понять это.
– Думаешь, я не знаю?! Но это лучшее, что мы способны предпринять в этой ситуации.
– Если ты прав в оценке их сил и дело дойдёт до стрельбы, то ты не сможешь победить. Это невозможно.
– Нам и не нужно побеждать, Виолетта. Достаточно будет нанести им такие повреждения, чтобы дальнейшее выполнение задания было невозможно. И всё. Этого будет достаточно.
* * *
9 часов 11 минут. Жилая башня «Грин хиллз». Конспиративная квартира М17
– Сэр, система орбитальной связи налажена.
Энтони поднялся со старого, уже порядком драного кресла.
– Наконец-то. Почему вы, чёрт возьми, возились так долго?
– У нас были проблемы со спутниковым соединением, сэр. Мы не можем использовать первичные спутники орбитального контроля. Пришлось задействовать резервные каналы с коммерческих «птичек».
– Сигнал стабильный? Мы сможем отправлять сообщения узкосфокусированным лучом?
– Да, сэр. – Техник передал ему планшет с результатами испытаний оборудования. – Мы уже провели несколько тестов, всё работает штатно.
– Хорошо. Тогда держите канал отключённым и пустым. Никто не должен засечь его. Когда прибудут корабли контр-адмирала Рабиновича, мы должны будем сообщить ему об обстановке на планете.
Всё пошло не по плану. Если быть точным, то всё катилось прямо в пропасть. Их план, выстроенный на взаимодействии с младшим сыном губернатора и использовании последствий терактов, предпринятых Торвальдом, почти провалился. Луи Верль, его непосредственный начальник, наставник и даже в каком-то смысле друг, теперь мёртв. С любой точки зрения, с какой ни посмотри, это катастрофа. Точнее, это была бы катастрофа, если бы не одно «но».
Луи предусмотрел вариант подобного развития событий. Точнее, он предвидел ситуацию, когда что-то пойдёт не по плану. Поэтому он проработал вариант с использованием дипломатического статуса представительства в качестве ещё одного, запасного, спускового крючка. Повода, который развяжет руки для действий контр-адмирала. Именно Луи должен был задействовать такой план. Но вместо него это пришлось делать Энтони.
– Да, сэр. Мы будем готовы к их появлению, – отрапортовал техник.
– Отлично. Вы уже подключились к системам наблюдения служб орбитального контроля?
– Да, сэр.
– Что там с этими чёртовыми кораблями?
Техник только пожал плечами:
– Понятия не имею, сэр. Эсминец подошёл к крейсеру на расстояние в пятьсот километров. Там сейчас вообще очень оживлённо. За последние полтора часа к ним прибыло как минимум шесть военных челноков СНП.
– Военных?
– Да, сэр. Как минимум три из них – с базы «Альдорф»…
Наверное, доставили на борт крейсера десантников. Это вполне логично. В конце концов, через свои контакты в Гвардии Союза Энтони уже узнал, что бот, отправленный с крейсера, сбили над базой. Его информатор не мог сказать ничего конкретного о потерях со стороны наёмников, но они определённо были. Вероятно, они воспользовались транспортом с базы, чтобы вернуться обратно на корабль.
– …и ещё три с базы «Довенхайм».
Лейн удивлённо посмотрел на техника:
– Даже так? Странно. Челноки с «Альдорфа» я ещё могу понять. Но с «Довенхайма»?
– Это ещё не всё, сэр. Есть ещё одна странность. Мы засекли технические суда службы орбитального контроля.
– Ничего удивительно, там осталось ещё чёрт знает сколько обломков. Пройдёт ещё как минимум пара дней, прежде чем они избавятся от них.
– Да, сэр. Вы правы. Вот только… Я не знаю, чем они занимаются, но… Короче, посмотрите сами.
Он протянул ему планшет с открытым видеофайлом. Энтони взял устройство в руки и озадаченно посмотрел на экран. Картинка была несколько нечёткой. Включив видео, он озадачился ещё больше. На экране перед ним было угловатое и неказистое судно службы технического обеспечения. Оно медленно подошло к одному из массивных спутников орбитальной связи. Изнутри технического судна появилось с полдюжины человек в скафандрах и экзоскелетах, предназначенных для работы в космосе. Подлетев к спутнику, они начали медленно, но уверенно готовить его к отправке в грузовой отсек технического судна.
– Что за чёрт? Может, спутник зацепило обломками, и они хотят…
– Нет, сэр, я тоже сначала так подумал. Но траектория этих спутников проходит вдали от орбит, по которым распространились обломки. И это, кстати, не единичный случай. За последние три часа они сняли с орбиты уже четыре «птички» орбитальной связи и куда-то утащили их.
– Это может помешать нам связаться с кораблями контр-адмирала, когда они прибудут?
– Нет, сэр. Они забирают только старые спутники. На самом деле они уже давно не используются в общей системе орбитальной связи. Их выводили на орбиту примерно тридцать два года назад, когда полностью меняли всю систему. Тогда у планеты было недостаточно денег для закупки нужного числа платформ, и поэтому они закупили их у Федерации. У них чертовски мощные передатчики, и тогда, видимо, думали, что за счёт повышенной мощности смогут сэкономить на покупке и размещении дополнительных платформ. Четыре года назад их заменили на новые, но эти оставили в качестве резервных систем.
– Ладно. Узнайте на всякий случай, куда они их забирают.
– Да, сэр. И последнее. Мы так и не смогли найти капитана Форсетти. Он не связывался с вами?
Энтони отрицательно покачал головой:
– Нет. Он был вместе с Луи, когда всё это началось.
– Думаете, он погиб вместе с шефом?
– Понятия не имею. В любом случае мы продолжаем операцию.
* * *
11 часов 22 минуты. База «Альдорф»
– Сергей!
Серебряков обернулся на голос и увидел Лизу, которая спешила к нему с дальней части грузового склада. На ходу увернувшись от проехавшего рядом с ней погрузчика, она помахала ему рукой:
– Привет. Как у нас дела?
– Отлично, если не смотреть в будущее. Мы уже начали снимать лишний персонал с крейсера.
– Да, я слышала. Том довольно сильно порезал команду.
– Это ещё слабо сказано. Из всего экипажа на «Фальшионе» останется лишь необходимый минимум.
Серебряков сделал несколько пометок и отдал планшет ожидающему сотруднику базы. Персонал «Альдорфа» оказывал им огромную помощь в подготовке. Боеголовки, которые Том выторговал у губернатора, уже были доставлены на орбиту и сейчас монтировались на ракеты.
– Как думаешь, у него получится?
Серебряков пожал плечами, глядя на хаотичную суету вокруг них.
– Ну, его план достаточно безумен, чтобы сработать. Да ты и без меня это знаешь. Ему, в общем-то, и не нужно побеждать.
Лиза несколько замялась, прежде чем сказала то, что хотела:
– Ты знаешь, что Елена умерла?
Сергей молча кивнул:
– Да. Том мне сказал. Ему сообщили первому.
Лиза немного помолчала, нервно покусывая нижнюю губу. Словно собиралась что-то добавить, но никак не могла решиться.
– Сергей, – наконец произнесла она. – Мне кажется, что он… Я даже не знаю, как это сказать. Мне кажется, он знает, что не вернётся.
– Ну, учитывая его план, я не удивлён. – Серебряков нахмурился: – Он должен понимать, к чему это может привести.
– Нет. Ты меня не понял. Мне кажется, он сам хочет умереть.
Сергей покосился на неё.
– Слушай, – вздохнул он. – Я знаю, что он тебе вроде как понравился. Но ты говоришь глупость. Он довольно толковый парень со своими тараканами в голове, это да. Но он точно не самоубийца. То, что они с Виолеттой задумали, действительно рискованно…
– Ты же читал его личное дело. Ты знаешь, что произошло с ним, когда он получил должность капитана на своём первом корабле.
– Да. Я в курсе.
Лиза скрестила руки на груди. Её зелёные глаза пронзительно смотрели прямо на него.
– Мне кажется, что подсознательно он до сих пор винит себя за то, что произошло. И сейчас происходит то же самое. Он снова командует кораблём. Он отдаёт приказы, и люди, которые их выполняют, снова умирают. Как, по-твоему, он должен себя чувствовать?
Сергей задумался. Он смотрел на встревоженное лицо Элизабет и видел таящуюся в её глазах тревогу.
– Лиза, я, конечно, понимаю, что ты тревожишься за него, но мне кажется, что ты ошибаешься. Сломленный человек никогда бы не смог сделать то, что сделал Том. Подумай хотя бы секунду. Когда капитан погиб, он не колебался. Райн не стал задавать вопросов или паниковать. Он не тратил времени. Том принял решение уничтожить «Винтан» и моментально воплотил его в жизнь. Ты знаешь, сколько человек было на губернаторском корабле? Я узнал. Спросил уже. Восемьдесят семь. И он убил их всех, даже не колеблясь. Я знаю, что в тот момент, когда на «Винтане» открыли огонь, они подписали себе смертный приговор. Не важно, было ли это решение одного человека или нескольких. Но всё равно, мало кто сможет сразу же нажать на курок без сомнений – в той ситуации, в какой он оказался.
Он поднял руку, не давая сказать что-либо Лизе.
– Ты сама говорила мне о том, как он действовал тогда, когда эти придурки напали на административный центр, месяц назад. Он стрелял без раздумий. Без колебания.
Она не сдавалась:
– Сергей, я думаю, всё происходящее слишком давит на него…
– Слушай, а ты не пробовала поговорить об этом лично с ним? – устал спорить с ней Сергей.
Она немного помолчала, прежде чем ответить:
– Нет. Да вообще-то он сейчас спит.
Серебряков удивлённо усмехнулся.
– Ты чего? – Лиза с подозрением посмотрела на него.
– Я двадцать минут назад видел, как он слонялся по базе.
– Что?
– Да. Видел его около того места, где упал «Ястреб».
Девушка развернулась и быстро пошла к выходу. Даже когда она отошла на несколько метров, Сергей всё ещё мог слышать её ругань:
– Чёртов идиот, придурок…
* * *
Том сидел в здании офицерского клуба. Оно одним из первых пострадало при нападении боевиков. Мобильные доспехи Торвальда уничтожили почти весь фасад здания. В некоторых местах виднелись следы крови. Тела уже давно унесли, но кровавые пятна остались.
Здесь было пустынно и прохладно, а с улицы доносились звуки работающей техники. Ублюдки Маврикио смогли нанести огромный урон. Вот что может дать эффект неожиданности и звериное упорство!
Взяв бутылку, Том плеснул в бокал ещё бренди. Он сидел за наполовину разрушенной барной стойкой. Очередь крупнокалиберных снарядов буквально разорвала её пополам. Правая часть от центра раздроблена, и от неё остались лишь деревянные обломки. Всё покрыто пылью и грязью.
Торвальд не шёл к победе. Она ему не требовалась. Он был человеком с целью. С определённой задачей, которую собирался выполнить. И готов был пойти на всё ради её достижения. Маврикио не думал о таких прозаических вещах, как будущее. Он всецело посвятил себя настоящему, зациклившись на прошлом. Кристальная ясность, с которой он видел свою цель, дала ему несгибаемое чувство уверенности в собственной правоте.
Тактика, стратегия… Вряд ли он задумывался о столь умных и высокопарных словах. Торвальд был волком, алчущим крови. Вожаком, который вёл голодную стаю, пообещав каждому кусок пожирнее.
И люди шли за ним, рассчитывая, что именно он приведёт их к новому будущему. Кто были его последователи? Отбросы общества, обиженные мнимой несправедливостью. Преступники, которые всю жизнь жили по праву сильного. Молодёжь с горячими сердцами, которая поддалась на его проповеди о лучшей жизни. Он собирал их вокруг себя, как пастух овец. Поодиночке они не опасны. Но, ведомые твёрдой рукой, быстро отрастили зубы.
И чем всё закончилось?
Том сделал ещё один глоток. Его взгляд скользнул по багряному пятну засохшей крови, которое растеклось слева от него.
Райн действительно хотел поспать. Ему это было физически необходимо. Том чувствовал, что утомлённый мозг отказывается адекватно работать. В тот момент, когда он наконец решил, что может себе позволить урвать несколько часов сна, ему сообщили о Елене.
Она продержалась обещанные врачами десять часов, и даже чуть больше. И каждый раз, закрывая глаза, он видел её улыбающееся лицо.
От идеи воспользоваться снотворным, предложенной ему медиками базы, он отказался. Оно бы гарантированно вырубило его, но… Том никому в этом не признался бы, но он боялся остаться наедине со своими кошмарами. Снотворное не позволило бы проснуться в нужный момент. В итоге он решил воспользоваться самым проверенным способом добиться сна без сновидений – и вот холодная янтарная жидкость огненным ливнем пронеслась по пищеводу и хлынула в желудок, вызвав там настоящий пожар.
Чья-то тень закрыла свет, льющийся через разрушенный вход офицерского клуба. За спиной Тома послышались шаги и скрип осколков фасада под подошвами ботинок.
– Довольно безответственно пить в такой ситуации, знаешь ли.
– У нас есть ещё почти двадцать часов в запасе, – устало произнёс Том. – Я буду в порядке, – бросил он, так и не обернувшись.
И налил себе ещё одну небольшую порцию. Райн уже чувствовал, что алкоголь подействовал на него. Это было и неудивительно, учитывая, что за последние восемь часов он почти ничего не ел, поглощённый работой.
Лиза медленно подошла к нему и села на ещё один из уцелевших стульев. Заметив это, Том приподнялся на своём месте и протянул руку за барную стойку. Нащупав бокал, проверил, чистый ли он, и поставил на стойку рядом со своим.
– Хочешь выпить, Лиза?
– Том, я…
– Что?
Его слова прозвучали резко, но Лиза заставила себя успокоиться.
– Я слышала про Елену. Мне очень жаль.
Том усмехнулся и вновь опрокинул в себя спиртное.
– Мне тоже. – Он горько рассмеялся. – Мне тоже жаль. Хотя какой теперь прок от нашей жалости…
– Слушай, ты же не знал…
– Да какая теперь разница, – отмахнулся он. – Она мертва. Ваши товарищи, которых я послал вниз, тоже. Я отправил вас сюда. Сидел наверху и смотрел, как они умирают. Вот каковы были последствия моего решения.
Пальцы протеза сомкнулись на покрытом пылью стекле бутылки. Том разлил алкоголь сразу в два бокала.
– Давай выпьем и помянем мёртвых. Что нам ещё остаётся?
Он толкнул бокал, и тот проскользнул полметра по отполированному сотнями локтей дереву. От резкого движения часть напитка расплескалась, оставив на пыльной поверхности мокрые следы.
– Послушай, Том. Я хотела поговорить…
– А я не хочу, Лиза.
Его голос казался ледяным, и она чуть не отшатнулась. Он посмотрел ей в глаза:
– Я не хочу об этом говорить. Какая теперь разница? Лучше выпей. Это хорошо прочищает мозги… и кошмары не беспокоят.
Стеклянный бокал ударился об стенку и разлетелся осколками во все стороны, когда Лиза одним движением руки смахнула его. Часть осколков упала на стойку перед Томом.
– Знаешь, здесь осталось не так много целых бокалов, так что я бы на твоём месте был поосторожнее… – флегматично заметил он.
– Какого дьявола ты творишь?
– Топлю жалость к самому себе в алкоголе. Какое тебе вообще до этого дело?..
Она схватила его за расстегнутый воротник кителя и встряхнула.
– Ты! Чёртов придурок! Как ты можешь говорить подобное! Ты занял место капитана и отдал приказ. А теперь стараешься спрятаться от ответственности?!
Райн в ответ лишь молча посмотрел ей в глаза.
– Хватит страдать дурью. – Она снова тряхнула его. – Ты что, не понимаешь: если не придёшь в себя, то…
– То что, Лиза? Что со мной будет? А?
– Ты умрёшь. Люди, которые будут с тобой, умрут!
Её слова звучали как безапелляционный приговор.
– Мы все умрём. Когда-нибудь. В конце концов, лучше смерть, чем проклятые кошмары по ночам…
В его глазах вспыхнули искры боли. Неожиданный удар в челюсть швырнул Тома на стойку. Не успев отреагировать и схватиться хоть за что-то, Том ударился о деревянный угол грудью, сметя со стойки бутылку вместе с бокалом, и рухнул на пол.
Лиза тряхнула рукой:
– Надеюсь, хоть это мозги тебе прочистит.
С её генетически усиленной мускулатурой она могла бы вырубить его одним точным ударом. Но не это было её целью. Она лишь хотела привести его в чувство.
– Соберись уже. Или ты забыл, что отвечаешь не только за свою трусливую душонку? А? Нет? Так я тебе напомню.
Райн вскочил на ноги, но тут же рухнул назад, когда Вейл впечатала свой ботинок ему в грудь. Том охнул, когда от удара из лёгких вышибло весь воздух.
– Ты просто решил сбежать от ответственности. Решил, что, если тебя завтра убьют, это скроет твои промахи? Освободит от ошибок за прошлое? Дай-ка я открою тебе одну тайну.
Её сильные пальцы вцепились в его воротник, и Лиза без видимых усилий вдавила Райна в стену.
– Мы убийцы, Том. Все здесь. Мы выполняем приказы и убиваем за деньги. И мы все готовы умереть. Это наша жизнь. И не тебе ставить под сомнение наш выбор, бедненький ты трус! Принял, значит, тяжёлое решение и теперь не можешь справиться с последствиями?
– Елена…
Она тряхнула его вновь, приложив головой о стену так, что он прикусил язык.
– Даже не смей упоминать её имя. Она была такой же, как мы. Он знала, что нужно сделать и чем это может грозить. И когда ты, ТЫ!!! сказал, что тебе требуется пилот, она без раздумий пришла к тебе на помощь. Потому что знала: то, что ты делаешь, правильно. Ты, Том, единственный, кто понял, что всё происходящее – обман. Твои действия спасли губернатора. Не мои. Не Сергея. Твои. Если бы не твоё решение, он был бы мёртв, а мы не знали бы о происходящем. Только твоё решение открыть огонь по «Винтану» спасло «Фальшион» и всех нас.
Она замолчала, глядя в его глаза. Лиза видела, что её слова нашли цель, причиняя боль.
– Это обязанность капитана. Уж не знаю, что ты напридумывал себе, служа на флоте. Вот она, действительность. Вот как всё бывает. Ты отдаёшь приказ. И другие его выполняют. У всего есть своя цена. И вместо того чтобы принять это, ты решил просто сдохнуть…
– Да пошла ты, Вейл. Ты прекрасно знаешь, что нам нельзя пустить их сюда. Какого ещё выхода ты хочешь?!
– Я хочу, чтобы вы выжили! Чтобы ты выжил!
– У нас нет другого выхода. Ты видела записи. «Фальшион» никогда не выстоит против них…
Райн попробовал вырваться, но Лиза держала его стальной хваткой. С каждой секундой в её глазах становилось всё меньше жалости, которая переплавлялась в опаляющий своим жарким пламенем гнев.
– И поэтому ты просто решил сдохнуть, да? А как же остальные? Майкл? Жанет? Влад? Все те, кто согласился остаться?
– Они сами согласились…
– Заткнись! Думаешь, им хочется сдохнуть там? С таким дерьмовым капитаном, как ты? Который боится жить с грузом ответственности за свои поступки? Из-за того, что ему снятся кошмары?
– Да что ты вообще можешь знать? Я… я так не могу, Лиза. Я… Сначала «Мастиф». Теперь это… Я вижу их лица каждую ночь. Каждую чёртову ночь, стоит мне только закрыть глаза! – Последнее слово он чуть ли не выкрикнул. –  Они приходят и смотрят на меня. Все они погибли из-за моих ошибок или решений. Я…
Её кулак пронёсся в каком-то сантиметре от его скулы. Щепки от разлетевшегося дерева оцарапали ему ухо – рука Вейл пробила декоративную деревянную панель, раскрошив дерево. Если бы она хотела, этот удар мог бы попросту убить Райна.
– Чувствуешь?
Её лицо было в дюйме от него. Она смотрела ему в глаза, не моргая:
– Чувствуешь дыхание смерти, Том? Если бы я хотела, то уже давно убила бы тебя.
Райн так и не ответил. Только смотрел на неё пустыми глазами.
Покрытая порезами и глубокими царапинами после удара рука девушки опустилась к её бедру. Пальцы обхватили рукоять пистолета и с шуршанием металла о кожу высвободили оружие.
– Раз ты так хочешь сдохнуть, то я дам тебе эту возможность. Уж лучше тебя пристрелю я, чем позволю тебе угробить ребят из-за того, что ты непредсказуемый трус.
Он так и не шевельнулся, когда она медленно приставила дуло к его голове. Райн почувствовал, как холодный ствол коснулся его лба. Он видел, как её палец медленно потянул за спусковой крючок…
– Мы убийцы, Райн. Если мы не можем себя контролировать, то превращаемся в бешеных собак.
Она придвинулась к нему ещё ближе, и он почувствовал её горячее дыхание на своей щеке.
– А бешеных псов отстреливают.
Выстрел пистолета прозвучал удивительно тихо.
* * *
– Эй, босс!
Серебряков поставил кружку с кофе на стол и, повернув голову, увидел, как Евгений опустился с ним за один столик.
– Привет, Жень. Решил перекусить?
– В точку, шеф. Слушайте, вы не видели Вейл?
– А что?
– Да так, обычные рабочие мелочи. Я пытался связаться с ней по кому, но он у неё отключен. Я подумал, что, возможно, вы знаете, где она пропадает.
– А… Ну, скажем так, она сейчас занята.
Евгений нахмурился:
– Занята?
Серебряков закинул себе в рот кусочек рассыпчатого печенья и прожевал его.
– Ага. Вправляет Райну мозги.
* * *
Дротик вошёл в дерево, едва не задев голову Тома. В последний момент он отбил ствол пистолета левой рукой.
– Значит, умирать ты всё же не хочешь, – с облегчённой улыбкой произнесла Лиза. – Я так и дум…
Она задохнулась, получив неожиданный удар коленом в солнечное сплетение. Следующий удар Тома вышиб пистолет из её руки, и оружие улетело куда-то в сторону, где исчезло в скопившихся на полу обломках.
Лиза успела перехватить третий удар и моментально выбросила руку в ответ, целясь Райну в челюсть. Хороший боковой удар точно вырубит его.
Но Том уже достаточно хорошо знал её манеру боя. Тренировки не прошли зря. Произошедшее отрезвило его, словно ушат ледяной воды. Холодное дыхание смерти, которое едва не забрало его жизнь. Неожиданная угроза. Опасность. Простая мысль – убей или будешь убит сам. А вслед за этим пришла злость. Ярость. Гнев. Эти чувства затопили его, практически ослепив кровавой пеленой, вытесняя всё остальное. Всё, чего он хотел сейчас, – стереть улыбку с её лица.
Лиза едва успела перехватить два удара, но тут же пропустила третий. Райн не церемонясь нанёс удар ногой ей в грудь, который отбросил Лизу назад. Вейл моментально восстановила равновесие, отступив на шаг. Отбив ещё два удара, она дождалась, пока он откроется. Улучшенная генетикой мускулатура выбросила её руку вперёд одним отточенным движением. Прямой удар в челюсть. Ещё ни один из её противников не смог устоять после такого…
Металлические пальцы протеза сомкнулись на её кулаке и моментально вывернули его в сторону. В ответ она успела нанести быстрый удар по его ногам, делая подсечку, и они оба рухнули на пол, поскольку Том потянул её за собой. Райн смог вывернуться и оказался сверху, схватив девушку пальцами протеза за шею и придавив к покрытому грязью и пылью полу.
Когда его лицо оказалось в сантиметрах от её лица, девушка вновь увидела огонь в его глазах.
– Рада, что ты наконец пришёл в себя, – сипло произнесла она с облегчением, чувствуя, как искусственные пальцы сдавливают её шею.
– Ты действительно хотела убить меня! Чёртова…
– А как бы ещё я смогла встряхнуть тебя?! А? Придурок! Посмотри на себя! Ты идиот, Том…
Она неожиданно замолчала и, притянув его к себе, поцеловала, чувствуя вкус крови и алкоголя на его губах. И неожиданно для самого себя Том ответил на этот поцелуй. И ни один из них не мог сказать, как долго это длилось.
– Ну и что дальше, Том? – тихо спросила она, когда поцелуй наконец прервался.
– Я не хочу умирать, Лиза, – тихо проговорил он. – Но тянуть за собой тоже никого не хочу.
– Ты всё-таки идиот, – так же тихо ответила она. – Ты никого не тянешь. Люди сами идут следом. Посмотри вокруг. Они верят в тебя…
Райн отпустил её и прижался лбом к её плечу.
– Ты не понимаешь… Лиза, каждый раз, когда я закрываю глаза… Когда засыпаю, они приходят и смотрят на меня.
Она знала, о чём он говорит. Знала, что это такое – просыпаться посреди ночи в холодном поту от осуждающих взглядов мёртвых товарищей и боясь заснуть, ожидая, что они придут снова. Каково это…
В своё время Лиза смогла выбраться из этого ужаса. У неё была поддержка. Были друзья, которые помогли ей перешагнуть через страдания и жить дальше.
– Тогда сделай так, чтобы они смотрели с гордостью, – тихо ответила она и вновь притянула его к себе.
* * *
11 часов спустя
Том вошёл на мостик «Фальшиона». Стоило ему это сделать, как в его сторону тут же повернулись все, кто был в командном центре корабля.
– Всё готово, Майкл?
– Да, Том. Мы уже получили от службы орбитального контроля коридор для выхода с орбиты.
– Отлично. Влад, снимай нас с орбиты. Откройте канал связи с «Сицилией».
Один из его дисплеев мигнул, и на нём появился экран ожидания с эмблемой организации. Чёрный дракон, распахнувший крылья и сжимающий в своей пасти клинок меча. Через несколько мгновений картинка пропала, и Том встретился глазами с Виолеттой.
Бельховская скользнула глазами по ещё не до конца зажившим синякам и ссадинам на его лице.
– Райн, всё в порядке?
– Да. Мы уходим с орбиты, Виолетта. Как дела с выгрузкой ракет?
– Закончим через полчаса. В крайнем случае через сорок минут.
– Отлично. Люди губернатора уже распределили спутники связи?
Бельховская кивнула, и на одном из экранов Тома загорелось схематичное изображение системы с горящими огоньками заново размещённых спутников.
– Как видишь. Но ты знаешь, что их не хватит надолго.
– Если они проработают хотя бы тридцать секунд, этого уже будет достаточно. Нам вообще повезло, что системы РЭБ совместимы с их передатчиками. Если всё сработает, то это даст нам небольшое преимущество.
– Если это потребуется, – заметила Виолетта.
– Верно. Если потребуется, – повторил её слова Том.
– Знаешь, мне всё же кажется, что это слишком очевидно.
– Что именно? Что они выйдут из прыжка именно в этом месте? На самом деле тут нет ничего странного. Это обычный рационализм. Они не собираются вести здесь каких-либо военных действий. Плюс ко всему их здесь никто не ждёт. Выход из прыжка в верхней точке эклиптики за пределами гиперграницы будет наиболее рациональным и практичным поступком. К тому же они потратят меньше времени при подходе к планете.
– Согласна, но мне всё равно кажется, что мы где-то ошиблись.
– Ты хотела сказать, что я где-то ошибся?
Виолетта фыркнула и с усмешкой посмотрела ему прямо в глаза:
– Том, если бы я хотела, я бы давно уже сместила тебя с поста капитана. На твою беду, ты оказался слишком убедительным. Так что теперь мы все в одной, с позволения сказать, лодке.
Том хотел заметить, что это не так, но сдержался, потому что без помощи Виолетты ему ни за что не удалось бы реализовать свой план, так что он был ей должен.
В конце концов, именно «Сицилия» останется на орбите.
– Как у нас по времени?
– Если Франциско сказал правду, то они прибудут через двенадцать часов в самом крайнем случае. По крайней мере, это ближайший к нам вариант. А так, начиная с этой отметки, окно их возможного появления будет составлять от пяти до двенадцати часов. Лично я надеюсь, что они не появятся вовсе.
– Как и мы все, Виолетта. Как и мы все. Райн, конец связи.
Том отключил канал.
Всё. Приказы отданы. Всё, что мог, он сделал.
«Фальшион» начал ускоряться, покидая орбиту.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Davidneags
    Hello guys. And Bye. neversurrenderboys ;)