Танец стали в пустоте. Том 2. Цена долга

Глава одиннадцатая

17 апреля 784 года после эры колонизации. Складской блок Б66. 15 часов 27 минут
Маврикио Торвальд торопливо спустился в просторный ангар. Когда-то пустое пространство сейчас было заполнено более чем полутора десятками легковых и грузовых флаеров. Вокруг них суетилось множество людей, проверяя системы самих машин и, что было даже более важно, их драгоценный груз.
Увидев его, Манфред, который до этого разговаривал с одним из своих людей, прервался и подошёл ближе:
– Практически всё готово.
– Что с зарядами?
– Заканчиваем последние проверки. Всё будет готово в срок.
Торвальд улыбнулся, предвкушая то, что произойдёт.
– Превосходно. Вы разобрались с телами?
От сказанного лицо Манфреда скривилось в гримасе отвращения. Это не имело никакого отношения к Маврикио – Манфред до сих пор не смог окончательно убить в себе совесть. Хотя и научился заставлять её молчать.
– Да. Это более не проблема.
Торвальд уловил эмоции своего друга. Он был удивительно проницательным человеком в том, что касалось общения с другими людьми. Наверное, это и было, по крайней мере, одним из секретов его харизмы. Того обаяния, которое притягивало к нему людей и заставляло идти за ним.
Пускай он и вёл их в ад.
– Я понимаю, что это было тяжело. Но это было необходимо, Манфред. Тебе это известно. Иначе я бы не попросил тебя заняться этим делом.
– Я знаю, Маврикио, знаю. Но мне всё равно тяжело. Сколько ещё людей погибнет сегодня?
– Меньше, чем в «тот» день, мой друг. Гораздо меньше. Что с оружием и нашими машинами?
Он неспроста задал этот вопрос. Это был самый шаткий из всех пунктов его плана, и Торвальд требовал, чтобы всё подготовили идеально. А также он хотел отвлечь мысли Манфреда. Вновь занять их работой, не позволяя думать слишком много.
– Всё идеально. Почти. У одной из машин барахлит транспо́ндер, но меня уверили, что до вылета всё починят. Информация и коды, которые предоставил нам мальчишка, проверены и введены в бортовые системы флаеров. Мы уже почти закончили погрузку, отправимся через час. Остальные вылетят вместе с нами и направятся к своим целям.
– Превосходно, просто превосходно.
– Торвальд, если ты не против, у меня ещё есть дела, так что я оставлю тебя.
– Конечно, конечно, мой друг.
– Я найду тебя минут через сорок.
Торвальд кивнул ему. Он наблюдал за оживлённой деятельностью, царящей перед его глазами, и ощущал удовлетворение от проделанной работы. Можно сказать, всё, что он делал в последние два года, вело его к этому дню. Возможно, даже к этому самому моменту.
Пальцы Торвальда нащупали под рубашкой небольшой амулет, висящий на серебряной цепочке. Небольшой подарок на день рождения от его супруги. Амулет раскрывался на три части, а находящийся внутри голографический проектор создавал в воздухе портреты его жены и двух маленьких сыновей. Она подарила ему этот кулон всего за несколько месяцев до «того» дня. В тот день огромная паникующая толпа буквально растоптала его жизнь.
Его будущее.
Но теперь пришёл его черёд. Теперь отбирать будет он. И те, кто допустил то, что случилось в тот день, дорого заплатят за его горе.
* * *
16 часов 2 минуты. Парковочная орбита. В десяти тысячах километров над Абрегадо-3. Лёгкий крейсер «Фальшион»
– Просто представь, Исаак, какая это прекрасная возможность. Окунуться в эту невероятную среду политических разговоров и расшаркиваний. Изысканные напитки и дорогая еда в маленьких тарталетках. Будешь ходить, улыбаться и несколько часов отвечать на глупые вопросы. Всё как ты любишь.
Довольное выражение не сходило с лица Виолетты, когда она смотрела на кислую рожу Маккензи.
– О да. Просто обожаю. Думаю, как бы вот не застрелиться от такой радужной перспективы, – проворчал Исаак, и на мостике раздались приглушённые смешки.
Маккензи сделал вид, будто ничего не заметил, и посмотрел в объектив камеры.
– Понимаю, ты слишком огорчена, что не сможешь побывать на этом мероприятии вместе со мной, вот и язвишь. Как обидно, что ты задержалась во время патрулирования и теперь опоздаешь к приёму.
Сказав это, он откинулся на капитанское кресло и принялся ждать ответа. В данный момент «Сицилия» находилась на расстоянии в две световые минуты от планеты и сообщения шли с задержкой.
– Ну, не переживай, – наконец ответило её изображение и улыбнулось. – Уверена, что тебе там не будет скучно. Увидимся через шесть часов, когда вернёшься.
Виолетта подмигнула ему с экрана и отключила связь.
Притворно горестно вздохнув, Маккензи повернулся к Магде:
– Издевается. Знает же, как я ненавижу все эти сборища.
Вальрен лишь пожала плечами:
– Ну, в чём-то она была права.
– Это в чём же?
– Это действительно может быть полезно. Покрасуешься там перед ними. Расскажешь, какие мы хорошие и великолепные профессионалы. Глядишь, в будущем это поможет с работой.
– Как будто, учитывая интересы нашего босса, нам светит остаться без работы.
Для наглядности Маккензи шутливо ткнул пальцем в сидящего за тактической секцией Райна.
– Кто будет моим извозчиком?
– Лапки. Я уже приказала приготовить один из «Минотавров». Появишься с помпой, как и полагается капитану военного корабля.
– О да, тяжёлый десантный бот будет выгодно выделяться на парковке рядом с дорогими флаерами, – проворчал он. – Теперь мне от лишних знакомств точно не отвертеться. Большое тебе спасибо.
Магда улыбнулась ему и, не выдержав его притворно рассерженного взгляда, всё-таки рассмеялась. Исаак тоже улыбнулся. Ему нравилось, когда Магда перешагивала через свою обычно спокойную и практически ледяную выдержку и отдавалась веселью.
Ему было приятно видеть улыбку на её лице.
– Ладно, я пойду переоденусь к приёму.
* * *
Складской блок Б66. 16 часов 36 минут
Ворота огромного склада поднялись вверх, и сразу же его начали покидать различные транспортные средства: лёгкие флаеры, небольшие грузовики… Четырнадцать машин одна за другой оставили склад и поднялись в воздух, встраиваясь в общий воздушный поток. Каждая машина передавала совершенно легальные сигналы транспондеров. Все летательные аппараты были приобретены в последние два месяца, и каждая машина была оформлена на разные, абсолютно легальные фирмы, которые никогда не попадали в поле зрения планетарной службы безопасности.
Через семь минут после того, как склад покинул последний гражданский флаер, из ворот выехали ещё три грузовика – более тяжёлые и крупные грузовые флаеры. Окрашенные в одинаковый серый цвет, они несли на своих боках эмблемы Гвардии Союза.
Сохраняя чёткое построение, три машины влились в транспортный поток и направились на запад от столицы. Их цель лежала далеко за пределами города, на плато Мангельвана.
* * *
16 часов 55 минут. Парковочная орбита. В десяти тысячах километров над Абрегадо-3. Личный корабль Хьюго Вилма «Винтан Аудиторе».
Густав Брен прошёл на мостик «Винтана». Заметив это, старший помощник моментально покинул капитанское кресло, которое занимал до этого, и вытянулся по стойке «смирно».
– Капитан на мостике! – громко скомандовал он.
Большой поборник дисциплины, Брен, казалось, даже не заметил этого. Он лишь рассеянно кивнул и занял своё место. Его старпом в очередной раз обратил внимание на своего капитана. Последние день-полтора капитан пребывал в ужасном настроении, и никто не мог понять, с чем это связано. Всегда спокойный, собранный и уверенный в себе, капитан сейчас напоминал лишь былую тень самого себя. Мрачный, рассеянный и чем-то подавленный. С отстранённым выражением лица он сидел в своём кресле и разглядывал что-то на одном из дисплеев.
На все вопросы старпома капитан отвечал, что всё в порядке. Но буквально с каждым часом его настроение ухудшалось.
Хотя нет… Сейчас его лицо было столь же мрачно, но на нём буквально застыло сосредоточенное выражение. Старпом в очередной раз захотел спросить капитана, но передумал, решив не выставлять подобные вещи на обозрение находившихся на мостике. Лучше поговорить позднее.
Да. Это лучше всего. У него с капитаном всегда были хорошие, почти дружеские отношения. В конце концов, они служили на «Винтане» вместе уже около полутора лет, а у старпома в каюте припасена бутылка хорошего бренди. Он знал, что капитан особенно любил этот напиток.
– Оливер.
Услышав сухой, почти хриплый голос капитана, астронавигатор моментально повернулся к нему:
– Да, сэр.
– Проложите новый курс. «Ноль-ноль-три» на «один-один-семь». Ускорение пятнадцать g с обратным разворотом через семь минут. Я хочу оказаться вот в этой точке.
Паренёк, который попал в команду «Винтана» всего четыре месяца назад, несколько растерялся, но тут же подтвердил приказ. Введя нужные данные, он быстро проложил курс. «Винтан» лёг на заданный курс и начал движение с ускорением в сто пятьдесят метров в секунду. Небольшая скорость по современным меркам, но для заданного курса этого было более чем достаточно. До рассчитанной точки в пространстве, которую указал капитан, с таким ускорением корабль должен был добраться через четырнадцать минут, с разворотом на середине пути – для гашения скорости.
Этот приказ, по сути, не имел смысла, так как в данный момент «Винтан» находился на специально выделенной для него парковочной орбите. Эти орбиты и позиции на них специально выделялись всем прибывающим судам для того, чтобы систематизировать их нахождение в пространстве над планетой и избежать угрозы случайного столкновения. Хоть при современном развитии техники подобное и было практически невозможно, рисковать никто не хотел.
– У нас проблемы с местом стоянки, капитан? – Старпом тоже обратил внимание на странность в смене орбиты. Расчётная точка в космическом пространстве над Абрегадо-3, куда в итоге попадёт «Винтан», не имела преимуществ по сравнению с прежней позицией.
Густав пропустил этот вопрос мимо ушей. Подойдя ближе, старший помощник наклонился к капитану и повторил:
– У нас какие-то проблемы с позицией на орбите, капитан?
Погружённый в свои мысли, Брен вздрогнул от звука его голоса и наконец ответил:
– Нет, нет. Но я слышал, через сутки ожидается прибытие крупного конвоя. У меня есть знакомый в службе астроконтроля. Он сказал, что, возможно, конвой могут расположить на близких к нам орбитах, а я не хочу, чтобы транспорты ошивались вблизи нас.
Сказанное капитаном звучало достаточно логично. В конце концов, капитаны транспортных судов не отличались тем уровнем подготовки или дисциплины, которую Брен воспитал в экипаже «Винтана». Астроконтролю часто приходилось корректировать их местоположение на орбите. С другой стороны – это было странно. Вряд ли кто-то подпустит транспорт близко к личному кораблю губернатора.
В итоге старпом выбросил эту мысль из головы, положившись на опыт капитана, никогда не подводившего свою команду. Но всё же не удержался от того, чтобы на всякий случай проверить исходную позицию в пространстве, куда их приведёт этот курс. Позиция, которую они займут после гашения скорости, была не лучше и не хуже той, которую они занимали сейчас. Это место было столь же свободно от других кораблей, за исключением одинокой точки на экране.
* * *
16 часов 57 минут. База Гвардии Союза «Альдорф». Административный комплекс
– Рад тебя видеть сынок. С возвращением.
Хьюго Вилм обнял своего старшего сына, когда тот вышел из лимузина, который отец отправил за ним в частный госпиталь.
– Спасибо, пап. Я сам счастлив тому, что врачи наконец-то отпустили меня. Признаюсь, поначалу отдохнуть и поваляться в постели мне показалось заманчивой идеей, но через несколько дней я уже умирал со скуки. Жду не дождусь, когда смогу вернуться к работе.
Его отец рассмеялся. Он осторожно хлопнул сына по плечу и взъерошил его короткие каштановые волосы, словно тот по-прежнему был мальчишкой, едва достававшим ему до пояса.
– Нисколько не сомневаюсь. Не переживай, у меня есть для тебя более чем интересный проект.
– О, я видел материалы Франциско. Даже поверить не могу, что ему в голову пришла такая мысль. Это на самом деле великолепная идея, если всё сделать правильно. При нужных расчётах на производство и…
Его отец лишь отмахнулся:
– Да забудь ты о работе хотя бы на ещё один денёк. Первые гости вот-вот начнут прибывать, так что расслабься. У тебя будет достаточно работы, но не сегодня.
– Франциско уже приехал?
– Нет, он сказал, что немного задержится и прилетит, когда всё уже начнётся. Не переживай, он ни за что не пропустит этот вечер. Ты даже не представляешь, какой торт приготовила мисс Хеленспорт по случаю твоего возвращения!
Рассмеявшись, Хавьер последовал вслед за отцом внутрь административного здания.
* * *
17 часов 2 минуты. Личный корабль губернатора Вилма «Винтан Аудиторе»
Густав смотрел на показания дисплеев перед своим креслом. «Винтан» сравнительно медленно двигался в пространстве, приближаясь к своей цели. Брен чувствовал, как сильно он вспотел под капитанской униформой. Он бросил ещё один взгляд на своего старшего помощника, который сейчас проверял показания сенсорных систем в другой части корабельного мостика. Всегда педантичный и преданный капитану и экипажу, старпом сейчас вызывал у капитана лишь раздражение своими неуместными вопросами по поводу его, Густава, состояния.
Но что теперь можно сделать? Какой у него был выбор после увиденного? Густав перенёсся на два дня назад – в свою каюту за экран терминала. Он помнил каждое своё движение. Как открыл файл, как некоторое время просто смотрел на чёрный экран, хотя система ясно показывала, что видео уже проигрывается. И когда темнота пропала…
Он увидел своих жену и дочь, привязанных к простым металлическим стульям. Они были испуганы. Нет, они были в ужасе! Он хорошо знал свою жену, чтобы увидеть страх и панику в глазах Софии. Но ещё сильнее по нему ударили глаза его восьмилетней дочери. Эмилия была в шоке и лишь продолжала плакать, не способная сказать ни слова.
Густав сидел перед экраном, бесполезно хватая ртом воздух, не понимая, что происходит. Как такое могло произойти? В голове метались мысли, появилась надежда, что это какая-то ошибка, глупый розыгрыш, что увиденное им – неправда.
А затем из-за края экрана появился человек, который разбил эти надежды.
– Здравствуйте, капитан Брен.
Он был не очень высоким и коренастым. С простым, добродушным лицом и абсолютно спокойными глазами. Нижняя часть его лица была закрыта густой чёрной бородой.
– Вы, возможно, не знаете меня. Позвольте представиться. Моё имя – Маврикио Торвальд. Возможно, вы слышали обо мне.
«Торвальд? Тот самый Торвальд? Но… но что ему нужно от меня? От них?»
Мысли панически метались в голове Брена, пока Торвальд просто смотрел в объектив камеры, словно зная, что тому, кто будет смотреть это видео, потребуется время для осознания происходящего.
– То, что вы видите, это не ошибка. Это суровая правда, капитан Брен. Так уж получилось, что мне нужна от вас небольшая услуга, и я намерен эту услугу получить.
Торвальд замолчал, повернувшись к пленницам. Он поднял руку и провёл пальцами по волосам его жены. София отшатнулась, насколько позволяли верёвки, которыми она была привязана к стулу. Из её заклеенного клейкой лентой рта донёсся едва слышный протестующий стон.
– Вы должны понимать, капитан, что жизнь бесконечно опасна. Порядок, который мы создаём в ней своими руками, – лишь иллюзия. Он может разлететься вдребезги по желанию кого-либо. Я узнал это на собственном опыте. А теперь это предстоит узнать и вам. И чтобы вы были уверены в серьёзности моих действий…
Всё так же глядя в объектив холодными глазами, Торвальд достал небольшой пистолет.
– Нет… нет… не надо… НЕТ!
Обрамлённое тщетной надеждой бормотание перешло в наполненный болью крик, когда человек на экране приставил пистолет к груди Софии и выстрелил.
На записи выстрел прозвучал очень тихо. Тело его любимой супруги дёрнулось, когда выстрел пробил её насквозь. Из заклеенного рта вырвался глухой вскрик. Светлая кофта, в которой Густав не раз видел жену, тут же начала окрашиваться багряной кровью, которую выталкивало пробитое выстрелом сердце. Густав в шоке смотрел на экран с раскрытым ртом, пока слёзы катились по его лицу.
Как? Как такое могло произойти с ним? С его близкими?
София последний раз дёрнулась и затихла. Её голова упала на грудь. Лишь лужа крови продолжала растекаться под стулом, к которому она была привязана.
– Как видите, капитан, я не играю в игры. Жизнь вашей прекрасной дочери, – Торвальд провёл ладонью по тёмным, как у матери, волосам Эмилии, – будет полностью зависеть от ваших действий. Выполните то, что мы вам скажем, и вы вновь встретитесь с ней. Это я вам обещаю.
Маврикио спрятал пистолет в карман и посмотрел в объектив. Густаву казалось, что их взгляды встретились. И он продолжал со всей силой своей ненависти смотреть в эти холодные, наполненные жестокой безжалостностью глаза.
– Капитан Брен… Совсем недалеко от вас на орбите есть люди, присутствие которых для меня в крайней степени нежелательно. Я был бы вам очень благодарен, если бы вы могли решить для меня эту проблему следующим образом…
* * *
17 часов 2 минуты. Центральные районы столицы Абрегадо-3
Неприметный грузовой флаер с маркировками городской службы доставки на бортах приземлился на площадке рядом с одним из многочисленных офисных зданий. Рабочий день подходил к завершению, и площадку заполняло множество личных транспортных средств местных служащих.
Один из пилотов встал со своего кресла и прошёл в грузовой отсек флаера. Там в окружении канистр с топливом и ящиков с мелкими скобяными изделиями покоилось сорок килограммов пайтекса. Это высокоэнергетическое взрывчатое вещество предназначалось для горных работ, его взрывной мощи было более чем достаточно для разрушения прочных горных пород. Взрывчатку предварительно разделили на восемь пятикилограммовых брикетов, от каждого тянулись провода с детонаторами к взрывателю.
Подойдя к нему, человек открыл защитную крышку, которая предохраняла скрытую за ним панель от случайного нажатия, и вдавил пальцем одну из клавиш. На небольшом экране моментально загорелся таймер, который тут же начал отсчитывать оставшееся время.
Проверив, что всё работает как надо, оба пилота флаера покинули машину. Выйдя на посадочную площадку, они пересекли её и спокойным шагом направились прочь, в сторону станции городского монорельса.
Это была лишь одна из четырнадцати машин, которые покинули частный складской терминал Б66 около сорока минут назад.
* * *
17 часов 6 минут. Торговое представительство Рейнского Протектората
– Я ещё раз хочу отметить, что это паршивая идея. Мы же не знаем, что именно должно случиться.
Луи поправил галстук, посмотрел на своё отражение в зеркале и пошёл к выходу из кабинета.
– Успокойся, Вильям. Я же не прошу тебя лететь со мной.
– Я бы не полетел, даже если бы ты попросил, – проворчал Форсетти, последовав за ним. – И тебе не советую.
Верль лишь отмахнулся, идя по направлению к лифту.
– Послушай, я слишком долго выстраивал свою «крышу» здесь. У меня слишком много знакомых и связей в верхних кругах власти на планете. Получив личное приглашение губернатора, я просто не могу проигнорировать его.
Подойдя к лифту, Луи нажал на панель и вызвал кабину, заодно проверив в зеркально отполированной двери лифта, насколько хорошо на нём сидел костюм.
– Не переживай, при любой малейшей опасности Пол развернёт машину обратно. В конце концов, я всегда могу сказать, что задержался в пути. В любом случае это же база Гвардии. Там я буду в такой же безопасности, как и здесь.
Лицо Форсетти скривилось в гримасе.
– Про административный комплекс можно было сказать то же самое, – произнёс он со скепсисом в голосе.
– Да, но благодаря Франциско мы знаем: то, что задумал Торвальд, произойдёт в городе. А значит, ты будешь в гораздо большей опасности, нежели я. Всё ещё не хочешь отправиться со мной? – Луи улыбнулся и зашёл внутрь подъехавшей кабины лифта.
– Нет, мне нужно оставаться тут. Я не хочу лишиться связи в самый неподходящий момент. Пойдём… Хоть провожу тебя до машины.
– Не переживай. Я бы не продержался столько на этой работе, если бы рисковал больше, чем необходимо. Но для меня и моей деятельности важно поддерживать нужную ширму, за которой мы можем проворачивать свои операции.
Форсетти вздохнул:
– У меня всё куда как проще…
* * *
17 часов 10 минут. Лёгкий крейсер «Фальшион»
– Томас, подмени меня. Я провожу капитана к боту и вернусь. – Магда поднялась с капитанского кресла. – Мостик твой, Райн.
– Да, мэм.
Том покинул тактическую секцию и занял капитанское кресло. Набрав несколько команд, он сместил часть информации с капитанских дисплеев и перевёл на них информацию, которая поступала на тактические экраны.
Поскольку «Фальшион» находился на парковочной орбите, количество вахтенных было уменьшено. Обычно вместе с ним на посту находились несколько помощников, которые дублировали его действия на случай непредвиденных обстоятельств. Сейчас помощники не требовались, на мостике оставалась лишь минимальная вахта.
Повинуясь своей привычке, Том вывел на один из экранов сенсорную обстановку окружающего пространства. Как обычно, на парковочных орбитах находилось множество судов. Пассажирские и транспортные суда были равномерно распределены по ним, дабы не создавать опасности друг для друга. Некоторые из кораблей перемещались, снижаясь на более низкую орбиту над планетой.
Там, в трёх тысячах километров над поверхностью, располагался крупный транспортный терминал. Именно на нём происходила разгрузка грузов, которые затем доставляли на планету. Огромная станция, ощетинившаяся грузовыми и причальными доками, работала беспрерывно, принимая грузы с прибывших кораблей и загружая суда, которым предстояло покинуть систему.
Глядя на поток кораблей, Райн заметил, что он заметно поредел в сравнении с той ситуацией, когда «Фальшион» только прибыл сюда.
Сенсорный экран мигнул. Обстановка на нём вновь изменилась. Один из кораблей начал менять свою орбиту. Это, наверное, не привлекло бы внимание Тома, если бы не курс двигающегося корабля и его название.
Если верить приборам, через несколько минут «Винтан Аудиторе» займёт позицию по их левому борту на расстоянии в полторы тысячи километров от крейсера.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Davidneags
    Hello guys. And Bye. neversurrenderboys ;)