Танец стали в пустоте. Том 2. Цена долга

Глава первая

6 апреля 784 года после эры колонизации. Лёгкий крейсер «Фальшион»
– Итак, подведём итоги. Магда, будь добра.
Исаак Маккензи положил планшет на стол и окинул взглядом людей, собравшихся в кают-компании.
С момента штурма пиратского корабля прошли уже почти целые сутки. Все пираты, которым хватило благоразумия сдаться и не оказывать сопротивления, уже были переправлены на борт «Фальшиона». Сейчас они находились в одном из пустых грузовых трюмов корабля под надёжной охраной.
Высокая девушка с удивительно красивыми чертами лица – первый помощник капитана – сдержанно кивнула. Магда Вальрен сидела в кресле, повернувшись вполоборота. Закинув ногу на ногу, она просматривала данные на своём планшете.
– Всего нам удалось захватить сто сорок восемь человек, в том числе, как оказалось, и капитана этого судна. Этот ублюдок пытался сбежать и, похоже, планировал подорвать всё судно, чтобы избавиться от лишних улик. – Вальрен осуждающе покачала головой и небрежно бросила планшет на стол. – К счастью, нам повезло. Его взяли люди Сергея при попытке проникнуть в один из шлюпочных отсеков своего судна. Остальные члены экипажа капера погибли во время ракетного удара или же были убиты при проведении операции по захвату судна.
Она прервала доклад, чтобы налить себе воды из стоящего на столе графина. Её движения были плавны и спокойны и говорили о том, что на судьбы захваченных пиратов ей глубоко наплевать.
– К сожалению, – продолжила Магда всё тем же спокойным голосом, – мы всё же не сможем забрать судно с собой. Его двигатели слишком сильно повреждены, а у нас нет возможности их починить.
Присутствующий на собрании Серебряков покосился на сидящего через стол от него Райна, который и отвечал за планирование атаки. Заметив этот взгляд, Том просто пожал плечами.
Но, как оказалось, заметил укоряющий взгляд Серебрякова не только Райн.
– Нет, Сергей, – резко возразил Маккензи, – Том тут ни при чём. Его план ведения огня был рассчитан настолько идеально, насколько вообще возможно в подобных условиях. Хочу отметить, что мы изначально не закладывали в план стопроцентную вероятность того, что сможем захватить судно пригодным к использованию. Так что эта потеря не выглядит очень уж трагичной. Также мы не приняли во внимание отвратительный уровень обслуживания силовой установки судна. Учитывая то состояние, в котором она находилась, наши инженеры вообще не понимают, как ей до сих пор удавалось работать. Как бы то ни было, капитаны торговых кораблей уже проявляют недовольство из-за нашей задержки.
Услышав о недовольстве капитанов, Сергей лишь усмехнулся. Он был прекрасно осведомлён о настойчивых требованиях шкиперов грузовых судов как можно скорее вернуть на маршрут конвой. К сожалению – к сожалению шкиперов, разумеется, – пока команда «Фальшиона» не закончит свою работу, конвой никуда не двинется. Да и задержка выйдет не такой страшной, как её расписывают подопечные.
Магда взглянула на планшет, чтобы свериться с заметками, и продолжила:
– Теперь о неприятном. Раненых из группы Вейл уже доставили. Наши медики вовсю работают над ними. Мак-Мёртону досталось тяжелее всех. Множественные переломы рёберного отдела, повреждения позвоночника и обильное внутренние кровотечение. Когда его доставили на борт, парень уже впал в шоковое состояние, но, похоже, в этот раз нам повезло. Врачи говорят, что смогут поставить его на ноги, но о его активном участии в контрактах можно забыть, по крайней мере на срок от трёх до шести месяцев…
– Я уже составил рапорт для Лестера и уверен, что он полностью одобрит его, – капитан крейсера прервал Магду. – Нори получит лучшую медицинскую помощь, какую можно получить за деньги. Когда доберёмся до Абрегадо и его состояние стабилизируется, отправим его с курьером на Траствейн. Там его передадут в Бентонский флотский госпиталь.
При этих словах народ в помещении одобрительно загудел, а левая рука Райна непроизвольно сжала пальцы в кулак. Он сам не понаслышке знал об умельцах из Бентонского госпиталя. Именно в этом заведении Том проходил лечение и операции по протезированию после аварии на «Мастифе». Данное учреждение считалось лучшим «не частным» медицинским комплексом в Вердене. Тот факт, что отец отправил Тома на лечение именно туда, а не в частные клиники, многое говорил о профессионализме бентонских врачей.
Маккензи посмотрел на Серебрякова:
– Кстати, Сергей, я ещё не успел переговорить с Лизой. Как она?
Райн вдруг осознал, к своему удивлению, что внимательно вслушивается в разговор.
– Подавлена произошедшим с Нори. Внешне это не заметно, но я её хорошо знаю. Он был её вторым номером в последние два года, и она страшно переживает. Но тот немаловажный факт, что он выжил, я уверен, поможет ей прийти в себя. В любом случае она девочка сильная. Справится. Я поговорю с ней.
Говоря это, Сергей как бы невзначай скользнул взглядом в сторону Райна.
– Сама она, как обычно, показала себя с лучшей стороны. Решения, принятые ею во время боя в реакторном отсеке, были абсолютно верными, особенно если учесть, что именно мог натворить этот безумец. Как её непосредственный начальник я подписал отчёт о её действиях, и я полностью одобряю все принятые ею решения.
Магда поставила в планшете пометку и кивнула капитану:
– Прекрасно. Следующий пункт. Что делать с пленными, капитан?
– Передадим их местным властям. Да, я знаю о том уровне коррупции, который царит в законодательной сфере в пространстве Союза, но уверен, что если мы привлечём внимание губернатора Вилма к данному вопросу, то он не позволит этим уродам сорваться с крючка. В конце концов, именно для этого он нас и нанял.
– Я знаю другой способ… – начал Серебряков.
– Уверен, что знаешь, – с лёгким укором посмотрел на него Маккензи. – Но мы не будем заниматься самосудом. Знаю, что ты говоришь о капитанском суде. Но будет гораздо лучше, если мы просто передадим их в руки людей губернатора. Уверен, что у местных и так накопился достаточно длинный счёт к этим мерзавцам.
Магда открыла рот, чтобы возразить, но Исаак прервал её, подняв ладонь, и продолжил:
– Я прекрасно понимаю ваше настроение. Поверьте. Но не забывайте, что мы и сами ходим по крайне тонкому льду. Обладание солидной военной силой, а также тот факт, что официально мы не находимся в подчинении каких-либо государственных военных структур, ставит нас в очень сложное положение. Единственное, что делает нашу работу законной, – Исаак сделал ударение на последнем слове и обвёл всех присутствующих взглядом, – это подписанный контракт. Без него мы обычные убийцы. И многие наши коллеги слишком быстро забывают об этом маленьком факте. А все вы не хуже меня знаете, чем это кончалось. Сила нашей организации в дисциплине и строгом следовании букве закона. Так что решение по данному вопросу остаётся окончательным. Магда, что ещё?
– Вместе с захваченными пиратами и ранеными людьми Вейл на борт доставил ещё двоих. Как это ни удивительно, один из них и оказался капитаном пиратского корабля. Насчёт личности девушки у нас пока нет предположений. Её уже два с половиной часа оперируют, но у врачей прогнозы положительные. Если не случится чего-то неожиданного, то она выкарабкается. Пока же мы понятия не имеем, кто она такая и почему этот ублюдок тащил её с собой. Врачи осмотрели её тело и… – Красивое лицо старпома исказилось гримасой ярости и отвращения. – Исаак, это ужасно. Глядя на их отчёт, я склоняюсь к тому, чтобы согласиться с Сергеем и просто выбросить этих ублюдков в открытый космос без скафандров.
– Я ещё не видел отчёта. Всё так плохо?
Магда нервно кивнула. Заключения врачей и физическое состояние этой девушки пробудило в ней слишком много ужасающих воспоминаний.
– Помнишь состояние, в котором я была, когда вы взяли «Любимицу пустоты»?
При этих словах её пальцы сжались с такой силой, что побелели костяшки. Реакция Маккензи была такой же. Он хорошо запомнил тот день, когда впервые увидел её и других… людей, которых перевозили на том корабле. Набитых в голые отсеки, словно скот.
– Здесь даже хуже. Мне повезло. В конце концов, товар должен сохранить более или менее презентабельный вид для продажи. А тут… множественные следы сросшихся переломов, синяки и гематомы. По словам врачей, она подвергалась сексуальному насилию. В анализах её крови нашли такое количество опиатов, психотропных веществ и другой химии, что доктор Баркли вообще удивлён, как вся эта дрянь не сожгла её нервную систему…
Магда покачала головой. Краткий медицинский отчёт, который прислал ей Баркли три часа назад, выглядел настоящим ночным кошмаром.
– Мы можем как-то узнать, кто она?
– Пока нет. Дождёмся окончания операции. Когда придёт в себя, попытаемся мягко с ней поговорить.
Маккензи кивнул, достал из кармана серого кителя сигару и слегка размял. Затем со вздохом раскурил её от электрической зажигалки.
– Хорошо, – согласился он. – Райн!
Глубоко вздохнув, Том сел прямее. Как человек, отвечающий за тактику и ведение боя в космическом пространстве, он был обязан сделать общий доклад о произошедшем сражении. Все подобные доклады записывались. Вместе с показаниями сенсоров они были бы востребованы в том случае, если кто-то счёл бы действия экипажа «Фальшиона» незаконными.
– В общем и целом мне нечего добавить к своему предыдущему докладу. Мы потеряли один из наших имитаторов, а также использовали пять ракет с лазерными боеголовками. На этом наши потери заканчиваются. Принимая во внимание тот факт, что пиратское судно нам придётся бросить, я уже рассчитал план ведения огня. Хватит одного ядерного заряда, чтобы превратить эту консервную банку в облако газа. Но это всё ерунда. Меня куда больше беспокоит другой момент. Откуда у них на борту взялся «Морской ястреб»?
Выпустив облако сизого дыма в расположенное прямо над его креслом окно вентиляции, Маккензи согласно кивнул Тому.
– Это, кстати, очень интересный вопрос. Откуда у жалкой пиратской группы взялся новейший верденский десантный бот. Магда, что скажешь?
– Без понятия, Исаак. Да, Райн поднял очень интересный вопрос. Сам бот мы уже погрузили к нам на борт. Техники успели поработать с его бортовыми системами, но пока не смогли вытащить какой-либо полезной информации. Похоже, пираты пытались перепрошить его, для того чтобы обойти системы защиты, но смогли лишь снести базовые программы. Пока рано что-то говорить. Может быть, удастся вскрыть его чёрный ящик, тогда мы получим больше информации, но до этого момента у нас ничего нет.
– Ладно. Давайте перейдём к более значимым вопросам…
* * *
– Спасибо…
Лежащая на постели девушка взяла протянутый ей бокал с водой и осторожно сделала несколько глотков. Из-за полученных травм – а после вмешательства хирурга прошло слишком мало времени – её брюшные мышцы были в ужасном состоянии, и, чтобы лишний раз не напрягать их, она старалась двигаться как можно меньше.
– Пожалуйста. Как вы себя чувствуете?
– Гораздо лучше… если честно, я вообще не верила в то, что выживу. – В её глазах появились глубокие тени. – Я не верила, что вообще выберусь… Кто вы?
– Меня зовут Исаак Маккензи. Я капитан этого корабля. А это, – он указал на стоящую рядом с ним высокую красивую девушку с наголо обритой головой, – Магда Вальрен. Мой первый помощник. Могу ли я узнать, как вас зовут и кто вы такая?
– Старший лейтенант Елена Сергеева. ВКФ Вердена.
При её словах оба человека, стоявшие рядом с её постелью, переглянулись.
– ВКФ Вердена? Позвольте задать вопрос, Елена…
– Могу угадать… Какого чёрта я делала на этом корабле?
– Да.
– Могу я для начала узнать, кто вы такие? Ваши врачи уже объяснили мне, но поймите меня правильно. Я очень благодарна вам за то, что вы спасли меня. Но я нахожусь на службе… – Девушка запнулась на полуслове. – Находилась до всего этого, и…
Исаак прервал её, подняв ладонь:
– Можете не продолжать. Я понимаю, о чём вы говорите. Елена, в данный момент вы находитесь на борту лёгкого крейсера «Фальшион». Мы принадлежим частной военной организации и базируемся в верденском космическом пространстве. Сейчас корабль идёт в составе транспортного конвоя в систему Абрегадо. Если то, что вы сказали, правда, то по прибытии мы передадим вас местному дипломатическому представителю. Насколько мне известно, на Абрегадо-3 есть верденское представительство. Они уже самостоятельно передадут информацию о вас, и через некоторое время вы вернётесь домой…
Маккензи говорил и смотрел ей прямо в глаза. Но он не видел или же просто не понимал, что они выражают. А вот Магда заметила, как их затравленное выражение с каждым словом Исаака постепенно уходило, и теперь в них теплилась робкая, осторожная надежда на то, что всё происходящее – правда.
– Мы будем рады, если вы сможете рассказать нам хотя бы общую версию событий.
– Хорошо. – Елена сглотнула комок в горле и начала свой рассказ: – Наш эсминец был приписан к шестой эскадре лёгких крейсеров под командованием командора Михаила Баста. «Трафальгар» был отправлен в систему Абрегадо для патрулирования и обеспечения безопасности судоходства. Для нас это было первое задание, которое мы выполняли отдельно от состава остальной эскадры. Капитан Карсон получил данные от Управления разведки флота – о действиях пиратских групп в этом районе и точную наводку на судно, которое с большой вероятностью было опознано во время двух атак на верденские грузовые суда. Мы затаились недалеко от гиперграницы системы и ждали нашу цель. Сначала всё было хорошо. Эти мерзавцы появились вовремя, и мы начали готовиться к их захвату, но затем что-то пошло не так. Наш корабль атаковал кто-то неизвестный…
Елена поведала о коротком бое с участием эсминца. В этот момент она находилась на борту «Морского ястреба», поэтому информация, которой она владела, была ограниченной. Она не могла сказать, кто именно напал на их корабль. Могла лишь с уверенностью утверждать, что это был корабль большего тоннажа и с более мощным вооружением, чем «Трафальгар». Говоря о том, что произошло далее, она буквально выдавливала из себя слова, полные горечи, заново переживая гибель корабля и близких людей – товарищей по оружию.
Затем долго и подробно рассказывала, как их подобрали среди рассеянных в пространстве обломков эсминца, как бросили в грязные камеры, где некоторое время они ещё верили в то, что всё обойдётся. А затем за ней пришли. Линд, её второй пилот, и Джин-чу, бортинженер, попытались защитить её, когда поняли, что будет дальше. Но все их усилия оказались бесполезны. Линда просто пристрелили. А Джина-чу забили до смерти прямо у неё на глазах. Но по прошествии всего лишь нескольких дней она пожалела, что её не убили прямо там, что она не умерла вместе с ними.
Когда Елена начала рассказывать об этом, её била дрожь, а по щекам катились слёзы, но глаза словно превратились в лёд. А Магде казалось – перед ней собственное отражение десятилетней давности, и она даже не заметила, как сама начала дрожать мелкой дрожью от переполнявшей её ненависти.
– …Я пришла в себя у него в каюте, – шмыгнув носом, тихо произнесла Елена и вытерла глаза тыльной стороной ладони. – Он вколол мне какую-то дрянь, которая прочистила мне мозги. Этот ублюдок хотел воспользоваться «Ястребом», чтобы сбежать с корабля и попробовать спрятаться в пространстве. Я не понимаю, как именно он хотел этого добиться…
– Зато мы знаем. – Некоторое время назад Маккензи принёс стулья для себя и Магды, и сейчас они сидели около постели Елены. – Наши техники обнаружили мощное взрывное устройство рядом с хранилищами реакторной массы. Ублюдок хотел взорвать его, после того как покинул бы судно, и, видимо, планировал затеряться в обломках.
Девушка нахмурилась, задумавшись о возможности подобного.
– Зная характеристики моей «птички», я почти уверена, что у него это получилось бы.
– Согласен. И я хочу сказать вам огромное спасибо. Если бы не вы, то скорее всего ему удалось бы задуманное. Или же в худшем случае он мог бы просто взорвать судно вместе с собой от банальной безысходности…
– Да ладно… я не рассчитывала, что выживу. В любом случае я не помню всего, что со мной произошло, но то, что сохранилось в памяти, было дост… – Глаза Елены распахнулись – она кое-что вспомнила. – Вы проверили чёрный ящик бота?!
– Простите?
– Резервные банки памяти «Морского ястреба». Они должны были записать данные сенсоров. Вполне возможно, что там есть то, что поможет узнать, кто напал на «Трафальгар»!
Магда отрицательно покачала головой:
– Нет, к сожалению, наши техники так и не смогли получить к ним доступ.
Было глупо отпираться от того факта, что они пытались вскрыть внутренние системы челнока.
– Да мы и не уверены, что нам удастся получить к ним доступ. Эти мерзавцы пытались перепрошить командные протоколы бота и, видимо, когда у них ничего не вышло, начисто снесли систему, рассчитывая, что, установив всё заново, смогут получить управление…
– Идиоты. У них бы ничего не вышло. Они только зря убили корабль. – От осознания того, что её любимому боту сделали электронную «лоботомию», ей стало почти физически больно. Ведь теперь они были последними, кто выжил на «Трафальгаре».
При мысли о том, что она отождествляет десантный бот с живым существом, на губах Сергеевой мелькнула тусклое подобие улыбки.
– Что теперь будет с ним? – тихо спросила она.
– С кем?
– С Растером. Капитаном того корабля.
– Сейчас он находится у нас под стражей в отдельной каюте.
Лена нахмурилась:
– В отдельной каюте? Но почему?
Маккензи пожал плечами:
– По его словам, у него есть для нас определённая информация, которую он готов предоставить…
И тут он понял, что сболтнул лишнее. Лежащая на постели перед ним девушка напряглась:
– Информация? И он сказал, что отдаст её просто так? Да?
Её хриплый голос сквозил ядовитым сарказмом.
– Естественно, нет. Но я понимаю, о чём вы подумали. Что он попытается выторговать себе свободу. Послушайте меня, Елена, я обещаю вам, что ни он, ни члены его команды не уйдут от расплаты за то, что совершили. По прибытии в систему Абрегадо мы передадим их местным силам безопасности, их будут судить…
Елена замотала головой, отказываясь верить в то, что слышит:
– Нет… нет… нет… Вы не можете так поступить! Он должен сдохнуть! Если вы отдадите его безопасникам СНП, он выскользнет из их рук.
– Успокойтесь. Мы работаем лично на губернатора Хьюго Вилма, и, поверьте, вопрос пиратства и законности интересует его не меньше, чем нас самих. Я уверен, что вы можете не беспокоиться о судьбе подонка и об открытости судебного процесса. Когда всё это кончится, Дональд Растер уже никогда не вернётся на свободу.
– Он должен был умереть! Вот что вы должны были сделать: просто пристрелить его, как бешеного пса. А не болтать с ним и отдавать в руки этих крыс из СНП. Из-за него погиб мой корабль. Мои друзья! И вы говорите мне про законность и суды! – голос девушки поднялся до крика. Из-за угла показался один из ассистентов доктора Баркли, которого встревожили возгласы Сергеевой. – Да пошли вы к чёрту! Дайте мне пистолет, и я сама сделаю за вас эту работу!
Видя ярость в глазах Елены, Исаак наклонился к ней:
– Послушайте, я понимаю вас. Поверьте, я был бы рад избавиться от него, как и от всех других подобных ему отбросов. Но я должен думать не только о собственных желаниях или ваших чувствах. Как капитан корабля я должен в первую очередь думать о работе, которая мне поручена. Если он действительно может предоставить нам информацию о пиратских группировках, которые работают в этом секторе, то я обязан воспользоваться этой возможностью. И в данный момент я должен руководствоваться тем, что будет лучше для «Фальшиона» и той работы, которую он выполняет. Невзирая на чувства и желания. Вы офицер флота, Елена. Вы должны понимать.
* * *
Удар. Ещё один. Перехват. Кулак прошёл в сантиметре, едва не зацепив его скулу. Ладонь Райна ударила по запястью, отбрасывая атакующую руку своей противницы в сторону и тут же перехватывая её. Механические пальцы протеза сомкнулись на правой руке Вейл, словно тиски, не позволяя ей вырваться из захвата. Даже её улучшенной генетикой мускулатуры было недостаточно, чтобы разорвать захват протеза. Резкий разворот корпуса, за которым последовал бросок, и тело девушки со звучным хлопком впечаталось в прорезиненное покрытие пола тренажёрного зала.
– Чёртов засранец.
Девушка отказалась признавать поражение. Извернувшись на полу, она махнула ногой, целя ему в щиколотку. Том вовремя заметил это и убрал ногу из-под удара, слишком поздно поняв, что попал в ловушку. Это движение заставило его потерять равновесие, и следующий удар под левое колено вынудил уже его самого оказаться на полу. Лиза моментально очутилась сверху, занося обмотанный эластичными бинтами кулак для удара.
Вовремя подставив предплечье, Райн отвёл её руку в сторону, и кулак врезался куда-то рядом с его головой с такой силой, что в обычной ситуации это могло бы напугать Тома. Но не сейчас.
Вытянутые пальцы протеза колющим движением ударили Вейл в плечо, заставив её зашипеть от боли и потерять концентрацию. Левая ладонь схватила девушку за горло, а правая выбила из-под неё опору. Резким движением Том сбросил с себя Лизу, моментально оказавшись над ней. Правой рукой он взял её шею в локтевой захват, в то время как протез схватил её левое запястье и начал постепенно выворачивать руку назад. Том поставил колено на поясницу девушки, увеличив силу захвата и заставляя Лизу выгнуться, лишая её возможности вырваться из захвата.
Окажись в подобной ситуации обычный человек, у него не было бы шансов вырваться. Продолжение сопротивления привело бы к тому, что Том задушил бы противника или сломал бы ему руку. Но Вейл как будто было наплевать на возможные сверхопасные травмы. Она медленно, но уверенно начала выворачивать руку обратно. Если бы левая рука Райна была из плоти и крови, ему бы ни за что не удалось удержать девушку, но, даже с протезом, он еле удерживал Лизу в таком положении.
Она просто отказывалась сдаваться.
Том надавил коленом на поясницу и ещё сильнее сжал шею. В какой-то момент он поверил, что она скорее потеряет сознание или же сама сломает себе руку, но не сдастся.
Свободной от захвата рукой Лиза несколько раз хлопнула по полу, признавая поражение, и Том сразу же освободил её от захвата.
– Чёртов засранец… – Вейл откашлялась, потирая горло. – Если бы не твоя проклятая рука, то я бы точно надрала тебе задницу.
Райн рассмеялся и взял со скамейки пару полотенец, одно из которых бросил Лизе.
– Конечно, конечно. Просто признай, что я наконец победил.
– Да куда я денусь… поздравляю, флотский мальчик, ты победил. – Она вытерла мокрое от пота лицо пойманным полотенцем и с удовольствием растянулась на скамейке, потягивая воду из герметичной пластиковой бутыли. – Но советую тебе убрать с лица эту самодовольную улыбку, Том. В следующий раз я так не ошибусь.
– Нисколько не сомневаюсь, – грустно признал Райн и открыл свою сумку. Порывшись в ней, достал пару протеиновых батончиков, один из которых протянул девушке. Лиза с благодарностью приняла угощение и, стянув обёртку, откусила сразу половину.
– Как там Нори? – спросил Том, с видимым удовольствием утолив жажду и отложив в сторону бутыль с водой.
– Тяжело. Ты, наверное, в курсе заключения врачей. Он не вернётся в группу ещё как минимум четыре месяца, а может, и все шесть. Но он держится. Как и всегда. Даже шутит, что наконец-то сможет от меня отдохнуть… – Лиза запустила пальцы в свои мокрые рыжие волосы, отбрасывая их назад, и с улыбкой шёпотом добавила: – Придурок…
– Кстати, теперь, когда у меня открылась вакансия заместителя, не хочешь наконец заняться настоящей работой?
– О нет, спасибо. – Том рассмеялся, понимая, что она шутит. – Сами ковыряйтесь в грязи. Мне гораздо комфортней на мостике.
– Слабак. Кстати, об этом. Всё хотела спросить. Ты же раньше был капитаном. Сильно переживаешь от того, что больше не занимаешь центральное кресло?
– Знаешь… поначалу так и было. – Том снова взял бутыль с водой, повертел её в руках и вздохнул: – Тяжело быть тем, кто не отдаёт приказы. Я так давно шёл к своей цели и…
Не было смысла в очередной раз пережёвывать свою ошибку. Вейл и так прекрасно знала эту историю. Скрывать её не было смысла.
– Я бы сказал, что поначалу действительно было тяжело смириться с этим, но я привык. В какой-то мере даже приятно вернуться обратно. Я ведь очень быстро получил капитанское кресло. Даже во флоте Вердена это редкость. Тут есть и моя заслуга, ты не подумай, но и помощь отца тоже была нелишней. А сейчас я снова стал всего лишь винтиком в механизме. Пускай и весьма важным, но всё же винтиком. Теперь я начинаю думать, а был ли я действительно готов к тому, чтобы стать капитаном?
– А ты был готов?
Райн пожал плечами:
– Не знаю. До того как попасть к вам, я ни разу не участвовал в бою. В наше время никакой регулярный флот практически не участвует в боевых столкновениях. По крайней мере, верденский уж точно. В основном мы занимаемся охраной и выполняем полицейские функции. Даже сейчас, когда отношения Вердена и Рейнского Протектората, мягко говоря, натянуты и флот усилил готовность, мало кто верит в то, что война действительно начнётся.
– Почему?
– Полноценных космических войн не было с середины колониальной эры. С тех пор не было больших военных столкновений. Всё, что происходит сейчас, – это исключительно локальные конфликты. Всё из-за Марса и чёртового закона Джона, двадцать второй год эры колонизации.
Назад: Пролог
Дальше: Глава вторая
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Davidneags
    Hello guys. And Bye. neversurrenderboys ;)