Танец стали в пустоте. Том 2. Цена долга

Глава пятая

Лиза смогла догнать его только в коридоре около лифтовой шахты.
– Том, подожди. Что случилось?
– Мне нужно поговорить с этой девушкой.
– С кем?
– С Еленой. Пилотом с того эсминца.
Вызванная Томом кабина лифта приехала через десяток секунд, и Райн, не теряя времени, зашёл внутрь. Вейл не оставалось ничего другого, кроме как последовать за ним.
– Может, всё-таки объяснишь, в чём дело?
– Вальрен сказала, что капитана эсминца звали Карсон. Эндрю Карсон.
– Да. И что?
– А то, что, похоже, я знаю его. – Том на мгновенье замялся, произнося эти слова. – Точнее, знал.
– Что? Откуда?
– Я не уверен, что это один и тот же человек. Когда я ещё был в академии, то познакомился с Нероузом…
– Постой, с Даниэлем Нероузом? Капитаном «Победы»? С ним?
– Да. Он был в академии в то же время, что и я, только на более старших курсах.
– А при чём здесь этот Карсон?
Створки лифта открылись, и Райн торопливо покинул лифт, направившись по освещённому коридору в сторону медицинского блока. Лиза не отставала от него ни на шаг.
– Эндрю Карсон учился в академии вместе с ним на одном курсе. Мы довольно сильно сдружились с Дэнни во время учёбы. Он часто помогал мне и приглашал на посиделки, которые устраивал со своими однокурсниками. Там я и встретился с Карсоном.
– Но с чего ты взял, что этот парень и капитан погибшего эсминца – один и тот же человек?
– А я и не знаю, Лиза. Поэтому я сейчас и иду в медотсек, чтобы удостовериться.
Гермодверь, ведущая в медицинский блок, услужливо открылась при их приближении, и они попали в сияющий чистотой приёмный покой.
По корабельным часам стояла уже поздняя ночь, и большая часть медицинского персонала сейчас отдыхала. В приёмной находился лишь один человек, который, если верить слухам, циркулирующим внутри экипажа, никогда не покидал своего поста и даже спал и принимал пищу на рабочем месте, не отвлекаясь от своей работы.
Увидев вошедших, доктор Баркли отложил в сторону планшет, на котором просматривал медицинские отчёты. Один из членов команды получил перелом плечевых костей правой руки, слишком сильно разогнавшись в центральном осевом коридоре, и, не рассчитав скорости, налетел на грузовой контейнер, который в этот момент вели через коридор.
– Элизабет? Райн? У вас какие-то проблемы? – Доктор осмотрел обоих из-под старомодных очков-половинок.
– Доктор Баркли, могу я поговорить с девушкой, которую спасли на пиратском судне?
– Вы про Сергееву?
– Да, сэр.
Врач многозначительно хмыкнул.
– Пожалуйста. Сколько вам будет угодно, если сможете её найти, – ответил он суховатым тоном.
Том и Лиза недоуменно взглянули на врача:
– Простите? Что это значит?
– Это значит, что я понятия не имею, где сейчас находится эта сумасшедшая. Она мне все мозги проела своими просьбами выписать её.
– Как это – выписать? Ей прострелили живот. Вы же сами говорили, что она чуть не умерла на операционном столе.
Вейл растерянно смотрела на главного корабельного врача. Картина случившегося никак не укладывалась у неё в голове. Впервые на её памяти доктор Баркли совершил то, чего не делал никогда раньше. Пошёл на поводу у пациента…
– Да, говорил. Я написал об этом в отчёте, если быть точным. И если бы вы удосужились прочитать его более внимательно, то подобное тяжёлое состояние было вызвано не столько её ранением, сколько огромным количеством химии, которой накачивали бедную девочку. Именно эта дрянь чуть не убила её. А ранение… Перестаньте, Вейл. Как будто столь банальные повреждения плоти могут бросить мне достойный вызов. Эта девушка трепала мне нервы последние два дня своими просьбами покинуть медотсек.
– Доктор Баркли, вы можете нам сказать, где она сейчас?
– Спросите капитана, Райн. Уверен, что он сможет вам более точно ответить на этот вопрос. В конце концов, именно по его просьбе я выписал Сергееву.
Главный врач взял в руки кружку с уже остывшим кофе, которая стояла на столе рядом с планшетом, и, сделав глоток, скривился:
– Она просто замучила меня своими просьбами отпустить её. По её словам, в четырёх стенах она чувствовала себя крайне плохо. Сказано весьма иронично, учитывая, где мы находимся. – Баркли повёл из стороны в сторону рукой, пальцы которой сжимали кружку, словно обводя окружающее пространство. – А теперь… будьте добры, у меня ещё очень много работы…
Скрипнув от раздражения зубами, Райн повернулся и пошёл к выходу. Лизе ничего не оставалось, как последовать за ним. Они успели сделать всего несколько шагов, пока не услышали:
– Эй, босс…
Резко повернувшись, Том и Лиза увидели лежащего на больничной койке человека, который помахал им рукой через открытый дверной проём. Вейл улыбнулась:
– Нори! Как дела?
Они подошли к входу в палату. Мак-Мёртон лежал на больничной койке. Из-за полученных травм грудного отдела и позвоночника он сейчас был прикован к ней, и в ближайшем будущем его ждал долгий перелёт в Бентонский флотский госпиталь, который был расположен на Траствейне.
– Умираю со скуки, босс. А вы тут какими судьбами?
– Том хотел поговорить с девушкой, которую вытащили с пиратского судна…
– С Леной?
– Постой, ты её знаешь?
– Конечно. – Нори рассмеялся. – Или, по-твоему, этот отсек такой огромный? Тут особо нечем заниматься, кроме как болтать с соседями по несчастью и спать. – Мак-Мёртон указал на вторую постель, которая находилась в противоположной стороне каюты и сейчас была уже освобождена от постельного белья и аккуратно убрана.
– Ты лежал с ней в одной палате? – Том глянул на раненого десантника.
– Да. Док Баркли старается, чтобы у каждого был сосед для общения. Заботливый чертяка. Считает, что это положительно влияет на психологическое состояние пациентов. Хотя не могу сказать, что девчонка была уж очень разговорчива. Большую часть времени она либо молчала, либо спала.
– Слушай, Нори. Тому очень нужно поговорить с ней. Ты, часом, не можешь подсказать, куда её могли перевести?
– Вообще-то, наверное, могу. Посмотрите в ангарном отсеке…
* * *
Том ударил ладонью протеза по обшивке рядом с входным люком «Морского ястреба». Звук удара металла о металл эхом разнёсся по ангарному отсеку.
– Думаешь, она и правда тут? – со скепсисом в голосе спросила Лиза, усевшись на стоявшую рядом тележку с инструментами.
– Ну, если Нори ошибся, то свяжемся с мостиками, и пусть найдут её по камерам наблюдения, – ответил Райн и ещё раз ударил по обшивке бота.
– Можно было бы сразу так сделать, – проворчала Вейл, скрестив руки на груди.
Через несколько секунд послышалось сдавленное ругательство и звук шагов. В люке показалась голова со стянутыми на затылке в конский хвост тёмными волосами. На лице виднелись блестящие маслянистым блеском тёмные пятна, а в руке девушка сжимала мультиинструмент.
– Да?
– Елена Сергеева? – уточнил Райн.
– Д-да. А вы?
– Томас Райн, тактик «Фальшиона». – Том указал на стоявшую рядом с ним Лизу: – А это Элизабет Вейл. Она командует второй десантной группой. Они участвовали в штурме «Акреции». Вы не против, если я задам вам несколько вопросов?
– Так вроде бы ваши люди уже всё узнали. – Елена оперлась плечом о борт «Ястреба», так как ей всё ещё было трудно ровно стоять после операции. Да и недавний перелом давал о себе знать. – Я рассказала им всё, что знала. Больше даже не знаю, что сказать…
Том покачал головой:
– Нет, на самом деле у меня всего один вопрос. Ваш капитан, Эндрю Карсон. Не могли бы вы рассказать, как он выглядел.
– Что? Капитан?
– Да. Видите ли, я тоже офицер флота. – Райн на короткое мгновение замялся. – Ну, по крайней мере, был им раньше. Во время учёбы в академии я знал одного парня с этим именем, который учился на последнем курсе и…
– И вы думаете, что он и капитан «Трафальгара» – один и тот же человек? Да?
Том кивнул.
Елена положила инструмент на палубу «Ястреба» и сама уселась рядом.
– Ну, даже не знаю, с чего начать. Насколько мне известно, наш эсминец – его второй корабль. Сам он был довольно высоким и спокойным человеком.
Лена закусила губу, вороша в памяти теперь уже горькие воспоминания:
– Я не очень часто с ним виделась. На «Трафальгаре» я отвечала за применение малых судов и не часто пересекалась с капитаном. Лишь на общих собраниях. Но когда это происходило, то капитан всегда казался воплощением спокойствия и уверенности. Всегда подбадривал экипаж, старался работать на совесть и требовал этого же от подчинённых. Знаете, когда я получила назначение на «Трафальгар», я узнала, что команду на эсминец набирали в спешке. Корабль был совсем новеньким, и экипаж для него надёргали из самых разных мест. Вряд ли нас можно было назвать сплочённым коллективом, когда капитан Карсон пришёл на «Трафальгар».
На лице Елены мелькнула улыбка, когда она вспомнила первое собрание старших офицеров эсминца. Они все тогда были незнакомцами, которым требовалось притереться друг к другу. Ничего удивительного, что в первые месяцы было множество разногласий и распрей между членами команды.
– Конечно, возникали разногласия. Но капитан никогда не повышал голоса. Он всегда был спокоен, когда говорил с нами и обсуждал проблемы корабля. Знаете, в такие моменты нам всем становилось стыдно из-за этого. Уж мне-то точно. Помню, когда он сделал короткое замечание о плохой подготовке экипажа одного из ботов… – Елена рассмеялась, когда вспомнила, как сгорала от стыда под взглядом спокойных глаз капитана, когда тот тихим голосом перечислял ошибки в её действиях. – Я тогда за два месяца ребят чуть ли не до смерти загоняла, зато больше в нашу сторону не было сделано ни одного замечания.
Девушка всхлипнула и вытерла глаза, с удивлением обнаружив на них влагу. Она удивлённо посмотрела на свои пальцы и смутилась:
– Извините.
– Ничего. Я всё понимаю. Ваше описание очень сильно напоминает мне моего друга. Он тоже всегда был очень спокойным человеком. Кто-то мог бы даже сказать, что он выглядел заторможенным, но это впечатление полностью рассеивалось, стоило только с ним пообщаться. Он был полной противоположностью Дэнни. В отличие от него Нероуз всегда был шумным парнем и большим любителем повеселиться.
Лена улыбнулась:
– Да, наш капитан тоже был таким. Проводил всё время либо за работой, либо у себя в каюте. Знаете, мне всегда казалось, что он смущался того, что получил «Трафальгар». Я бы показала вам фотографии экипажа из базы данных бота, но эти ублюдки угробили банки данных…
Райн кое-что вспомнил и начал рыться в карманах кителя, пока не нашёл собственный коммуникатор.
– Совсем забыл об этом… – Пальцы Тома нашли нужный файл, и над комом появилась голограмма. – Скажите, пожалуйста, вот этот человек и ваш капитан…
На фотографии были пять человек: Райн, Нероуз, Эндрю Карсон, который стоял слева от Тома, и ещё двое сокурсников Даниэля и Эндрю, которые пошли с ними тогда в бар, расположенный в городе рядом с академией. Елена некоторое время присматривалась к фотографии, пока в её глазах не загорелся огонь узнавания.
– Д-да, это он. Только здесь он немного моложе и без бороды, но это определённо капитан Карсон.
– Чёрт…
Со вздохом разочарования Том убрал ком в карман кителя и сел на стоящий рядом с люком грузовой контейнер.
– Мне очень жаль, Том.
Лиза положила руку ему на плечо, не зная, как ещё подбодрить человека, который только что убедился, что один из его друзей погиб. В ответ Том кивнул, положив на её руку свою ладонь из плоти и крови.
Некоторое время все трое просто молчали. Тишина была настолько пронзительной, что Лиза боялась даже вздохнуть, чтобы не нарушить это безмолвие. Вместо неё это сделала Елена:
– Мне тоже жаль. Он был прекрасным человеком.
Том кивнул в подтверждение её слов:
– Да, был.
* * *
– Я уже всё рассказал. Какого ещё дьявола вам от меня нужно?!
Дональд Растер был крайне расстроен происходящим. На самом деле его бесило практически всё на свете в этот момент времени. Начиная от боли в правой руке, которая превратилась в уродливую культю, и заканчивая надменным выражением на лице громилы, который сидел напротив него за столом.
– О, мистер Растер, информация, которую вы нам сообщили, без сомнений, очень интересная. Но вы так и не ответили на вопросы о ваших таинственных партнёрах, которые помогли вам в нападении на верденский эсминец несколько месяцев назад.
Дональд оскалился:
– Кажется, мы это уже обсуждали, не так ли? С чего это я должен что-то знать об этом?
Серебряков чуть наклонил голову и холодно посмотрел на сидящего перед ним пирата, с трудом сдерживаясь, чтобы не избить его до полусмерти прямо здесь и сейчас.
– Я надеюсь, вы понимаете, что врать бесполезно? Девушка, которую вы держали на борту своего корабля…
– А, вы о той тупой сучке? Простая портовая шлюха, каких много. Я купил её на одной из планет Союза.
– Да что вы? А по её словам, она офицер ВКФ и попала к вам в плен, после того как вы совместно с ещё одним кораблём участвовали в нападении на верденский эсминец.
– О, да и вы ей поверили? Что за глупость! Впервые слышу про какой-то там эсминец. Я и мой корабль не бывали в системе Абрегадо уже полгода…
Он не успел договорить. Серебряков одним плавным движением поднялся со стула. Протянув руку, он схватил Растера за волосы и с силой впечатал его лицо в металлическую поверхность стола.
– Тебе лучше заканчивать этот цирк, тупая ты мразь, – практически прорычал Сергей. – Тебе повезло, что наш капитан придерживается местных законов и не стал вершить самосуд. Попадись вы в верденском пространстве, вас бы уже давно судили и приговорили к смерти…
Коммуникатор в его кармане завибрировал.
Отпустив Растера, Сергей встал из-за стола и прошёл к выходу. Электронный замок моментально отреагировал на его пропуск и раскрыл дверь, выпуская его из помещения. Уже сделав шаг за порог, Сергей обернулся и посмотрел на потиравшего лицо Дональда:
– Никуда не уходи.
Растер сплюнул на пол и проводил его кровавой улыбкой на разбитых губах.
– Чёртов ублюдок, как же он меня бесит. Знаешь, Исаак, тебе бы следовало отдать его мне в руки на пару часов. Обещаю, он бы заговорил.
– Знаю, но это не наши методы. Больше не наши. Ты прекрасно знаешь, что мы обязаны подчиняться законам того государства, в пространстве которого находимся.
Исаак Маккензи стоял посреди коридора, привалившись плечом к переборке.
– Да, Исаак, знаю. И это чертовски меня бесит.
– Ну, тут я ничего не могу поделать.
Серебряков привалился спиной к переборке и засунул руки в карманы форменного комбинезона.
– Раньше было проще. Ты мог бы просто выключить камеры на час-другой…
– Использование нейронных катализаторов запрещены в Вердене, – практически моментально ощетинился Маккензи. – Даже в Союзе отказались от их использования. Каким-то чудом…
– Исаак, я тебя умоляю. Мне бы хватило и простого ножа.
Представив, что действительно был бы способен сделать Серебряков, дай капитан «Фальшиона» ему эту возможность, Маккензи внутренне содрогнулся.
– Техники смогли взломать шифрование на диске с данными, которые нашли у этого отброса?
Маккензи отрицательно покачал головой:
– К сожалению, нет. Меня этот ублюдок раздражает не меньше, чем тебя, Сергей, но не могу не признать, что он умён.
– Был бы умён, не оказался бы здесь.
– Ну, тут заслуга Райна. Чертовски хитрый трюк с имитатором. Знаешь, поначалу я был полон скепсиса, когда Лестер сказал, что нашёл для нас нового тактика, но сейчас я даже рад, что Райн у нас. Майкл хорош, но ему недостает некоторого…
Маккензи запнулся, стараясь подобрать слово.
– Коварства? – предположил Сергей, с некоторым раздражением вспомнив последнюю проигранную игру в покер.
– Да, пожалуй, это слово более чем подходит.
– Слушай, Исаак, возвращаясь к нашей проблеме…
– Дьявол!.. Сергей, я же сказал, что…
– Нет, ты послушай. Да, мы, по сути, гражданские лица и ничего не можем сделать, так как по уставу организации должны следовать местному законодательству и прочее. Но ведь это не касается военных другого государства.
– К чему ты клонишь?
– Ну, у нас есть как минимум двое представителей вооружённых сил, которые в данный момент находятся на службе.
Маккензи задумался.
– Том не на службе, он…
– Он на половинном жалованье, – перебил его Сергей. – Это то же самое. Его вывели за штат, но не выгнали со службы, а значит, он всё ещё может официально носить форму. То, что он принимал непосредственное участие в бою, подходит под официальный устав ВКФ.
– Да, да. Я понял, о чём ты говоришь. Сорок третья статья. А ты не подумал, что он не захочет пачкать руки?
В ответ Серебряков только рассмеялся:
– Это после того случая в административном центре? Шутишь? Уверен, он не откажется. Как и Елена. У этой малышки точно есть длинный счёт к Растеру.
Маккензи устало потёр глаза.
– Господи, Сергей. Какого чёрта мы стоим в этом коридоре и придумываем способ, которым могли бы оправдать будущие пытки и возможное убийство?
– Эй, это Лестер задумал сделать из нас чистюль. – Десантник поднял руки, словно открещиваясь от нынешнего состояния организации.
– Ты прекрасно знаешь, что без реорганизации мы не просуществовали бы долго.
– Это при поддержке Разведывательного управления Верденского флота? Не смеши меня…
Маккензи холодно посмотрел Серебрякову прямо в глаза:
– Заткнись, Сергей. Это не та тема, о которой тут стоит говорить.
Казалось, от холодного тона Маккензи температура в коридоре моментально упала на пару градусов. Некоторое время капитан и подчинённый смотрели друг на друга.
– Ладно, ладно. Извини. – Серебряков провёл пальцами по подбородку и с удивлением почувствовал, как пальцы уколола двухдневная щетина.
Некоторое время они постояли в тишине, пока Исаак не вздохнул, приняв для себя решение, и не развернулся, чтобы уйти. Тем не менее через пару шагов он остановился.
– Завтра мы выйдем из прыжка на границе Абрегадо. Реши этот вопрос сам, – бросил Исаак, не оборачиваясь.
– А как же Лестер?
– Если он об этом спросит, то это будет уже моя проблема. Сделай работу.
Так и не обернувшись, капитан зашагал по коридору.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Davidneags
    Hello guys. And Bye. neversurrenderboys ;)