Танец стали в пустоте. Том 2. Цена долга

Глава пятнадцатая

18 часов 55 минут. Плато Мангельвана
Из прохода, ведущего в кабину, появился Манфред. Он осторожно спустился по лестнице в просторный грузовой отсек. Ему приходилось проявлять осторожность, чтобы не зацепиться за «специальный» груз.
– Маврикио!
Торвальд, до этого разговаривавший с одним из боевиков, повернулся к нему, и Манфред увидел голографические карты их цели.
– Пятнадцать минут, Маврикио. Мы будем у цели через пятнадцать минут.
Торвальд замер на мгновенье, а затем энергично кивнул ему и развернулся к людям в грузовом отсеке:
– Вы все слышали его! Мы почти у самой цели. Вы все знаете, что делать. Мы долго шли к своей судьбе. Теперь нам остаётся лишь протянуть руку и схватить судьбу за горло.
Люди вокруг него одобрительно и радостно загудели. Торвальд обвёл их взглядом, но так больше ничего и не сказал. Ему и не нужно было. Он лишь ещё раз кивнул им и прошёл вслед за Манфредом. Но на ходу он остановился и привлёк к себе одного из техников:
– Подготовьте «Гренделей» к запуску и передайте на первый транспорт, чтобы сделали то же самое. Они скоро нам потребуются.
Кивнув, техник бросился исполнять распоряжение.
* * *
18 часов 55 минут. Лёгкий крейсер «Фальшион»
– Райн, вы бредите.
Минковский смотрел на него как на сумасшедшего.
– Губернатору не может угрожать опасность, – с уверенностью произнёс он. – Вилм находится на базе, полной военных.
– Олег, ты сам сказал мне, что они отправили крупный контингент в город. Много ли сил осталось у них на базе? Что, если я прав? Что, если всё это действительно лишь пыль, брошенная нам в глаза? Какой смысл был «Винтану» атаковать нас? Это же не имеет никакого смысла.
Минковский на экране задумчиво нахмурился. В конце концов он вздохнул:
– Хорошо. Я свяжусь с базой и доложу им о ваших предположениях. Я всё ещё считаю, что вы ошибаетесь, но сообщу о ваших мыслях в «Альдорф».
Он уже было потянулся за пределы экрана, чтобы оборвать связь, но Том остановил его:
– Постойте, нам нужно ещё кое-что. Обеспечьте нам свободный коридор на вход в атмосферу.
Услышав его требование, Минковский замер.
– Что?
– Я хочу отправить своих людей вниз. Они обеспечат безопасность…
– Нет, Райн, оставайтесь на орбите, я же сказал…
– Нет, Олег, – резко оборвал его Том. – Мы заключили контракт с губернатором Вилмом. В этом контракте есть пункт, по которому мы обязаны обеспечивать его безопасность в случае внешней угрозы его жизни. И я намереваюсь выполнить это предписание. Если я окажусь прав и губернатору действительно угрожает опасность, ты сам будешь объяснять тому, кто займёт его место, почему не позволил нам выполнить работу, за которую Вилм нам заплатил. Чтобы ты знал, я записываю этот разговор.
Том смотрел на Минковского. На лице его собеседника проявились явственные сомнения. С одной стороны – он обязан удерживать крейсер на орбите до того момента, как вся эта ситуация разрешится. С точки зрения закона он не должен позволять команде покинуть корабль. Особенно после случившегося на орбите. Но слова Тома породили в нём сомнения. А что, если Райн прав? Что, если губернатору действительно угрожает опасность? И если это так, а он не позволит наёмникам выполнить их работу, то они объяснят свое бездействие приказом Минковского. Ведь наёмники, являясь «косвенно» гражданской организацией, обязаны подчиняться законам того государства, в котором находятся. А Минковский как раз является сейчас для них представителем закона.
Любое судно на орбите обязано подчиняться его приказам. Но в данной ситуации Том загнал его в ловушку. Олег Минковский приложил множество усилий для того, чтобы добиться своего нынешнего положения, и не хотел его лишиться. Этим объяснялось, в частности, великолепное исполнение своих обязанностей. Он действительно усердно работал, а работая, научился разбираться в людях. Поэтому он принял единственно возможное в данной ситуации решение:
– Хорошо. Мы предоставим вам разрешение и коридор для спуска в атмосферу. Я так понимаю, цель полёта – «Альдорф»?
Райн улыбнулся, когда понял, что победил в этой крошечной схватке.
– Верно. Но у меня есть просьба. Не сообщайте им о нас.
– Почему?
– У нас имеется набор кодов допуска, полученный от администрации губернатора. При подлёте к базе мы сами свяжемся с ней.
Минковский хотел было возразить, но передумал.
– Да и чёрт с вами, Райн. Делайте что хотите. Надеюсь, вы ошибаетесь.
– Я тоже. Райн, конец связи.
Том отрубил канал связи со станцией. Серебряков, который до этого стоял в задумчивости за пределами обзора камеры, с интересом посмотрел на Тома:
– Знаешь, я тут в голове у себя перебираю условия текущего контракта, но никак не могу вспомнить пункт о том, что мы должны обеспечивать непосредственную безопасность губернатора. – Он театрально щёлкнул пальцами: – Точно! Это, наверное, потому, что его нет.
Том улыбнулся:
– Это ты знаешь, что такого пункта нет. А Минковскому это не известно. Как дела с погрузкой «Ястреба»?
– Почти закончили все проверки. Сейчас заправляют бот.
– Система передачи навигационной информации работает?
Серебряков скривился, услышав об этом. Навигационная информация будет передаваться по лучу прямо на бот с борта крейсера. Так как навигационные системы бота для полёта в космосе не действовали, им придётся положиться на информацию, поступающую с корабля. По сути, это превратит бот в некое подобие беспилотника!
Но после того, как они пройдут через плотные слои, «Ястреб» сможет положиться на системы инерциальной навигации для полёта в атмосфере.
– Елена сказала, что при проверках всё работает нормально. Она провела несколько тестов, и главный компьютер бота принял полученные данные.
– Кто будет вторым пилотом?
– Сара. Она вместе с Лапки участвовала в программе подготовки на Траствейне. Пару месяцев назад, когда был размещён заказ на новые «птички» для нас.
Согласно кивнув, Сергей развернулся в сторону входа с мостика.
– Я ушёл готовиться к высадке.
* * *
Лиза провела последние проверки брони, прежде чем надеть шлем. Все системы доложили об исправности и готовности к работе. И двадцать шесть человек вокруг неё занимались тем же самым. Оба отряда под командованием Вейл и Серебрякова были объединены в один. Они могли бы взять и чуть больше людей, если бы Лиза не настояла на погрузке одного из «Ронинов».
Массивный трёх с половиной метровый антропоморфный мех был уже доставлен в ангар. Сейчас техники крепили его внутри «Морского ястреба». Поскольку «Ронины» были одной из самых распространённых моделей мобильных доспехов, состоящих на вооружении Вердена, он прекрасно подходил под стандартизированные крепления внутри бота.
– Лиза, всё готово?
К ней подошёл уже облачённый в броню Сергей. Шлем он держал в руках, собираясь его надеть.
– Да. Мы уже закончили с погрузкой нашего «малыша». Ребята тоже готовы. Осталось только усесться в эту консервную банку и спрыгнуть прямо вниз.
– Отлично. Думаешь, Райн и правда угадал?
Девушка взяла со стола разложенные перед ней запасные магазины для импульсной винтовки и стала по одному размещать их в специальные полимерные подсумки на грудной бронепластине.
– Я… я не знаю, Сергей. Но в чём-то он прав. Всё происходящее не имеет смысла само по себе. Он чертовски уверен в своих суждениях. И знаешь… Он ведь, возможно, спас нас всех. Когда, не раздумывая, открыл огонь.
– Да, знаю. Я тоже рад, что он не стал колебаться.
– Знаешь, когда я нашла его у медицинского отсека… Он выглядел чертовски паршиво. Я даже не знаю… Как будто в нём не было и следа той уверенности. В тот момент я бы ни за что не поверила в то, что этот человек способен выстрелить в кого-то. А затем, когда ему в голову пришла эта безумная мысль, его словно подменили.
– Понимаю, о чём ты. Будем надеяться, что это всем нам не выйдет боком. Формально именно он сейчас капитан «Фальшиона».
Вейл покрутила головой, проверяя, насколько удобно сидит шейный манжет.
– Сергей, ты меня не понял. Он не спасовал ни в одной ситуации, когда нужно было действовать. Я уверена, что, если нужно будет выстрелить, он нажмёт на спуск, не раздумывая. Но в моменты спокойствия… – Она покачала головой и, взяв со стола свой шлем, надела его.
Системы брони моментально зафиксировали его крепления и закрыли замки, превращая разрозненные части брони в единое целое. По стеклу визора перед её глазами пробежали строчки данных об общем состоянии брони. Она почувствовала лёгкий щелчок в ушах, когда давление внутри брони выровнялось.
Сергей последовал её примеру и тоже надел шлем. Оборванный разговор так и не продолжился. Они в молчании покинули арсенал и спустились во второй ангарный отсек.
* * *
18 часов 57 минут. База «Альдорф». Плато Мангельвана
Звук личного комма разнёсся по конференц-залу. Губернатор, его сыновья и их многочисленные помощники тут же повернули головы в сторону звука. Неожиданный звонок прервал доклад командира базы на полуслове.
– Прошу прощения, – произнёс Больтер, посмотрев на экран коммуникатора. – Это из центра связи.
Губернатор кивнул:
– Конечно, полковник.
Поднявшись со своего места за столом, Больтер вышел из кабинета и только в момент, когда дверь закрылась за ним, отрезая все идущие из кабинета звуки, наконец ответил на звонок:
– Больтер.
– Полковник? Это Герера из центра связи. Нам только что поступил вызов с орбиты.
– С орбиты?
– Да, сэр. Со станции астроконтроля. Их начальник хочет срочно поговорить с начальником базы. Мы пытались связаться с генералом Бендо.
Какого дьявола понадобилось службе орбитального контроля?
– Он сейчас занят с губернатором. Соедините их со мной.
– Конечно, сэр. Соединяю.
Послышались лёгкие помехи, но они моментально пропали, как только установилось устойчивое соединение.
– Это полковник Уэсли Больтер.
– Олег Минковский, руководитель службы астроконтроля. Вы ведь уже в курсе о случившемся на орбите?
– Да. Нам сообщили час назад.
Сведения о гибели личного корабля губернатора вместе со всей командой произвели эффект ещё одной разорвавшейся бомбы. А когда стало известно, что повинен в этом корабль наёмников, губернатор пришёл в ярость. Он запросил сеанс связи с крейсером и потребовал объяснений. Вместо знакомого полковнику капитана на вызов ответил какой-то незнакомый парень. Оказалось, что их капитан погиб во время атаки «Винтана». Записи подтвердили, что крейсер открыл «оборонительный» огонь, если его, конечно, можно так назвать. Это несколько охладило ситуацию, и губернатор решил, что сначала куда важнее разобраться с ситуацией в городе. С произошедшим на орбите они смогут решить вопрос, когда ситуация в городе стабилизируется.
– У меня… Я даже не знаю, с чего начать…
– Минковский, говорите прямо. Что у вас случилось?
В динамике послышался глубокий вздох.
– Человек, который принял на себя командование кораблём наёмников, считает, что всё произошедшее призвано отвлечь внимание.
– Простите, вы сказали «отвлечь внимание»? Отвлечь внимание от чего?
– От главной цели террористов. От губернатора.
– Это полная ерунда. – Больтер покачал головой, думая в этот момент совершенно о другом. – Губернатор и его сыновья находятся в полной безопасности и под охраной здесь, на базе. Жизни губернатора ничто не угрожает.
– Да, я сказал ему то же самое, но он абсолютно уверен в своих выводах. Слушайте, полковник, мне тоже кажется, что всё сказанное им не более чем домыслы. Но если на мгновенье представить, что он прав. Хотя бы на секунду. Его слова действительно звучат убедительно, и я… В общем, я пообещал ему, что свяжусь напрямую с начальником базы и предупрежу вас.
– Вы правильно поступили, Минковский. Даже если это и домыслы, мы не можем не рассматривать гипотетическую возможность подобного. Я передам генералу Бендо ваше предупреждение.
– Благодарю вас полковник. Минковский, конец связи.
Выругавшись, Больтер спрятал устройство в карман кителя и вернулся в кабинет.
– Что-то срочное, полковник? – спросил Хьюго Вилм, прервав разговор с Хавьером и Франциско.
– Нет, господин губернатор, ничего такого, что требовало бы вашего внимания.
* * *
19 часов 02 минуты
Подъёмный механизм пришёл в движение и начал поднимать «Морского ястреба». Воздух из шахты подъёмника уже откачан, и всё готово к запуску бота. Двойные створки ангарного отсека у них над головой раскрылись, и звёзды озарили «Ястреб» своим светом.
Елена испытывала радостное предвкушение. Когда Райн связался с ней и спросил, способна ли она пилотировать бот в его текущем состоянии, она чуть не рассмеялась ему в лицо. Но затем пришла неожиданная мысль использовать сторонние навигационные данные. Идея использовать мощные компьютеры крейсера для постоянного определения позиции бота в пространстве и загружать их прямо в систему управления была рискованной, но неожиданно для Сергеевой всё сработало. Система управления ботом приняла данные с корабля.
Она посмотрела на своего второго пилота. Елена не была уверена, что справится с управлением в одиночку в такой сложной обстановке, но, к счастью, оказалось, что несколько пилотов малых судов проходили обучение на Траствейне, готовясь к последующей замене старых «Минотавров» на более новые машины. Саре, конечно, недоставало опыта реального пилотирования такой техники, как «Морской ястреб», но сейчас это было не очень важно. Со своими навыками она прекрасно справится с обязанностями второго пилота.
А ещё Елена была просто безгранично счастлива сделать наконец хоть что-то полезное. Поэтому, когда Райн связался с ней и сообщил, что им требуется её помощь, она даже и не подумала отказаться.
Вот только одного взгляда на мрачные, укрытые пеленой горя глаза напарницы хватило, чтобы улыбка стёрлась с её губ.
– Эй, ты как?
Сара едва заметно шмыгнула носом и отрывисто кивнула. Ей до сих пор не верилось, что Лапки погиб. Разумом она знала правду, но вот сердцем… А ведь у них только начало что-то получаться. Она вспомнила его неуверенные попытки ухаживаний, глуповатые шутки, его добрую улыбку.
– Всё в порядке. Надеюсь, Том прав.
– Ты о чём?
– Говорю: надеюсь, что Райн окажется прав и мы правда найдём внизу тех, кому можно будет врезать за всё это.
Сергеева хотела сказать что-то, но её прервал входящий вызов с корабля:
– Елена?
– Мы тут, Том. Готовы лететь.
– Отлично. Коридор для входа в атмосферу получен. Канал связи с ботом стабилен.
– Хорошо. Каков будет наш позывной?
– «Коготь-3».
Елена чуть изменила исходящие данные транспондера.
– «Коготь-3» вас понял.
– Тогда удачной охоты, ребята.
* * *
Повинуясь желаниям своих пилотов, «Ястреб» медленно и осторожно поднялся над стартовой платформой. Боковые двигатели пространственной ориентации дали короткий импульс, и бот медленно отплыл в сторону от корпуса крейсера. Как только сенсоры показали, что расстояние достаточно для безопасного запуска двигателей, Елена перешла на маршевые и, ускоряясь, стала спускаться к планете, постоянно следя за поступающей навигационной информацией.
Все проверки показали, что наспех собранная система работает прекрасно, но стоит им ошибиться…
Она даже думать о таком не хотела…
* * *
19 часов 4 минуты. Эсминец «Сицилия». В семистах тысячах километров от Абрегадо-3
– Мэм! С «Фальшиона» только что стартовал бот.
Виолетта, сидевшая до этого в кресле, просматривая передаваемые с крейсера данные о повреждениях, резко повернулась на голос, раздавшийся из секции связи.
– Выведите на экран.
Один из дисплеев моментально сменил картинку, показав изображение орбиты, на которой сейчас находился «Фальшион». От него отделилась крошечная точка и, начав ускоряться, понеслась в сторону планеты. Данные с маленького судна показывали его позывной как «Коготь-3».
– Какого чёрта?.. Живо откройте канал связи с крейсером.
– Да, мэм.
Ей пришлось ждать пятнадцать секунд, пока на экране перед ней вновь не появился Райн.
– Что ты творишь, Том? Я же сказала: вам надо оставаться на орбите.
– Мы и так на ней находимся. Я лишь отправил на поверхность челнок с людьми Серебрякова.
– А кто дал тебе разрешение на это?! – с нескрываемой злостью потребовала ответа Виолетта. – Ты должен был связаться со мной, прежде чем принимать подобные решения.
Её злость нисколько не смутила его. Райн оставался удивительно спокойным, несмотря на то что в иерархии организации стоял гораздо ниже её. Вот только разыгравшаяся ранее трагедия уравняла их. И Том это знал.
– Я не сделал этого, потому что хотел избежать подобного разговора. И вот почему…
Он рассказал о своих выводах Виолетте. Благо сейчас задержка связи в одну сторону составляла едва ли больше пяти секунд, что позволяло вести нормальный разговор.
– У тебя нет никаких доказательств, Том.
– Верно. Я никак не могу доказать свои выводы. Всё это не более чем предчувствие. Но я уверен, что прав.
– Почему?
– Потому что я сам бы так поступил. Это верное и логичное решение. Мы являемся единственной военной силой в системе, которую никто не контролирует. Мы связаны контрактом лишь с губернатором. Пока мы соблюдаем закон, никто не посмеет и слова нам сказать. Вспомни, что произошло в административном центре. Мы среагировали быстрее всех, потому что не связаны бюрократией и вертикалью власти. Мы можем принимать решения и тут же приводить их в жизнь. Именно так было в прошлый раз. И это спасло губернатора и его сыновей. Если бы я спланировал подобное, то я бы в первую очередь постарался избавиться от таких, как мы. И это было сделано. Взрывы в городе не более чем отвлечение внимания от основной цели.
– А если ты ошибаешься? Ты мог подождать нас, прежде чем принимать подобное решение.
– Если я ошибаюсь, а поверь, я был бы рад ошибиться, то мы зря сожгли топливо, заправив бот. А ждать, пока вы прибудете к планете, не было смысла. На «Сицилии» нет тяжёлых ботов и десантных отделений. Вы ничем не сможете оказать нам поддержку.
Виолетта скрипнула зубами от раздражения. Ей хотелось выругаться, но она сдержалась. Райн прекрасно знал, что попал в цель. «Сицилия», несмотря на все модификации, была лишь небольшим эсминцем, который не нёс десантных подразделений, как «Фальшион». И десантных судов, за исключением лёгких атмосферных челноков, на ней тоже не было. Всё же их организация была «частной», если так можно выразиться, и на чём-то им приходилось экономить.
– Хорошо, Том, – наконец произнесла она. – Посмотрим, что будет дальше.
«И не дай бог ты ошибся», – подумала Виолетта, отключая связь.
* * *
Плато Мангельвана. В двух километрах от базы «Альдорф»
– Что у вас? – спросил Торвальд, поднявшись в кабину и опустившись в кресло.
– Всё нормально. Коды парня работают. Нас ведут радаром последние двадцать километров, и пока что сигналы транспондера принимаются ими без проблем. Торвальд, мы прошли внешнее наблюдение и электронное опознание, но я не уверен, что наша маскировка выдержит более пристальный осмотр.
Три транспорта Маврикио уже более двадцати минут находились внутри внешнего периметра базы. Несколько раз над ними на высоте пролетали беспилотники внешнего патруля, но изменённый внешний вид, качественно сделанные эмблемы и точные коды транспондеров позволили им обойти эти препятствия. Их вызывали с базы для опознания, но коды, полученные от Франциско, действовали безотказно, определяя их как отдельную группу грузовиков из службы снабжения.
– Не переживай, Манфред. У нас достаточно сил, чтобы прорваться через то, что осталось. В любом случае уже поздно поворачивать назад. Путь для нас лежит только вперёд. В самые глубины ада.
Говоря это, Маврикио улыбнулся спокойной улыбкой и посмотрел в окно на проносящийся за стеклом кабины пустынный пейзаж.
Машины достигли своей цели через пять минут. На их пути к базе им предстояло миновать ещё два контрольно-пропускных пункта. Первый они прошли без проблем. Охрана на посту проверила их документы и коды допуска. Подделать их было практически невозможно, да Торвальду это и не требовалось. Всё, что необходимо, он получил от Франциско, который, в свою очередь, смог раздобыть нужное через полковника Больтера.
Этот глупый, обиженный на своего отца мальчишка стал для Маврикио поистине золотым билетом. Без него у Торвальда, возможно, и не появился бы шанс на столь радикальные действия. Зато теперь в будущем его ждала заслуженная награда.
Три машины медленно подошли ко второму пропускному пункту. Система охраны базы считала данные их приёмопередатчиков и, получив требуемую электронную подпись, сравнила профили грузовиков со своей базой данных. Как только данные прошли проверку, система решила, что они принадлежат к персоналу базы, и пропустила их внутрь, выдав электронные пропуска.
Но всё было не так просто. Ни один человек, особенно военный, не станет полагаться только на электронные системы. Поэтому, когда компьютеры базы выдали своё разрешение, к грузовикам подошли несколько солдат в форме Гвардии.
* * *
Боковая дверь кабины открылась, и на землю перед Аленом Граймзом спрыгнул подтянутый человек в форме службы снабжения. Вытянувшись по стойке «смирно», тот протянул стоящему перед ним сержанту планшет.
– Капрал Роден, сэр. Шестая группа снабжения.
Ален скучающим взглядом пробежался по мятой форме стоящего перед ним человека. Одна из петлиц на его форме криво пришита, форменные ботинки испачканы и не начищены. Но Ален так и не сделал замечания, которое уже рвалось у него с языка. Ему было просто лень это делать. Неряхи из службы снабжения никогда не отличались пристойным внешним видом. На самом деле их даже за настоящих солдат не считали, поэтому многие относились к ним с нескрываемым пренебрежением.
– Куда направляетесь?
Капрал перед ним, казалось, смутился от заданного вопроса.
– Всё указано в планшете, сержант…
– Я и так знаю, что указано в планшете, – резко и грубо оборвал снабженца сержант. – Я спрашиваю лично вас, капрал.
Вздрогнув от холодной серьёзности сержанта и резкого голоса, капрал перед ним будто съёжился. Ален порадовался, что смог несколько сбить спесь с одного из этих лентяев.
– Простите, сэр. Виноват. Направляемся из города, чтобы забрать дополнительное снаряжение для инженерных бригад, работающих в столице. Вы же знаете, там сейчас такое творится…
Ален хмуро кивнул и своей электронной подписью заверил документы.
– Да, это действительно ужасное событие. – Ален вернул планшет капралу. – Ладно, можете проезжать.
– Благодарю, сэр.
Капрал, схватив планшет, быстро забрался в кабину. Ален отошёл назад и передал по связи в сторожевой пункт, что транспорты могут пройти на территорию базы. Первый грузовик поднялся на метр над землёй и медленно начал движение вперёд. За ним второй. Третий прошёл следом за вторым. Ален провожал их глазами. Его взгляд скользнул по корме третьего грузовика, и его глаза удивлённо расширились. Выругавшись, он побежал следом за ним, размахивая руками, но тут же понял, что его не слышат.
Тогда он схватил служебный коммуникатор и набрал код вызова, который был указан в данных на грузовики.
* * *
Голос гвардейца, разнёсшийся из системы связи, заставил всех присутствующих в кабине грузовика вздрогнуть. Всех, кроме Торвальда.
– Третий грузовик! Это старший сержант Граймз. Немедленно остановитесь. Повторяю, немедленно остановитесь. У вас…
Связь оборвалась, когда Торвальд отключил передатчик. Вместо этого включил внутренний интерком транспорта и произнёс всего одно слово:
– Начали.
* * *
Когда корма транспорта, проходящего мимо сержанта Граймза, оказалась перед ним, Ален заметил, что крепление одного из кормовых репульсоров деформировано. В перспективе при большой нагрузке на антиграв его могло вообще сорвать с креплений.
– И как только эти кретины следят за своими машинами… – Ален выругался, раз за разом пытаясь вызвать грузовик. – Повторяю, у вас деформировано крепление кормовых…
Боковые панели, которые прикрывали грузовой отсек транспорта, вдруг неожиданно поднялись вверх. Это было настолько неожиданно и странно, что Ален на мгновенье запнулся на полуслове.
А когда он увидел то, что они скрывали, его глаза расширились от ужаса. Он хотел связаться с пропускным пунктом, но было уже поздно.
Две ударные ракеты, выпущенные из переносных пусковых установок, преодолели тридцать метров, разделяющих стрелков и их цель, меньше чем за секунду. Бронебойные головки ракет вонзились в керамобетонную стену и, пробив её, сдетонировали внутри, разорвав бункер. Ударная волна сжатого воздуха и следующие за ней обломки сокрушающим молотом ударили по солдатам, которые минуту назад осматривали грузовики, моментально расшвыряв их в стороны, словно кукол.
А транспорты уже неслись вперёд, под разносящиеся по системе связи голоса, пытающиеся узнать, что произошло.
* * *
Коммуникаторы всех присутствующих на совещании военных зазвонили практически одновременно.
– Полковник Больтер, – произнёс Уэсли, ответив на вызов.
– Сэр, это командный центр. На втором пропускном пункте только что произошёл взрыв. Мы зафиксировали три грузовых транспорта, которые предположительно обстреляли его и сейчас направляются во внутреннюю часть базы. Полковник, мы атакованы.
Словно в подтверждение этих слов через плотные стеклопакеты окон с улицы донеслись первые раскаты взрывов.
* * *
Промчавшись через периметр базы, грузовики свернули к восточной её части. Туда, где располагался комплекс административных зданий, которые использовались губернатором в качестве временной резиденции. Как только их цель появилась перед ними, Торвальд, переключившись на второй канал, отдал новый приказ:
– Запускайте «Гренделей».
Бортовые панели двух грузовиков, идущих впереди, поднялись вверх, открывая грузовые отсеки. Ни один из грузовиков не сбросил хода, так как в этом не было необходимости. Изнутри каждого из них прямо на землю спрыгнули сгорбленные четырёхметровые фигуры.
Мобильный доспех Союза МД7 «Грендель». Старая, но всё ещё состоящая на вооружении модель. Её можно было с лёгкостью приобрести на чёрных рынках. С этой четвёркой было точно так же. Торвальд купил их через посредников, после чего в течение полугода они были доставлены на планету и тщательно хранились, ожидая своего часа.
Их трёхпалые, изогнутые в обратном направлении ноги ударили в бетонное покрытие базы, оставив на нём длинные рваные царапины. Системы гироскопической стабилизации моментально откорректировали движение этих машин, помогая пилотам при движении. «Грендели» были выкрашены в тёмно-пепельный цвет, который словно специально был испачкан кроваво-алыми полосами на корпусе. Боевые системы моментально пришли в готовность, помечая на экранах перед своими пилотами возможные угрозы. Заметив движение, одна из машин резко развернулась на девяносто градусов.
Тяжёлая скорострельная импульсная пушка, закреплённая на её левом предплечье, дала двухсекундный залп. Десятимиллиметровые дротики, разогнанные ускорителем пушки до скорости в один и восемь километра в секунду, буквально смели появившуюся из соседнего здания группу солдат. Тяжёлые бронебойные снаряды прошли через их тела, разрывая плоть, и ударили по зданию, даже не заметив преграды на своём пути. Ещё две короткие очереди ударили по фасаду того, что было офицерским клубом, круша стены, внутреннее убранство и оставшихся внутри людей.
После этого все четыре доспеха развернулись и побежали следом за грузовиками, открывая огонь при появлении любой угрозы. Один из «Гренделей», подчиняясь заранее отданному приказу, задействовал блок семидесятипятимиллиметровых неуправляемых ракет. Он открыл огонь по расположенным в пятистах метрах от него казармам гвардейцев. Шестнадцать ракет взмыли в воздух и с рёвом обрушились на четырёхэтажное здание.
Всё новые и новые взрывы прокатывались над базой, пока её аварийные сирены продолжали бесполезно сотрясать воздух своим воем.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Davidneags
    Hello guys. And Bye. neversurrenderboys ;)