Танец стали в пустоте. Том 2. Цена долга

Глава седьмая

Сорок минут спустя
– Том, твоё мнение?
Маккензи повернулся к Тому, который сидел вместе с ним и Серебряковым в капитанской каюте. Райну потребовалось полчаса, чтобы успокоить Елену. Проводив её обратно на «Ястреб», стоявший в ангаре, он пошёл сразу же к капитану.
– Это тяжёлый крейсер Протектората. – Том подался вперёд, всматриваясь в изображение.
Картинка была не очень хорошего качества, так как объект съёмки находился в тени, на него почти не падал солнечный свет. Из-за этого пришлось искусственно усиливать качество и контрастность изображения. Но хищный силуэт корабля был узнаваемым.
– По этой фотографии нельзя определить точно. Никаких опознавательных знаков…
– Взгляните на корпус и орудийные порты. Это одна из последних модификаций их крейсеров типа «Монро». Их ещё называли крейсерами прорыва. Сильное наступательное вооружение с учётом уменьшения защитных характеристик для сохранения внушительных показателей тяговооружённости. Это позволяет ему сохранять высокие характеристики ускорения при большой огневой мощи.
– Идеальный рейдер, – заметил Серебряков.
– Именно. Эти корабли превосходно подходят для одиночных действий. У них достаточно огневой мощи, чтобы справиться с любым противником в своём классе. В то же время, если он столкнётся с кем-то, кого победить не может, то с лёгкостью сумеет удрать от него. Сергей говорил, что там должны быть снимки капитана этого корабля. Не могли бы вы…
– Да, Райн. Сейчас.
Исаак открыл основное окно с файлами и ещё несколько фотографий. В этот раз качество было несколько лучше, так как съёмка происходила в условиях нормального искусственного освещения. Не очень понятно, где именно снимали, но угол съёмки наводил на мысль о том, что не все присутствующие знали о наличии у одной из сторон камер.
Сначала в кадре появились несколько человек, но из-за неудачного угла, с которого смотрела камера, их лица были не видны.
Они последовательно перебирали снимки, пока лица людей напротив камеры не оказались в объективе.
– Какого чёрта! Я знаю его!
Серебряков и Маккензи тут же повернулись к Райну:
– Что?
Том указал на фигуру, которая была в центре снимка. На фотографии он передавал что-то обладателю камеры.
– Он был в административном центре в тот день! С ним был ещё один. Они назвали себя сотрудниками Рейнского торгового представительства.
– Ты уверен? – Исаак перевёл взгляд с фотографии на ошарашенного Тома.
– Да, капитан. Я уверен. Он помог нам в тот день.
– Интересная ситуация вырисовывается. – Серебряков почесал подбородок. – Исаак, нам придётся сообщить об этом.
– Сергей… – Маккензи скосил глаза на сидевшего рядом с ними Райна.
– Ой, да брось ты. Ты же знаешь, кто его отец.
Том переводил взгляд то на Сергея, то на своего капитана.
– Что происходит?
Вздохнув, Маккензи откинулся на спинку кресла и устало потёр лицо.
– Том, – наконец начал он. – То, что я тебе сейчас скажу, не должно выйти за пределы этой комнаты. Ты меня понял?
– Да, капитан.
– Видишь ли, наша организация не настолько независимая, как выглядит со стороны. Да, официально мы работаем исключительно на себя. Не официально – вообще-то тоже. Но, помимо этого, нашу деятельность курируют некоторые люди из верденского РУФ.
– Разведывательное управление флота? А при чём здесь они?
– Ну, скажем так, это обоюдно выгодное сотрудничество. У Лестера остались связи ещё со времён его службы, и, когда Бюро кадров приняло решение о переводе его на половинное жалованье, как, кстати, и тебя, он оказался на гражданке. Не буду грузить тебя лишней историей, тем более это сейчас не так важно. Важно то, что помимо выполнения своей основной работы мы также занимаемся сбором информации для разведки флота. А они взамен помогают нам со снабжением и приобретением новых кораблей и оборудования.
«Вот, значит, оно как…» Разрозненные осколки общей картины начали складываться у Райна в голове. Теперь вопрос о том, откуда у частной организации доступ к пусть и несколько устаревшему, но всё же ещё эффективному военному снаряжению, был закрыт.
Райн не мог сказать, что был слишком уж удивлён.
– Значит, этот контракт…
– Ну, можно сказать, что нам помогли его получить. Когда наши вышестоящие друзья, – для наглядности капитан ткнул пальцем в потолок каюты, – узнали о том, что Вилм ищет управу на местных пиратов и ему требуется помощь в защите собственных грузовых кораблей, то наша организация была в числе первых, которые предложили ему свои услуги.
– Хорошо, но это не снимает главного вопроса. Что именно происходит?
– А вот это, Том, очень хороший вопрос. И я понятия не имею, как на него ответить. Для начала мы отправим курьера с информацией на Траствейн и Лестеру на Фолкрик.
– А не проще ли будет передать эту информацию Мэннингу лично? – спросил Серебряков. – По графику мы должны отправиться туда через четыре-пять дней.
Маккензи покачал головой:
– Нет. Столкновение с пиратами и так задержало нас, и я не знаю, как это повлияет на график. Мы можем задержаться здесь, а я хочу, чтобы он узнал об этом как можно скорее.
Исааку вспомнился хищный силуэт рейнского крейсера на снимке.
– Он мог уже столкнуться с ними, но, если нам повезло, я хочу, чтобы он был в курсе того, что его может ожидать.
– Вы отправите «Сицилию»?
– Пока не знаю, Том. Мы уже получили сообщение от Виолетты. Сейчас она находится на другой стороне системы и встретится с нами у планеты через несколько дней. Если мы не сможем найти лишнего курьера, то на Фолкрик отправим её, а сами временно останемся тут и присмотрим за системой в её отсутствие.
– Могу я кое-что предложить?
– Конечно, Том.
– На Абрегадо-3 есть дипломатическое представительство Вердена, если я не ошибаюсь. Мы бы могли передать сообщение по их каналам. Вы ведь всё равно воспользовались бы ими, чтобы сообщить о Елене. У них почти со стопроцентной вероятностью должен быть курьер для передачи дип-почты.
– А ведь парень прав, Исаак. Нам даже уговаривать их не придётся. Сергеева сама по себе будет лучшим доказательством наших слов.
– И нам не придётся пользоваться услугами людей со стороны, – заметил Райн.
– Согласен. Хорошая идея, Том. – Маккензи на мгновение задумался, а затем наконец спросил: – Как там Елена?
– Ей… непросто.
Том вспомнил последние секунды жизни Дональда Растера. Сам он не испытывал абсолютно никаких эмоций по отношению к тому, что произошло с пиратом. Это было не чем иным, как возмездием. Заслуженной карой за совершённые поступки. Но тем не менее Райн был поражён тем, что не почувствовал абсолютно ничего. Его действия привели к жестокой смерти человека. Мысли о законности произошедшего не беспокоили его. Сорок третья статья устава ВКФ действительно давала ему право на свершение суда в подобных условиях. С одной стороны, если произошедшее станет достоянием общественности, Том не сомневался, что практически любой адвокат, который не зря ест свой хлеб, сможет успешно оспорить его действия в суде. С другой стороны, глядя на капитана, Том почему-то был уверен, что о случившемся вряд ли кто-то когда-либо узнает. А значит, ему предстоит отчитываться лишь перед собственной совестью и внутренними демонами.
А они услужливо хранили гробовое молчание.
– Вы знали, что она живёт на борту «Ястреба»?
– Что? – сказанное Райном заставило Маккензи удивиться. – Почему? Мы же отдали ей в распоряжение отдельную каюту.
– Она считает этот бот последним, что осталось от её корабля. По крайней мере, мне так кажется.
Том помнил, как проводил дрожащую от произошедшего девушку обратно в ангарный отсек. Внутри бота был натянут гамак, прямо над вскрытыми внутренними панелями и ящиками с инструментами и другим оборудованием. Всё свободное время Елена тратила на ремонт бота, веря в то, что, восстановив его, она каким-то образом сможет вернуть кусочек «Трафальгара».
* * *
14 апреля 784 года после эры колонизации. Звёздная система Абрегадо. Планета Абрегадо-3. 11 часов 43 минут по местному времени
Вильям Форсетти чуть пригнулся, придерживая рукой форменную фуражку, которую чуть не сорвало порывом ветра. Оглядевшись, он заметил человека, махавшего ему рукой с другой стороны посадочной площадки, и направился прямо к нему.
– Вильям, я очень рад тебя видеть.
– Взаимно, Луи.
Форсетти кивнул и проследовал за разведчиком внутрь здания.
– Я не рассчитывал, что ты успеешь прибыть сюда так рано. – Луи вёл его по коридорам Рейнского торгового представительства.
– Сайлз выжал из курьера всё, что только смог, чтобы мне удалось поскорее сюда добраться. Я уверен, ты понимаешь, с чем это связано.
– Конечно. Поговорим у меня в кабинете.
Они прошли через здание и спустились на несколько уровней на лифте, прежде чем попали в кабинет Луи. Будучи главой резидентуры, Верль особенно заботился о безопасности внутри здания. Постоянные проверки могли гарантировать определённый уровень безопасности, но этот план Луи не рискнул бы обсуждать в обычных коридорах.
Разговор продолжился, лишь когда двери кабинета Луи закрылись за ними. Внутри помещения работала сложная аппаратура для противодействия практически любым средствам прослушки, поэтому Верль мог позволить себе говорить более или менее открыто:
– Итак, раз Рабинович отправил тебя сюда, могу предположить, что он показал тебе мой анализ ситуации.
– Ты издеваешься?! Луи, как тебе в голову вообще могло прийти такое? Мало того, что ты сидишь тут на пороховой бочке, так ты ещё и сам решил поджечь её.
Луи спокойно посмотрел на Форсетти, ничуть не удивлённый его гневом.
– Значит, ты прочитал его.
– Конечно, я прочитал. У меня было полно времени для чтения во время перелёта с «Турина» сюда. Использовать наши корабли как миротворческие силы для подавления беспорядков и под этим предлогом установить свой контроль над планетой.
– Ну, во-первых, – Луи по-хозяйски опустился в кресло, – мы лишь окажем посильную помощь местному правительству в устранении беспорядков. В ответ на оказанную помощь оно предоставит нам определённые возможности.
– Мне кажется, что Хьюго Вилм не будет так сговорчив, как тебе бы того хотелось.
– А кто говорил о нём? Если судить по информации, которую мы получили совсем недавно, похоже, что нынешнему губернатору осталось совсем недолго. Видишь ли, как оказалось, за нападением Торвальда на административный центр в тот день частично стоял Франциско Вилм.
От услышанного Вильям замер на месте. Сказанное Луи тут же пробудило целый ворох воспоминаний в его памяти о том дне. И о той кровавой резне, которую устроили люди Маврикио.
– Прости, ты сказал, что сын губернатора ответственен за это?
Верль кивнул:
– Да. Как нам удалось узнать, это именно он передал коды безопасности людям Торвальда. Благодаря им террористы смогли проникнуть через защитные системы административного центра. А ещё мы знаем, что они совместно с Торвальдом задумали нечто новое. Что-то очень масштабное.
– Что именно?
– Мы пока не знаем. – Луи лишь пожал плечами. – Но это не так важно. Главное, что нам известна цель этого мероприятия.
Форсетти не пришлось долго размышлять:
– Хьюго Вилм.
– В точку. Скорее всего жизнь его старшего сына также в опасности. Несмотря на свои обещания, Маврикио не похож на человека, который воспользуется плодами собственных действий. Я прогнал его психотип через наших специалистов, и почти все они в один голос утверждают одно и то же. Для него сами действия и являются целью. Он жаждет отомстить за свою жену и ребёнка, которые погибли в тех событиях два года назад. По словам специалистов, это желание может быть единственной мотивирующей силой. Скорее всего ему будет плевать на то, что случится после того, как он закончит. Для него важно, чтобы все, кто хоть как-то ответственен за те события, умерли.
– А это значит, что с ним вы не договоритесь. Получается… Франциско?
– В точку, Вильям. У нас достаточно информации, чтобы похоронить его прямо сейчас. Записи его разговоров. Информация по средствам, которые он переводил из фондов отца на личные нужды. Его вовлечённость в то, что случилось в центре планетарной администрации. Если мы передадим всю эту информацию его отцу, то парня ждёт далеко не светлое будущее.
– Ты хочешь его шантажировать?
– Конечно. Надо учесть, что Торвальд может запросто убить его вместе с отцом. Не забывай, у Вилма-младшего есть собственные интересы. Мы предложим ему защиту и поможем разобраться со всеми последствиями, которые возникнут после того, как Маврикио сделает свой ход. Рабинович уже передал тебе составленный план операции?
– Да.
Форсетти достал из кителя инфочип и положил его на стол перед Луи.
– Всё здесь. Если твой анализ времени точен…
– Он точен, – медленно произнёс Луи с нажимом на каждое слово.
– Если, – твёрдо повторил Вильям, – он точен, то Торвальд сделает свой ход в течение ближайших двух недель.
– Верно.
– Корабли Рабиновича будут ждать в пустой системе. Координаты указаны в файлах. После дозаправки и технического обслуживания курьер Сайлза должен будет перейти к гипергранице и ждать команды к началу операции. Когда мы поймём, что всё идёт так, как нам требуется, то отправим ему сообщение. Сайлз совершит прыжок по указанным здесь координатам и передаст сообщение контр-адмиралу, и Рабинович прибудет сюда через двадцать часов. После прибытия в систему им потребуется около семи-восьми часов, чтобы достигнуть планеты, если они пойдут с максимальным ускорением от самой гиперграницы.
– Я знаю. Именно я предложил такой вариант…
– Чего ты не знаешь, Луи, так это того, что адмирал отправил меня сюда не только наблюдать. Если я пойму, что операция под угрозой срыва, я имею полное право остановить её. И, учитывая, сколько всего может пойти «не по плану», я воспользуюсь этой возможностью, не задумываясь.
Верль молча выслушал его и кивнул. Подобное развитие событий он предвидел. Более того, он не имел ничего против. Операция действительно могла сорваться из-за множества ещё не известных факторов. Именно по этой причине в плане, по сути, было целых два сторонних «предохранителя». Первым являлся сам курьерский корабль капитана Сайлза. Если в течение двух недель он так и не появится в назначенной точке, где его будут ждать корабли Рабиновича, то операция так и не начнётся. Контр-адмирал просто вернётся на базу «Турин». После этого он продолжит совершать рейды на торговые суда, подрывая деятельность судоходства в этом регионе. Процесс медленный, но тем не менее обещающий свои плоды.
Если же курьер прибудет и передаст сигнал к началу операции, то после прибытия группы Рабиновича в систему у Форсетти будет минимум семь часов, чтобы передать сообщение о срыве плана.
В таком случае контр-адмирал Рабинович сможет выставить произошедшее как простой «дружеский визит» с заходом в нейтральный порт. Да, ситуация будет выглядеть несколько неудобно, но зато их деятельность тут не будет скомпрометирована.
– Вы уже связывались с Франциско?
– Нет, пока только поддерживаем наблюдение. Первый контакт запланирован на послезавтра. Хочешь поучаствовать?
– Ни в коем случае. Но я буду наблюдать за происходящим.
– Хорошо. Мои люди обеспечат тебе доступ к оборудованию.
* * *
14 апреля 784 года после эры колонизации. Звёздная система Абрегадо. Планета Абрегадо-3. 22 часа 13 минут по местному времени
«Фальшион» и сопровождаемые им транспортные корабли достигли парковочной орбиты Абрегадо-3 и заняли отведённые им астроконтролем места. Лёгкий крейсер неподвижно висел на геостационарной орбите над планетой, в то время как транспортные суда по одному начали подходить к грузовым терминалам для последующей разгрузки.
Райн сидел на своём посту на мостике и следил за происходящим вокруг крейсера. Пространство было заполнено транспортными кораблями разного тоннажа. Они стояли в очереди на разгрузку или погрузку товара или занимали парковочные орбиты вокруг в ожидании работы. Но помимо них были также и другие корабли. Несколько лёгких корветов астроконтроля патрулировали пространство: такие судёнышки, бесполезные в космическом бою, были весьма удобны для поддержания порядка на орбите и в близлежащем пространстве.
На расстоянии в четыреста двадцать тысяч километров за кормой «Фальшиона» находилась ещё одна интересная отметка. На экране она была отмечена как «Винтан Аудиторе». Личный корабль губернатора Хьюго Вилма и его сыновей. В прошлом эсминец типа «Розенрот». Теперь он был превращён в комфортабельное, быстрое и хорошо защищённое судно. Оно верой и правдой служило губернатору, позволяя ему и его сыновьям с удобством и безопасностью перемещаться между четырьмя системами, которые находились под контролем губернатора.
Из-за событий на Абрегадо-3 Хьюго Вилм не мог себе позволить покинуть планету. Он полагал, что во время подобного кризиса губернатор должен находиться в центре происходящего, хотя его советники и уговаривали его вернуться на Фолкрик. Тем не менее он считал себя частично ответственным за то, что произошло в административном центре.
Но самым заметным и удивительным объектом в пространстве у Абрегадо-3 был «Вальденхорн». Трёх с половиной километровое чудовище. Бывший корабль-ковчег, который и доставил первых колонистов в систему Абрегадо. Судно было построено в самом конце Колониальной эры и отправлено в свой полёт в её последние годы. Диаметром чуть менее километра, «Вальденхорн» представлял собой огромный цилиндр. Всю заднюю треть его огромного корпуса занимали двигатели чудовищного размера. Две трети внутреннего пространства – это полый цилиндр. По сути, это был огромный полый барабан, на внутренней поверхности которого находились жилые блоки для колонистов. Поскольку «Вальденхорн» построили за пятьдесят лет до создания систем искусственной гравитации, он не был оснащён ими. Для создания гравитации внутри корабля использовали другой принцип, который основывался на создании тяготения за счёт вращения по продольной оси.
Из-за технических ограничений полый барабан, в котором жили колонисты, нельзя было раскрутить до такой скорости, чтобы создать стабильные 1g. Даже с новыми для того времени технологиями конструкция корабля могла не выдержать таких нагрузок. Но тем не менее можно было поддерживать достаточную скорость вращения жилого блока, чтобы создавать приемлемое тяготение в 0,7g. Этого было достаточно, чтобы снизить губительное влияние низкой гравитации на колонистов.
«Вальденхорн» был поистине удивительным кораблём. Его можно было бы назвать одним из реликтов Колониальной эры, когда такие корабли отправлялись в путешествия. Через некоторое время их заменили более современные суда, оснащённые системами искусственной гравитации и криогенными капсулами. Тем печальнее Тому было смотреть на то, что стало с некогда величественным судном. Сейчас оно казалось скелетом. Словно обглоданный мелкими хищниками мёртвый кит, оно висело в пространстве на стабильной орбите.
Как удалось узнать Райну, первоначально из корабля хотели сделать монумент, своеобразный памятник тем людям, которые бросились в раскрытые объятия космоса, наполненные опасностями. Но, как это часто бывает, желания и возможности разошлись на своём пути. Вместо почётной миссии в качестве символа прошлого «Вальденхорн» превратился в пример человеческой жадности. С него было снято практически всё оборудование, которое могло представлять интерес. Многие секции, обшивки и материалы, из которых он был построен, также были демонтированы. Скорее всего рано или поздно корабль бы растащили на части, если бы сто лет назад тогдашний губернатор Абрегадо не вспомнил о том вкладе, который внёс этот корабль.
Теперь это была запретная для полётов территория. Всё-таки «Вальденхорн» смог стать своего рода памятником. Молчаливо вращаясь на орбите газового гиганта, Денворта, он рано или поздно будет притянут его гравитационным полем. По прогнозам, через сто восемнадцать лет то, что осталось от ковчега, будет поглощено Денвортом и навсегда исчезнет, а газовый гигант даже не заметит этого.
Райну пришло в голову, что судьба ковчега выглядит как ужасное предзнаменование. Что рано или поздно всё, что создано людьми, будет низвергнуто их же руками.
А космосу на это будет наплевать.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Davidneags
    Hello guys. And Bye. neversurrenderboys ;)