Танец стали в пустоте. Том 2. Цена долга

Глава третья

– Марсианский пакт. Документ, запрещающий военные действия в отношении населённых планет. Сама подумай, одного корабля будет достаточно для того, чтобы устроить подобную катастрофу. Нам даже не придётся особенно для этого напрягаться.
– За исключением того, что это будет форменным самоубийством.
– Ну, за исключением этого, естественно, – согласился с ней Том.
– Это я понимаю, но разве сегодня планеты не перекрыты системами противокосмической обороны? Да возьми хоть тот же Траствейн. Там станций ПКО даже сосчитать нельзя.
– Да, некоторые планеты могут позволить себе такую защиту. Но даже такая защита не идеальна. Всегда можно найти способ как-то обойти её. Ты же знаешь, в конце концов меч всегда побеждает щит. Именно поэтому у нас и появился Марсианский пакт. Он подписан практически всеми государствами, начиная от Земной Федерации и заканчивая Союзом Независимых Планет. Нарушение пакта приведёт вот к чему: против того, кто его нарушит, ополчится всё человечество. Никто не сможет выстоять в такой ситуации.
Лиза достала из своей сумки такой же батончик, каким угощал ее Том, и, порвав герметичную обёртку, немного откусила от него.
– Да и говорим мы о Вердене. А если взять, например, тот же Абрегадо? У них тоже есть системы ПКО, но давай будем честны: каковы шансы у них справиться с современным кораблём, задумай его капитан повторить то, что случилось тогда на Марсе?
– Мягко говоря, скромные.
Том кивнул и потянулся, разминая мышцы.
– Это очень «мягко говоря». Если быть серьёзным, то они вряд ли смогут остановить наши корабли, задумай мы превратить планету в безжизненную пустыню. По сути, это напоминает ситуацию, которая давным-давно сложилась на Земле. Ещё до эпохи освоения космоса. «Холодная война» – слышала такой термин?
– Слышала, но не понимаю, каким образом…
– Тогда вот тебе ещё один термин. Из той же эпохи. «Взаимное гарантированное уничтожение». В то время страны обладали оружием, которое в случае конфликта позволяло им почти со стопроцентной вероятностью уничтожить человечество как цивилизацию. Но этого так и не произошло. Страны гнались за всё новыми и новыми видами вооружения. За более современными технологиями, потрясая ядерным оружием, как своеобразной большой дубиной, и постоянно ввязываясь в локальные конфликты между собой. Даже в худшие дни Паназиатской войны сражения велись обычными средствами. Только представь себе шестилетний военный конфликт, который втянул в себя почти все страны в мире, а люди всё равно не решались использовать свой главный козырь. Как бы мы ни любили утверждать обратное, в мире не так много идиотов. По крайней мере, на должности, которые могут привести к подобным событиям, их, слава богу, не назначают. И сейчас ситуация повторяется.
– Ты о Рейне?
Том кивнул:
– Именно. Ситуация между Верденом и Рейном очень сложная и опасная. Гражданское население вряд ли замечает это, но война между нами уже давно началась. Та самая холодная война, о которой я тебе говорил. Непрекращающаяся гонка вооружений, в которой обе страны стараются стать сильнее своих предполагаемых противников в гипотетическом столкновении. Всё из-за огромного экономического давления, которое Верден оказывает на Рейнский Протекторат. В то же время мы не можем поступать иначе. Экономика Вердена должна постоянно развиваться, чтобы не впасть в стагнацию, особенно с учётом раздутого бюджета флота. И в итоге мы давим на них, потому что они давят на нас. Главный вопрос в том, кто сломается первым. И я боюсь, как бы кто-нибудь не совершил ужасную, глупую ошибку. – Том повернулся к замолчавшей девушке: – Что?
Она сидела, поджав колени к груди и обхватив их руками, смотрела на поглощённого своим рассказом Райна.
– Не слишком ли пессимистичные мысли, а?
– А они и не мои. То есть не совсем мои. Впервые я услышал эту точку зрения от своего отца. Он выдвинул гипотезу о том, что если в сложившейся ситуации ничего не изменится, то война так и не начнётся. И, к его чести, он делает всё от него зависящее, чтобы так и было. Но достаточно одной крохотной ошибки, одного неверного действия или совокупности их, чтобы пороховая бочка, на которой мы сидим, взорвалась. А этого, я уверен, не хочет никто.
* * *
6 апреля 784 года после эры колонизации. Система Абрегадо, планета Абрегадо-3
– Алексей, мне наплевать на их требования! Договоры о поставках уже были составлены и подписаны. И мы будем следовать уже согласованным условиям контрактов. Передай им, что они не получат новых налоговых льгот, а если не прекратят выёживаться, то мы будем вынуждены сократить поставки через их картель.
Дверь, ведущая в кабинет губернатора, приоткрылась, и показался младший сын Хьюго Вилма. Не прерывая разговора, отец махнул ему рукой, чтобы тот зашёл и располагался.
– Хьюго, я понимаю твоё недовольство, но и ты должен понять. Их картель потерял четыре транспортных судна за этот квартал, и они обязаны были попросить о снижении ставки, чтобы остаться на плаву.
– Мне буквально наплевать на это, Алексей. Когда у них было всё прекрасно, а нам срочно требовались новые грузовые суда, они имели наглость заломить цену до небес за свои услуги и совершенно не стеснялись этого. Теперь же, когда ситуация стала зеркальной, они имеют наглость требовать от нас снижения налоговых ставок. Мы проглотили эту пилюлю тогда, и, поверь мне, я этого не забыл.
– Это может плохо отразиться на нашем имидже.
– Да плевать я хотел на имидж! У меня что ни день, то очередная проблема, которую следует решить немедленно и безотлагательно. Я уже устал тонуть в них и не собираюсь следовать на поводу у этих маленьких мерзавцев. Передай им, что мы не изменим условия договора. Пускай либо выполняют его, либо проваливают к чёрту. Сейчас мы им нужнее, чем они нам. Ты понял меня?
– Да, Хьюго, я понял. Я передам им твои слова, но хочу, чтобы ты знал: я не согласен с таким решением.
– Очень хорошо, я это запишу. А теперь, будь добр, займись своей работой и сделай то, что нужно сделать.
Губернатор прервал звонок и устало откинулся на спинку своего удобного кресла.
– Боже, как я устал. Присаживайся, Франциско, – он махнул рукой в сторону стоящих перед столом кресел, потирая другой рукой глаза.
– Проблемы, отец?
– Нет. Точнее, уже нет. Картель Джефферсона потерял часть своих грузовых судов за последний квартал и понёс из-за этого ощутимые потери в прибыли. У них возникли проблемы с выплатами налоговых ставок на действия в нашем пространстве, и они имели наглость потребовать от нас льгот на то время, пока не смогут восстановить свой флот и объёмы перевозок. Боже, как мне не хватает Хавьера! Твой брат прекрасно справлялся с подобными административными вопросами.
– Как он?
– Хорошо. Врачи говорят, что он уже идёт на поправку и скоро сможет вернуться к работе. Если честно, я жду не дождусь этого дня.
Франциско бесшумно скрипнул зубами от столь явного выставления талантов своего старшего брата. Эта секундная вспышка злобы чуть не отвлекла его от причины, по которой он пришёл к отцу.
– Насчёт ситуации с Джефферсоном. Думаю, у меня есть способ решить данное событие с определённой выгодой для нас. Мы бы могли предложить ему в качестве альтернативы скидки на постройку новых судов на верфях Иксипса.
Отец отвёл руку от глаз и посмотрел на сына несколько удивлённо:
– Продолжай.
Франциско чуть наклонился вперёд:
– Мы совсем недавно закончили установку новой группы орбитальных стапелей. Конечно, они не совсем приспособлены для постройки крупнотоннажных судов, но после небольшого перепрофилирования, я уверен, мы сможем приспособить их для того, чтобы заложить на них новые, нужные нам корпуса, а окончательную доводку произвести на Фолкрике.
Хьюго на несколько минут задумался.
– Хорошее предложение, сынок, – ответил губернатор через некоторое время, когда не смог найти явных изъянов. – Это, конечно, несколько более затратно, чем строить их в одном месте. Нет, это точно будет гораздо дороже, но мы сможем получить таким образом новые рабочие места и деньги для дальнейшего развития. Прекрасное решение, Франциско!
Младший сын губернатора улыбнулся и кивнул. Ему импонировала похвала отца, но в глубине души он знал, что она была несколько незаслуженной. Предложение о переоборудовании новых стапелей было выдвинуто одним из его управляющих. Тот заметил, что при определённых доработках орбитальная верфь, предназначенная для постройки судов, служащих для добычи ресурсов в астероидах, сможет выпускать корабли большего тоннажа общего назначения. Отец моментально выявил недостатки подобной схемы, но и насчёт положительных моментов он тоже был абсолютно прав. Расширение профиля строящихся судов действительно положительно скажется на количестве рабочих мест, а зная о тяжёлой ситуации с судами у картеля Джефферсона, можно сделать картелю более привлекательное предложение, особенно с учётом того факта, что корабли будут строиться почти по соседству и их не придётся заказывать где-то ещё, что повлекло бы крупные траты.
Тем не менее Франциско совершенно не собирался отказываться от столь редкой похвалы.
– Спасибо. Я думаю, вместе с этим заказом мы сможем даже выбить из картеля скидки на дальнейшие перевозки.
– Учитывая их состояние, вряд ли. В своём нынешнем состоянии специалисты картеля не способны поддерживать прежний уровень перевозок и не пойдут на уменьшение тарифов. Скорее уж вскроют себе вены ржавыми ножами, но не отдадут ни цента. Но попробовать стоит. Я позвоню Алексею и попрошу его передать им наше предложение. Сколько потребуется времени для закладки корпусов?
– Не могу сказать точно. – Франциско попытался вспомнить отчёты своих помощников, которые просматривал несколько дней назад. – Если не ошибаюсь, то на изменение конфигурации самих стапелей потребуется от двух до четырёх месяцев. После этого мы сможем заложить корпуса. Ресурсов в системе хватает, это уже хорошо. У нас в данный момент не так много специалистов по судам таких типов. Ты же знаешь, они никогда не были основным профилем для Иксипса. Точнее, они даже никогда не входили в проекты. Но если нам удастся перепрофилировать стапели, то, думаю, нам потребуется как минимум год на то, чтобы закончить сборку корпусов и основных жизненно важных систем для последующей перегонки их в Фолкрик и доводки уже там.
– Допустим, потребуется ещё от двух до трёх месяцев для того, чтобы их закончить, – продолжил отец мысль сына. – Значит, первое судно мы сможем передать уже через полтора года или через год и девять месяцев. Очень неплохо.
– Согласен. На самом деле я как раз и шёл к тебе, чтобы обсудить данный проект. Изначально я хотел предложить закладку пробных корпусов для обкатки технологии постройки, а также обсудить, выдержит ли наша промышленность строительство этих кораблей. Но то, что средства могут быть вложены третьей стороной, сильно упрощает ситуацию и уменьшает для нас риски. Плюс я полностью уверен, что стоимость новых корпусов в дальнейшем удастся снизить благодаря оптимизации процессов строительства. В перспективе первый заказ вряд ли принесёт нам крупную прибыль, но зато позволит обкатать все механизмы и выявить слабые места при строительстве.
– Согласен. Скорее всего даже с деньгами Джефферсона мы едва ли получим больше двадцати процентов прибыли от каждого корпуса в начале.
– Что поделать. Мы ещё не пробовали строить гиперпространственные корабли такого класса. Проблемы неизбежны. Особенно с учётом того, что двигатели, мотиваторы гиперпривода и многие другие системы придётся импортировать, пока мы не сможем приобрести лицензию и технологии для их производства у нас.
– Да, я знаю. Но не думаю, что это станет большой проблемой. Я уверен, что Хавьер сможет решить её, когда наконец-то вернётся…
– Хавьер! – Франциско чуть ли не вскочил на ноги. – Почему Хавьер?! Это было моё предложение!
Хьюго, казалось, выглядел удивлённым такой реакцией сына:
– Потому что у Хавьера куда больше опыта в подобной работе, также у него есть контакты с поставщиками из «Сашимото индастриз». Два года назад именно он проработал и заключил сделку на покупку систем орбитальной добычи. У него есть опыт, которого нет у тебя.
– Но… но… он не знает моих людей…
– О Франциско, умоляю тебя. Он прекрасно с ними знаком. Волтер и Бахараджи были его администраторами в Лабертоне. Они хорошо знакомы с ним и смогут работать под его руководством. Именно из-за их компетентности и опыта я включил этих двоих в твою команду.
– Это мой проект! Почему я обязан отдавать его Хавьеру?!
– Твой проект? Твой?! – удивляясь напору сына, Хьюго тоже повысил голос. – Я вложил три десятилетия своей жизни, чтобы привести эти планеты к процветанию, а ты смеешь говорить о каких-то своих проектах! Именно я передал Иксипс тебе в управление. Не забывай о том, что я губернатор, а не ты.
– Как будто ты позволяешь мне забыть об этом. Вы с Хавьером всегда смотрели на меня свысока!
Отец и сын оба выскочили из кресел и гневно смотрели друг на друга. Отец не выдержал первый и глубоко вздохнул.
– Франциско, давай успокоимся, – предложил он умиротворяющим тоном. – Нам нужно перевести дух и немного остыть. Давай продолжим этот разговор, когда Хавьер вернётся из госпиталя, и тогда мы сможем прийти к решению, которое устроит нас всех. Хорошо?
Но его предложение осталось без ответа. Так и не сказав ни слова, Франциско покинул кабинет отца, слишком разгневанный произошедшим.
* * *
Дорогой хрустальный бокал с треском разлетелся на части, ударившись о стену. Искрящиеся под светом ламп осколки стекла посыпались на покрытый дорогим ковром пол. Франциско Вилм выругался и встал из кресла, чтобы достать ещё один бокал и налить себе новую порцию виски.
Был уже поздний вечер, но он всё ещё не мог успокоиться. Опять отец и старший брат ударили ему в спину! Опять! Этот проект мог бы стать сияющей звездой в его карьере. Ещё ни одна из четырёх систем под руководством Хьюго Вилма не могла похвастаться возможностью постройки крупных грузовых судов. Если такое производство было бы налажено на Иксипсе, то это, возможно, вывело бы его на первое место из всей четвёрки. Через три или четыре года лишь Абрегадо-3 могло бы тогда поспорить с ним на поприще финансовых отчётов и прибыли. И то лишь благодаря огромному экспорту продуктов питания.
А теперь… Теперь, как обычно, все лавры в скором времени достанутся старшему брату. Франциско слишком хорошо знал своего отца…
«Решение, которое устроит нас всех».
Франциско горько рассмеялся, наливая себе новую порцию виски. Он выпил уже достаточно, чтобы опьянеть. Его руки немного подрагивали из-за алкоголя в крови и гнева, который буквально пожирал его сердце. Часть дорогого напитка пролилась на пальцы, но он просто смахнул с них капли прямо на пол и вновь уселся в кресло. Чёртов Хавьер… Если бы люди Торвальда выполнили свою работу, Франциско бы уже занял место своего отца, а теперь со всеми этими системами безопасности и охраной, которая окружала губернатора, шансов на то, что Маврикио добьётся успеха, было ещё меньше.
Франциско признавался себе, что испытывал некоторые сомнения в действиях и замыслах своего… друга? Наставника? Партнёра? Но теперь, когда плоды его, Франциско, трудов в очередной раз будут переданы другому, сомнения медленно растворялись под воздействием злости и спиртного.
Дверь в его кабинет открылась, и в помещение заглянула миловидная молодая девушка, которая работала у него секретарём.
– Господин Вилм? Всё хорошо? Я слышала звук разбившегося стекла и…
Она окинула взглядом кабинет и его хозяина, который сидел в кресле. В рубашке, со свободно расстегнутым воротником и бокалом спиртного в руке. Она уже привыкла к тому, что её начальник часто задерживается на работе. А также и к другим… аспектам его поведения.
– Нет, Лейла. Всё хорошо. Просто разбился один из бокалов.
Девушка посмотрела на стену с пятнами от виски и на осколки хрусталя на ковре.
– Если хотите, я могу вызвать людей, чтобы это убрали…
– Нет, не нужно. Это можно сделать и потом.
Франциско пробежал взглядом по стройной фигуре своего секретаря, а в голове появился вопрос, который вдруг почему-то стал таким важным: «Интересно, какое именно бельё она надела сегодня?» Он знал, что она любила тёмные цвета в одежде, и сам не раз убеждался во всех достоинствах её фигуры. Порою даже прямо в этом самом кабинете.
Видимо, эти мысли отразились у него на лице, и девушка улыбнулась ему своей милой улыбкой с так хорошо знакомой ему показной скромностью.
– Если хотите, я могла бы зайти попозже, когда закончу с отчётом для администрации…
Франциско со значением улыбнулся:
– Да, Лейла, почему бы и нет.
– Тогда, если у вас всё хорошо, я вернусь к работе.
– Конечно. Занеси мне копию отчёта, когда закончишь.
– Непременно, господин Вилм.
Когда дверь за ней закрылась, Франциско позволил себе расслабиться. Мысли об отце постепенно начало вытеснять предвкушение хорошей ночи. Лейла была его секретарём уже более пяти лет, а их «тайные» отношения начались два года назад. Они периодически спали друг с другом и порой даже проводили время вместе, но их общение никогда не выходило за эти чётко очерченные рамки. Отец не позволил бы ему завести отношения с обычной девушкой, которая, если быть честным, никогда не смогла бы получить подобную должность, если бы не помощь со стороны младшего сына губернатора, который заметил талантливую аспирантку.
Лейла мастерски справлялась со своей работой, и по прошествии последних лет Франциско настолько сильно полагался на неё в формировании своего рабочего графика, что уже даже не представлял себе, как бы мог существовать без её помощи. Плюс ко всему – девушка оказалась не робкого десятка и вдобавок к красивой внешности обладала мозгами, которые не стеснялась использовать. Она имела достаточно силы духа, чтобы настаивать на своём, и стала со временем выступать в роли своеобразного буфера между Франциско и рабочими вопросами, которые были недостаточно важны, чтобы он тратил на них своё время.
Ну и, конечно же, страстный темперамент, который она проявляла с ним в постели, был весьма приятным дополнением.
Франциско улыбнулся и сделал очередной глоток. Виски пылающей волной прокатился по горлу и упал в желудок. Младший Вилм с удовольствием вспоминал их последнюю встречу, нисколько не сомневаясь. Предстоящий совместный разбор отчёта будет не менее… интересным. Они спали вместе уже два года, и казалось, что этого им обоим было достаточно. Франциско получал красивую, умную девушку, которая была настоящей фурией в постели и зубастой волчицей в работе, а Лейла получала его патронаж, уверенность в завтрашнем дне и хорошие деньги за свою работу.
В этот момент, когда его душевное равновесие наконец-то начало возвращаться в норму, лежащий на столе коммуникатор просигнализировал о входящем звонке. Выругавшись, Франциско протянул руку и вывел звонок на громкую связь.
– Да?
– Здравствуй, Франциско.
Полулежащий в кресле Франциско моментально выпрямился при звуках этого голоса.
– Маврикио?
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Davidneags
    Hello guys. And Bye. neversurrenderboys ;)