Танец стали в пустоте. Том 2. Цена долга

Глава тринадцатая

17 часов 13 минут. В шестнадцати километрах от базы «Альдорф». Над плато Мангельвана
– Сэр, мы подлетаем. Будем на базе через пятнадцать минут.
– Спасибо, Сирил.
– Не за что, сэр.
Франциско протянул руку и отключил внутренний интерком. Его машина направлялась прямо к базе «Альдорф». Отец и старший брат уже были там и, совершенно точно, дожидались его.
В очередной раз Франциско испытал сомнения касательно принятого прошлой ночью решения.
После того как эти люди открылись ему и устроили ловко завуалированный банальный шантаж, у него просто не было выбора, кроме как согласиться с их условиями. Любой другой выход сулил ему лишь ещё большие неприятности.
Но по странному стечению обстоятельств именно это предложение сподвигло его начать действовать самостоятельно, не полагаясь ни на кого. Франциско вечно использовали. По крайней мере, он так думал. Осознание этого походило на неутихающую мигрень. Но уж теперь-то с него достаточно!
Франциско не был глупым человеком. Он прекрасно понимал, что его снова попытаются использовать. Точно так же, как это делал его отец. Точно так же, как, возможно, делал это и Торвальд. Младший сын Хьюго Вилма познакомился с Маврикио год назад, во время одного из своих визитов на Абрегадо-3. Тогда этот человек моментально распознал его чувство отрешённости от отца. Он легко понял, на какие точки нужно надавить, чтобы получить желаемую реакцию.
И сейчас Франциско впервые честно признался себе, что догадывался об этом с самого начала. Но умышленно старался не замечать собственных подозрений. Торвальд отнёсся к нему с пониманием, словно к своему собственному сыну. Своей поддержкой он, вероятно, смог дать ему то, что внутренне Франциско желал получить от собственного отца.
Или же, по крайней мере, видимость этого.
И теперь Франциско наконец решил, что с него хватит. Он сам будет принимать решения. Именно он, а не кто-то другой будет управлять последующими событиями.
Достав из кармана дорого пиджака коммуникатор, он связался с полковником Больтером:
– Мистер Вилм?
– Уэсли, всё готово?
– Так точно, мистер Вилм. Верные мне люди уже проинструктированы и готовы к любым неожиданностям. Мы всецело на вашей стороне.
– Замечательно, полковник. Я хотел бы уточни…
– Одну секунду, мистер Вилм.
Из динамика раздались приглушённые голоса. Прошло с полминуты, прежде чем Франциско вновь услышал голос Уэсли Больтера:
– Сэр, мне только что сообщили, что в столице произошёл теракт. У меня пока мало информации, но, по сообщениям экстренных служб, в городе произошёл мощный взрыв. Возможно, несколько.
Франциско нервно сглотнул, прежде чем ответить. Значит, это всё-таки началось.
– Действуйте, полковник. Вы знаете, что делать.
– Да, мистер Вилм. Конец связи.
* * *
17 часов 16 минут. Станция орбитального астроконтроля Абрегадо-3
Патриция Кольб чуть не подавилась очередным глотком кофе, когда увидела, что произошло на орбите.
Совершенно внезапно два находящихся на парковочных орбитах корабля открыли друг по другу огонь. Обзорные экраны центра управления орбитальным движением не были настроены таким образом, чтобы показывать отдельные корабли. При общем ракурсе камер наблюдения они были слишком маленькими, поэтому отображались лишь их голографические метки, которые проецировались поверх изображения планеты. И вот несколько секунд назад между двумя точками протянулись линии лазерных залпов. Сначала один. Затем более яркий и мощный второй.
А потом одна из меток, которая имела наименование «Винтан Аудиторе», исчезла с экранов.
– Какого чёрта?! Что, чёрт возьми, сейчас произошло?
По просторному залу пронеслись такие же вопросы. Никто из экипажа не был готов к случившемуся.
– Пэт! Доклад!
Патриция услышала голос своего руководителя, Олега Минковского, и моментально поставила мокрую от пролившегося кофе чашку на край стола.
– Сэр, этот крейсер только что уничтожил лазерным огнём «Винтан Аудиторе».
– Что?!
– Сэр, я сама в шоке. Не понимаю, что произошло. Они спокойно висели на орбите, а затем принялись палить друг в друга вообще без предупреждения.
Её начальник склонился над своим дисплеем и приказал компьютеру увеличить сектор орбиты, в котором разыгралось настоящее сражение.
Огромные экраны центра тут же сфокусировали изображение. Лёгкий крейсер на них продолжал поворот вокруг своей оси в облаке кристаллизованного кислорода, который вырвался из пробоин. На месте же «Винтана» теперь виднелось лишь облако разлетавшихся в пространстве обломков.
– Господи боже, это же был личный корабль губернатора… почему они…
– Сейчас не время для этого, Пэт. Карл, мне нужен контроль за всеми обломками. Особенно за теми, которые остались от «Винтана». Переведите радарные сенсоры в активный режим. Мне нужна траектория каждого куска, каждой чёртовой гайки. Всё, что сможете найти, выводите на экран. Стив, свяжись со всеми кораблями на орбите. Начинайте поднимать их выше. В первую очередь те, которые находятся на курсах движения обломков. Только синдрома Кесслера мне здесь не хватало. Оповестите аварийные службы. Нужно срочно послать туда команды, на тот случай, если там кто-то выжил, и для сбора обломков «Винтана».
Приказы летели словно ураган, и каждый моментально получал подтверждение.
Никто не удивился тому, что поиск обломков, бывших несколько минут назад кораблём, полным людей, объявлен чуть ли не более важным, чем поиск людей, выживших в этой катастрофе. Синдром Кесслера был ночным кошмаром для любой планеты.
Его принцип заключался в том, что даже самый крошечный объект, двигающийся с орбитальной скоростью, может во что-нибудь попасть. Даже простой стальной болт, двигающийся со скоростью более двадцати тысяч километров в час, может при попадании нанести страшный урон. А если это будет не болт? Если это будет обломок корпуса корабля массой более полутонны? Никто даже не хотел представлять, какой вред это может принести. А столкновение с одним обломком практически стопроцентно ведёт к появлению новых. А они, в свою очередь, создадут ещё больше обломков. И весь этот мусор будет двигаться по орбите, представляя опасность для любого находящегося на ней корабля. По этой же причине, чтобы минимизировать риск в случае подобной аварии, все корабли двигались по орбите в одном направлении – с запада на восток. Это почти гарантировало, что корабль не столкнётся с космическим мусором на встречном курсе.
– Оля, срочно свяжитесь с этим крейсером. Узнайте, что у них произошло. Также сообщите о случившемся во временную резиденцию губернатора на базу «Альдорф»…
– Сэр!
Он развернулся к Патриции.
– Сэр, все аварийные каналы переполнены экстренными сообщениями.
– Что?
– Похоже, в столице что-то случилось. Там сообщают о множестве мощных взрывов.
Минковский потрясённо смотрел на обзорный экран.
– Да какого дьявола вообще происходит…
* * *
17 часов 19 минут. Лёгкий крейсер «Фальшион»
– Заткните эту идиотскую сирену, – приказал Том, склонившись у поста аварийного контроля.
Вой буквально разрывавший слух аварийной сирены наконец исчез. Видимо, кто-то всё же смог наконец отключить её. Как будто и без этого люди на мостике не знали, что произошло!
– Что с кораблём, Шендо?
Шендо Габи был главой аварийного поста, и именно к нему стекались все доклады о случившемся на корабле.
– Мы получили три попадания. Первый шлюпочный отсек разрушен. Причальные галереи полностью уничтожены. Там здоровенная дыра. Также мы потеряли «Минотавр» со всем экипажем. Я получаю сообщения о том, что взрывом повредило створки ангарного отсека по левому борту. Там утечка кислорода. Я уже отправил туда людей.
Информация на его экране обновлялась в реальном времени, постоянно всплывая всё новыми и новыми сообщениями.
– Второй удар пришёлся по корпусу. Где-то после сто пятьдесят шестого шпангоута. Нам вырвало седьмую батарею орудий левого борта. Луч пробил две палубы. Они загерметизированы. Том… я… я понятия не имею, сколько людей мы там потеряли…
– Потом, – грубо оборвал его Райн. – Что с двигателями?
– Всё отлично. Из инженерного сообщили, что ни двигатель, ни реактор не пострадали. Было попадание в вынесенную броню. Ей удалось поглотить большую часть силы удара. Мы мобильны, пока мне не сообщат обратного.
Отрывисто кивнув Шендо, Том быстрым шагом вернулся к капитанскому креслу. В отсутствие командира или старпома именно он теперь отвечал за корабль.
– Том! Получено срочное указание от астроконтроля! От нас требуют подняться на две тысячи километров относительно нашей позиции. Множественные предупреждения о разлетающихся обломках. И… и они требуют связи с капитаном…
При последних словах голос девушки, отвечающей за внешнюю связь, дрогнул. Люди, отправленные в район первого шлюпочного отсека, пока не сообщили, удалось ли им найти Исаака Маккензи. Или же его тело.
– Выведи их на мой экран.
– Сейчас.
Райн едва успел занять кресло, как на экранах перед ним появился человек:
– Я Олег Минковский, руководитель службы орбитального контроля. Вы капитан?
– Временно исполняющий обязанности, – кивнул Райн. – В данный момент у нас нет связи с капитаном Маккензи. Он мог пострадать в этом инциденте. Меня зовут Томас Райн.
– Райн, какого дьявола у вас случилось? Почему вы уничтожили корабль губер…
– Минковский, слушайте меня очень внимательно, – перебил его Том. – По нам был открыт огонь. «Винтан» без предупреждения обстрелял нас. Проверьте записи. Не мы первыми начали.
– Уже, Райн. Именно по этой причине мы сами в вас ещё не стреляем. Пока что. Я официально требую все ваши записи сенсоров за последние двадцать минут. Также я хочу, чтобы вы заняли предписанное вам положение на орбите и оставались там до дальнейших распоряжений с заглушённым реактором и отключёнными орудийными системами. Это официальное требование…
– Нет. – Райн отрицательно покачал головой. – Даже не надейтесь. Нас только что атаковали без какого-либо предупреждения. Корабль повреждён, и у нас есть потери среди членов экипажа. Мы займём позицию по вашим координатам, но я не заглушу реактор. Даже не надейтесь.
– Райн, я требую…
– Вы ничего не можете требовать, Минковский. – Том наклонился ближе к камере: – И сделать вы тоже ни черта не сможете. Если я захочу, то у меня хватит огневой мощи, чтобы сжечь вашу станцию, как спичку. И тот факт, что я разговариваю с вами, должен наглядно показать мои намерения. Ещё раз: мы переместимся в указанные вами координаты и будем ждать там. В течение пары минут вы получите наши сенсорные записи произошедшего.
Том повернул голову к ожидающей его разрешения секции связи и кивнул. Может быть, ему и не стоило быть столь резким, но Райн понимал, что полностью прав. Как бы ни пытался надавить на него Минковский, у «Фальшиона» хватило бы силы, чтобы устроить хаос на орбите. А устаревшие системы противокосмической обороны не смогут достаточно быстро справиться с такой целью, как их крейсер.
Очевидно, Минковский думал о том же самом. Пусть и с раздражением, но он всё же кивнул:
– Хорошо. Мы ждём от вас передачу. Как только мы получим хоть какую-то информацию, мы вам сообщим. До тех пор перейдите на заданную орбиту и оставайтесь там.
Том кивнул в камеру и отключил связь.
* * *
Четырнадцать мощных взрывов сотрясли город. Спокойная и размеренная жизнь для миллионов людей моментально превратилась в хаос. Количество пострадавших в этом инциденте в первые дни подсчитать было невозможно. Лишь через шесть дней люди, ответственные за работу аварийных служб, смогут сделать вывод на основе найденных тел и докладов из городских госпиталей. Они назовут число в две тысячи сто тридцать семь человек.
Но они ошибутся. На самом деле количество погибших будет только расти в течение следующих семи дней. Многие умрут от полученных ран в больницах, где врачи, несмотря на все их старания, не смогут их спасти. Ещё более семи сотен тел погибших будут извлекать из-под обломков частично обрушившегося от взрыва отеля «Абрегадо пэлас», расположенного в самом центре города. Грузовой флаер, набитый взрывчаткой, был оставлен на верхнем уровне подземной парковки для транспортных средств. Из-за того, что подземная парковка располагалась прямо под зданием, она, по сути, находилась внутри несущего фундамента отеля. Даже сорок килограммов пайтекса не смогли бы нанести существенный вред основанию стовосьмидесятиэтажной башни.
Но в данном случае огромный запас прочности, заложенный строителями в фундамент, помог взрыву. Толстые стены из армированного керамобетона могли с лёгкостью противостоять даже такому взрыву, происходи он на открытом пространстве. Но замкнутое пространство парковки всё усугубило. Благодаря огромному запасу прочности стены выдержали, и вместо того, чтобы противостоять ударной волне, они, наоборот, сфокусировали её, направив в единственное слабое место. Вверх.
Усиленная дополнительным давлением, взрывная волна пробила перекрытия и полностью разрушила пять этажей, вызвав частичное обрушение ещё двух.
Аварийные команды пожарных и медиков добрались к зданию отеля только через восемнадцать минут после случившегося. Все каналы аварийных служб оказались перегружены лавиной сообщений.
* * *
17 часов 24 минуты. Двести сорок два километра от базы «Альдорф»
– Всё идёт по плану, Маврикио.
Манфред отключил систему связи, которая постоянно передавала панические сообщения, идущие из столицы. Торвальд удовлетворённо кивнул, смотря через лобовое стекло грузовика на землю, проносящуюся в пятидесяти метрах под ними. Три массивных грузовика только что пересекли невидимую границу, за которой начиналось плато Мангельвана.
– Иначе и быть не могло, Манфред. Сколько нам ещё лететь?
– С текущей скоростью – примерно час и минут сорок. Но мы можем добраться до цели и в два с половиной раза быстрее…
Торвальд отрицательно мотнул головой:
– Не нужно. Стоит дать им побольше времени, чтобы они успели среагировать. В отличие от них нам некуда торопиться. Транспондеры приняли коды Гвардии?
– Да, всё работает как надо.
– Превосходно. – Маврикио поднялся на ноги и прошёл к небольшой металлической лестнице, которая вела в грузовое отделение флаера, расположенное ниже кабины управления. – Я спущусь вниз. Предупреди меня за пятнадцать минут до цели.
– Конечно, Торвальд.
* * *
17 часов 26 минут. Лёгкий крейсер «Фальшион»
– Сергей, вы нашли капитана?
– Том, мне очень жаль, но, похоже, мы лишились его, когда этот ублюдок ударил по шлюпочному отсеку. Капитана вытянуло в пробоину вместе с теми, кто находился в причальной галерее.
Пальцы правой руки Райна, которая была из плоти и крови, сжались на подлокотнике капитанского кресла. Последние десять минут на мостик стекались постоянные сообщения о полученных повреждениях.
– Но мы смогли найти Магду. К счастью, она жива, но находится в паршивом состоянии.
– Что с ней?
– Створки гермодверей оторвали ей левую ногу в районе колена. Она потеряла очень много крови и сейчас в шоковом состоянии. Её уже доставили в медицинский отсек. Доктор Баркли занимается ею.
– Проклятье…
– Так что сейчас ты у нас за главного.
«Как будто я без тебя этого не знаю», – подумал Райн.
Подчиняясь приказам орбитального контроля, «Фальшион» поднялся на более высокую орбиту. Вместе с ним этот же манёвр выполнили все суда, которые находились на орбите над поверхностью планеты. Астроконтроль отслеживал большую часть обломков, постоянно сообщая эту информацию судам, которые могут оказаться с ними на сходных курсах.
К сожалению, они не могли уследить абсолютно за всем. Уже появились первые жертвы, пострадавшие от обломков. Несколько минут назад небольшое внутрисистемное транспортное судно, получив сигнал о движении в его сторону облака обломков, неверно сменило курс. Неправильный угол движения не позволил ему вовремя покинуть опасный сектор, через который должен был пролететь космический мусор.
Несколько кусков того, что раньше было внешним корпусом крейсера, ударили по кораблю в районе кормы. Двигающиеся с огромной скоростью обломки пробили внешний и внутренний корпуса транспорта, круша на своём пути корабельные системы и убивая людей. В некоторых отсеках начался пожар. Один из осколков пробил хранилище реакторной массы, топливо под давлением начало вырываться из него, дестабилизируя траекторию лёгкого судна. Экипажу каким-то чудом удалось стабилизировать и выровнять корабль.
Они даже смогли снова вернуться на прежний курс, когда неожиданно для всех покалеченное судно исчезло во вспышке ядерного пламени. Причина понятна: один из обломков пробил реактор. Из-за полученных повреждений и общего аврала на корабле это заметили слишком поздно. Магнитные ловушки не смогли удержать плазму внутри реактора, и она вырвалась наружу, моментально расплавив весь реакторный отсек. Через две целых и семнадцать сотых секунды загорелся водород, который, смешиваясь с кислородной атмосферой, вырывающейся из израненного судна, породил мощный взрыв, буквально испаривший несчастный корабль. Произошедшее добавило ещё больше головной боли подчинённым Олега Минковского.
– Сергей, что с первым ангарным отсеком?
– Всё плохо. Взрывом заклинило внешние створки ангара. Мы не можем их ни открыть, ни закрыть. К счастью, переходной шлюз для малых судов был перекрытым и пустым. Оттуда просто высосало весь кислород. Но первый ангар теперь изолирован. Пока не найдём способ починить створки, он бесполезен. Райн, вы уже знаете, сколько людей мы потеряли?
– По последним подсчётам, двадцать девять человек, включая, видимо, и капитана. Я…
– Том!
– Погоди секунду. – Райн повернулся в сторону: – Что у тебя, Шендо?
– Я не знаю, важно ли это, но, похоже, на планете что-то случилось. Наши сенсоры ловят очень много сообщений с поверхности. Сообщают о множестве взрывов, произошедших в городе. Там царит настоящая паника.
Кивнув ей, Том вновь повернулся к ожидающему изображению Серебрякова:
– Сергей, на планете что-то случилось. Габи только что сообщила: в столице взрывы…
* * *
17 часов 48 минут. База «Альдорф». Плато Мангельвана
– Как такое могло случиться?
Губернатор Вилм чуть ли не кричал. Офицер, доставивший ему сообщение, не знал, что и ответить на это.
– У нас пока недостаточно данных. Как только мы восстановим картину произошедшего, сможем узнать больше, но до тех пор у нас недостаточно информации.
Хьюго Вилм переглянулся с сыном. Они оба находились в губернаторском кабинете и обсуждали рабочие вопросы, когда им сообщили о случившемся.
– Мы можем хоть что-то сделать в данный момент?
– Я не ув…
– Да, губернатор, – произнёс высокий, крепко сложенный мужчина в форме полковника Гвардии Союза, который без стука вошёл в кабинет.
– Полковник Больтер. – Хьюго поднялся, протянул руку, которую Больтер пожал. – Мы ждали вас.
– Простите, что задержался, сэр. Как вы понимаете, у нас сейчас довольно много забот.
– Конечно, конечно. Что вы имели в виду?
Полковник указал на терминал, стоящий на столе:
– Вы позволите?
Губернатор кивнул и отошёл в сторону, пропуская к столу Больтера.
– Конечно, полковник.
С помощью терминала Уэсли включил расположенный под потолком голопроектор, и тот моментально спроецировал в центре комнаты голографическую схему столицы и её близлежащих территорий. Он нажал несколько клавиш. Изображение столицы приблизилось, и на нём загорелось полтора десятка красных пятен. Вокруг каждого появились алые ореолы со строчками дополнительной информации.
– Здесь указаны места, в которых произошли взрывы. Красным отмечены зоны с максимальным уроном.
Губернатор и его старший сын смотрели на карту в молчаливом оцепенении.
– В данный момент количество пострадавших неизвестно, но, судя по мощности взрывов, я бы посоветовал не рассчитывать на чудо. Жертв много.
– Господи…
Дверь в очередной раз открылась, прерывая губернатора на полуслове. В кабинет вошёл Франциско:
– Отец, Хавьер.
– Сынок, – Хьюго Вилм облегчённо выдохнул. – Я рад, что ты покинул город раньше. Ты уже знаешь?
– Я тоже рад тебя видеть, отец. Я прилетел несколько минут назад. И да, мне уже сказали о случившемся. – Повернув голову, Франциско приветственно кивнул Больтеру: – Уэсли!
– Господин Вилм. Я как раз рассказывал о последствиях случившегося вашему отцу.
– Продолжайте, полковник.
– Конечно, сэр. Как я уже сказал, жертв будет много. Все взрывы произошли в местах большого скопления людей. Да и выбор времени не случаен. Все атаки террористов произошли почти в один момент, после пяти часов вечера. В это время у многих заканчивается рабочий день и люди направляются по домам. А тот факт, что, к моему сожалению, мы ничего не знали о случившемся, говорит, что всё было тщательно подготовлено. Этот удар спланирован и нацелен на то, чтобы посеять панику и нанести как можно более тяжёлый урон гражданскому населению.
– Кто это мог сделать?
– У нас есть предположения, губернатор. Мои люди считают, что организовал атаку Маврикио Торвальд.
– Этот безумец?! Но он же никогда не наносил ударов по обычным гражданам. Его целью всегда становились люди из правительства. Те, кто, по его мнению, был замешан в том инциденте на площади два года назад.
Полковник кивнул:
– Всё верно, губернатор. Но других кандидатов у нас просто нет.
– Уэсли, как справляются аварийные городские службы?
Вопрос, заданный Франциско, не был чем-то необычным. Именно пожарные бригады и медики совместно с городской службой безопасности первыми спешили на помощь в таких случаях.
– Всё случилось слишком внезапно. Да и урон, нанесённый взрывами, слишком велик. Где-то после взрывов начались пожары. Руководители медицинских служб уже докладывают: к ним привозят огромное количество раненых. Они ожидают, что больницы и госпитали будут переполнены. А это может сказаться на их работе. Но это не основная проблема.
Хьюго нахмурился:
– Не основная проблема, полковник?
– Да, губернатор. Из-за случившегося могут возникнуть беспорядки. Люди напуганы. Они в панике. Многие могут совершить непоправимое в состоянии аффекта, могут пойти на противоправные действия, на что не решились бы в обычной ситуации. Службы безопасности города вряд ли справятся с паникующей толпой.
– Тогда, может быть, нам следует…
Франциско прервал отца:
– Мы можем послать людей отсюда, полковник? Насколько я знаю, «Альдорф» ближайшее место к столице, где расквартированы подразделения Гвардии. Можем ли мы с их помощью усилить службу безопасности города?
Взволнованный Хьюго даже не заметил, что сын бесцеремонно прервал его, и поддержал Франциско:
– Это прекрасное предложение. Полковник, можем ли мы так поступить?
Больтер сделал вид, будто обдумывает предложенное, а затем согласно кивнул. Он-то знал, что перевод Гвардии из «Альдорфа» спланирован заранее.
– Как вы знаете, подразделениям Гвардии запрещено действовать в районах городов без разрешения управляющего аппарата. В данном случае, пока не введено военное положение, мы не имеем права действовать без вашего дозволения, губернатор.
Хьюго энергично кивнул:
– Считайте, что разрешение вами получено, полковник. Начинайте действовать.
– Конечно, сэр.
* * *
Как только было получено разрешение губернатора, оживление, царившее на базе, усилилось ещё больше.
«Альдорф» действительно являлся ближайшим к столице местом, где были расквартированы подразделения Гвардии Союза. Всего на базе находилось два гвардейских полка. Учитывая, что в данный момент Союз Независимых Планет как государственное образование не находился в войне с кем-либо, оба полка были укомплектованы по состоянию мирного времени и насчитывали по пятьсот человек каждый.
Помимо пехотных подразделений им был придан шестой бронепехотный полк, состоящий из двадцати пяти мобильных доспехов. Плюс ко всему – многочисленные подразделения поддержки и военной полиции.
Как только полковник Больтер отдал приказ, всё это пришло в движение. Командиры подразделений были предупреждены заранее. Для этих целей Уэсли сфабриковал донесения несуществующего оперативного агента, якобы внедрённого в ряды группы «Семнадцатое февраля», о том, что готовится теракт. Так как на донесениях несуществующего агента был поставлен максимально возможный гриф секретности, никто из командиров подразделений и не подумал о том, чтобы попытаться получить больше информации из других источников. Они получили приказы и, как и подобает хорошим солдатам, принялись за их исполнение. Два полных пехотных полка. Шестой бронепехотный полк. Четыре роты военной полиции, а также медицинские службы и отряды военных инженеров принялись в спешке собираться для последующей погрузки в грузные воздушные транспорты для переброски в город.
Сорок две минуты спустя с взлётно-посадочной площадки поднялся первый транспорт с подразделениями военной полиции и военными медиками. Поднявшись над базой, он взял курс на столицу.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Davidneags
    Hello guys. And Bye. neversurrenderboys ;)