Танец стали в пустоте. Том 2. Цена долга

Глава вторая

Лиза не очень хорошо понимала, о каком именно событии говорил Том. В отличие от него девушка не была поклонницей военной истории и не штудировала книги и учебники, поэтому Райн решил вкратце рассказать ей о первом военном столкновении в космосе и о том, к чему оно привело.
Первое событие в истории человечества, которое можно было бы назвать глобальной войной в космосе. Столкновение между Земной Федерацией и существовавшей тогда Марсианской демократической республикой. Всё происходило в первой половине эры колонизации.
Корни этого события лежат гораздо глубже. Всё началось с мечты человечества о второй обитаемой планете в собственной системе. И единственным местом, подходящим для колонизации в тех условиях, был Марс. При всех его недостатках он мог дать огромное жизненное пространство для перенаселённой Земли, благо технологии наконец позволили сделать регулярные полёты на Марс сбывшейся мечтой, а богатые ресурсы пояса астероидов явились нескончаемым источником всего необходимого для быстро развивающейся марсианской инфраструктуры. Проект по терраформированию Красной планеты стал одним из величайших в человеческой истории. Мечтой, к которой люди устремились с горящим сердцем.
Никто не строил иллюзий. Этот процесс должен был растянуться на несколько веков. Лишь по прошествии огромного отрезка времени и усилий буквально миллиардов людей Марс стал бы новым домом для человечества, ничем не уступающим Земле.
Нет ничего удивительного, что такая целеустремлённость породила новую идеологию: всё ради будущего на Марсе. Планета преображалась усилиями человечества, несмотря на великие трудности, встающие на пути людей. Спустя сто девяносто шесть лет население Красной планеты составляло почти полтора миллиарда человек. По планете протянулись огромные города под куполами, готовые приютить новых жителей. Из-за того что почти вся экономика системы работала на развитие проекта по терраформированию Красной планеты, неудивительно, что Марс превратился в новую технологическую мекку человечества.
С течением времени Марс становился всё более и более автономным, пока управление полностью не перешло в руки марсиан. Зарождавшееся правительство Земной Федерации, в которое преобразовалось ООН, со скрипом, но даровало Марсу определённую автономию, сохранив за собой владение богатыми ресурсами пояса астероидов. Подобная картина устраивала Землю: несмотря на свою независимость, Марс отчаянно нуждался в ресурсах, которые поставлялись с пояса. Ведь без них невозможно закончить проект по терроформации, который всё ещё был далёк от завершения, и прокормить быстро растущую экономику Красной планеты! Возникали скандалы и споры по поводу льгот на приобретение доли орбитальных ресурсов, но всё это спокойно решалось в кулуарах политиками. Обе планеты постоянно развивались, помогая друг другу.
А затем всё изменилось. Искрой, которая разожгла пожар, пожравший самое большое количество жизней в человеческой истории, стала деятельность двух человек.
Леонид Черенков и Сабуро Кобояши. Именно эти двое учёных создали двигатель, который проложил человечеству дорогу в космос за пределы Солнечной системы. До открытия возможности перемещаться посредством гиперпрыжков оставалось ещё более ста сорока лет, но человечество не дожидалось новых открытий. К уже изученным за прошедшее время звёздам устремились первые колониальные корабли. Сотни тысяч людей отправились покорять космос.
Сначала никто не обратил внимания на первые тревожные звоночки. Так часто бывает. Звёздная пыль застилала людям взор на то, что приближалось, и мало кто обратил внимание на первые признаки катастрофы.
Большая часть полезных ископаемых, которые добывались в поясе, была направлена на расширение кораблестроительной колониальной программы Земной Федерации. Огромные корабли, которые перевозили колонистов, требовали материалов для постройки. И лишь одно место в Солнечной системе могло дать их. Хотя это было не совсем так. Нужные ресурсы можно было найти в других местах, например, на некоторых спутниках газовых гигантов, но за прошедшие столетия инфраструктура добычи полезных ископаемых в поясе была развита настолько, что никто и не задумывался над тем, чтобы искать их где-то ещё. Так как все права на добычу принадлежали правительственным органам, а объёмы добычи были огромными, частные предприниматели даже и не пытались конкурировать на этом рынке.
Поначалу такое положение дел вызывало огромное недовольство среди частных компаний, но ещё тогдашнее правительство ООН практически моментально осознало, что получило ключи, возможно, от самой богатой сокровищницы в истории, и не собиралось выпускать их из своих рук. Тем более что в будущем, когда потребовались поистине огромные производственные мощности для строительства колониальных флотов, правительство ЗФ приняло мудрое решение переложить эту ношу на подконтрольные частные корпорации, поставляя им необходимые ресурсы по приемлемым ценам и получая от этого выгоду.
На Марсе началась острая нехватка ресурсов. Поначалу это было не так критично, но с течением времени эта нехватка всё росла. Кроме того, люди начали покидать Красную планету, желая присоединиться к колониальным флотам.
Однако правительство Земной Федерации не могло осуществлять непосредственный контроль за новыми колониями. Складывалась ситуация, походящая на обстановку в эпоху колониальной политики Британии, когда у сравнительно небольшого государства имелось огромное количество сателлитов, которыми оно не могло управлять напрямую. Как и тогда, кораблям предстояло провести много времени в пути, а значит, любые принятые в метрополии решения и реакции безнадёжно устареют к тому моменту, когда корабли с посланиями доберутся до колоний. Но человеческая история не та вещь, от которой можно отмахнуться, поэтому пришлось проанализировать ошибочные решения предков и поучиться на ошибках прошлого. В результате были составлены договоры, согласно которым новообразованные колонии получали автономию, но при этом входили в состав Земной Федерации как отдельные субъекты, подчиняющиеся решениям федеративных собраний в отношении общего политического курса. С учётом отдалённости новых колоний и того факта, что, по сути, колонии превращались в автономные государства под эгидой ЗФ, никто и не протестовал из-за каких-либо пунктов в договорах.
А великий проект марсианского терраформирования, который до этого постоянно развивался, вдруг начал буксовать на месте. Важных ресурсов не хватало. Люди покидали Марс, желая попытать счастья подальше от политики и устоявшихся режимов. Новый фронтир дразнил свободный дух человечества.
Правительство Марса пыталось протестовать против такой ситуации. Попытки добиться новых торговых льгот практически ни к чему не привели. Некогда бурная река полезных ископаемых, поступавших на Марс из пояса, превратилась в тоненький ручеёк. Естественно, на Марсе были программы по добыче на самой планете, но её месторождения и рядом не стояли с тем количеством ресурсов, которые болтались в космосе.
На Красной планете начали зарождаться первые радикальные движения, выступавшие против колонизации. Сначала всё ограничивалось митингами и призывами к бойкоту колониальной политики ЗФ. Этим бы всё и ограничилось, если бы подобное настроение не охватило планетарное правительство на Марсе. В ситуации, когда мир, который они с таким трудом превращали в собственный дом, медленно умирал, многие не видели ничего странного в том, чтобы искать силовой способ решения этой проблемы. Правительство Марсианской демократической республики решило, что, раз Федерация перекрывает доступ к ресурсам, марсиане вынуждены забрать эти ресурсы самостоятельно. Так началась Первая космическая война. Это был первый, действительно серьёзный конфликт, который развернулся на просторах космоса. Скромный военный флот Марса не обладал большой численностью, но полагался на высокие технологии.
Всё было поставлено на быструю наступательную операцию, цель которой – лишение ЗФ контроля над Марсом и захват контроля над ресурсами в поясе астероидов. Благодаря эффекту стратегической и тактической внезапности Марсу удались оба этих пункта. Лёгкие суда ударили по комплексам добычи полезных ископаемых в наиболее близких к Марсу местах, а тяжёлые единицы вместе с кораблями прикрытия нанесли удар по базе ЗФ на Луне, вслед за чем последовала бомбардировка главного штаба земного флота, который располагался на самом спутнике в кратере Шуберта.
Казалось бы, после того как Федерация лишилась наступательного потенциала, конфликт должен был сойти на нет, тем более что марсиане отвели свои корабли к Красной планете, желая не дальнейшей эскалации, а лишь защиты уже полученного. Они считали, что уничтожения основной части военного флота ЗФ будет достаточно для того, чтобы Федерация признала их позицию. Но они ошиблись. Земной Федерации потребовалось всего два года, чтобы вернуть и даже увеличить былую военную мощь.
Несмотря на то что на Марсе не хотели продолжения «конфликта», как они называли военные столкновения, марсиане не были дураками. За те же два года они усилили свой флот, оборону планеты и добывающих комплексов в поясе, превратив их в настоящие крепости, покоящиеся в пустоте. В те времена вооружение сильно уступало нынешнему как в плане дальности, так и в плане огневой мощи. Военные столкновения в те времена проходили на коротких – до смешного коротких по сегодняшним меркам – дистанциях. Это делало стационарные комплексы орбитальной обороны куда более эффективными, а также превращало любую попытку штурма Марса в кровавую мясорубку, которой любой уважающий себя военный предпочёл бы избежать. В конце концов, никто не хотел бы быть ответственным за гибель огромного количества населения планеты, которое жило в городах под куполами и в огромных подземных аркологиях Марса.
Но, как это обычно бывает, события, которые привели к дальнейшему, не зависели от решений правительств Марса или Земли. Вслед за ростом военной эскалации увеличилось и количество радикально настроенных групп по обе стороны. Особенно это касалась Земли, так как людям, живущим под открытым небом, было тяжело забыть позор двухлетней давности. Некоторые горячие головы призывали начать астероидную бомбардировку, разгонять особо крупные метеориты в области пояса и направлять их по баллистической траектории в сторону Марса. Но станции планетарной обороны с лёгкостью смогли бы перехватить их задолго до того момента, как они достигли бы поверхности. Марс пытался найти способ мирного урегулирования конфликта и даже смог добиться значительных уступок со стороны Земли, пока всё не обрушилось прямо в пропасть.
Шестого ноября двадцать второго года эры колонизации частное судно под флагом Марса столкнулось с земным транспортным кораблём. До сих пор доподлинно не известно, была ли это случайность или чей-то умысел. Важно лишь то, что это столкновение произошло на низкой околоземной орбите. Технологии управления гравитацией были ещё слишком слабо распространены, чтобы использоваться повсеместно, поэтому для доставки тяжёлых грузов с орбиты на поверхность планеты использовалась система из трёх планетарных лифтов.
«Небесная колонна» была одним из них. Эпохальное сооружение, протянувшееся от экватора в небо. Колоссальная конструкция, которая сделала возможным строительство на орбите и колонизацию Луны лёгким делом за счёт крайне простого и дешёвого способа доставки грузов с поверхности на орбиту и обратно. Являясь самым крупным из трёх лифтов, «Небесная колонна» отвечала за поставку больших объёмов тяжёлых грузов между поверхностью и орбитой. Транспортный корабль «Стефания Норт» как раз заходил на курс стыковки с орбитальным лифтом, когда в него врезался лёгкий марсианский фрахтовик. В космосе, с его скоростями, это имело фатальные последствия для обоих кораблей. Но основная угроза заключалась не в самом факте столкновения, а в двух особенностях. Первой являлся груз «Стефании Норт», которым были двести тысяч тонн обработанной металлической руды. А второй особенностью было место, в котором произошла катастрофа.
Худшего и представить было нельзя.
Из-за курса, на котором всё произошло, обломки кораблей и металлическая руда ударили по орбитальному лифту. Внешняя структура «Небесной колонны» начала разваливаться, рассыпаясь обломками в пространстве. К счастью, центральное ядро лифта уцелело и ситуация не привела к разрушению всей конструкции. Чтобы не допустить каскадного разрушения, которое могло повлечь за собой разрушение ядра лифта, управляющий персонал «Небесной колонны» начал экстренную процедуру автосброса внешних панелей, рассчитывая избавиться от повреждённых элементов, которые в условиях постоянных колоссальных лифтовых нагрузок могли привести к ужасающим последствиям. Система автосброса позволяла избавиться от повреждённых частей, отстрелив их и позволив им упасть в атмосферу, где они сгорели бы от трения о воздух. Замысел был абсолютно верным, за исключением одной маленькой детали. Это было первое подобное происшествие на одном из земных орбитальных лифтов, и до этого система автосброса ни разу не использовалась.
Из-за программной ошибки центральный компьютер лифта не остановился, когда избавился от повреждённых частей конструкции. Он продолжил сбрасывать их. Каждую чёртову секунду панели отделялись и падали вниз на планету, обнажая центральное ядро «Небесной колонны». И если те детали, которые находились за пределами верхней границы атмосферы, должны были всего лишь безопасно сгореть в верхних её слоях, всему, что отделилось ниже определённой отметки, предстояло упасть на поверхность.
А ведь орбитальные лифты стали экономическими центрами регионов. Вокруг сооружений-колоссов располагались города, промышленные и производственные центры, аэропорты. Там жили и работали люди, для которых «Небесная колонна» и двое её собратьев стали смыслом существования на протяжении последних двухсот пятидесяти лет.
Через полтора месяца, когда наконец разгребли последние завалы и нашли последние тела, правительству Федерации удалось подсчитать количество жертв. Было названо число в восемнадцать миллионов человек. Из-за того что большая часть внешней оболочки лифта была сброшена на большой высоте, радиус падения обломков вырос. Всего под удар попали двенадцать городов и восемь крупных промышленных центров. На фоне почти двенадцатимиллиардного населения Земли число погибших казалось не очень внушительным. Лишь капля в море.
Но, с другой стороны, это была первая подобная катастрофа в новейшей человеческой истории. Когда люди узнали, что виновником случившегося был марсианский корабль, планета буквально взорвалась в потоке ярости и гнева. Несмотря на разногласия между Землёй и Марсом, несмотря на военное столкновение между ними, большая часть населения Голубой планеты относилась к этому спокойно. Никто не верил, что конфронтация может затронуть лично его. Все считали, что политики в конце концов договорятся и придут к общему решению, как это бывало на протяжении последних столетий. Случившееся же не только затронуло огромное количество людей. Оно сфокусировало ярость человечества на небольшом красном шарике вдали от Земли.
Правительство Федерации не могло пойти против воли народа, особенно когда эта воля выражалась через громогласный рупор федеративного собрания. Люди требовали расплаты, и военным не оставалось ничего другого, кроме как выполнить отданный приказ. Требование было элементарным. Полная капитуляция Марсианской демократической республики, её разоружение и вхождение в состав Земной Федерации. Нетрудно догадаться, каким был ответ Марса на эти требования.
Сейчас многие историки спорят, обсуждая принятые тогда политические и военные решения. Они называют их неблагоразумными, неверными. Даже в той ситуации можно было избежать кризиса, всего лишь остановившись и переведя дыхание. Это было бы правильным и здравым решением. Но никто не утверждал, что мир должен руководствоваться правильными и здравыми решениями.
Третьего марта корабли военного флота Земной Федерации вышли на позиции на дальней орбите Марса. Первый лунный флот, которым командовал Арчибальд Грейсон с борта линейного крейсера «Петропавловск», насчитывал более сорока кораблей. Из них двенадцать относились к тому же проекту, что и «Петропавловск», – огромные для того времени военные корабли с массой покоя в триста тысяч тонн. Если бы не флот МДР, это была бы самая грозная военная сила в истории человечества.
Но им навстречу вышли корабли с красно-чёрными корпусами. Они не отвечали на требования адмирала Грейсона сдаться. Как только корабли ЗФ подошли на нужную дистанцию, марсианские орбитальные крепости открыли огонь. Ракеты с ядерными боеголовками, кинетические снаряды и лучи энергетического оружия обрушились на Первый лунный флот.
Марс провёл хорошую подготовку, рассредоточив вокруг планеты огромное количество автономных пусковых установок, замаскированных под гражданские объекты и другую военную инфраструктуру. Корабли землян попали в ловушку, полную пламени, из которой не было выхода. Их корабли стали гибнуть один за другим. Сейчас уже нельзя точно восстановить последовательность событий, которые тогда произошли. По одним данным, адмирал Грейсон лично отдал приказ. По другим, он был уже мёртв, когда капитан флагманского корабля вывел повреждённое судно из общего строя и, форсировав двигатели, направил его к планете. Арчибальд Грейсон специально спланировал свою атаку таким образом, чтобы к моменту подхода его флота столица Марса, построенная в недрах и вокруг горы Олимп, была прямо по курсу.
Триста тысяч тонн, разогнанных до скорости в тридцать шесть тысяч километров в час, вошли в разреженную атмосферу Марса. Кинетической энергии, выделившейся в момент удара, было достаточно для того, чтобы столицу Марса стёрло с лица планеты. Не уцелели даже подземные аркологии. Ударная волна четыре раза обогнула планету. При первом проходе она разрушила огромное количество куполов, которые были рассредоточены вокруг столицы. По самым скромным подсчётам, эта трагедия унесла жизни более трёх сотен миллионов марсиан вместе с правительством планеты и её государственным аппаратом. Никто не мог предвидеть того, что произошло, так как это выходило за пределы разумных рамок.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Davidneags
    Hello guys. And Bye. neversurrenderboys ;)