Алиса против Третьего Рейха

ГЛАВА 10.

При попытке возобновить процесс пиления цепей, в камеру ввались эсесовцы. Они нанесли несильные, но болезненные удар по начавшим подживать после поджарки на жаровне подошвам детей. И пригрозили избить сильнее. То есть, как поняла Алиса, за ними продолжали без перерыва следить.
Оставалось только переговариваться шепотом. Потом когда юных узников снова покормили, и даже добавили к крапивному супу, пшенной каши на воде, головы отяжелели. И Алиса, заклевав носиком, уснула.
Советские войска шли на последний, самый укрепленный рубеж Зееловских высот. Удручающие, большущие потери, холмы так густо, словно пианино поломанными клавишами, устланное трупами. Танки даже Т-34, буксуют в крови и не желают подниматься наверх. А снаряды все извергаются и извергаются, словно вулканы наклонили и приоткрыли жерла.
Лава смесь пламени и свинца, бомбы, начиненные всеми видами взрывчатки, бросающие навстречу советским летающим армадам "Саламандры". И столкновения, уже гитлеровцы не брезгуют тараном. Такое возникло ожесточение, битвы.
Девушки-воительницы сами бегут в атаку, они видят как крупнокалиберные пулеметы фашистов, словно черви выползают из норок и смертоносно плюются. А при попадании такого тяжеленько и начиненного взрывчаткой плевка, отлетают назад растерзанные и с разбитыми в дребезги косточками солдатики.
Танки забуксовали ближе к вершине, а бронетранспортеры солдатики подталкиваю наверх руками. При этом слышится рев, крики ура, и вгоняющий в дрожь мат. Пара бронетранспортеров наткнувшись на мины, взрывается, а куски тел отлетают во все стороны.
Но воины прут далее, уже несколько полуразбитых дотов занято Красной Армией.
Девчонки стреляют много, их снова ранило, но покинуть свой пост, не для них. Просто заклеили рану целлофаном и пали по тому, что движенья.
Уже стемнело, а когда видимость ухудшается, то обороняться труднее. Пусть даже некоторые из зарытых в землю, танков и САУ противника, имеют приборы ночного видения.
Но и мысли нет об отступлении...
Алиса Селезнева ткнула напарницу в плечо:
- Посмотри, что Ягдтигр делает.
- Могилу себе капает! - Огрызнулась Анжелика.
Самый сильный по бронебойной мощи и защите истребитель танков Ягдтигр, достаточно метко обстреливал, застрявшие советские тридцатьчетверки и с мощными стволами Исы. Его почти тридцати килограммовый бронебойный снаряд, элементарно срывал с корпуса башни не оставляя, экипажам шансов на выживание. Уничтожить такую махину, да еще зарытую в землю, присыпанную мешками с песком необычайно сложно.
Алиса Селезнева шепнула подруге:
- Попробую разбить его оптический прицел и прибор ночного видения.
Анжелика весело хихикнула:
- Бить по глазам... Забавно! Обычно женщины стреляют глазами, а не по глазам. Ты открыла что-то новенькое!
Алиса Селезнева, приложив приклад к плечам и упершись своим голыми по колено ножками распаханную снарядами землю, взяла противника на мушку, шепнула:
- Если близко воробей - мы запалим пушку! Если муха - муху бей, а стрелка в психушку!
Анжелика сняв очередным метким выстрелом фрица, ответила:
- Так классный талант цирковой актрисы пропадает. Только вот обычно в нашей стране отправляют в лагерь, а не психушку!
Алиса Селезнева, разбив точным попаданием, прицел Ягдтигра игриво пропела:
- На развалинах Берлина, Тарас Бульба мочит сына! А зачем нам брать Берлин - лучше сразу целый мир!
Анжелика от хохота промахнулась, и очередной "фашистик" ускользнул. Девушка стукнула сама себя кулаком в подбородок:
- Не на фронте все не так, нет того веселья! Толи куришь натощак, толи пьешь с похмелья!
Алиса Селезнева подмигнула в ответ:
- А вот я и не пью и, в глотку никто не зальет. Есть куда большая радость, чем хмель, например от возможности двигаться, петь и танцевать!
Анжелика снова промахнулась, её интуиция вести огонь на поражение была не столь всесторонне развита, как у Алисы, а смех причем крайне не уместных когда вокруг столько убитых, что нужно постараться, чтобы не наступить на трупы. А порой приходилось и бежать по останкам тел...
Рыжеволосая воительница-сибирячка заявила:
- Вот я понимаю, у войны неженское лицо, но женское нетерпение в желании людоедства!
Алиса Селезнева разбила и прибор ночного видения, с досадой выразилась:
- Вот не люблю разбивать хорошие вещи!
Анжелика презрительно фыркнула:
- А что хорошего в этом приборе? Я как-то смотрело в трофейный... Все расплывается, словно здоровый человек надел очки, и с зеленоватым оттенком.
Алиса Селезнева резонно ответила:
- Качество познается в сравнении. У нас и такого нет!
Анжелику уверено произнесла:
- Нет, так будет! И еще лучше, чем фрицев... А вот у фашисткой Германии, уже ничего не будет, осталось чуть более сорока километров до Берлина. И мы их пройдем, чего бы это нам, да и врагу не стоило!
Алиса Селезнева подтвердила:
- Ну, конечно же, пройдем! В этом я абсолютно уверена! Но вот пока не мешало бы нам сменить место дислокации...
Девчонки побежали, шлеп шлем изящными ножками, покрытыми волдырями и ссадинами, почти до колен, но все равно прекрасными. Воительницы даже в какой-то степени наслаждались, этой болью, бравирую мужество недоступным, даже многим мужчинам.
Третья гряда, все еще не была занята. Штурмовики несли потери, особенно от Фоккен-Вульфа - самолета-монстра. Самый мощный по вооружению и бронированию одноместный истребитель, эта рабочая лошадка второй мировой войны, был очень неприятен для Илов. Некоторая слабость в маневренности в битве, тоже с не слишком уж маневренными штурмовиками не особенно сказывалось, а вот сила вооружения...
А Яки и Лавочки подотстали...
Алиса Селезнева понимая, что Фоккен-Вульф из снайперки не сбить, выбила либо "Саламандры" или Ме-109. Тут уже были шансы...
Анжелика же стреляла по наземным целям. С переменным успехом, но снайперы совсем не промахиваются, только в кино. Или в низкопробных боевиках. Алиса даже если и промахивалась, то это было незаметно. Не хотелось ей терять репутацию: воительницы-терминатора!
А вот Анжелика мазала все чаще. Тут впрочем, не только её вина, ночь, дым, гарь, даже воздух колеблется от жара. Но воительнице-сибирячке это было досадно и, она пропела:
- Алиса Селезнева, поверьте мне на слово! Стреляет как корова, нацистского дурдома!
Златоволосая воительница проигнорировала глупую шуточку. Хоть она и была издевательской.
Саламандры то налетали, то наоборот отлетали. Они пользовались своим превосходством в скорости, и маневренности, посему старались прессинговать русских асов, создавая на том или ином участке фронта локальный перевес в силах.
Не-162, порхали как бабочки, выкрашенные в зеленную с голубым крапинку хаки. Они выполняли прием бочка, сразу полтора десятка эти прелестных машин, затем проскальзывали на крыльях, словно коньки фигуристки.
Алиса Селезнева прищелкнула язычком:
- Ба! Это просто замечательно! Но конькобежцы, вас это лишь от мучений спасет!
Бабочки и в самом деле попадают в факел и падают!
Тем, тем временем Сталин с ночи от 17, до 18 отдает приказ:
- У Жукова идет туго! Посему приказываю, ударные части первого украинского фронта повернуть на север и атаковать Берлин с юга!
Полководца отдают приказы, а рядовые бойцы сражаются не рассуждая.
Алиса Селезнева, заставив пылать очередную "Саламандру", голой пятой отбила ком земли, и высказалась:
- Почему-то того кто летает, так легко сбить!
Анжелика складно возразила:
- У кого кто оказался, сбит простым булыжником, крылья были придавлены камнями уже в полете!
Алиса Селезнева хихикнула:
- Да вот она диалектика! Диалектика развития и философии... Как говорят французы...
Анжелика перебила напарницу:
- Был Кутузов - бил французов! Ныне Сталин - Бог из стали!
Девчата после таких слов опять захихикали, шлепнули друг друга подошва о подошву. Алиса, стреляя все чаще, и более бегло, даже её автоматическая винтовка перегрелась и обжигала пальцы. Вот, например ей даже удалость свалить почти непробиваемый Фоккен-Вульф во время выполнения им виража. Анжелика похвалила:
- Твой глаз-алмаз! Когда глаз-алмаз, он в отличие от природного камня всегда под рукой и его не нужно откапывать!
Алиса Селезнева шутя, отметила, очередной афоризм:
- Даже корова нуждается в штанах, если они на развилке пастбища и водопоя! Женщина ценит на себе одежду, мужчина её отсутствие, а налоговик число заплат, которых можно настрогать из чужого платья латая бюджет государства!
В небе наступило временное затишье, но зато вдруг в центре позиций наступающий советских войск как долбанет, словно метеорит врезался в Землю. Сотни пехотинцев разорваны, спалены и отброшены в разные стороны. Они разлетелись, кажется, что это не люди, а поднялась целая волна цунами, из живых изодранных и мертвых тел.
Анжелика воскликнула, перекрывая шум:
- Ого! Вот это удар! Даже "Андрюша" так не бьет!
Алиса предположила:
- Это Штрумтигр, со своим бомбометом. Самое мощное из штурмовых орудий гусеничного хода!
Анжелика вплеснула руками:
- Да я раньше не видела этой дурры! Наверное САУ что надо!
- Надо увидеть это САУ и нейтрализовать! - Заявила Алиса. - Иначе нам будет проварка в бане!
Анжелика не к месту сострила:
- Нам будет в бане: так баня для русского человека счастье!
На поле боя царил такой хаос, что Алиса Селезнева успела зафиксировать, откуда идет выстрел, лишь при повторном залпе. Причем лупанули сразу оба, "Штурмтигра". Так эти бомбы громыхнули, столько жертв...
Анжелика словно Спиноза и Цицерон в одном лице, изрекла:
- Ради искусства идут на добровольные жертвы исполнители, ради военного искусства принуждают жертвовать слушателей! Публика всегда хочет бис при шедевре искусства, от публики не остается желающих повтора при шедевре военного искусства! Концерты маэстро искусства, за билеты платят большие деньги, и еще большие платят, чтобы избежать концертов маэстро военного искусства!
Алиса Селезнева перебила подругу:
- Давай, на мой счет выстрелим прямо в канал широкого жерла пушки, тогда бомбы в метательном заряде детонируют!
Анжелика покрутила пальцем у виска:
- Нужно сначала сменить положение, что угол прямее и топать ножками!
Воительницы побежали со всей прытью, но опять не успели. Штурмтигры, похоже, получили дополнительную автоматику при перезарядке и их скорострельность выросла. Причем от залпа пострадали не только пехотинцы, но и танки, башни срывало, а сталь смешалось с пламенем в дьявольском ведьмином котле.
Девушки в досаде на свою медлительность нарочно ступили босыми, женскими ножками в огонь, чтобы наказать себя болью!
Анжелика заметала:
- Мы это заслужили!
Алиса Селезнева, морщась от муки и приплясывая босиком на огне, добавила:
- А враги заслужили еще худшего!
Анжелика ответила:
- Лучше убить одного мерзавца, чем разоблачить сто, последнее негодяи и так делают сами!
Алиса Селезнева решительно, как воительница от Люцифера заявила:
- А вот это мы как раз и сделаем!
Девчата целились, приплясывая от небольшого пламени, боль и ожоги позволяли им сосредоточиться. Ведь это их Родина, их братья солдаты-россияне, надо победить и пройти последние шаги до Берлина. Когда коммунизм победит, человек никогда не погибнет от руки другого человека!
Мягкий пуск, специальные пули повышенной бронебойности вылетели из стволов. Тут главная трудность была не только попасть в жерло. Гитлеровцы тоже не дураки и защищали отверстие ствола, колпачком наподобие крышки чайника. Поэтому нужно было успеть всадить в тот краткий момент, когда крышечка за мгновение от выстрела приподнялась. Затем как пули вонзаются в смесь нескольких агрессивных жидкостей...
Рванула чудовищно, сначала два взрыва одновременно, затем еще несколько от детонирования еще десятка бомб боекомплекта. Несколько ближайших дотов, фрицев были уничтожены или серьезно повреждены, в них оказались пробиты внушительные бреши.
Взрывная волна была так сильна, что чуть не опрокинула обеих воительниц на спины. В радости девчата закричали:
- Есть! Это просто класс!
За спиной послышался довольный голос:
- Я это видел! Девчата, считайте орден Славы первой степени у вас в кармане... Человек в форме майора НКВД поправился. - Точнее на груди! Молодцы девчата! Впрочем, это не все ваши подвиги!
Алиса Селезнева набычилась:
- Это только начало!
Анжелика подпрыгнула:
- И главное хорошее начало!
Майор добавил:
- Это начало, а конец в Берлине! Я не удивлюсь, если вы еще и Гитлера поймаете за яйца. Ведь вы девчата по уровню сверхчеловека!
Воительницы скромно ответили:
- Да нет, мы просто советские бабы!
Гибель Штурмтигров и от разгрома шок, похоже, надломили силы фрицев, третья гряда уже утром восемнадцатого была преодолена. Войска в частности танки выползали на более ровную местность. Девушкам даже пришлось подталкивать подобные машины-тяжи!
Анжелика заметила:
- Война это самая азартная игра, только в ней состояние проигрывает в отличие от покера, тот, кто не может себя подчинить азарту!
Алиса Селезнева серьезно добавила:
- Атака на войне, как скачка на лошади, только ипподром имеет куда больше препятствий и продажных жокеев!
Анжелика возразила:
- Это афоризм не точен! На лошадиных скачках можно подкупить жокеев, во время атаки бегущий осознает, что жизнь не продается!
Воительницы побежали еще подальше дальше... И скаля при этом жемчужные зубки. Алиса Селезнева даже пропела:
- Красота, красота, мы в дурдом везем кота, чижика, собаку, Петьку-забияку, обезьяну, пол трамвая! Вот компания такая!
Анжелика пробега вперед к окопам добавила:
- Компания, которую не продать с молотка!
Алиса Селезнева кивнула:
- Ес! Нас съест КПСС!
Анжелика удивилась:
- А что такое КПСС? Не знаю подобного термина!
Алиса Селезнева уточнила в своеобразной манере:
- Это можно перевести, как коммунистическая партия советского союза!
Анжелика пожала избитыми в синяках плечами:
- Но пока ведь нет подобного названия...
Алиса Селезнева вскинула вверх, правый кулачок:
- Поверь, будет! Обязательно будет!
Анжелика бросила:
- Будь здоров!
Алиса Селезнева поддержала, серьезную шутку:
- Обязательно буду!
На равнине сопротивление было послабее, но все-таки также упорное. Особенно доставали "Фердинанды", эти истребительные САУ, как громадные шмели, врывались своими снарядами в советскую технику. Уничтожить "Фердинанд" нелегко, недаром эта самоходка самая массовая из тяжелых и уступает количеством только Панцер-4.
Анжелику увидела в кустарника засадный Панцер... Машина всего двадцать две с половиной тонны весом, а имеет пушку "Пантеры". Низкий силуэт позволяет её легко маскировать, и наносить удары из-за засад. Алиса так же начала подползать к Панцеру... Удачная машина, но в полной мере её потенциал не был использован, из-за бестолковости Германского командования. Вообще это странный феномен второй мировой войны. Советское военное командование по ходу боевых действий заметно прибавило в военном искусстве, особенно на тактическом уровне. А немцы наоборот стали управлять войсками куда хуже, чем в начале войны. Из-за это даже возросшее количество техники( в 1944 году за месяц выпускалось танков и САУ больше, чем за весь 1940 год!), не помогло им устоять им под советскими ударами. Например, если брать выпуск вооружений, то в сорок третьем, и сорок четвертом году, пропорции в соотношении выпуска техники была для немцев лучше, чем в сорок первом и сорок втором году. Но ход военных действий от это не стал для Третьего Рейха более благоприятным, а скорее даже наоборот!
Девчата, не ограничились уничтожение оптики Панцера-4, они еще подорвали машину трофейными гранатами кумулятивной начинки. Сначала один Панцер, а затем следующий...
Анжелика рассмеялась:
- Вот так мы молотим этих гадюк!
Алиса Селезнева, скаля зубы-кинжалы, согласилась:
- Так молотим, что и панцирь черепахи не спасет Панцер-4!
В окопах сидело немало подростков, видимо призванных совсем недавно. Были даже такие сморкатые мальчишки, что даже на подростков не тянули, лет девяти-десяти. Они выглядели растерянными перепуганными.
Оружие у мальчиков, безоткатки калибра 20-миллиметров. Легенькие, и вблизи ими можно поджарить пехоту, или перебить гусеницу танка. Вот одни маленький, светленький, зарылся в засаде, только голенькие пяточки торчат. Многие мальчишки босы, не нашлось сапог подходящего размера, да в Германии в середине апреля погода как в России в теплом Мае. Пацаны Третьего Рейха впрочем не разбегаются, от страха, как например пожилые немцы-ополченцы при первой же возможности поднимающие лапы к верху, или бегущие в Берлин.
Только ушки мальчишки закрывают, чтобы оглохнуть от разрывов снарядов, и воя жгучих гостинцев "Андрюш" и "Катюш". А так сражаются до конца. Некоторые даже идут на обман, подпускают солдат Красной армии, поближе поднимая вверх белые тряпки, а затем взрывают себя вместе с ними. Отважные дети, одурманенные пропагандой, и куда более критично настроенные взрослые, особенно те, кто хорошо помнит времена до Гитлера, и не дал себе полностью промыть мозги.
Поэтому, чем ближе к Берлину, тем меньше становится взрослых людей, бегущих в тыл и, тем чаще сражаются безусые, но отважные мальчуганы.
Но вот среди бойцов и немецкие девушки стали куда чаще податься. Гитлер надо отдать ему должное считал долгом правителя беречь женщин и не пускать на фронт как пушечное мясо. Тем более нехватка мужчин с демографической точки зрения не так страшна, один самец может оплодотворить и сотню самок. А вот женщине чтобы вынести ребенка нужно девять месяцев и еще два года на восстановление.
Алиса Селезнева видя, что Анжелика стреляет в мальчишек, ударила по дулу, воскликнув:
- Нельзя убивать детей! Поняла ты женщина или волчица?
Анжелика свирепо, как пантера огрызнулась:
- А им нас убивать можно?
Алиса Селезнева заметила:
- Это же дети, они же не понимают... Кроме того есть различные уровни морали. Мораль фашистская низменная, мораль коммунизма возвышенная. Исходя из этого, нужно понимать, что мы не может, не должны быть такими плохими как наш противник. Иначе какой смысл нам претендовать на роль добра, в битве со злом.
Анжелика хотела в ответ закрутить афоризмом, но голова опустела, как кошелек у кутилы. И ничего не пришло, остроумного и едкого.
Алиса Селезнева похлопала свою подругу по плечу:
- То-то! Хотя Сталин и говорил, что на удар врага мы ответим тройным ударом, но вовсе не имел ввиду, что на подлость нужно отвечать тройной подлостью. А на жестокость тройной жестокостью! В данном случае, принцип око за око не наш принцип!
Анжелика досадно поморщилась и вполне резонно заметила:
- Старичье, разбегается, у них куда сильнее развит инстинкт выживания любой ценой. Так, что это очень спорная мысль... То есть я хотела сказать, что у нас так и стрелять скоро будет в некого кроме сморкатых сосунков... Так, что может нам повернуть назад?
Алиса Селезнева показала Анжелике указательным пальцем на Запад:
- Вот видишь "Пантеры" ползут, поверь, нам еще будет здесь с кем драться и кого разить! Разве не понятно!
Анжелика попросила подругу:
- Что мои руки дрожат от усталости, да и ноги тоже... Может, споешь мне, чего-то веселенького?
Алиса Селезнева ответила:
- Да, я тоже уже пятые сутки глаз не смыкаю! Спеть, тебе что ли для бодрости... Из старого?
Анжелика сердито дернула, словно кобыла головой:
- Нет! К черту это старое! Давай лучше пой, новое, веселое, советское!
Алиса Селезнева скривила личико:
- Веселое будет, а насколько советское суди сама!
Анжелика, промахнулась, сердито ткнула приклад себе в щеку, пробормотав:
- Нам лишнего пафоса не надо! Нам нужно, душевно, красиво, и поэтично...
Алиса Селезнева запела, своим великолепным неподражаемым голоском, притопывая босыми ножками:
Советский дух в бою не падай,
О солнца красные, весенние лучи!
Хоть обложился фюрер каменной оградой,
Наш молот, словно барабан во тьме стучит!

В тылу глубоком наши рощи -
И золотистый зерен мед родных полей!
Пусть кумачовый флаг над армией полощет,
А самолеты крылья в небе журавлей!

Пусть путь Отчизны станет выше;
Мы поднимаем над планетой коммунизм!
Мы глас сто тысяч сильный наций слышим,
Все в возвышенье и не шагу витязь вниз!

Верь, не настанет в стране осень,
И мы не будем под снегами замерзать!
Хандрить девчата лучше бросьте -
Вернется, знай с победой славной наша рать!

Берлин падет, мы видим скоро,
И нам "Пантеры", "Тигры", вовсе не страшны!
Для фрицев будут приговоры,
Ну, а награды получай Руси сыны!

А наша удаль словно пламя,
Фашизм развеет в смрадный прах!
А воли твердость словно камень,
Снаряд грохочет, сокрушительно - бабах!

Молитвам Сатаны, не внемля,
Господь решил пусть будет это только так!
Очистим от нацизма Землю,
Ведь планета вовсе фрицам не кабак!

Конечно, много мы платили,
Погибло наших просто моря океан!
Теперь Россия в красной силе,
И не вернется больше Дьявола обман!

Ведь дело свято коммунизма,
В нем абсолютное, бескрайнее добро!
А по законам очень верным дуализма,
Капитализму процветать не суждено!

Чтоб голод не терзал народы,
Колхозы нужно повсеместно насаждать!
Пройдет всего четыре года,
За стройки выставит Всевышний твердо пять!

А дальше космос - двор Вселенной,
В нем подмести неплохо, мощною метлой!
Сей славой сильною нетленной -
В которой каждый человек большой герой!

Не плачьте вдовы по солдатам,
Ведь науке невозможных целей нет!
Им с воскресением награда,
А вам от нас, из алых роз, пришлем букет!

 

Назад: ГЛАВА 9
Дальше: ГЛАВА 11.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий