Алиса против Третьего Рейха

ГЛАВА 6.

Совершенно измучившись от перетирания цепей, голодная и усталая Алиса снова погрузилась в дрему. Ей очень хотелось в первую очередь пить. Голод отступил. Страдали и Пашка с Аркашкой, но крепились. Пока Гитлеру его банде не до детей. Да и пребывание в кандалах и в холодном, темном подвале, без еды и питься это тоже пытка. Зато хоть во сне можно увидеть что-то героическое.
И найти в этом слабое утешение;
Ночь советские танки и пехота снова ринулись на штурм Зееловых высот. Ночь разрывы мин и снарядов выглядят по-особому ярко и страшно. Многочисленные, их целые тысячи раненные протяжно стонут и вскрикивают. Сами Зеелы кажутся в небе, освещенном вспышками зенитных снарядов и множества трассирующих, зажигательных пулеметных струй, чем-то вроде врат космической преисподней в которой сосредоточены немыслимые по могуществу силы вселенского зла.
Крови пролито много, очень много и босые девичьи ноженьки то и дело прилипают к сворачивающейся багровой жидкости. Жутко и противно.
Анжелика приложила ладонь ко лбу и заявила:
- Вот он бывает, какой рай наоборот!
Алиса Селезнева тяжело словно ворочала поворотный механизм Эйфелевой башни, вздохнула:
- Рай наоборот бывает, а ад, к сожалению всегда реальный. Так и ходит за нами по пятам!
Вместо ответа Анжелика выстрелила, по едва различимой расплывчатой в свете пожара фигурке выползающей из разбитой стены дота. Впрочем, советскую пехоту все равно встретил меткий и плотный огонь. Танки же пошли на прорыв, стараясь подняться вверх на по наклону.
Тут сказалась не вполне удачная конструкция танков ИС-2. Большая нагрузка на передние катки привела к пробуксовке колес, при попытке движение на возвышенность. Это заставила машины передвигаться как бы по спирали, боком, а некоторые тяжелы танки просто заглохли. Т-34-85 в свою очередь полезли наверх. От чего дым смешивался с пылью, заставляя надрывно кашлять солдат. Многие из них падали как от пуль, осколков, так и в обморок от невыносимой гари... Впрочем, последняя оказывала подавляющее воздействие и на немецких защитников.
Девчата также не стояли на месте, а совершая короткие перебежки, поднимались наверх. Их босые ножки мелькали круглыми пяточками. Также вдыхали гарь, и жуткие запахи разлагающихся трупов, паленых машин и противнейшего синтетического горючего.
Наверху советские Т-34 ждал неприятный сюрприз... Управляемые по радио карликовые машины "Шахматный конь". Они тарани советские танки, подрывая вместе с собой.
У машины Т-34-85 наряду с достоинствами есть и недостаток - слабоватое бронирование лобовой брони корпуса танка. Да еще и снаряды детонировали, просто ужас какой-то.
Алиса и Анжелика стали перебирать босыми загорелыми ножками куда быстрее. Им нужно выйти на позицию, чтобы обезвредить коней-камикадзе.
Алиса Селезнева приказала:
- Бей этих монстров по антенне...
Анжелика растеряно воскликнула:
- Но ведь это не реально.... У них скорость под сто километров в час, и малые размеры, да и в подобном дыму ничего не видно.
Алиса Селезнева в ответ пропела:
- В кромешном дыму не виден рай, а к пеклу привыкло тело! Но выбор такой джигит решай, под койку или бой за дело!
Анжелика разозлилась:
- Опят джигит! У тебя лишь одни мужчины на уме...
Но злость прибавила воительнице меткости... Впрочем снайперши несколько припоздали, большая часть "Шахматных коней" уже успело сделать "вилку" слопав советские танки с экипажами, или их взорвав, что по сути одно и тоже.
Впрочем, и некоторые машины девчатам удалось спасти. Они ведь русские воительницы! И крутые русские бабы!
Вот, например ночь, когда все в густейшем дыму, и растекается кровь, когда нет иного места иначе, чем в преисподней, девушки острили и стреляли. Причем Алиса Селезнева сумела снять и трех радио-наводчиков этих смертоносных машин-новинок.
Анжелика остроумно выразилась:
- Нет машины, не построенной людьми, и не расстроенной ими также нет!
Селезнева, бывшая во сне комсомолкой, отважно заметила:
- Можно создать технику сильнее людей, но воспроизвести совершеннее человека, не по силам и Господу Богу!
Алиса, сражаясь, блистала остроумием, а так же очень сильным голоском перекрывающим канонаду, от артразрывов и просто чудовищных сотрясений атмосферы и почвы. Впрочем, это девушка, могла испугаться, но не могла струсить? В чем тут разница? А в том! Трус не играет в хоккей! И сражается на передовой. Ведь снайпер обычно стреляет на расстоянии из безопасного для себя укрытия.
Девушки решили изменить дислокацию и помочь своей уже подбирающейся к вершине пехоте. Тут во время перебежки Алису ранило осколком в икру. Да еще и кусок раскаленного металла застрял в сильной девичьей мышце. Алиса Селезнева упала и была вынуждена, отложив в сторону винтовку, вытаскивать из себя это ржавое, кривое железо. Что, конечно же, было не сам приятным занятием.
А Анжелика едва не лишилась глаза... Таким вот мог оказаться смертельным для нее на первый взгляд безобидный рикошет пули, от крупнокалиберного пулемета. Причем тут уже ничего не поправишь...
Анжелике провыла:
- Ох, вы мои глазки, это вовсе не из сказки!
Большие потери среди танков, и усилившейся минометный обстрел со стороны противника, вновь заставил залечь пехотинцев.
Алиса Селезнев наконец-то выдавила из мускулистой икры осколок и испустила стон:
- Вот урод из чугуна недоделанного! Чуть калекой ты меня не сделал! И что же теперь...
Девушка бросилась в бок и споткнулась на кучу из нескольких трупов. О Боже, сколько тут полегло солдатиков. Видно, что стреляли из автоматов МН-44. Весьма убойные падлы эти автоматы с промежуточным патроном и высокой для данного вида вооружений прицельной дальностью поражения. Пожалуй, лучший автомат второй мировой войны, который к счастью появился достаточно поздно, когда поражение Вермахта уже стало очевидным.
А трупы, разбитая и изуродованная плоть, от которой скользят её дивные ноженьки... Трудно сделать шаг, что не наступить на убитого...
И уже каркают настырные вороны, которые не бояться ни выстрелов не осколков, готовые полакомиться мертвечиной.
Да и не просто готовые, а ужа садятся и без всякого стеснения жрут еще не остывшие останки людей.
Алиса Селезнева не выдерживает подобного святотатства и, хотя тратить пули на подобную мерзость, без условно излишество, особенно когда идет бой, но... Эмоции переполняют девушку и она стреляет, сбивая одной пулей сразу же несколько ворон.
При этом Алиса кричит:
- Сволочи! Стервятники, падальщики, что вы делаете!
Анжелика присоединяется к ней. Вот давай молотить ворон... А тут и без того изрядно израсходованный запас патронной подошел к концу... Алиса Селезнева выругалась:
- Нет! Ну, вот я настоящая дура! Так перышки стервятникам чистила.
Рыжеволосая воительница почесала себе голой подошвой за ухом и ответила:
- Да чистить мы умеем, но только не ряды фашистов...
Алиса не на шутку обиделась:
- Ага! Я уже фрицев, чуть ли не целый полк перещелка или взорвала... Дай лучше добудем в качества трофеев МН-44. Это добрая вещь, и в ближнем бою покруче автоматической винтовки!
Анжелика осматривая ближайшую поверхность, в рифму произнесла:
Добро должно быть с автоматом;
Разить как яростная сталь!
Чтобы лилась кровь водопадом -
Ад уничтожь - злых убивай!

Алиса Селезнева кивнула своей золотистой головкой:
- Вот так оно и правильно... Убей и плачь!
Девчата заползли в воронку разбитого бункера. Там было душно и стонали раненые немцы... Какая это жуть, в во тьме рыться и натыкать руками и ногами сломанные, хлюпающие косточки, обрывки кожи, кашу из крови, выпущенных кишок, и разбитой мраморной плитки, бетонной крошки...
Алиса, конечно же, хорошо знала немецкий, как и опытная Анжелика. Один из солдат бредил, а другой довольно связно и внятно бормотал:
- Ангелы вечного звездного ада; кажется все во вселенной разрушат - в небо взлететь быстром кречетом надо - чтоб уберечь от погибели души!
Алиса Селезнева на хорошем немецком языке спросила:
- Говори солдат, где тут у вас ячейка с хранимыми автоматами?
Воин шевельнулся и удивлено спросил:
- Ты ночная фея? Голубая...
Алиса с тоном кукольной девчонки, шутливо ответила:
- Нет у меня в отличие от Мальвины, волосы не голубые, а как сказать... Снежок на солнечном свете...
Немец недоверчиво произнес:
- Тогда бы я их видел бы даже в темноте...
- Что бы русские меня подстрели или изнасиловали. Уж нет, истинная арийка должна уметь постоять за себя! - Свирепо огрызнулась Алиса.
Немец приподнялся почти в полный рост и тут стукнулся головой об верх бетонного перекрытия. Плаксиво взревел:
- Ну что так больно... Погладь меня...
Судя по голосу и запаху( Алиса Селезнева во сне, как подлинный диверсант научалась различать запахи, почти на уровне собаки-ищейки), это был совсем молоденький юноша. Такого как не пожалеть... Алиса всех жалела, если даже во время боя и забывала, что её жертвы тоже люди, то на досуге пускала горючие слезы и бежала в ближайший храм, чтобы поставить там свечку.
Девчонка положила ему руку на голову, а затем притянула к себе, поцеловав в губы:
- Миленький ты мой.... Поверь скоро эта война кончиться, и мы так хорошо заживем...
Юноша вполне резонно возразил:
- Как она может скоро кончиться, если враг у ворот Берлина. Эта бойня будет длиться еще, как минимум лет пять, пока мы возьмем Москву и Лондон!
Алиса Селезнева тут уже сама оторопела:
- И ты веришь, что это реально в такой вот беспрецедентно тяжелейшей ситуации победить?
Юноша не сдавался, и находил аргументы буквально на ходу:
- Но ведь русские верили в свою победу, когда мы были всего в двадцати километрах от Москвы и надо отдать должное сумели повернуть ход войны вспять. Так почему мы, героически сражаясь на подступах Берлина не можем верить, в нашу безусловную конечную победу?
Алиса, поцеловав парня в исцарапанный лобик, ответила:
- А потому.... Когда мы стояли у ворот Москвы за спиной у русских еще были многие тысячи километров территории - Нижний Новгород, Казань, Свердловск. А далее и Сибирь до самого Тихого океана...
Юноша перебил:
- Ну и что с этого!
- А то! У русских еще было куда отступать, а в нашей ситуации союзные войска уже подходят к Эльбе. - Алиса с трудом заставила свой голос изобразить сожаление и тональность муки от подобных событий. - Это ужасно, но за Берлином у нас нет земли. Некуда отступать!
Девушка опять поцеловала парня и ощутила, как руки юноши начинают очень робко поглаживать её бюст. Но тут вдруг ударил режущий во тьме разбитого дота луч фонаря и злой голос Анжелики прервал идиллию:
- Вот ты чем занимаешься... Вообще-то мужчины-завоеватели заставляющие себя полюбить покоренным женщинам это как-то для войны типично. Но что бы женщина насиловала мужчину...
Алиса Селезнева рыкнула на напарницу:
- Ты просто вульгарное "хамло"! Я хотела лишь утешить парня, который по-настоящему несчастен. Представь себя на его месте, чтобы ты чувствовала?
Анжелика рыкнула:
- Не имею ни малейшего желания. Кроме того когда маму живьем сожгли, только за то, что она приютила раненного бойца, я была не менее несчастной, чем эти изверги сейчас. Ты понимаешь это возмездие! А у тебя скажем мышление средневековой монашки.
Алиса почувствовала стыд и оттолкнула совсем ошалевшего, немецкого парня. После чего уже гораздо спокойнее спросила:
- А ты автоматы добыла?
- Ты что слепая не видишь, вот целых четыре штуки и мешок с магазинами к ним! - Рыкнула Анжелика. - Так что пора на абордаж!
Алиса спросила юношу:
- Будешь драться с нами против немцев?
Юноша отрицательно мотнул головой:
- Нет! Можете убить меня...
- С удовольствием! - Анжелика без предупреждения выстрелила парню из пистолета в сердце. Пуля удила точно и из груди выплеснулся фонтанчик алой крови...
Алиса Селезнева зарычала как тигр и бросилась на свою напарницу. Началась серьезная женская драка. Анжелика хотя и обладала большими способностями в "рукопашке", но белогривая соперница оказалась куда более иступленной. Кулаки Алисы били точно по лицу рыжеволосой воительницы. Та отвечала коленями, а из носика полилась кровь. Обе девицы даже пускали в ход зубы, и бодались...
Первоначально инициатива в плотной драке принадлежала разъяренной Алисе. Но затем уже Анжелика подсела на коня... Обе девушки избили одна другу капитально. Наконец усталость и боль заставили немного придти в себя и они сели тет-на-тет поглядев в глаза... Алиса Селезнева раскаялась первой:
- Какая совсем дикая стала на этой войне... Да конечно же жалко парня, но это вовсе не повод убивать свою напарницу.
Анжелика тут согласилась:
- Конечно же, не повод... Я сама оказалась дурочкой, и свиньей когда застрелила безоружного человека. Но в любом случае, пока мы еще не настолько сильны, чтобы воскресить убиенного!
Алиса тряхнула косой, в которую сплела перед боем волосы, что они её не выдали своим блеском во тьме. Девушка жестко заявила:
- Ну что же? Пошли сражаться с врагами!
Теперь девчата были при полном антураже... Сзади снайперская винтовка, а каждой руке по автомату. И они идут, вернее бегут в бой...
Ночное сражение за первую гряду затянулось, мало того гитлеровцы неожиданно даже предприняли контратаку. В наступление двинулись мощные танки и САУ. "Фердинанд" модернизированный, то есть более мощным двигателем в 800 лошадиных сил, "Ягдтигр" и "Королевский тигр", тяжелых машин было всего шесть по две штуки каждая, но зато перли "Пантеры".
Так как советские танки отстали, то на пехоту обрушились осколочные снаряды и пулеметные очереди...
"Пантеры" и "Тигры" очень опасные машины, они со своими полуавтоматическими пушками весьма скорострельны, и имеют комбинированный набор боеприпасов. Но вот у Анжелики появилось серьезное вооружение: трофейный фаустпатрон. Она его тоже умудрилась спрятать в патроннике.
Девчонка принялась выбирать себе цель... Алиса охотно ей подсказала:
- Давай "Королевский тигр", он самый дорогой и за него тебе дадут орден.
Анжелика отмахнулась:
- Э нет! Самая большая машина это "Ягдтигр" причем видишь он тут модернизированный с мотором в 1060 лошадиных сил. С этим двигателем при весе в 75 тонн стальной монстр сумел подняться в гору. А значит, орден дадут за него!
Алиса Селезнева тяжело вздохнула:
- А где ты его пробьешь? Ведь у него всюду броня, разве что гусеницу прострелишь?
Анжелика хитро кивнула:
- А я этой машине одну хитрость знаю...
Алиса была настроена недоверчиво:
- Да ну? Какую хитрость, у этой машины брони нет менее 100 - миллиметров.
Вместо ответа Анжелика поползла к медленно надвигающимся танкам противника. Девушка двигалась словно змейка...
Несколько советских Т-34 открыли огонь по противнику. Но стрелять в лоб "Ягдтигру" - это бесполезное занятие. Ведь 250 - миллиметров - не шутка! А вот он сам в ответ может так всадить...
Уже выстрелил, по советской машине, но на ходу промазал, хотя снаряд весом в тридцать килограмм, да еще бронебойный это уже...
Анжелика также стреляет, она решила, что расстояния вполне достаточно. Раздается оглушительный взрыв и машину-исполина просто разносит на части. Девчонка присвистывает:
- Вот какая красота! Этот орден как с куста!
После воительница поползла назад... А небе опять жужжали штурмовики.
Впрочем, и со стороны немцев был ответ. Вот знаменитые Хе-162 "Саламандры". Они очень верткие, и просто жутко опасные. Да 30-миллиметровые авиапушки обстреливают с убойной силой опасной и для Илов...
Теперь это воздушный бой, и Алиса пытается сбить "Саламандру" выстрелами с земли. А поскольку это самолет почти целиком сделан из дерева, то подобное вполне реально.
Легкая машина имеет бронирование лишь спереди. А МН-44, каждая пятая пуля с фосфорной головкой, чтобы улучшить прицеливание, особенно в темноте. А такая особая головка и поджечь бензин очень даже может.
Анжелика так же это соображает и открывает огонь по реактивным "Саламандрам". Хотя, конечно же, попасть в такую скоростную машину с земли, может лишь выдающийся ас.
Алиса Селезнева подбодрила напарницу:
- Ты пали не целясь, тогда точно попадешь. А будешь думать, выцеживать, то точно промажешь.
Анжелика открыла огонь по "Саламандрам", она при стрельбе перекатывалась , упиралась босыми, девичьими пяточками и бормотала:
- Я первый раз промазал, второй раз чуть задел... А в третий раз так вмазал что вертухай запел!
Алиса Селезнева сбила "Саламандру", легенький немецкий истребитель полетел вниз, оставляя за собой подобный шлейфу невесты хвост. Правда это был грязный шлейф, и девушка подпела напарнице:
- Музыка играет, барабаны бьют вертухая-суку на кладбище везут...
И еще один Не-162 был сбит Алисой, да и у Анжелики стало кое-что получаться... Потери же советских Илов была велики. Противник был слишком уж быстр и маневренен, за ним не поспевали ассы СССР.
Впрочем, с появлением Яков стало получше, но к этому времени, значительная часть Илов была сбита и советская пехота, неся тяжелейшие потери остановилась... Много горело, и трещало от жара подбитых танков, валялись обломки и раскуроченных фашистских монстров.
Алиса срезала очередную уже шестую по счету "Саламандру" и отметила:
- А они тоже живучие скоты, не так просто сбить, не смотря на то, что деревянные словно Буратино!
- Дерево, спрессованное часть рикошетит! - Подсказала Анжелика. - В это и есть часть наших проблем...
Алиса Селезнева со вздохом пропела:
- Счастье лишь передышка, ярка вспышка в мраке проблем!
Анжелика тут попросила свою подругу:
- Сочини, чего-нибудь на ходу и спой. А то что-то настроение уж очень минорное, да и наших ребят погибло великое множество!
Алиса Селезнева , которая самая ощущала жуткую усталость, как-никак сражается больше суток( а даже во сне ты ощущаешь нехватку сил и сна, и голод!), уже даже начало светать запела:
Мне нищета, увы, до слез знакома;
Как покосился деревенский дом!
На крыше даже прогнила солома,
Сугроб суровый под окном!

То время было жутких бедствий,
Великих напряжений русских сил!
Мое лихое в страде детство,
Когда от стужи стынет синь!

Бегом босая по морозу;
Он прожигает до костей!
Да где найти мне счастья розу,
Как скинуть бедности каскад цепей?!

Не знаю счастья и покоя;
Тяжелый труд мнет так знаком!
Дерюгой я окно прикрою,
И крылечко с топором!

Вот только зиму пережить нам,
Чтобы родных не застудить!
Весной цвести в рубинах вишням,
И собирать черники нить!

А вот сейчас девчонки ножки,
От стужи адской так горят!
Как тяжело быть вечно босой,
По снегу ставить бревна в ряд!

Но вот весна пришла красотка,
Снега бел бархат потекли!
И слышится мне голос звонкий,
Ведь это так поют ручьи!

Вот сад цвет сапфир в накрапах;
И лето льет поток к плетью!
Ах липы пах в медовых лапах -
Услада птичьему щебню!

Забор мы ставим деревянный,
Пришел на помощь паренек!
И чувства стали как странно,
А как будто сок души потек!

Вот дождик сыплет, ливень зычный;
Скрывает девушки жемчужную слезу!
Я домик выстрою кирпичный -
Тебя голуба из пучины отвезу!

Был юнгой, знай, я видел страны;
Пустырь песок, туркмен дары!
Дворцы, мечети Самарканда,
Бывают люди так добры!

Я и Европы страны знаю -
Прошел немалый в море путь!
Но к сердцу ближе рощи края,
К нему охота мне пичуга повернуть!

Меня целует он, ласкает;
Уже кружиться голова!
Он обещает место в рае,
А сам красив как Сатана!

Сыграли свадьбу по скромнее;
Теперь я в городе живу!
Слова любви не ахинея -
Прибавка знай пошла к добру!

Но вот когда накатит дрема,
Где грезы в небе голубом...
Мне сниться, мягкая солома,
Мой старый деревенский дом!

 

Назад: ГЛАВА 5.
Дальше: ГЛАВА 7.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий