Сталин-Путин спасает Отчизну

ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ ЭПИЛОГ

Сталин-Путин продолжал писать, интересные новеллы и фантастику АИ.
Девушки в который раз сделали вылазку в лагерь англичан и французов.
Снова в обычной "униформе", то есть в одних лишь трусиках, и босиком. Сражались отчаянно и храбро. И как всегда метали босыми пальцами ног гранаты.
Вот во второй мировой войне было похуже. Гитлеровцы наступали на Африку.
В январе 1945 года Красная армия пыталась наступать против фашистов в районе Воронежа и в центре. И им удалось добиться кое-каких тактических успехов.
В боях приняли участие новейшие САУ Е-10, и Е-25. В одной самоходке оказались две немецкие девушки Альбина и Альвина.
Красавицы сражались на Е-25.
Они тоже переняли обычай для красивых девушек быть только в бикини и босиком.
Воительницы сражались, постреливая, и выпуская снаряды из длинноствольной 88-миллиметровой пушки.
Альбина вела огонь по советским машинам и думала. Ее семья задолжала большие деньги. Чтобы расплатиться с кредиторами, девушка Альбина пошла на отчаянный шаг. А именно решила выставить на аукцион свою девственность.
Ведь в Третьем Рейхе проституция легальная. Ну чем это не идея?
Она девчонка ведь такая красивая и фигуристая. Просто супер.
Ну что же?
Альбину накрыли покрывалами и вывели на помост. Девушка слегка смущалась и вздрагивала. Как это было необычно, и дерзко продать свою девственность.
Девушка цокала высокими каблуками.
Торг начался со ста марок.
Аукционист поднял молоток и крикнул:
- Кто больше даст!
И две девчонки в солдатской форме сорвали с головы Альбины покрывало. Открылось прекрасное личико и ярки белые с желтизной волосы.
Сразу же послышались возгласы:
- Сто пятьдесят!
- Двести!
- Триста марок!
Генерал с изумрудным кольцом на пальце буркнул:
- Пятьсот марок!
Приглашенный на торги араб, проревел:
- Тысяча!
Возникла пауза. Сумма не маленькая, так торг проходит в золотых марках, которые еще не так обесценились. А тут речь идет только об крали на ночь.
Девушки в военной форме сняли с груди Альбины покрывало. Обнажили прекрасной формы бюст. Девушка еще юная, но уже такая развитая и соблазнительная. А грудь загорелая, так Альбина обожала купаться без лифчика, и клубничными сосками.
Сразу прошло оживление.
Генерал воскликнул:
- Полторы тысячи!
Шейх буркнул:
- Две!
Генерал не уступал:
- Две с половиной!
Араб пробулькал:
- Три!
- Четыре!
Шейх стукнул кулаком по стулу:
- Пять тысяч!
Снова возникла пауза. Действительно стоит ли столько тратить на девственницу, тем более скорее всего штопаную. Уж больно красивая блондинка, а зная характеры в Третьем Рейхе поверить в ее девственность очень трудно.
Девчонки в военной форме скинули с Альбины покрывало прикрывающее бедра. Красавица затряслась от смущения. Ее бедра были сильные, роскошные и мускулистые. А треугольник волос белый, такой привлекательный.
Ее содрогание и сильное смущение на нежном личике возбуждает мужчин. В торг вступил бизнесмен.
- Шесть тысяч!
Араб упрямо крикнул:
- Семь!
Генерал буркнул:
- Восемь!
Бизнесмен пискнул:
- Девять!
Араб со скрипом пробулькал:
- Десять тысяч!
Мальчишка из Гитлер-югента проорал:
- Двенадцать тысяч!
Хотя не известно были ли у подростка такие деньги. Но шейх, впиваясь глазами в красотку, булькнул:
- Пятнадцать тысяч марок!
Снова возникла пауза. Сумма приличная в золотых марках особенно. А ведь не картину покупают, всего лишь шлюху на ночь.
Девушки в военной форме скинули последнее покрывало с коленок. Таким образом Альбина оказалась полностью обнаженной, в одних лишь туфельках на высоких каблуках.
Он смущения и возбуждения девушка покрылась потом, и ее загорела кожа заблестела. Она выглядела такой сексуальной и невинной, такой возбуждающей.
Сидевший неподвижно Крупп, стукнула кулаком по столу пробурчал:
- Двадцать тысяч марок!
Шейх тут же ответил:
- Тридцать тысяч!
Крупп проревел:
- Сорок тысяч!
Шейх не уступал:
- Пятьдесят тысяч!
Возникла новая пауза. За такую сумму можно купить новую "Пантеру" с начинкой и оборудованием. И это всего лишь за услуги девственницы. Но похоть порой сильнее рассудка. Тем более для Круппа, который один из самых богатых людей мира:
- Шестьдесят тысяч!
Араб не уступал:
- Семьдесят!
Крупп булькнул:
- Восемьдесят!
Шейх настаивал:
- Девяносто!
Крупп обрезал:
- Сто тысяч!
Снова возникла пауза. Сумма для продажи девственницы слишком уж велика. Это столько отдать за всего лишь одну ночь. Аукционист поднял молоточек и произнес:
- Сто тысяч раз!
Потом медленно растягивая слова, пробулькал:
- Сто тысяч два!
Тогда распорядитель сделал знак девушкам-военным. Те поспешили выложить последний козырь. Сняли с красавицы туфельки, обнажив целиком ее точеные ножки.
И именно вид ее босых ножек, и изгиба изящной пяточки произвел такое возбуждающее действие на мужчин, особенно на араба, что шейх завопил:
- Сто пятьдесят тысяч!
Крупп упрямо не желая уступать, буркнул:
- Двести!
Генерал добавил, трясясь от возбуждения:
- Триста!
Безусый подросток пискнул:
- Четыреста!
Шейх пробулькал пятьсот!
Возникла новая пауза. Ну и космические суммы - за такие деньги можно корабль купить.
Часть суммы от продажи должна была поступить лично Альбине. Девушка, вдохновленная тем, что ей достанется столько денег, сильно возбудилась. И стала совершенного нагая и босоногая танцевать. А как свою босые, загорелые ножки выставляет, как ими водит...
Крупп пробурчал:
- Шестьсот тысяч!
И тогда поднялся еще один человек в зеленой чалме, тоже видимо знатный араб и проорал:
- Два миллиона марок за это чудо!
После чего возникло гробовое молчание. Аукционист поднял молоточек и принялся очень медленно произносить:
- Два миллиона марок раз! Два миллиона марок два! Два миллиона марок три!
Продано великому...
Человек в зеленой чалме подсказал:
- Султану Брунея!
Распорядитель предупредил:
- Она твоя, но только на одну ночь, и делай с ней, что хочешь, только не калечь.
Султан поманил Альбину... Девушка на носочках оправилась к нему.
Потом была пышная ночь во дворце что снимал султан. Пришлось Альбине впервые поработать языком. Что ей даже понравилось. Девственницей она и в самом деле была штопаной. И это ее не первый акт. Но вот пришлось еще и попку напрячь. Но все равно один мужчина не так страшен, даже если себя перед этим он подкрепил зельем. В конце концов, половина выручки - целый миллион марок досталась Альбине. И не простых марок, а золотых. Можно положив эти деньги в Швейцарский банк жить на одни проценты.
Но Альбина поступила как патриотка Германии. Купила пару танков и новейшую самоходку и отправилась сражаться на фронт. Благо девушкам теперь этом, можно.
И дерется себе.
Но бои кипят и со стороны Красной Армии. Великолепные девушки, Елизавета, Елена, Аврора, Екатерина атакую фашистов в пешем строе. Девчонки, несмотря на мороз почти голые в трусиках и босые, и поют себе;
Славится великая Россия,
Самая прекрасная страна...
Звезды черный бархат оросили,
Родина лучом озарена!

Сколько есть в Отчестве героев,
Каждый витязь воин-исполин...
Армия шагает дружным строем,
Ведь у нас народ всегда един!

Сталину великому клянемся,
Честь хранить и драться до конца,
Потому что власть его как Солнце,
Потому что Божий свет страна!

Станет наша Родина прекрасной,
С исполинским духом наш народ...
Мы деремся просто, даже классно,
И фашистский вермахт разобьет!

Комсомолки босые дерутся,
Хоть щипает пятки им мороз...
И глаза у нас как блюдца,
Покраснел от стужи девки нос!

Любим с пареньками мы резвится,
Очень у нас жаркие тела...
И такие в совершенстве лица,
Нас во славе мама родила!

За Россию мы деремся с фрицем,
Побеждаем бешенных врагов...
Я такая девка-мастерица,
Не найти пожалуй даже слов!

Станем мы крутыми те девчонки,
Собираем лихо автомат...
Голосок такой у крали звонкий,
Не приемлет самый дикий мат!

Есть в девчонках ярость же лихая,
Что ее никак не перечесть...
Мы увидим место в дивном рае,
И будет вас терзать Руси медведь!

Мы девушки красивые такие,
Что лучше во вселенной не найти...
Во славу нашей Родины-России,
Хоть нам на вид не больше двадцати!

Знай, на войне девчонки молодеют,
Они бегут по снегу босиком...
И флаги над Отчизной красно реют,
И двинет комсомолка кулаком!

Не сможет одолеть фашист лукавый,
Каким бы не был просто он крутым...
Мы девушки в величье главной славы,
Под эти небом ярким, голубым!

Мы сделаем империю счастливей,
Ее величье пораженье стран...
Величие без берегов России,
Пресечем бескрайний океан!

Да мы девчонки огнемет разящий,
Способны орды вермахта спалить...
У нас напор поверьте настоящий,
Фашистов будем очень крепко бить!

Когда придем в Берлин мы комсомолки,
Заставим фрицев ножки целовать...
И не помогут наци даже орки,
Ты запиши мы классные в тетрадь!

 

Продолжение следует...

 

Назад: ГЛАВА 21.
На главную: Предисловие
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий