Русский национализм и национальное воспитание

Александр III – царь-националист

Писать историю императора Александра III очень трудно. Он войн не вел, земель не завоевывал, особенными воинскими подвигами не отличался. А между тем это был Великий император, достойный наследник Петра Великого.
Величайшая заслуга Александра III состояла в том, что он был отцом своему народу. Этот царь знал свой народ, понимал его дух и нужды, жил его потребами и любил его, любил горячей народной душой и всеми силами заботился о его счастье, благе, мощи, силе и величии. Это был поистине русский народный царь, царь-националист.
Существует такой рассказ: однажды в присутствии императора зашел разговор о том, какое прилагательное к его имени в будущем создаст ему история. Предлагали различные прилагательные и, между прочим, Справедливый.
– Нет, – сказал царь, – я был и буду императором крестьян. Некоторые из близких мне людей так называли меня в шутку и этим возбудили во мне особенное сочувствие к мужику. Я пробовал также доставлять средства к жизни низшим классам, и я нахожу, что это лучший способ двигать жизненную машину. Как только народ приходит к сознанию, что он обеспечен от голодной смерти, он благословляет Бога и любит своего монарха, представляющего земного Бога. Я искренне желаю заслужить имя царя крестьян.
Император был прав для того времени. Образованные классы России, воспитанные в духе нигилизма и интернационального либерализма, не понимали своего царя и не любили. Царь был оценен теми, кого он воспитал, и только теперь русский образованный класс, проникнутый духом искреннего национализма, понимает своего покойного царя, любит его и высоко его почитает. И пусть он будет не царь крестьян, а царь русского народа, царь-народник. Из дальнейшего мы увидим, что он заслужил это имя и вполне достоин его.

 

Царь Александр III родился 26 февраля 1845 г. Его отец – император Александр II, царь-освободитель, и мать – императрица Мария Александровна, женщина необыкновенной доброты и любви к детям, но слишком слабая и болезненная.
Воспитание Александра было поручено бонне-англичанке, которую он очень любил всю жизнь, и, будучи уже императором, когда она умерла, он не постеснялся идти за ее гробом до места ее вечного упокоения.
Александр III был вторым сыном. Старшим его братом был наследник престола – Николай Александрович. Эти два брата представляли резкую противоположность, росли и воспитывались вместе, характерами дополняли друг друга, несомненно влияли друг на друга и крепко любили один другого.
Цесаревич Николай был тихий, кроткий, вдумчивый и склонный к дружбе и общению. Великий князь Александр, напротив, был живой, веселый, искренний, резкий, общительный, добрый, но вспыльчивый, прямой, откровенный и правдивый.

 

Император Александр III получил в наследство государство, истощенное славной победоносной войной, оскорбленное в своем прирожденном национальном чувстве унизительным Берлинским трактатом, разъедаемое внутренней смутой, политической анархией и терроризмом и распущенное административным произволом.
Стоя в стороне в период времени, когда он был наследником престола, Александр III все это видел, наблюдал и обдумывал. Но вот он взошел на престол. Бок о бок с ним стояли: справа Победоносцев, слева Лорис-Меликов. Ангел и аггел. Россия национальная и Россия западничествующая. Самодержавная Россия, требующая исправления прошлого для медленного постепенного исправления, укрепления и покойного течения, – и конституция, дающая быстрое развитие, могшее повести к полному банкротству.
Зная ум, характер и искреннюю любовь Александра III к России, можно с глубоким убеждением сказать, что если бы он видел спасение России в ее конституции, то он не только не колеблясь принял бы конституцию, но отказался бы даже и от престола. Как увидим ниже, счастье и благо государя воплощалось в счастье и благе его Родины. Его сильнейший эгоизм всецело выливался в благе для России. Эта черта присуща только великим монархам.
Первые шаги царствования Александра III в России были приняты либеральным обществом неодобрительно. Александр III избрал направление самодержавия. Его советниками стали такие непопулярные люди, как Победоносцев, Катков и др. Лорис-Меликов и его единомышленники удалились. Это возбудило почти всю интеллигентную Россию. А она была почти вся либеральна. Либеральны были министры, их департаменты, губернские учреждения, университеты, литература, общество… А народ? Народ спал. Все ощетинилось против молодого государя. Уста говорили лесть, а сердца были противны. Еще более вооружало против государя то, что это был человек уравновешенный, покойный, выдержанный, убежденный, решительный и непоколебимый. Настал конец «прогрессу». Как это обидно для либерального духа. И несомненно, огромное большинство интеллигентного общества чувствовало внутреннее недовольство. Не мог не видеть этого и тот, к кому такое недовольство относилось. Но он решил дать России покой, мир и благосостояние и не колеблясь объявил войну слишком преувеличенному либерализму, расшатанности и разнузданности. Решил и объявил. Вступил в войну и победил. Его победа была неполная…
Было введено земство, улучшена была забота о народном здравии. Особенное внимание было обращено на образование и школы, а так как земских школ было недостаточно, то учреждены были церковно-приходские школы, которым царь придавал особенно важное нравственно-просветительное значение. Заботу об этих школах он поручил духовенству, высказав надежду, «что приходское духовенство окажется достойным своего высокого призвания в этом важном деле, дабы совокупными трудами и примером собственной жизни воспитывать в детях страх Божий, преподавать им знание веры, вселять в сердца их любовь к Святой Церкви и преданность царю и Отечеству…». Много также государь заботился об уничтожении пьянства в среде крестьян, причем лучшими средствами для спасения народа от пьянства и безделья, голодовки и нравственных недугов почиталось введение разумного труда, ремесел и просвещения.
Не оставил без внимания и участия император Александр III и вернейших своих слуг – старообрядцев, дав и им льготы и облегчив их существование.
В заботах об отечественной заводской и фабричной промышленности значительно повышены были таможенные налоги и тем давалась возможность фабрикантам и заводчикам поднять и поставить на надлежащую высоту свою отечественную деятельность. Но, оказывая помощь капиталистам, Александр III проявил особенную заботу и к фабричному рабочему люду. Учрежден был фабричный инспекторат, на обязанности которого лежала охрана здоровья и правильной неутомительной деятельности рабочих. Обращено было внимание на количество рабочих часов, отменены были работы для женщин в ночные часы, улучшены питание, гигиенические условия в помещениях для работы, лечение и т. п. Учрежден был податной инспекторат за правильным распределением и взысканием налогов; обращено было внимание на продажу алкогольных напитков, их доброкачественность и проч.
Желая поднять народное благосостояние, государь облегчал крестьянам кредит, улучшал подъездные пути, устраивал элеваторы, железные дороги и проч. Были изданы правила, которыми правительство покровительствовало русским промышленникам в разведении хлопка, производстве чугуна, железа, стали и других металлов, каменного угля, нефти, соли, лесных материалов. При помощи правительства на русских заводах из русского материала и русскими рабочими стали изготовлять такие предметы, кои раньше выписывались из-за границы за большие деньги: машины, огнестрельные орудия, боевые снаряды и т. и.
…Новый университетский устав принес несомненную пользу, тем более что в эту же пору в профессорской коллегии, под обаянием национального направления монарха, и между профессорами стала возникать партия русских националистов.
Нельзя не отметить, что это возникновение национализма в профессорской среде обязано всецело обаянию императора. Пишущий эти строки испытал на себе это влияние и с тех пор остался навсегда искренним глубоким приверженцем заветов великого императора-националиста.
Много ли мы успели в этом направлении – другой вопрос. Но национальное самосознание возникло главным образом в эту пору. Много оно имело противления, много неудач, – но об этом здесь не место говорить. Могу только сказать одно, что в то время не было националистов-карьеристов, которых теперь больше, чем можно думать.
Итак, первая задача молодого монарха была поднять материальное благосостояние своего народа, вторая – поднять его нравственный и умственный уровень. И император Александр III твердо и настойчиво шел к намеченной цели.
Император Александр III был человек необыкновенно доброй души, любил свою Родину и любил все человечество. Насмотревшись во время войны с Турцией на все ужасы войны, он возненавидел войну, даже со всеми ее успехами, славой и почестями. Он решил – войны не вести. Он начал бы ее только в крайности. Но если бы он начал ее, то уже довел бы до того конца, который он предназначил. Таков он был в намерениях и действиях. Это все знали, понимали и умели понимать и ценить.
Но помимо нелюбви к войне Александр желал мира для блага, укрепления и счастья своей драгоценной России. России нужен был мир. Ей нужно было окрепнуть и стать мощной, – и великий император решил это сделать.
Поэтому при вступлении на престол русский царь заявил иноземным державам, что он «призван охранять общий мир» и что «на России прежде всего лежит забота о самой себе и только долг защищать честь свою от опасности может отвлечь ее от внутренней работы». Но сказать и доказать не одно и то же. Недостаточно сказать: «Я хочу мира», а нужно иметь силу заставить других не нарушать этого мира. Европа знала силу и мощь России лучше самой России. Поняла она и личность русского царя, и потому его слово, волей-неволей, было для нее свято.
Русский флот начинает созидаться и достигать по тогдашнему времени должной высоты. Появился флот и на Русском море, и своим появлением он обязан был всецело воле и велению императора Александра III среди европейских держав. 6 мая 1886 г. в Севастополе спущен был первый новый броненосец «Чесма». Особенно же важно то повеление императора Александра, чтобы русский флот строился в России, русскими рабочими и из русских материалов. Этот завет великого русского царя, однако, скоро был забыт.
До царствования Александра III Россия представляла собой страну, воевавшую за интересы других народов и ничего не делавшую для себя. Она воевала с венграми за австрийские интересы, с французами в Италии за австрийские и итальянские интересы, воевала с турками за греков, румын, сербов, болгар и проч. И только свои собственные интересы она оставляла в стороне. А между тем все эти войны стоили ей и людей, и денег, и материального расстройства. Профессор Ключевский был прав, говоря: «Если бы Россия хотя половину своего достояния, принесенного ею на службу за других, употребила на свою пользу, на благо своего народа, то культурный уровень и облик ее были бы иные и давно установились бы к ней нормальные отношения других народов».
Эту истину едва ли можно оспаривать и еще менее оспорить. К сожалению, уроки прошлого нас не научили.
Такое постоянное кровопускание, такая постоянная трата миллиардов за интересы других была веской причиной нашей бедности, нашей культурной отсталости, нашей полной зависимости от «заграницы». Правдивы следующие слова генерала Золотарева: «Немцы не довольствовались тою данью, которую брали с нас, сбывая нам свои дешевые товары, наделяя нас подданными своих сограждан. Они смотрели на землю нашу, как на площадь своих будущих колонизаций, – на интеллигенцию, как на своих воспитанников, ближайших и верных помощников им в их планах – уничтожения русской народности, на простой народ, как на батраков, вечно готовых работать в поте лица на сытого немца, – на нашу армию, как на свою, готовую служить их эгоистическим целям».
Все это русский царь видел. Все это он понимал и решил, что так вперед не должно быть. Прежде Россия была для всех. Теперь «Россия должна быть для русских». Это был девиз великого русского царя. Его понимают не многие в России, кто мог его понимать, тот действовал в единении с ним.
Это не значит, что Александр III замкнул свою Россию и уединил ее от Европы. Нет, он не чуждался Европы, он не чуждался ее знаний, он брал всюду все для России, но вводил это в Россию не калеча ни характера, ни нравов своего народа. А самое главное, он устранил чужеземные поползновения и чаяния на господство и пользование русским народом и Русскою землею.
Желая охранить утечку русских денег за границу, по приказанию Александра III пересмотрен был таможенный тариф, на многие производства, могущие выполняться в России, наложены были большие пошлины. Но рядом с этим император поощрял постройку фабрик и заводов русскими, из русских материалов. Это сразу подняло и русскую производительность, и русское благосостояние, и русское самосознание. Многие производства достигли такой высоты, что наполнили весь русский рынок и с успехом вытеснили товары Германии, Англии и Франции, отечественные изделия вывозились в Турцию, Персию, Китай и проч. Русский баланс ввоза и вывоза не только сравнялся, но вывоз стал превышать ввоз, причем вывозилось не только одно сырье, но и обработанные товары.
Россия начала оживать, просыпаться и сознавать себя в самой себе. К великой радости должно сказать, что это воскресение, это пробуждение совершилось по державному желанию и по державному слову русского царя…
Александр III был возмущен тем принижением, в каком в прибалтийских губерниях находилась православная церковь, как нагло и открыто шла германизация народа, поставленного материально в тяжкую зависимость от дворянского сословия, – как враждебно эти круги относились к русской государственной власти и всеми силами старались приводить ее деятельность к нулевым результатам, благодаря тому, что как законодательство, так и судебная и полицейская власть всецело находились в руках немецкой партии, присвоившей себе политические права… При таком положении русская власть не только не могла влиять на точное исполнение законов, но даже не имела надлежащих сведений. Эксплуатация населения небольшой группой немецкой партии, захватившей власть в свои руки, велась самым бесстыдным образом. Коренное население лишено возможности не только отстаивать свои права, но даже искать себе правды и справедливости, так как суды были пародией на суд, совесть народа насиловалась фанатизированными пасторами, а школы открыто онемечивались и воспитывали население в духе коренновраждебном всему русскому, причем, разумеется, русский язык был изгнан как из школы, так и из суда и административных учреждений.
В 1882 г. назначена была в прибалтийские губернии ревизия сенатора Манасеина. Много, много скверного раскрыл там этот честный русский деятель. Нет слов, многие законы и положения существовали там еще со времен Петра, оставившего их как свою милость завоеванному им когда-то исконно русскому краю. Но немцы так все расширили, дополнили и изменили, что терпеть дальше эти злоупотребления русской добротой, попустительством и деловой неряшливостью было невозможно. Нужно было решить раз и навсегда, что это Россия и таковой она должна быть навсегда.
Поэтому прежде всего восстановлена была в полной силе русская государственная власть, причем губернаторами назначены русские люди, исповедующие русские идеалы. В 1885 г. восстановлен был русский язык в школе, суде и администрации. Введены были русские суды. Попечитель учебного округа вел во всем округе дело воспитания в русском духе. В университете преподавание велось на русском языке. Начальниками округов назначены также русские люди. Привилегии и господство немецкого дворянства и немецкий деспотизм были уничтожены. Православные храмы были восстановлены по указанию императора, – права Церкви были поставлены на должную высоту.
Боже, боже, какой гвалт поднялся за границей… Бисмарк был обозлен до крайних пределов. Его национальные мечтания и вожделения были разрушены в корне и разрушены прочно. В немецко-еврейских газетах поднялся невероятный вой и изрыгание всяких мерзостей и гадостей… «Вековая немецкая культура рушится азиатами, варварами…» Чего только не говорилось… Более же всего издевательств сыпалось на голову русского царя.
Но царь был непоколебим. Он делал свое русское дело, и делал его так прочно, что мы даже до сих пор не успели разрушить содеянное государем…
Последнее его решение было самое ужасное. Русский царь приказал уничтожить в исконных русских городах немецкие названия и восстановить прежние русские. Так, Дерпт был переименован в Юрьев, а русская крепость Динабург в Двинск. Вот уж тут и слепые увидели, что русский царь решил в России заводить Россию…
Теперь русский царь, которого очень настойчиво и за границей называли именем русского царя, твердо, систематически и настойчиво повел дело обрусения России. Нужно сказать, что несчастная, всеми теснимая и обижаемая нация под собственный шум и гвалт о притеснении их – евреи – потихоньку и незаметно не только нарушили черту оседлости, но успели «ожидовить» столь русские города, как Москва и проч. Вспыхнуло русское моление и русский вопль об избавлении русских в России от нашествия двунадесяти колен Израилевых. Пускай уж они доедают тех несчастных русских, которые обречены съедению еврейскому в черте оседлости… И император внял мольбе его подданных. Вышел строжайший указ – водворить всех незаконно проживающих в России евреев за черту оседлости. Евреи переселились из земли Халдейской в землю Ханаанскую. Которое это было переселение в их истории… К сожалению, опять не добровольное…
Особенно много было выселено евреев из Москвы. Целые тысячи их поселились в Варшаве. И вот здесь разыгралась история жалкая, грустная и, к несчастью, обычная для нас, русских.
Нет слов, русский царь, император Александр III был истинно и глубоко убежденный русский националист и беспредельно проникнутый русским национальным чувством. Ставил он и людей от себя, таких же чистых и честных русских деятелей, твердо и настойчиво проводивших веления своего царя. Но третьестепенные и дальнейшие деятели вели дело часто далеко не в согласии с велением императора. И на этой почве часто разыгрывались жалкие и больные пьесы.
Всем известно, что губернии с польским населением почти на 30–35 процентов населены евреями. Сознавая свою национальную беспочвенность, эта нация пытается примкнуть к той нации, среди которой живет. Так было и здесь…
Важным фактором, поставившим Россию в политическом отношении на недосягаемую высоту, являлась взаимная любовь русского царя к своему народу и русского народа к своему царю.
«Он был отцом своего народа, – справедливо говорил Сильвестр. – Как отец, обожая свой народ, готовый, подобно льву, защитить его, он успел оградить от всякого вредного иностранного проникновения великий поток славянской крови. Он был из тех, для кого дороже всего родная земля».
Член Парижского института Анатоль Леруа-Болье говорит следующее: «История назовет Александра III истинно русским царем…» Да, он был вполне русским и любил это показать. Невзирая на высоту занимаемого им положения, простой русский мужик видел в нем плоть и кровь своей расы. Он, что редко удается видеть у трона, обладал всеми достоинствами честного человека, но вместе с тем не был лишен и тех свойств, коими отличается величие монарха… Царь, подобный земному Богу, властный как цезарь в Риме, как калиф в Багдаде, самодержавный монарх, державший в руках своих всю империю, был преисполнен только одной мыслью – возможно лучше выполнить выпавшую на его долю тяжелую задачу. Облеченный всевластием, создавшим Неронов и Калигул, он оставался неизменно добрым и великодушным.
Профессор Ключевский писал: «Европа признала, что царь русского народа был и государем международного мира и порядка, и этим признанием подтвердила историческое призвание России, ибо в России, по ее политической организации, в воле царя выражается мысль его народа, а воля народа становится мыслью царя. Европа признала, что страна, которую она считала угрозой своей цивилизации, стояла и стоит на ее страже, понимает, ценит и оберегает ее основы не хуже ее творцов; она признала Россию органически необходимой частью своего культурного состава, кровным природным членом семьи своих народов».

 

Важное условие развития: сила и мощь России, которые сама Россия не сознавала в себе и не понимала.
Поэтому, не любя войны, будучи в душе истинным поклонником идеи мира всего мира, не будучи великим воином и славным полководцем, русский царь Александр III держал мир Европы в своих руках и ни разу не вышел из этого своего положения, несмотря на то что Бисмарк очень толкал обстоятельства к тому, чтобы вызвать Александра III то на войну со славянскими народами, то на войну с Австрией, то на войну с Англией…
Как великий монарх был в политике правдив, бесхитростен и откровенен – ясно видно из его знаменитого тоста в честь черногорского князя Николая. Черногорский князь был в Петербурге. И вот на торжественном обеде государь император произнес замечательный тост:
– Пью за здоровье единственного моего друга, черногорского князя Николая…
И прав был черногорский князь, произнеся следующие слова по смерти своего великого покровителя: «История мира не запомнит человека, миропомазанника Божия, который, как Он, с большим самоотвержением посвятил бы благу человечества свое сердце, свою жизнь, свои мысли, свое неисчислимое оружие. Равным образом история славянства не знает более верного носителя и осуществителя славянской идеи. Его идеи и святость его стремлений в течение царствования затупили меч истребителей в руках искателей тщетной славы… Честь человечеству, честь племени славянскому, что оно родило столь великого сына, каким был Александр III. Честь и хвала великой России, что ее царь был защитником мира и блага человечества. Честь и для нас, черногорцев, составляет незабвенная и неоценимая любовь и дружба его…»
Так великий монарх стал царем мира для России. Теперь русского царя знали и искали с ним союза вне государства. Такого союза особенно настойчиво добивалась Германия, – того же искали Англия, Италия и Франция. Но Александр III держался политики свободных рук. Эта политика дала мир его империи. Но Александр III желал мира и всему миру и достиг этого вполне…
Последовал даже запрос из Франции: признает ли государь основательным со стороны Франции, если она прервет свои сношения с Германией? На это русский царь отвечал, что приезд вдовствующей германской императрицы в Париж никоим образом не может быть признан оскорбительным для национального чувства французов, а потому он уверен, что французское правительство сумеет оградить императрицу от неприятностей. В заключение государь заявил, что он не может серьезно смотреть на возможность возникновения франко-германской войны. Холодный душ подействовал. Всякие неприятности были предотвращены, ибо русский царь хотел не войны, а мира, – не смут, а спокойствия и равновесия.
Теперь действительно и на деле мировой мир держался в руке русского императора.
«Прямым, честным и непоколебимо твердым направлением внешней политики своей Александр III умел сдерживать воинственные стремления некоторых государств, благодаря чему за время его царствования не было ни одной войны».
Я позволю себе привести здесь отзывы некоторых французских писателей о нашем миротворце. «Из государей Европы самодержавный повелитель всея России первый протянул братскую руку Французской республике и удостоил нашу страну своей дружбы. Перед всем миром он громко удостоверил нашу силу, выразив тем полное доверие нашим жизненным силам».
«Александр III не вел войн. Другим способом он снискал себе славу, а своей стране преобладание. На мировых весах он положил тяжесть своей огромной империи на чашу весов. Не вынимая шпаги из ножен, он сделал Петербург центром европейской политики, а Россию вершителем судеб континента. Он имел самое ценное из качеств – характер. Благодаря этому он оставил след на современных событиях и приобрел себе имя в истории… Он твердо желал мира, он желал его страстно. И он его сохранил, защитил, сделал необходимым».
«Этот колосс, – говорит Эрнест Жоде, – в своей мистической простоте, изобрел или восстановил способ действия, который разрушал все макиавеллистические лукавства хитрецов и всякую наглость насилия. Пред ним сокрушались все подвиги духа Бисмарка. Он принудил признать силу справедливости, до тех пор гнувшейся под силою военною. Он очистил воздух, зачумленный дипломатическими хитросплетениями и циническою испорченностью последнего тридцатилетия».
«Александр III обладал даром покорять сердца. Никогда ни один государь не был столь популярен в своей стране, каким был самодержавный монарх всея России в нашей стране, столь гордой своими либеральными и демократическими принципами, столь преданной своему республиканскому режиму. В силу инстинкта и врожденной общности чувств он понял состояние души великой нации, еще не оправившейся окончательно после незаслуженно понесенного испытания и с неутомимой энергией работавшей для возрождения Родины. Он сумел затронуть чувствительную струну народа, страстно верящего в будущее величие своей национальности…»
«Это был высокочестный человек. Как в России, так и в остальной Европе, каждый сознавал, что ему можно довериться, можно вполне положиться на его царское слово. Он был беззаветно храбр и вместе с тем в высшей степени прост. Он смело, не колеблясь, шел навстречу опасности, раз признавал это необходимым для блага страны. Он отличался прямою мудростью и непоколебимою волею. Раз он это решил, все знали, что так это и будет, что он доведет до конца начатое дело. Он был верен себе, как и другим. Он обладал достоинством, мало присущим властителям, – он умел властвовать над собою. Он отличался удивительным терпением, умел ждать, сознавая, что для сильного время представляет собою дорогого союзника».
Великую истину сказал и Поль де Кассаньяк: «При Александре III Россия управляла миром».

 

Александр III был высокого роста и атлетического сложения. Лицо открытое с широким и высоким лбом, глаза голубые, лицо – с большой русской бородой. Выражение лица спокойное, серьезное, величественно добродушное. Речь и движения неспешные, скорее медленные, как бы обдуманные, тихие, ровные и покойные. Своей фигурой, независимо от своего царственного положения, он на всех окружающих действовал покоряюще. Государь не любил много говорить и допускал других говорить столько, сколько он желал. Излишняя болтовня при нем сама собой не допускалась. Его величественная фигура как бы являлась символом его власти и мирового положения государя великой страны, страны, составляющей 1/6 часть всего земного шара.
По внешности это был человек великой вдумчивости, царственного величия, беспредельной доброты, справедливости, твердости и решительности.
В детстве и юности Александр III искренно и глубоко любил своего брата, цесаревича Николая, а затем перенес свою любовь и великую дружбу на свою августейшую супругу – Марию Феодоровну. Александр III был примерный семьянин, что оказало огромное воспитательное влияние на самое русское общество.
Учился Александр III менее охотно, чем его брат-цесаревич, и многое он почерпнул из разговоров с братом. Говорят, его словами были следующие: «Я достаточно знаю для того, чтобы быть хорошим помощником и слугой моему брату».
Кто знает, – не лучше ли было и для него, и для России, что он учился не слишком много. Все, допускаемое для организма в излишке, является для него вредным и не остается безнаказанным. Мы, русские, боясь быть отсталыми и невеждами, всеми силами стараемся начинить наших детей возможно большим количеством знаний. При этом мы совершенно не рассуждаем о том, что, быть может, мы даем слишком много и тем самым забиваем в наших детях самобытность, способность разобраться и ориентироваться и сводим на жизненный шаблон. Во всяком случае я с глубоким убеждением это утверждаю по отношению к современным нашим женским гимназиям, особенно частным женским гимназиям.
Александр III получил полные основные знания всего того, что ему нужно. В этом полученном он вполне, своим умом, разобрался и выбрал из него то, что ему было наиболее симпатично. На счастье, ему наиболее симпатичными показались познания Родины, в прошлом и настоящем. И вот он обратил особенное внимание на ее изучение. А знать он мог многое, имея руководителем нашего знаменитого историка профессора Соловьева. Александр III с любовью изучал русскую историю, русскую литературу, русское искусство, русскую жизнь.
Это была душа открытая, чистая, правдивая, прямая, не терпевшая лжи, обмана, хитрости и виляний. При своей русской прямоте, честности и прирожденном реализме Александр, зная и любя русскую жизнь, снизошел к самому народу, стал его изучать, его душу, познавать его нужды, сживаться с его страданиями и болями и болеть душой о его нуждах. Он стал русским в силу своего прирожденного чувства и в силу познания всего русского. Что и говорить… Нужно много любви, доброты, терпения, участия, самопожертвования, чтобы, будучи царевичем, снизойти к грязному, немытому, оборванному и бедному мужику. Для этого нужно иметь слишком доброе, чуткое, внимательное и снисходительное сердце, – и Александр его имел. Вероятно, он в это уже время понял душой, что его величие и власть заключаются в тесном единении владыки со своим 120-миллионным народом. Он искал это единение и нашел его. На этом создалось его движение «Россия для русских», и из этого вытекало устранение фаворитизма и господства иностранцев в России.
Прежде чем вступить на престол, Александр III познал мужика, понимал его, любил его, сострадал им и страдал с ними. Это было искренно, естественно и непритворно.
Женившись, Александр повел по тому же пути и свою августейшую супругу. Мы нисколько не сомневаемся, что королевской дочери, выросшей среди другого народа, отличного от русского и по языку, и по вере, и по нравам и обычаям, и по культуре, и по гигиеническим условиям жизни, было нелегко привыкать ко всей этой обстановке. Но судьба наделила будущую русскую царицу добрым материнским сердцем, и она с легкой душой пошла рядом со своим супругом по пути добра, ласк и привета своему народу. Кто не видел императрицы Марии Феодоровны с ее ласковым, любящим выражением лица… Это поистине была Звезда Севера. Ее черные глаза, глубокий ласкающий взгляд, чарующая ласка могли покорить самого непокорного человека.
Александр III поселился с августейшей супругой в Аничковском дворце и зажил тихой, покойной жизнью, вдали от дворцового шума, увеселений и празднеств. Он первый весной покидал столицу для Гатчинского дворца и парка и осенью последний въезжал в столицу. Не диво, что при своей простоте, правдивости, откровенности и доступности его все любили и он всюду приобретал всеобщую популярность, – за исключением иностранцев и инородцев. Русские любили своего русского царя, инородцы боялись будущего русского царя.
Время было странное. Большой двор был переполнен инородцами. Там господствовали немцы, шведы, финляндцы, поляки и прочие и даже русская аристократия была только терпима. Высшие государственные должности были в большинстве в руках инородцев или русских, не умеющих говорить по-русски. Русская интеллигенция, уже во многом состоящая из инородцев, была либеральна, космополитична и антинациональна. Русская молодежь была нигилистична.
Понятно, что русский наследник престола возбуждал во всей этой братии недоумение и сомнение и невольно заставлял думать и говорить:
– Что-то будет, что-то будет…
А делалось при дворе русского наследника действительно что-то странное. Прежде всего там были русские люди. Наследник окружил себя русскими людьми… Странно… Там говорили все по-русски… Не слышно было ни немецкого, ни французского, ни английского языка… Еще более странно… Там тихо, скромно, по вечерам собиралась русская молодежь, играли на музыкальных инструментах русские пьесы… Сам наследник тоже нередко принимал участие игрой на корнет-пистоне… Там читались русские книги. Там занимались живописью, как супруга наследника, так и он сам, под руководством русского художника… Там в почете была и русская наука… Диковинно…
Видимо, наследник действительно привязался ко всему русскому, увлекся русским… Разве это не достойно сожаления и не вызывает на грустные размышления… Один наследник престола обо всем этом ничего не думал и жил такой жизнью, какую требовала его душа.
1 марта сильно потрясло молодого государя. Ему было всего 26 лет, как он взошел на престол. Все обстоятельства этого момента еще более заставили задуматься молодого государя, который и без того ко всему относился вдумчиво и осторожно.
Александр III был глубоко религиозным человеком и верил в Промысл Божий. Это было основою его души, и это давало ему спокойствие, уверенность и непоколебимость. Он не отличался особенно радужным взглядом на жизнь, но и не тяготился своим долгом. Такова воля Божия, и он со спокойствием шел по своему пути.
Это был характер цельный. Раз наметивши известную цель, он неуклонно и твердо шел к достижению ее. Его действиями как во внутренней, так и во внешней политике руководили не симпатии и антипатии, а только справедливость, польза народа и нравственный долг. Отличаясь великим здравым умом, способностью во всем разобраться, Александр III очень любил выслушивать мнения знающих людей и всегда оценивал их по достоинству. Его ум был ум чисто русский, реальный и не уклонялся в сторону фантазий и отвлеченности. В вопросах государственных он не задавался отдаленным будущим, но все, что касается данного времени, обсуждал здраво и добросовестно. «Это был ум человека честного, который во всяком деле прежде всего старался понять, чего требует справедливость, и, уяснив себе это, уже без всяких отступлений, неуклонно поддерживать» (Stead. Truth about Russia). Свой долг он нес прямо, бодро и добродушно, с ясным взглядом и лицом человека, умевшего среди всех забот сохранить детскую чистоту сердца.
Александр III во всем любил порядок и правильность. Самая его жизнь протекала в известном порядке. Утром он читал корреспонденцию и принимал министров. В час – завтракал с августейшей супругой и детьми. В четыре часа – половине пятого, по окончании государственных дел, он любил побродить по лесу с детьми и побыть наедине с природою, чистою и неиспорченною. Иногда рубил дрова или распиливал бревна по длине. В зимнее время помогал расчищать снег с ледяных гор. Вообще, государь отличался домовитостью и любил проводить минуты отдыха в семейном кругу у себя дома или у родных в Копенгагене. Семья его обожала, а служащие были очарованы его добротой и лаской. Он был примерный супруг, нежный отец и друг детей. Любили государя дети и свои собственные, и чужие. «Дядя Саша» был обожаем всеми кружками детей, его знавших.
У себя дома Александр III был необыкновенно приветлив, ласков и гостеприимен. Иногда он любил пошутить и посмеяться и вообще в минуты отдыха умел забыть о заботах и трудах. Леди Черчилль не без удивления говорила, что «при русском дворе существуют странные обычаи, трудно согласующиеся с идеей о самодержавном деспотическом правительстве. Вид царя, стоящего во время ужина, разговаривающего с молодым офицером, остающимся сидеть за столом, – просто пугает вас… Нет нации, – говорит она, – где бы патриотизм и преданность религии были так сильно развиты, как в русской, – и если бы цивилизация России через своих правителей достигла большей степени развития, то нам (англичанам. – Авт.) пришлось бы поступиться нашим первенством и идеалом» (Pall-Mall Gazette. 1894).
Александр III всегда необыкновенно много и усиленно занимался государственными делами, и ничто серьезное ни в каком ведомстве не проходило мимо его рук. Он много занимался наедине, но часто также участвовал и в разных советах и комиссиях. Причем всегда любил краткость, сжатость и прямоту доклада.
Однажды министр финансов Бунге в своем докладе поместил большое количество иностранных технических слов. Император выслушал и сухо сказал: «Пришлите мне человека, умеющего говорить по-русски…» Скоро после этого Бунге был сменен Вышнеградским.
Но, занимаясь государственными делами, государь не забывал науки и искусства. Он занимался военным делом, интересовался археологией, помогал научным экспедициям и способствовал обнародованию важнейших исторических документов. Он любил следить за развитием русской литературы и поощрял русских писателей. Так, он помогал Достоевскому, Островскому, Манасеиной и др. Он поощрял русский и малороссийский театр, поощрял частные предприятия в этом отношении, – любил он русскую живопись и многое покупал для дворца, любил и русскую музыку.
Вот картинный отзыв профессора Ключевского об Александре III: «Государь, который сосредоточивал в своих руках многочисленные нити управления необъятной империей, направлял или сдерживал разносторонние течения мировой международной жизни, которому, казалось, необходимо было удвоенное количество суточных часов для решения многообразных государственных вопросов, ежеминутно, на каждом шагу его выраставших из земли, этот государь умел находить досуг для скромной ученой работы, особенно по изучению отечественной истории и древностей, и был глубоким знатоком некоторых отделов русской археологии, иконографии. Все мы знаем его постоянное и близкое участие в заседаниях и издательских трудах Русского исторического общества, председателем которого он был с самого его открытия. Глубокий научный интерес, приданный сборнику этого общества содействием и покровительством государя, живое внимание, с которым государь относился к предпринятому обществом изданию громадного Биографического русского словаря, – этот высокий пример поощрял и ободрял ученые общества, будил и поддерживал энергию отдельных исследователей…»
Александр III был всегда необыкновенно правдив и не любил лжи. Он, не стесняясь, прямо указывал на ошибки и проступки других, даже высокопоставленных лиц, но особенно не любил тех, кто хотел затемнить истину, скрыть погрешность и представить дело в ложном свете. Привыкая к преданным сотрудникам, ценя их прямодушие и без стеснения выражения мнения, он сам входил в каждое дело и откровенно говорил и писал свои суждения. Он никогда не решал дела, не выслушав противной стороны, и, если ему докажут ошибку его взгляда, честно и справедливо соглашался с оппонентами, откровенно признавал свою ошибку и охотно исправлял несправедливость. Таким он был и в политике. Он всегда стоял за мир, но мир с честью для своей великой державы.
Государь отличался необыкновенной личной храбростью, неустрашимостью и непоколебимым спокойствием. Он представлял собой необыкновенное сочетание свойств, присущих славянской нации: храбрость и неустрашимость, – и вместе с тем любовь, милосердие, сострадание и самопожертвование. Вера в Бога и в Его непоколебимый промысел делала императора всегда выдержанным и бесстрашным…
Царь Александр III безусловно является самородком. У него был свой ум, свой характер, своя воля. Он носил в себе дар Божий, и ничто не заглушило его и не затерло его. Александр III носил в себе воплощение русской славянской натуры, во всей ее чистоте и неиспорченности. Он был плоть от плоти славянского народа и кровью от крови славянской нации. Вот почему он жил в русском народе, жил с русским народом и жил для русского народа…

notes

Показать оглавление

Комментариев: 2

Оставить комментарий

  1. BuySoftinerm
    Good day, I recently came to the CheapSoftwareStore. They sell Discount Acala software, prices are actually low, I read reviews and decided to Buy OEM Autocad Civil 3d 2019, the price difference with the official store is 10%!!! Tell us, do you think this is a good buy? I had an urgent order and can only emphasize that I was amazed at how quickly you helped me. Buy Cheap Office Home And Student 2021
  2. ScottPsync
    Постельное бельё из шёлка - роскошь, которая доступна каждому! Шелк представляет собой ткань, которую изготавливают из нитей, полученных из кокона тутового шелкопряда. Данный материал отличается нежностью и утонченностью, он приятен на ощупь и обеспечивает максимально комфортный сон. В интернет-магазине можно купить элитное шелковое белье всемирно известного бренда домашнего текстиля, где Вы найдете большой выбор расцветок, выгодные цены и различные размеры постельных комплектов. Поподробнее изучить можно тут: