Русский национализм и национальное воспитание

Народности России

Государство, известное под именем Российской империи, создано русскими славянами, потомками скифов и сарматов. На его создание работали только одни русские, – а не поляки, не грузины, не финны и другие народности России. Созидательница Русского государства – русская нация, а потому эта нация по всем божеским и человеческим правам должна быть господствующей нацией, держащей в государстве власть, управление и преобладание, или державной нацией. Все остальные нации, как вошедшие уже в готовое государство, как присоединенные к нему державной нацией, должны быть ей соподчиненными.
Поэтому говорить о равных правах в государстве всех членов государства различных наций едва ли правильно и справедливо.
Кто больше потрудился для создания государства, тот имеет в нем наибольшие права на господство и власть. Из остальных наций только те имеют равное право с господствующей державной нацией, кои всей душой проникнутся интересами и культурой державной нации и станут ее истинными детьми. Только тот, кто слился кровью и духом с русским народом, кто боролся в его рядах за его национальные задачи и стал потомственным пайщиком великого культурного исторического наследия, имеет неоспоримое право русского гражданского равноправия.
Говоря о господствующей народности, невольно является вопрос: а как же быть с разновидностями нации: малороссийской и белорусской? Эти разновидности – только лишь оттенки проявления жизни одной основной нации – русской. Русский язык есть основной государственный и школьный язык во всех уголках государства. Все русские разных оттенков должны уметь говорить, читать и писать по-русски, – но никогда никто не может иметь ничего и против того, чтобы малороссы говорили, читали и писали на своем наречии, а белорусы – на своем. Костюмы, нравы и обычаи Малороссии и Белоруссии иные, чем в России, но они им сродны, а потому должны быть всюду и при всех условиях допустимы, равно как и костюм русских и их нравы и обычаи близки и родственны и малороссам и белорусам. Россия слишком велика. Всем нам общи основные черты, – мелочи же не разделяют, а только обогащают разновидностью.
Напрасно говорить о сепаратизме малороссов. Это – бред или юных, или глупых голов. Правда, в последнее время в немалом числе появились в Малороссии австрийские наемники, сеющие слабосильные семена малороссийского сепаратизма. Мало того, мы даже поливаем этот наемный сепаратизм своим благодушием и терпением, – но и это наносное зло не помрачит здравого смысла малороссов. Напрасно говорят и о непонимании малорусского языка русскими. Это не понимают малорусского языка Грушевского, – но его не понимаем и мы, и малороссы.
Россия включает в себе около 150 наций. Невольно возникает вопрос: как она будет относиться к этим соподчиненным нациям? Разумеется, не одинаково, в зависимости от их национального, социального и политического положения. Есть нации, которые в культурном и политическом отношении стоят довольно высоко и своим отношением к России заслужили благожелательство, есть нации, которые стоят на уровне первобытных народов. Эти нации представляют собой различные ценности и потому вызывают различные отношения: к более культурным относятся: поляки, армяне, грузины, финляндцы и проч.

 

Поляки. Ближе к нам и по крови, и по культуре стоят поляки. Они как будто бы даже наши братья по крови, славяне. Их литература стоит довольно высоко. Их культура в некоторых отношениях равна русской. Их жизнь понятна для русских. Отличие в религии. Поэтому сближение и сроднение с поляками не невозможно, хотя в настоящее время стоит далеко от осуществления. Тому виной сами поляки.
Для лучшего понимания действий поляков я позволю коснуться психологии этой нации.
Профессор К.Н. Ярош говорит:
«Известная горячность польского темперамента придает струнам души высокий напряженный строй. В силу этой напряженности все чувства получают чуткую отзывчивость на внешние воздействия. Радость и горе, любовь и ненависть звучат здесь полными звуками, переходя нередко даже в аффектированный тон: чувство чести, французской point d’honneur, становится здесь гонором и щетинится иглами кичливости, самохвальства, надменности и забиячества. Легкая возбудимость и экспансивность польского характера освещает многие исторические сцены искусственным, «бенгальским» светом… Эмоциональность поляков сообщает замечательную страстность их надеждам и опасениям. Открывшаяся известная перспектива, мерцающая вдали приманка совершенно захватывает их и неудержимо увлекает вперед… Столь же велика страстность поляков и в их опасениях: лишь только в душе их водворилось недоверие, тот час же начинается преувеличенная тревога, лихорадочное беспокойство по самым ничтожным причинам, вечная подозрительность ко всем и ко всему. Они видят повсюду интриги, козни, шпионов, изменников и начинают сами подводить контрмины. Сильная восприимчивость к внешним впечатлениям сообщает полякам легкость перехода от чувства к чувству, от сабельного удара к дружескому поцелую, от геройского подвига к излишеству в утехах жизни.
Это свойство давало многим моралистам повод уличать поляков в легкомыслии, но этим же самым свойством придается польской жизни и истории окраска добродушия… Неустойчивость чувства обращается в страстную стойкость, если причины не перестают его подновлять. Тогда любовь разгорается до пламенного обожания, а ненависть обращается в неумолимую и неустанную злобу… Живость чувств, естественно, обусловливает собой высокий подъем воображения… Но та же живость чувств и то же воображение вносят в прозаические жизненные отношения нежелательный колорит фантазерства и легкого уклонения от истины…
Духовная природа славянина рассматриваемой отрасли одарена талантливостью, сердечной глубиной, сложным и богатым душевным строем, способным чутко отзываться и на громкий клич, и на самый тихий зов добра и красоты».
Н.И. Костомаров утверждает, что у поляков «чувство господствует над рассудком».
Это одна психологическая картина. А вот и другая. А. Подвысоцкий говорит следующее: «Сознание монархической идеи и дух своевольной анархии, благоговение пред величием и оскорбительное к нему недоверие, беспредельная гордость и раболепное унижение, геройское самопожертвование и своекорыстное честолюбие, христианские идеи братства и дух сварливой междуусобицы, глубокое религиозное чувство и в то же время фанатическая нетерпимость – вот общие черты добродетелей и пороков, при взаимной борьбе которых пала Польша…»
Польский народ «потерял всякое единодушие до того, что между поляками нельзя найти двух людей, согласных между собой. Продажные, испорченные, легкомысленные, вздорные, деспоты, прожектеры, предоставляющие свои имения в управление жидам, которые сосут кровь их подданных и платят за то очень мало: вот вам живой портрет поляков», – говорит императрица Екатерина II.
Поляки между славянами занимают особенное положение. Все славянские народности более или менее открыто и настойчиво проповедуют и проявляют склонность к национальному сближению и объединению. Одни поляки среди славянских народов являются изменниками славянскому племени, его предателями и явными врагами. Сколько раз и в венском, и в берлинском парламенте поляки продавали интересы славян и открыто выступали против славян же… Что открыто делалось в парламентах, то же открыто проявляется и в жизни. В жизни поляки являются открытыми и явными врагами славянского племени. Такими угнетателями они были и есть в России малороссов, белорусов, литовцев и проч. Вместе с этим они вступили в союз с врагами
Христа и всего человечества – евреями, или поляками Моисеева закона, совместно давя других славян и высасывая из них кровь. Вспомним времена гайдамаков, Гонты и других защитников русской народности и православной веры… Да стоит ли так далеко ходить… Что у нас теперь делается в Белоруссии, Подолии, Волыни, в Холмщине… А еще и того ужаснее и бесчеловечнее отношение поляков к русским в Галиции и Угорщине…
«В селе Грабе власти (польские. – Авт.) не разрешили православного богослужения на том основании, что оно совершается при зажженных свечах и угрожает деревне опасностью пожара…
В селе Тележе в сочельник Рождества Христова бой барабанов огласил это мирное село, причем староста объявил жителям, что власти оштрафуют каждого, кто осмелится пойти в эту ночь на богослужение в часовню. Когда священник Илечко в 4 часа утра по местному обычаю начал богослужение, жандармы окружили православную часовню, оттесняя от нее крестьян и отправляя их группами по этапу в униатскую церковь. Крестьян, собравшихся с вечера, а также и певчих жандармы насильственно вывели из часовни, таща их сзади за одежды и приставив штыки к груди. Отцу Илечку приказано, чтобы он немедленно прекратил богослужение или запер часовню. Когда же собравшийся народ, около трехсот человек, заступился за своего пастыря, жандармы прикладами ружей стали избивать крестьян, налегая особенно на женщин. Три женщины ранены штыками в грудь, крестьянину же Якиму ГЦербе нанесли опасную рану прикладом в голову. Крестьяне простояли 4 часа во дворе в снегу, на ветру и на морозе все время, пока в запертой часовне о. Илечко с одним причетником совершал богослужение. Утром явился из уездного города Сокаля правительственный комиссар, запечатал православную часовню и запретил о. Илечку принимать в своем доме крестьян под угрозою немедленной высылки».
Как вы думаете, господа, когда и где происходили эти сцены – во времена Гонты, Остряницы, Дорошенка?.. Нет, в 1911 г. под Рождество в Австрии…
При таком отношении поляков к нашим братьям, русским, можем ли мыслить хотя минуту о допущении поляков к равноправию?.. Можем ли мы хотя минуту думать, что это культурные люди, а не башибузуки… Кстати заметить, что во всех войнах России с Турцией за освобождение славян от турецкого ига польские легионы тоже всегда участвовали, но только всегда добровольно со стороны турок. Видимо, у поляков в крови особенное тяготение к башибузукам, ибо даже в последнюю войну Италии с Турцией в Польше раздался клич о составлении легионов для помощи турками против итальянцев-католиков.
Можем ли мы говорить с этими людьми о братстве…
Нет слов, за порабощение наших русских братьев поляками в России виновны, преступно виновны прежде всего мы сами, русские. Нет слова оправдания тем русским, кои позволяли и помогали закрепощать полякам наших братьев русских в России. Но пускай и поляки не забывают, что, пока они будут давить русских, как в пределах России, так и вне оных, братства и равноправия между нами быть не может.
Тогда только можно будет мыслить о равноправии, когда Белоруссия, Холмщина, Волыния, Подолия и другие подавленные поляками части освободятся от польского ига и станут русскими. Тогда только можно будет мыслить о равноправии с поляками, когда и в Галиции и Угорщине поляки установят равноправие с русскими. Ныне же можно только удивляться, как поляки еще не отдают в Австрии в аренду русских православных церквей жидам… Жиды-арендаторы найдутся… Да и паны поляки недалеки от того, чтобы вспомнить старину… Плохо же будет, когда рядом с этим воскреснут и гайдамаки…
Во избежание польского засилья в Белоруссии мы немедленно должны ввести в Белорусский костел богослужение на русском языке. Мы должны немедленно дать белорусским костелам русских ксендзов. Мы должны немедленно устроить Русскую католическую семинарию, где бы могли образоваться русские ксендзы. Тогда немедленно, в один миг падет влияние поляков в Белоруссии и Белоруссия воистину станет Россией и свергнет с себя польское да и жидовское иго.
Поляки всеми способами старались и стараются выжить всех русских из Польши… Польша для поляков. Благо. Не пора ли и русским образумиться и попросить господ поляков – врачей, адвокатов и других свободных профессий – отправиться в свою Польшу и там практиковать. У нас, славу богу, достаточно и врачей, и адвокатов своих русских. Да и нашим русским пора образумиться и помнить, что русские врачи и русские адвокаты нам, русским, немножко ближе, чем поляки, – и не лучше ли в случае нужды обращаться к нашим, а не к чужим. Что это, бойкот? О нет, не бойкот, а только благоразумие и осмысленность. Поляки давно объявили нам бойкот, и мы молчали и терпели. Мы же должны не бойкотировать, а только взяться за ум. Господам же полякам нужно помнить, что русские с ними ссориться не желают, но вместе с тем русские перестают быть столь сентиментальными и уступчивыми, как были прежде, – и открытыми глазами смотрят на проекты и политику поляков по отношению к русским. Ею же мерою мериши, тою же и возмерится.
Я совершенно согласен с М.О. Меньшиковым, что мы сделали большую ошибку, присоединив к себе Польшу. «Воображая усилить себя, мы до крайности ослабили себя. Под видом «братского» славянского народа мы ввели под свою крышу закоренелого врага, врага тысячелетнего, который в течение давних веков угнетал западную Русь и который в этом угнетении привык видеть историческое свое призвание. Россия до раздела Польши развивала свою титаническую силу на одном начале: национальной чистоты своей, национального единства и свойственного единству единодушия… Старая Россия имела одно русское племя, одного Бога, одну веру, один язык, одно Отечество, одну органически родную культуру, пафосом которой была страстная любовь к Родине… С крушением старой русской аристократии мы начали тратить силы великого племени на безумную защиту чужих интересов, презирая собственные. Мы доверчиво ввели в родные стены заклятых врагов своих, не подозревая, что отныне вся их цель будет состоять во внутреннем предательстве, внутреннем и внешнем разрушении России. Аристократии польской, заслужившей свои титулы на многовековом причинении вреда России, мы сохранили эти титулы и слили ее со своей аристократией. Вместе с польскою ненавистью мы ввели в организм свой и ту проказу, которою эта страна страдала, – паразитное жидовское племя. Поистине самоубийственным для нас был захват Польши…»
Русские должны твердо и настойчиво идти в отношении к полякам, пока не добьются своего, – а тогда уже можно будет говорить о братстве и сближении.
Я глубоко убежден, для всех нас было бы лучше произвести обмен Польши на Галицию и Угорщину. Быть может, поляки с пруссаками и австрийцами сжились лучше. А быть может, они тогда вспомнили бы и о России – более человеколюбивой.
В последние годы стали раздаваться чаще и чаще польские голоса в пользу примирения поляков и русских. В большинстве эти голоса неискренние и скрывают за собой очень высокий куртаж.
Вот один из них, более искренний. Для этого примирения требуется «справедливое и разумное отношение русских правящих сфер и русского общества к польской народности и римско-католической религии – сохранение национально-племенной жизни, обеспечение национально-племенного существования. Поляки, получив законное удовлетворение потребностей своей народности и полную гражданскую равноправность с русскими, вступят в новую жизнь народно-общественную и да понесут свой посильный труд, свой разум, свое знание и свой гражданский опыт на дело и благо своего политического центра… Поляки, сделавшись действительными настоящими гражданами, да пребудут навеки верными своим гражданским обязанностям. Поляки, ставши на основе гражданского равноправия настоящими и живыми членами государства и общества, да содействуют укреплению силы и единства империи…». Очень мило. Но пусть поляки сначала докажут свои фактические заслуги в этом направлении, а тогда уже мечтают и о равноправии. Не такими показали себя поляки в 1905 г. в холмском вопросе, земстве западных губерний и проч.
Гораздо фальшивее говорит граф Корвин-Милевский. Презирая и обливая грязью литовский революционный народ, Корвин-Милевский требует для литовских дворян равноправия с русскими дворянами. При этих условиях литовские дворяне станут грудью у престола русского императора. Благо. Но престол русского императора стоит очень-очень крепко на беспредельно преданном стомиллионном русском народе с его дворянством во главе и на преданности большей части 50 миллионов подданных ему народов. И эта преданность зиждется не на искании равноправия. Русские дворяне владеют правами на основании моря крови, пролитой их предками в защиту и строение России.
Русские дворяне пользуются правами и ныне, отдавая свою жизнь на служение защиты царя, веры православной, матери России и ее родного языка и культуры. А граф Корвин-Милевский требует равноправия литовскому дворянству с русским с «сохранением веры католической, польского языка, особой польской культуры у литовских дворян»… Таким образом, литовские дворяне, предки которых изменили вере православной, России и русскому языку, теперь требуют равноправия с русским дворянством, оставляя за собой право быть польскими дворянами. Русские дворяне, имея великую честь быть детьми великой и славной родины России, за свои права несут и обязанности трудные и великие водворения национализма в народе, внедрение русской веры, русского языка, любви и преданности к России, ее истории, ее культуре и всему русскому… И этот долг несется дворянством с великим самопожертвованием повсюду и особенно на окраинах, – а литовские дворяне стремятся получить равноправие без всякого труда.
Не нравится господину Корвин-Милевскому и современный русский национализм, и он рекомендует «умному» и «сильному» правительству «держать его в ежовых рукавицах и иногда энергично подавлять во имя справедливости»…
Как эти паны любят гнет и ежовые рукавицы то во имя славы Божьей, то во имя справедливости… Ежовые рукавицы, право, не хороши, как в руках графов, так и в руках гайдамаков…
Поляки, как и все инородцы в России, иногда только могут рассчитывать на равноправие в России, когда они на деле докажут, что они прежде всего русские, а потом поляки, армяне и проч.

 

Армяне. Русские с армянами имеют дело с тех пор, как русских судьба занесла на Кавказ. В последние столетия армяне стали коммерсантами и в этом отношении во многом напоминают жидов. С завоеванием Кавказа русскими армяне в большом числе, больше 600 тысяч, вступили в русское подданство. Не легко жилось армянам и на Кавказе, и в Турции, и в Персии. Их беспощадно и грабили, и резали. С появлением на Кавказе русских армяне вздохнули. В русских они нашли защиту. В русских они нашли опору. Нужно правду сказать, очень часто и армяне являлись верными сынами своей родины и помогали русским в войнах не только за страх, но и за совесть. Имена Вани Ованесова и др. нигде не забудутся русскими – и русские всегда относились к армянам дружески и братски. Еще недавно 40 тысяч армянских семейств приняты были из Турции, когда там началась поголовная резня армян, в Россию, и отплатили они нам весьма подло.
Сначала дело шло как будто и в пользу русских. Составилась партия Дашнакцутюн, которая вначале имела в виду борьбу с турками. Этим способом мы приобретали себе союзника против турок не только в России, но и в самой Турции. А мы знаем по-прежнему, что армяне могут быть хорошими разведчиками и шпионами, не хуже жидов, – да и в борьбе они бывали надежными союзниками. Бывали измены, бывали вероломства со стороны армян и раньше, но все-таки эти отрицательные качества проявлялись слабее, чем у жидов.
Но вот наступило XX столетие. Армяне стали ярыми националистами. Они стали искать своей Армении. Они вообразили, что уже нашли ее. И в своем увлечении перенесли деятельность Дашнакцутюна с Турции и на Россию. Начались убийства. Начались экспроприации. Пускай благодарят Бога, что русские в это время не поступили так, как могли бы поступить. К сожалению, ни русские, ни армяне не научились прошлым. Во время Польского восстания, точнее, восстания шляхты польские хлопы, быдло, восстали тоже, но восстали не за поляков, а против поляков, за Россию. Началось поголовное истребление польских панов простыми хлопами. И скоро Польское восстание было усмирено – и не русскими войсками, а хлопами. Было бы оно усмирено основательно, ибо от панов осталось бы только одно воспоминание.
Русские войска выступили против «взбунтовавшихся» хлопов в защиту польских бунтовщиков и повстанцев… Вы скажете, это глупо?.. Мало ли наши паны делали глупостей…
Так и в восстание армянского Дашнакцутюна на Кавказе стоило только пустить свободно живущих там татар, и от армян осталось бы одно воспоминание… Но на Кавказе жил армянский батько… Да и то правда. Между армянами было гораздо больше несчастных, чем бунтарей и разбойников. Сами своих армяне грабили так, что теперь трудно сказать, кто больше презирает дашнакцутюнцев – русские и татары или сами мирные армяне.
Вскоре сами дашнакцутюнцы увидели, что дело их проиграно. В 1906 г. на съезде в Эчмиадзине они решили, что отказываются от идеи самостоятельной или автономной Армении ввиду отсутствия для этого подходящей территории, вместе с тем они решили отобрать от церкви ее имущество с тем, чтобы обратить его в общий народный фонд. Этим самым дашнакцутюнцы явно пошли по пути революции и окончательно восстановили против себя все мирное торговое и сельскохозяйственное население. Добрые отношения нарушились. Зато появился на сцене террор. Разлад еще больше усилился, когда были обнаружены подряд две довольно крупные растраты, произведенные распорядителями имуществ. Пришлось самим армянам просить русские власти найти виновных и охранить от растраты имущество. Мало того, мирная масса армянского населения ныне открыто порвала с Дашнакцутюном и решительно отвергла и осудила его выступления против русских. Армяне стали успокаиваться. Возможность восстановления прежних отношений с русскими предвидится. Но еще далеко до полного примирения и успокоения. Армяне слишком поставили себя сепаратно. Они образовали свои кружки врачей, адвокатов и строго требуют, чтобы армянская масса не смела пользоваться услугами инородных специалистов. Благо. Тем хуже для армян. Армяне далеко еще отстоят от русской культуры и русского образования, и замкнутость в самих себе едва ли пойдет им на пользу. Вместе с тем пускай же они не пеняют и на русских, что те не допускают их к равноправию. Прежде это было еще возможно, – и теперь чем больше армяне будут замыкаться в самих себе, тем хуже для них. Напрасно они тоже стараются войти в сношение с Европой через головы русских. Европа их не примет. А Россия не имеет нужды сама стремиться к сближению. Никто их религии не трогает. Никто их литературы не запрещает, если она не преступна против государства. Никто им дома не запрещает говорить по-армянски. Но пускай они помнят, что Армении нет, а есть Россия и они дотоле не будут русскими, пока не станут русскими.

 

Грузины. Теперь очень часто можно слышать с великим форсом произнесенные слова: «Мы, грузины, люди вольные. Мы по своей воле присоединились к России, и так обращаться с нами, как с нами обращается Россия, более чем непростительно…»
Две грубые наглости… Наглости, объясняемые частью нашим полным невежеством в области истории России вообще и в особенности в области истории присоединения Кавказа.
Кто хотя мало-мальски знает историю присоединения Кавказа к России, тому известно, что уже полтысячи и более лет Грузия была несчастнейшая страна. Она буквально была разрываема и опустошаема безбожно. С одной стороны, ее жгли и разоряли персы, с другой – также разоряли и увозили в плен, особенно женщин, турки, с третьей – лезгины и другие хищники совершенно опустошали ее. Горе Грузии было так велико, что еще при Федоре Иоанновиче царь Александр просился под подданство Москвы. Царь Михаил Федорович также имел новое предложение. Была посылаема и помощь Грузии. Но Грузия была так бедна и так слаба, что не в состоянии была даже содержать маленьких русских отрядов.
Великий Петр также был на Кавказе и воочию увидел, что Грузии от нас польза, а нам от Грузии как от козла молока. Во время турецкой войны при Екатерине II наши отряды имели дело с турками и на Кавказе, причем при заключении мира Екатерина вставила пункт: «Торжественно и навсегда Блистательная порта отказывается требовать дань от Грузии отроковицами, а также и всякого другого рода подачки…»
Ведутся настойчивые переговоры о принятии Грузии в подданство России и при императоре Павле. И только Александр I после долгих колебаний и нежелания соглашается наконец на принятие Грузии в подданство России. «Не для России присоединяется сей народ к империи, – говорит императорский рескрипт, – но собственно для него, – не наших польз мы в нем ищем, но единственно его покоя и безопасности». И это была истина.
И после этого говорить о добровольном присоединении.
Но и этого мало. Присоединяясь в силу крайней, неизбежной, неустранимой необходимости, царь Георгий загибает такие условия присоединения, с которыми бы следовало его преспокойно попросить «пожаловать вон»… Вот эти условия:
«1. Его высочество, царь Георгий грузинский, кахетинский и прочих, вельможи, духовенство и народ его желают единожды навсегда принять подданство Всероссийской империи, обязуясь свято исполнять все то, что исполняется российскими подданными. 2. Всепокорнейше просить, чтобы при вручении царства его был он оставлен, а по нем и наследники его на престоле с титулами царей, добровольно подвергши себя и царство свое подданству Всероссийской империи, и иметь им, царям, главное в своем царстве правление по тем законам, кои от высочайшего двора должны быть имеют. От себя же им без особого повеления никаких законов не вводить. 3. Для настоящего и действительного сего узаконения и приверженности подданству царь просит к доказательству верности своей всемилостивейше определить ему жалование и содержание (разумеется, из русского казначейства?) и пожаловать в России деревни (это царю-то? русские деревни, видимо, лучше грузинского царства… Разве это не опереточный царь?!. – Авт.)… Доходы же царства грузинского царя как подданный представляет в полную власть государя императора обратить, как благоугодно, на содержание войск и на другие тамошние надобности, как то: к обращению тамошних земледельцев в вящую любовь и приверженность своему государю императору всемилостивейше дать, насколько лет благоугодно будет, льготу в податях (значит, грузин избавить от податей, а жалованье царю, содержание войска и государственные расходы возложить на русских… Хорош гешефт! – Авт.). 4. По принятии во всероссийское подданство царя и царства его на первое время необходимо нужно в тех местах иметь до 8000 человек войска, коими занять все те места, где за благо принято будет главноначальниками тех войск к защищению от соседних бродяг (хорошо царство, что само себя не может оградить от соседних бродяг. – Авт.)] также нужна принадлежащая к оным артиллерия и с прочим орудием…» и т. д. и т. д. Словом, выходило так, что как будто не Грузия ничтожество, ищущее защиты у России, а наоборот…
И тем не менее Россия, наивная и добродушная, как всегда, приняла эту терзаемую Грузию и защитила ее.
Мы знаем добровольное присоединение Имеретин, Мингрелии и Гурии… нашими войсками.
Впрочем, Гурия была присоединена без кровопролития, но только не добровольно и с огромным пролитием русской крови за спасение грузин. Вот письмо главнокомандующего русской армией князя Цицианова владетелю Гурии князю Мамии Гуриели: «Так как царство Имеретинское имело счастье вступить в подданство Всемилостивейшего государя императора, то и провинция Гурия, без всякого сомнения, долженствует, по всегдашней зависимости от Имеретин, считая и ныне в равной от нее зависимости, быть также в подданстве всероссийской державы, с каковым вступлением поздравляю Вашу светлость, яко верноподданного России…» Коротко и ясно.
И вот, после всего того, что Россия потеряла десятки тысяч своих сынов в Грузии, Имеретин и проч., пролила море крови своих детей, затратила миллионы денег за благоденствие всех этих разного рода грузин, мы в конце концов получили в нашу Государственную думу разных Гегечкори, Чхеидзе и проч., кои накидываются на имя и честь России, как злейшие ее враги… Не стоит ли после этого пожалеть, что Россия напрасно защищала всех этих злодеев… Не лучше ли было бы, чтобы их тогда же поголовно вырезали лезгины, турки и персы, а жен и девиц их продали на базарах Стамбула в гаремы…
Нам говорят, все эти Гегечкори, Чхеидзе и проч. выбраны под угрозою браунинга… Да что же их выбирали дети или мужи…
О равных правах они могут говорить тогда, когда заслужат их…

 

Финляндцы требуют себе не равных прав с Россией, а несравненно больших. Они требуют полного равноправия и даже господства без обязанностей. И то благо.
До смутного времени и царствования Михаила Федоровича почти вся Финляндия принадлежала России, особенно вся прибрежная часть ее. Царю Михаилу Федоровичу пришлось залечивать раны и язвы лихолетья. Был нужен мир. Дорогой ценой доставался ей этот мир. Мир со Швецией обошелся лишением Финляндии и всего побережья с Невою, Копорьем и проч.
Великому Петру удалось оторвать у Швеции многое. Нарва, Копорье, вся Нева и Выборг отошли к России. В царствование Александра I как компенсация военных подвигов досталась нынешняя Финляндия в собственность и державное обладание Российской империи. Так как Финляндия досталась России в собственность и державное обладание, то и та часть Финляндии, которую раньше войной же Петр I приобрел в собственность и державное обладание, в силу одинаковости культуры и национальных свойств этих частей была объединена с приобретенной в 1808 г. Но обе эти части были одинаково собственностью России при сохранении их национальных областных свойств.
В дальнейшем финляндцы, точнее, финляндские шведы сумели примазаться ко двору и путем фальшивых докладов успели добыть себе такую массу льгот, что в последнее время осмелились возмечтать о полной независимости и державной самостоятельности Финляндии. И такую претензию обнаружили не только те финны, кои были завоеваны Александром I, но и те, кои были завоеваны Петром I.
Когда в силу политических и стратегических соображений правительство решило выделить из Выборгской губернии две волости к Петербургской губернии, то финны подняли гвалт, как будто Россия осмелилась покуситься на их фанфаронные державные права. Пущены были бутафорские громы, и Россия посажена была на мировую скамью подсудимых.
Между тем Финляндия, не неся тягот и потерь военной службы, не платя общегосударственных налогов, живя в полном покое под покровом России, обладая такими льготами, какие никогда и не снились коренным русским гражданам, пришла в завидное материальное благосостояние. И при всем том она дерзко, нагло и нахально отказывается от участия в несении общегосударственных налогов. Финляндия забывается. Она не хочет себе представить, что Россия после долголетнего лишения решится ввести в Финляндию 5–6 корпусов с надлежащими орудиями и пулеметами и превратить Финляндию в обычную русскую провинцию, лишив ее тех льгот и преимуществ, кои она успела подложными способами себе добыть. И это может быть гораздо легче, чем она думает.
Финляндия должна знать, что она такая же часть Российской империи, как и все остальные ее части, и войти в те рамки, в кои ее устанавливали самые прогрессивные современники императора Александра I. Вот что говорит по поводу Финляндии П.И. Пестель: «Финляндия, Эстляндия, Лифляндия… И разные другие племена, внутри государства обитающие, никогда не пользовались и никогда пользоваться не могут самостоятельною независимостью… Россия есть государство единое и нераздельное, а потому всякая мысль о федеративном для него устройстве отвергается совершенно, яко пагубнейший вред и величайшее зло».
Многие утверждают, что финляндцы – высококультурная нация и потому имеют право на автономию. Совершенно неправильно и неверно. Финляндия не имеет своей истории. Ее литература почти отсутствует. Ее наука и художество стоят на низком уровне. И только благосостояние народной массы неизмеримо выше такового же благосостояния русской народной массы. И это весьма естественно. 100 лет финляндцы не отбывают воинской службы. Ее более крепкая и мощная молодежь не гибнет на войне, а наша гибнет. И тем не менее финский народ гораздо уродливее и плоше, чем русский. Финляндия не несет государственных налогов, и ее масса богаче, чем русская. И тем не менее финляндцы тупее русских, глупее их, узки и пьяницы. Пьяницы финляндцы, несмотря на то что алкоголь в Финляндии запрещен. Они пьют эфир и контрабандный ром. Карты распространены повсюду, и картежная игра доходит до азарта в народе. Ножовщина неизмеримо чаще, чем в России. В школах наказания гораздо чаще и грубее. Обхождение с бедными и неимущими доходит до публичной продажи… Это высокая культура?..
Во имя государственной и общечеловеческой справедливости финляндцы в России должны быть приведены под один знаменатель со всеми подданными: в Финляндии все русские подданные должны пользоваться равными правами, в Финляндии должен быть введен государственный русский язык в школы, суды и все государственные учреждения, в Финляндии должна быть русская государственная монета, в Финляндии должна быть одна с Россией таможня, в Финляндии должны быть одни с Россией суды, в Финляндии должны быть одни и те же налоги, что в России. И когда все сие совершится, тогда только финляндцы получат равные права с русскими в России, – до тех же пор им должны быть поставлены всевозможные препоны и ограничения.
Никто не тронет их родного языка, их веры, их нравов и обычаев, их культуры, если они будут считать ее для себя достаточной.

 

Вообще о мелких соподчиненных нациях нужно сказать то, что сказал Д.И. Менделеев: «Если исторически ослабевшие народности, подобные армянам, могут рассчитывать на будущее развитие, то только при одном условии, чтобы они не только мирно уживались со своими ближайшими соседями, но и твердо держались тех русских начал, которые дают им защиту от рядом живущих с ними их давних врагов, сломивших их когда-то временно существовавшую независимость».
Что касается мелких инородцев, не имеющих ни своей литературы, ни своей даже письменности, ни азбуки, ни истории, ни культуры, то они не имеют права на отдельное существование и должны слиться с русской национальностью и быть поглощены державной господствующей народностью русской, пользуясь, разумеется, всеми ее правами.
Здесь же уместно будет сказать о переселении в Россию: вновь селиться на Кавказе могут исключительно одни русские и никаким другим народностям абсолютно не должно быть места для поселения.
Всяк, кто добровольно переселился в Россию с целью пользоваться ее благами, кто бы он ни был, должен оставить свою прежнюю национальность за границею России, в России же он должен стать русским, – в противном случае ему нет места в России. Об этом должны подумать наши немцы-колонисты…
Позволю себе сказать здесь слово об отношении подвластных России народов к другим таким же. В настоящее время мы видим непозволительное и недопустимое явление. Одни второстепенные народности позволяют себе влиять и ассимилировать другие, более слабые народности. Так, поляки давят русских, литвинов, белорусов и проч. и стремятся их ополячить. Финны офинивают карелов, лопарей и проч. Армяне стремятся то же сделать на Кавказе… Такое явление абсолютно недопустимо. Только одна державная нация имеет право на поглощение соподчиненных ей некультурных и национально слабых народностей. Вина администрации русской, что она до сих пор позволяла такие деяния. Русские не должны стесняться никакими жертвами, затратами, лицами и средствами в деле ассимиляции мелких народностей. Дальнейшее позволение офинивать карелов, лопарей и проч. финнами должно в будущем рассматриваться как преступление со стороны русской администрации.
Насколько мы русифицируем подвластных нам иностранцев – показывает следующий факт.
Речь идет о бурятских школах. Преосвященный Вениамин, известный в свое время деятель в Сибири, доказывает, что буряты-миряне были глубоко равнодушны к монгольской грамоте, обучение которой «распоряжением русского начальства» введено в общественные школы при степных думах. Но заботы начальства об укреплении «инородческого духа» этим не ограничились. Из этих школ некоторые воспитанники из язычников поступали в иркутскую и казанскую гимназии и потом даже в университеты. И в гимназиях, и в университетах им, как инородцам, оказывалось особенное внимание, было даже предписано от Министерства народного просвещения казанской гимназии не крестить их, чтобы удержать от перехода в русскую национальность, а для исполнения мнимых религиозных треб при них находился лама на казенном содержании. При выпуске в удостоении ученых степеней им оказывалось снисхождение преимущественно перед русскими. Все это не могло не побуждать их дорожить своей национальностью, ради которой они пользовались таким вниманием. По возвращении на родину они старались внушить и прочим бурятам – дорожить своей национальностью и не искать перехода в русскую (чрез принятие православия). Один из таких (Бадмаев), обучавшийся в начале 60-х гг. в Петербургском университете, стал собирать сугланы (сходки) бурят с этой целью, указывал на братьев-монголов, на славное царство Чингисхана. Ламы везде встречали его с музыкой и тем поддерживали в народе мысль о важном значении его пропаганды. Хотя пропаганда совершалась открыто ввиду русского начальства (что еще более могло уверить в пользе ее и законности), народ, по-видимому, тупо относился к этой агитации, и, когда Бадмаев стал распространять в среде его письменные прокламации, он сам представил их начальству. Дело об этих прокламациях восходило до Третьего отделения собственной Его Величества канцелярии и тем, по-видимому, кончилось. Но мысль поднять бурятскую народность не была оставлена. Депутация 1873 г. была плодом этой мысли. Народ в ней не принимал никакого участия, кроме разве взноса лишнего темного побора, и не давал никакого приговора. Депутаты отправились в Петербург секретно с паспортами по частным надобностям, следовательно, без всякого законного уполномочия от бурятских обществ. Предметом ходатайства их было: не ограничивать числа лам и дацанов штатом и дозволить заводить частные школы для обучения бурят монгольскому и тибетскому языкам. Цель обоих ходатайств – усилить ламство и пробудить национальное чувство в бурятах, с принятием православия делающихся русскими. Как вредна эта цель и для государства, и для христианства – понятно само собой.

 

В пределах Австрии, в Галиции и Угорщине стонут наши родные братья русские под игом польским и жидовским. Мы являемся только молчаливыми свидетелями истязаний, чинимых над ними, под покровительством законных властей Австрии. Мы молчим, и при первом же слове о наших братьях нам внушают: «Ах, об этом говорить не следует!..», «Ах, это осложняет международные отношения!..». Международных отношений у нас нет. Таковые могут быть только между людьми равноправными. Мы же, русские, держим себя в международном отношении рабски и хамски. Нет той ничтожной народности, которая не наносила нам безнаказанно национального оскорбления. Даже Персия могла нас оскорбить безнаказанно… Доколе, Господи, доколе!..
Что бы там ни говорили наши импотентные мудрецы, а мы должны сказать: доколе наши братья будут стонать в Галиции и Угорщине, мы не имеем права считать себя успокоенными и в государственном отношении окончательно устроенными…
Наши братья протестуют в австрийском парламенте против попрания их законных прав, и мы должны поддерживать их всеми мерами. Вот их вопль:
«Нынешнее королевство Галиция-Лодомерия, бывшее русское Галицко-Владимирское княжество, присоединенное к Австрийскому государству на основании прав, принадлежавших венгерской короне, было признано коронной землей под названием Червонной Руси (Russia Rubra) не только международным договором inter suam Majestatem Imperatrieem et Reginam Hungariae et Bogemiae et suam Majestatem Regem Rempublicamque Poloniae, но также и высочайшими патентами 11 сентября 1772 г. и 15 ноября 1773 г. Верное латинское название Rutheni было передано в немецком языке выражениями: Russen, Klienrussen, которые были включены во все государственные акты и документы.
Равным образом, в Университете императора Франца-Иосифа в Львове в конце XVIII и начале XIX в. была учреждена коллегия, в которой преподавание велось на русском языке. Словом, государством было признано культурное и национальное единство малороссов Галиции и Буковины с русскими, и венское правительство до последнего времени поощряло укрепление этого единства. После введения конституции в 1867 г. произошла перемена, ожесточенная национально-политическая борьба между галицийскими малороссами и могущественным польским элементом повела к тому, что развитие первых уклонилось с верного пути. Преследуемая и угнетаемая за русскую азбуку и церковные песнопения, часто безосновательно подозреваемая, значительная часть малорусской интеллигенции уклонилась от исторического пути культурного и национального развития своего народа. Она отказалась от русской азбуки и издревле существовавшего правописания, не оценила должным образом национальный характер греко-католической автономной церкви, ввела новую азбуку и правописание и латинизирующие новшества в греко-католический ритуал и в конце концов под влиянием указанных галицийских факторов отказалась от своего освященного историей и традицией наименования. Ныне признание исторически и научно обоснованного культурного и национального единства галицийских малороссов с русским племенем почитается даже изменой государству. Как представители второй по величине малорусской партии, за которую, несмотря на неслыханные злоупотребления, и в этот раз было подано 146 тысяч голосов, мы протестуем против систематического подавления малороссов со стороны галицийских поляков и требуем для нашего народа скорого осуществления национальной автономии в духе исторического государственного права и на основании конституции 1867 г. Как потомки малороссов, которые высоко ставили идею единства австрийских малороссов с русской культурой, которые на полях сражений Мадженты, Сельферине, Градеца и Кенниггреца жертвовали жизнью за государство и династию, мы решительнейшим образом протестуем против того, чтобы наше чисто культурное национальное народное направление было лишено дарованного законами права на признание в Австрии русского литературного языка и против объявления нас бесправными в государстве. Мы вступаем в высокую палату с надеждой на лучшее политическое будущее и с горячим желанием совместной работы на пользу народа, государства и славной династии».
Наш долг – заступиться за них и бороться открыто с предателями и изменниками родины. Пора киевской администрации открыть глаза на Грушевских и проч. провокаторов. Все должны исповедовать символ премьер-министра В.Н. Коковцева: у нас прошло время политики лиц и наступило время национально-государственной преемственности.
Вот что говорит известный нам деятель в области национализма А.И. Савенко: «Австрия дала полякам очень почетное поручение – быть палачами русской Галиции, и поляки с азартом выполняют это поручение. Все русское объявлено в Львове под строгим запретом… Тяжесть положения Прикарпатской Руси увеличивается еще благодаря тому, что высший класс ее давно изменил родному народу и ополячился. Народ остался без вождей, без русской интеллигенции…» Не то же ли и у нас было в Белоруссии, Малороссии и Литве… «Мы ценою великих жертв и усилий освободили южных славян и ничего не сделали для освобождения 4 миллионов русских… Национальная политика прежде всего и главнее всего в том и заключается, чтобы всю нацию собрать в одно государство. И пока мы этого не достигли, все наши помыслы должны быть направлены к этому…»

 

Братья-славяне. Русский народ в силу прирожденного ему чувства всечеловечения проливал свою кровь везде и всюду, где только ему указывали на несправедливость и засилье. Русские сражались с французами за интересы Австрии и прославили свое имя с бессмертным Суворовым в Швейцарии. Русские вели Европейские войны то за интересы Пруссии, то за интересы Австрии. Русские помогали Австрии смирить возмутившихся ее подданных – венгерцев. Русские проливали кровь за славян Бокки Катарской, Черногории и Греции и прославили свое имя в лице адмиралов Ушакова, Гейдена и др. Русские проливали кровь за освобождение из-под ига турецкого греков, румын, сербов, болгар и т. д. и т. д. Все это хорошо. Все это похвально. Но… таким нашим заступничеством мы добились того, что все эти наши славянские братья смотрели на нас как на своих обязанных батраков. Как только кто изобидит их, так Россия и должна их выручать. Если выручит – так и должно быть. В благодарность те же вырученные братушки и лягнут эту глупую Россию, как это сделали Стамбуловы, Каравеловы и прочая шушера… А боже храни, если русские не придут на помощь… Тут уже и нет предела издевательствам, брани и помоям по адресу России. И Россия терпит. Это глупо, но верно. Пора этому положить конец.
Россия велика, могущественна и сильна. Ее войска стоят на высоте современного величия. Ее военная мощь составляет предмет союзных вожделений всех стран Европы, а самое главное – предмет искренних пожеланий всякого нам зла. Все эти наши друзья и союзники боятся нас и ненавидят всеми силами своих испорченных заячьих душ. Они делают вид, что презирают нас. Ложь. Трусы не могут презирать. Их удел – завидовать и ненавидеть…
Наша литература первая в мире. Наше художество и искусство первое в мире. Наша наука не хуже, как в других странах. Наше богатство беспредельно. Наше хозяйство на низкой ступени – это правда. Наш народ невежествен – это правда. Но мы будем учиться и выучимся. Учиться никогда не стыдно.
А что мы выучимся и скоро выучимся, я ни одной минуты не сомневаюсь. Желал бы я знать дело, которое русские не «произошли бы» и не превзошли бы. П.А. Столыпин был совершенно прав, сказав: дайте России отдохнуть 20 лет, и вы увидите, что из нее выйдет…
Где мы будем учиться: у немцев или у своих братьев славян-чехов – это безразлично. Мы сделали слишком много для славян, чтобы чувствовать себя им обязанными, если 200–300 наших хозяев поучатся хозяйству у них. Рядом с этим мы можем сейчас же сказать, что мы в них не нуждаемся. Ибо если они возомнят, что они слишком нас этим обяжут, то пускай знают, что мы всегда можем обойтись и без них. Мы можем учиться у наших образцовых хозяйств, кои в имениях князя Васильчикова, графа Бобринского и у многих-многих других. Мы можем учиться и у немцев. Наконец, если даже мы будем учиться и у чехов, то ведь недаром. Вот почему я еще раз повторяю, и повторяю смело и убежденно: Россия ни в ком не нуждается и может существовать одна без всяких союзников и помощников.
Тем более мы можем сказать, что Россия не нуждается в помощи и содействии западных славян. Мы жили без них, живем без них и проживем без них.
Почему-то, однако, у нас существует убеждение, убеждение твердое и вместе с тем для нас весьма невыгодное, что мы поставлены судьбой для защиты и спасения наших западных братьев-славян. Но этого мало. И они почему-то думают, что Россия та дойная корова, которую западные славяне во все дни невзгоды имеют право сосать. И мы не смели от этого отказаться. Причем, достаточно выдоивши, они считают свое дело оконченным и могут отвернуться от нас, предварительно сплюнувши. Единственной за это благодарностью они признают ослиное лягание. А боже храни, если Россия не даст возможности себя подоить. Сколько плевков, издевательств и омерзительных ругательств на нее посыплется… Разумеется, все это указывает на высокие нравственные качества наших облагодетельствованных сородичей… Эта их добродетель дала возможность охарактеризовать их М.О. Меньшикову очень метким термином «бедной родни», «родни-приживалки»… Этот термин злой, но меткий и правдивый. Замечательно то, что он оправдывает себя и в эволюции дела. К таким же приживалкам по всем правам относилась и Болгария по освобождении ее от турецкого ига. Но с тех пор как она оправилась, с тех пор как она разбогатела, с тех пор как она стала независима, – она первая является более или менее искренним нашим другом, и чувства ее благодарной признательности проявляются на каждом шагу. Даром, что ее царь – ненадежный немец. Государства живут не месяцами и годами, и я убежден, что болгарский народ никогда не позволит себе стать в ряды наших врагов и пролить кровь своих братьев-освободителей. К остальным же славянам термин М.О. Меньшикова очень идет. До сих пор было так: «Нужно было что-нибудь мелкому славянину от России – он приходит и клянчит. Выклянчит – летит и позорит того же русского!» «Иного отношения, – говорит М.О. Меньшиков, – от мелкославянских народцев к России мы и ждать не могли. Со стороны бедных родственников никогда не ждите ничего, кроме зависти, а если вы еще имеете глупость облагодетельствовать их хоть раз в жизни, то ничего не ждите, кроме оскорбленной жадности и желания при случае нагадить вам».
И это совершено верно.
«Бедные родственники по отношению к родственному богачу держат себя подобострастно лишь до тех пор, пока он щедр на подачки; а в душе они всегда завидуют ему и ненавидят» (А.И. Савенко).
«Славянство в мировом значении – это мы, русские, и пока, к сожалению, никто больше. Остальные славянские племена слишком малочисленны, а главное – так раздроблены, так глупо разъединены и так враждебны друг другу, что политического и мирового значения не имеют вовсе. Большинство зарубежных славян состоят под немецко-венгерско-турецким игом, и неспособность их свергнуть это иго уже доказана… Вместо того чтобы разбить немцев, венгров и турок, западные славяне только и могли, что быть самим разбитыми своими соседями. Причин разгрома западного славянства много, но общий знаменатель этих причин – славянская слабость, славянская бесхарактерность и, как особенное горькое последствие бесхарактерности, склонность к разъединению, взаимной грызне. Во всяком случае, если в славянах возможны какие-либо мечты о великодержавной роли, то они немыслимы вне России. Это со стороны национальной мощи. Что касается национальной культуры, то при всех своих бедственных условиях Россия идет в этом отношении вперед славянства… Во всех отношениях Россия имеет право сказать: славянство – это я… Не нам приходится искать у западных славян, а им у нас» (М.О. Меньшиков).
Хотят мелкие славяне жить с нами в единении и дружбе – хорошо. Мы против этого ничего не имеем. Не хотят – не нужно. Они нам не нужны. Мы без них ничего не теряли и не потеряем. «Политика России должна быть только национальной, а это значит, что она должна быть не славянской, а только русской, т. е. политикой национального эгоизма. Более того, политика России часто будет оказываться антинациональной, если она будет непременно славянской. Наша политика должна быть славянской лишь постольку, поскольку этого требуют наши чисто национальные интересы».
«Все без исключения славяне думают только о себе, только о своих собственных интересах. Каждый из славянских народов по-своему устраивает свою судьбу. Это их дело. Но будем ли и мы, русские, думать только о себе, заботиться только о наших русских национально-государственных интересах. Все западные и южные славяне – глубочайшие националисты. Будем же и мы в политике только националистами… Национальная политика прежде всего и главнейше всего в том заключается, чтобы все нации собрать в одно государство… И если для заключения между Россией и Германией тесного союза придется пожертвовать интересами чехов и прочего западного (но не южного) славянства, мы, ни на минуту не задумываясь, должны это сделать, как делают ныне поляки и чехи» (А.И. Савенко).
Дальнейшие наши отношения к славянам должны быть таковы. Россия была, есть и будет одна, сама в себе. Политика великого монарха-националиста Александра III – политика полной свободы от всяких союзов – есть самая великая и разумная политика. Все союзы с Германией, Францией, Англией и прочих ведут только к тому, что союзные державы нашими руками загребают жар. Когда же мы находимся в тяжком положении, то наши союзники только ухмыляются и в душе радуются. Россия должна быть сама для себя. М.О. Меньшиков прав, говоря, что нашему национальному мотовству пора положить предел. Пора нам бросить проливать нашу кровь за братушек, в Китае, Персии и проч. А вместе с тем пора нам уметь защищать наше национальное достоинство и не церемониться разгромлением 30–40 китайских, персидских и прочих поселков на каждую русскую голову, погибшую от руки китайских и персидских злодеев. Пора нам привлекать к ответственности и тех русских выживших из ума правителей, которые по своему скудоумию шлют на убой ничтожные и заведомо подлежащие убою русские войска…
Нашими родными кровными являются обитатели Галичины и Угорщины. За их освобождение от польского и жидовского ига мы не только можем, но и должны пролить кровь. А еще лучше обменять их на совершенно ненужную злейше враждебную Польшу. Ей лучше будет под покровительством Пруссии, а наши братья пускай возвратятся к нам.
Ближайшими нашими кровными являются остальные славяне. Нам приятно быть с ними в добрых отношениях, но проливать нашу кровь за освобождение аннексированных боснийцев и герцеговинцев – глупо и бессмысленно.
На нас посыпались громы и молнии за то, что мы не вступили в бой с Австрией за аннексируемых боснийцев и герцеговинцев и вооружившихся сербов. А знают ли славяне, кто нас поддерживал во время японской войны? Кто нас снабдил судами и проч.? Крейсеры, говорят, оказались негодными. Это вина не немцев, продавших суда нам, а тех русских, которые покупали и принимали их и имена которых, к сожалению, остались неизвестными…
Желают братья-славяне – чехи, болгары, сербы, черногорцы и проч. с нами быть в добрых отношениях – отлично; но бежать к ним с распростертыми объятиями – глупо. Россия по своему положению во всех отношениях стоит так высоко, что славянские народы должны заискивать перед ней, уважать и почитать ее, а не мы, русские, к ним бежать. Особенно пускай Сербия попомнит и поразмыслит. Съезд славянских журналистов в Белграде летом 1911 г. Ни один порядочный русский не должен теперь являться в Сербию без того, чтобы Сербия десять раз искупила свою тяжкую предумышленную вину, свой наглый поступок. Ни один серб не смеет явиться в Россию, пока сербская подлость на съезде не будет искуплена десятерицею.
С давних пор Россия с распростертыми объятиями принимала всех переселенцев славян, армян и прочих в Россию. Довольно. Эта политика должна быть прекращена навсегда. Все эти переселенцы в Россию остаются прежними армянами и проч. Этого впредь не должно быть. Кто желает быть в России, тот должен стать русским. Россия для русских. Кто не желает быть русским, тот должен оставить Россию. Господа евреи, немцы и проч., подумайте.
Еще одно слово. Теперь завелась мода ездить с визитами и на съезды к разным славянам. Мило. Нельзя ли, господа русские ораторы, поосторожнее говорить от имени России, ибо неосторожные и вдохновленные шампанским слова легко могут быть опровергнуты трезвыми заявлениями протеста в газетах…

 

Евреи. Евреи – народность, не завоеванная нами, а сама пришедшая к нам. Народность, нами нетерпимая, но которая настойчиво сама навязывается. Народность, от которой мы всеми силами стараемся избавиться, а она руками и ногами держится за Россию и которая тем не менее с чрезвычайной яростью требует равноправия с державной нацией.
Я – малоросс. Вырос с жидами. Имел их товарищами детства. Шел с ними в университет и доныне с некоторыми в самых дружеских отношениях. Я их знаю хорошо и стану говорить вполне бесстрастно.
Каждый народ имеет свою религию по своему духу и влияет на нее своими народными свойствами. В религии народа – его душа. Особенно это характерно для евреев. Их священные книги заключают в себе не только религиозные истины, но и политические, и социальные, и экономические. Поэтому для лучшей характеристики народа мы делаем маленькие выписки из его священных книг.
Иегова создал мир, все живущее и человека. Но с первых же шагов человек нарушил завет, положенный Иеговой между ним и человеком. И вот Иегова прежде всего проклинает землю, которую только что создал, и все живущее на ней, а человечество предает во всем его будущем наказанию. Проходит небольшое время, и один из сыновей первого человека убивает своего брата. Новое проклятие… «И раскаялся Господь, что создал человека на земле, и воскорбел в Своем сердце, и сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человеков до скотов, и гадов, и птиц небесных истреблю, – ибо Я раскаялся, что создал».
Ну, понятно истребление беспутного человека, но за что же истреблять животных и птиц небесных…
Но человечество живет. Оно образует даже города, в которых, впрочем, человеки творят страшные безобразия и бесчинства. Тогда Иегова выводит из Содома и Гоморры праведного Лота с семейством, а город уничтожает каменным дождем… За что, за содомию?.. А теперь потомки содомийцев, и даже из жидов, безнаказанно являются редакторами газет…
Этот Иегова из всего созданного им человечества выбирает излюбленным народом евреев и им отдает весь мир.
«Ты народ святой у Господа Бога твоего: тебя Израиль Господь Бог твой, чтобы ты был собственным его народом из всех народов, которые на земле. И не вступай с ними в родство; дочери твоей не отдавай за сына его и дочери его не бери за сына своего… И будет Господь изгонять пред тобою народы сии мало-помалу; не можешь ты истреблять их скоро, чтобы не умножились против тебя полевые звери, но предает их тебе, и они погибнут, и предаст царей их в руки твои, и ты истребишь имя их из поднебесной… Не ешьте никакой мертвечины; иноземцу, который служит в жилищах твоих, отдай ее, пусть он ест ее, или продай ему…»
В войнах с народом Иегова приказывал истреблять не только весь народ неприятеля до последнего человека, но даже весь скот его, волов, овец и проч. Разве эта жестокость не напоминает нам изуверств, чинимых в 1905 г. революционной массой, во главе которой стояли жиды-бундисты, когда тысячами отрубали копыта у ценных лошадей и десятками тысяч – ноги у несчастных овец…
А вот что говорит пророк Исаия об Иегове: «Ярость Господа Саваофа опалит всю землю, и народ сделается как бы пищею огня. По первому небо и земля сдвинутся с места своего от ярости Господа Саваофа в день пылающего гнева его… Вот, придет день Господа лютый, с пылающею яростию, чтобы сделать землю пустынною… Меч Господа исполнится кровию, утучнеют туки от крови. Третья часть народа умрет от язвы и погибнет от голода, третья часть падет от меча, и третью развею по ветрам…»
О, как жесток, как несправедлив, как пристрастен еврейский Иегова.
«Темный бог Израиля, бог хищничества, вымогательства, наживы, бог обмана, предательства и всякой лжи и неправды, этот темный бог насилия, злобы и мести идет впереди своего «возлюбленного» народа и предает нас жидовскому заклятию и наводит на нас непробудный сон, непостижный страх» (А. Бурнакин).
А вот нравственный кодекс евреев. Евреи идут из Египта. И вот Иегова дает приказ. «И когда пойдете, то пойдете не с пустыми руками: каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в ее доме вещей серебряных и вещей золотых, и одежд, и вы нарядите ими и сыновей ваших, и дочерей ваших и оберете Египтян».
Я не стану делать дальнейших выдержек. Они всем известны. Таков завет евреев. Такова и душа евреев. Иначе быть не может. Религия – душа человека.
Неказисты евреи по Библии. Еще худшими они являются по Талмуду – толкованию Библии, где вполне вылилась практическая душа еврея. Все проявления жестокости, бесчеловечности, людоедства, человеконенавистничества выражены здесь с возможной полнотой и со всеми жизненными случайностями, – а плутовство, обман, шантаж и мошенничество возведены в высокую нравственную защиту. И эти качества стали так у евреев прочными и национальными, что ныне евреи уже не нуждаются и в Талмуде. Их Талмуд в их крови. Ведь не Талмуд создал евреев, а евреи создали Талмуд. В Талмуде выразились национальные душевные свойства еврея.
Особенно резко в Талмуде проявляется человеконенавистничество и величайшее презрение к христианам. Одни только евреи – люди, а остальные – их рабы и ничтожество.
«По учению Талмуда, – говорит о. Пранаитис, – еврей тем самым, что принадлежит к народу избранному и подвергается обрезанию, обладает таким достоинством, что никто не может сравниться с ним, даже ангел.
Мало того, он считается равным самому Богу. «Кто ударит израильтянина по щеке, – говорит Ханина, – тот дает, так сказать, пощечину величию Бога». Еврей всегда нравствен и чист: этому не препятствуют никакие грехи, которые не могут марать его точно так, как грязь пачкает одну скорлупу ореха, но не ядро. Один израильтянин есть человек, вся вселенная принадлежит ему, все должно служить ему, особливо же «животные в человеческом образе».
«Еврею повелевается где бы то ни было вредить христианам, или косвенно – не делать им добра, или же прямо: грабить имущество и на суде показывать против христиан; еврей не смеет помогать христианину в случае, если последний находится в безвыходном положении».
«Вся жизнь, все имущество гоя, как раба для сынов Израиля, находится в распоряжении еврея. Жизнь гоя отдана в руки еврея, – тем более, конечно, душа и тело его» – такова раввинская аксиома. Отсюда следует, что еврей имеет полное право безнаказанно отнимать у христиан всякое имущество, прибегая при этом к всевозможным уловкам, обману и плутням.
Обращаясь к характеристике еврейского народа, нельзя не отметить одной особенности его: все народы занимаются добыванием плодов земли, растений и животных, – евреи всей массой занимаются извлечением выгод от трудов человеческих. Еврейский народ является как бы паразитом человечества.
По мнению А. Мертваго, «время для образования еврейского народа прошло, и создание своей национальной территории, даже в Палестине, не приведет к сохранению его национальной силы.
Такой организм не может существовать, соединяя людей, осуществляющих только либеральные профессии, а еврейская нация, благодаря своему высококультурному уровню, не может выделять из себя достаточно неудачников, которые бы легли в основу трудовых сил государства».
Мне кажется, однако, что неспособность заниматься устойчивым трудом характеризует далеко не высоту культуры нации, а именно ее вырождение, дряблость и измельчание. Проявлением высокой культуры нации служат: высокий ум, образцовые знания, твердый и благородный характер, высокая нравственность. Этого всего у евреев именно и нет. Поэтому я гораздо более склонен признать мнение М.О. Меньшикова, Гофштеттера и др., «которые в еврейской нации принимают именно паразитную нацию». В отличие от низших кочевников, которые живут как паразиты своих кочующих стад, евреи живут на человеческих племенах, эксплуатируя труд последних и направляя энергию их в свою пользу… Евреи были бы совсем ничтожными, если бы действовали собственными средствами, – но они всегда пользуются чужим трудом, чтобы плодами этого труда составить свое благополучие. И в этом отношении евреи никогда не могут исправиться. Опыты с земледельческими колониями на юге России показали, что евреи свою землю отдали в аренду, а сами занялись гешефтмахерством. То, что евреи стремятся теперь закупить землю, вовсе не значит, что евреи намерены заняться земледельческим трудом, а только то, что они желают возможно больше извлечь пользы от христиан, обрабатывающих им их землю. И в этом случае еврейский паразитизм выражается в очень яркой степени.
«Типичный еврей – существо особого человеческого типа, именно паразитного, и в силу этого он по природе существо преступное в отношении тех обществ, на теле, вернее, в теле которых он живет», – говорит М.О. Меньшиков.
И действительно, история евреев всех времен и стран показывает, что они могут жить только паразитно, то есть высасывая жизнь и блага у других народов, среди которых они живут.
С этой точки зрения евреи – народ антисоциальный и даже преступный.
«Мы видим в еврействе, – говорит Маркс, – общий современный антисоциальный элемент, приведенный историческим развитием, которому ревностно содействовали евреи, к его теперешним размерам, к тем размерам, когда он неизбежно должен исчезнуть… Деньги – единственный бог Израиля, и нет у него бога иного, кроме него…» (И.А. Гофштеттер ).
С этим божком в руках евреи и паразитствуют во всем свете. Каковы их занятия? Торговля, контрабанда, перекупничество, комиссионерство, ростовщичество и проч. – вот их занятия. Не подлежит сомнению, что финансы – важнейший мировой двигатель. Эти финансы в руках евреев, и само правительство в настоящее время не в состоянии справиться с евреями. При помощи денег евреи держат в руках правительство, держат в руках общество, держат рабочий класс. Развращающее действие денег беспредельно, и национальная наглость и пронырство евреев вполне прикрываются подкупами.
Имея в руках деньги, евреи захватили в свои руки печать, газеты и журналы. Свободные профессии: докторская, адвокатская, актерская, оперная и проч. – все это монополизировано евреями. При помощи денег им доступны департаменты, канцелярии губернаторов, суды и все прочие учреждения.
«Пронырливые, льстивые, угодливые, лицемерные – они покоряют нас без боя, нас – ленивых, зевающих, податливых, неустойчивых, легковерных… Окольными путями, закоулками, всякой неправдой евреи пробираются к народным сокровищам и овладевают ими. А славянская стихия покорно отступает перед чарами сионского беса. О, эти «сионские чары»: тут и подкуп, и разврат, и лесть, и порок, и ложь, и гордыня – все, чем силен враг рода человеческого, чем покоряет он малодушных, безвольных и легковерных. На сильного – раболепием, на слабого – нахальством, на малодушного – рублем, на мечтателя – посулом, на чувствительного – похотью, – так шествует по Руси воинственный Израиль, так покоряет он нечестивых гоев. И вот плоды жидовского «очарования», – торговля, производства, ремесла, науки, литература, искусства, все народное хозяйство и весь духовный капитал – и тело, и мысль народа – в кабале, в откупу, под заклятием евреев. В их руках биржа, банки, магазины, фабрики, заводы, в их руках балеты, театр, книгоиздательства, в их руках хлеб и деньги, правосудие и просвещение, все к ним липнет, все ими оскверняется. Еврей – если он не ростовщик, то развратитель или предатель, или подстрекатель, или кровопийца, его путь – обман, грабеж, его оружие – разврат и преступление. В торговле он – шантажист, на бирже – стервятник, в работе – надуватель, в политике – бунтовщик и предатель, на суде – лжесвидетель, в печати и литературе – развратитель, отрицатель, человеконенавистник, в искусствах – опошлитель, осквернитель, низменник, в обиходе – нахал, в сношениях – сводник, в обществе – фарисей с улыбкой на лице, и с камнем за пазухой».
При таких религиозных, нравственных и практических качествах, естественно, еврейство во всей своей массе вызвало к себе в России, как и во всем мире во все времена, всеобщую ненависть, презрение и отвращение. Подобные отношения выразились в форме погромов, погромов современных и погромов тысячу лет назад. Погромы эти были и в Испании, и в Италии, и в Германии, и во Франции, и в других странах. Были они во времена недостаточного просвещения, но были они и в наши дни. Избиение евреев в Венгрии было уже в XX в. Едва не на днях было избиение евреев в Бельгии и совсем недавно, о ужас, в Англии… В Америке, где они своими капиталами оказывают огромное влияние, их не допускают в приличные гостиницы, не принимают в порядочные клубы и не считают себе равными. Их доступ в Америку затрудняется почти наравне с желтой расой. Не терпят евреев в Турции, и даже Китай признает евреев людьми недобросовестными, вносящими в промышленность и в торговлю обман и подлог. Финляндия и Япония в свои государства евреев вовсе не допускают.
Даже украинофилы и те питают к евреям нельзя сказать, чтобы нежные чувства.
Вот что рассказывает по этому предмету господин Л. Шг в органе еврейских националистов «Новый восход»: «Я вспоминаю 1905 г. В зале лесгафтовских курсов собрались на мирный конгресс представители народов России. Все были преисполнены самым пылким энтузиазмом братства народов… Я случайно очутился среди группы украинофилов, когда на кафедре еврейский оратор красноречиво доказывал, что евреи всюду чуждый элемент, что для их блага, как и для блага их соседей, евреям необходима своя территория. Как магически действовали эти слова на моих соседей! И когда наступил перерыв, милые украинцы с большим подъемом заговорили о том, как прав был сионистский оратор: ведь Украина только тогда и может быть счастлива, когда она будет свободна от чуждых элементов и станет единственным хозяином своей земли. Конечно, пока евреи живут среди нас, они должны иметь права, но лучше… если бы они ушли в Палестину… Украина – украинцам».
Кроме этих грубых мер, мер насилия против евреев, нами принимаются и другие, более мирные, но тем не менее действительные меры против натиска и захвата еврейского племени. В этом отношении уже практикуется многими даже в России, особенно в Польше, тихий погром, состоящий во всеобщем бойкоте еврейских товаров. Этот тихий и законный погром настолько силен и могуществен, что заставил многих евреев покинуть Россию и переселиться в Палестину, Уганду и проч. Особенно силен и систематически проводится этот тихий погром в Польше, где поляки не стесняются выживать своих братьев поляков Моисеева закона из Польши. Вот что говорит Glos Waszawsky: «Евреи должны знать, что с момента, как их пребывание в гостях стало тяжестью для поляков, кончаются все права на гостеприимство, и наступит момент, когда евреи должны думать, как уйти из Польши».
Разумеется, такое невыгодное мировое отношение народов к евреям не могло не отразиться и на общей массе еврейского народонаселения. И так стали появляться мысли о том, чтобы создать наконец нечто целое, независимое, свое собственное, что бы дало им опору и самостоятельность. Евреям понадобилась территория, дабы составить собственное государство. И стали искать такую территорию. Воззрели на Палестину, воззрели на Уганду, воззрели на Аргентину… Но все это не то. Евреи слишком негодны для того, чтобы не понять, что с переселением в свою землю они лишаются своих основных кровососных паразитных свойств. Им придется эксплуатировать самих себя. А они знают хорошо, что не бывает более ужасной и беспощадной борьбы, как если жид объявит жиду войну. Многие прежние мировые судьи мне говорили, что на суде в тяжбе легко примирить русского с русским, русского с жидом, но жида с жидом – никогда. Разумеется, перспектива грызть друг другу горло им не улыбалась, а потому все эти сионизмы – явление дутое и бесплодное.
Тогда евреи стали разрабатывать такое положение, чтобы найти себе территорию вместе с рабами, от которых они могли бы, будучи господами, легко высасывать себе деньги и кровь. Для этого нужно выбрать особенно податливую, мягкую и стойкую народную массу. Какая же народность в этом отношении может быть наиболее подходящей, как не славянская. И вот теперь евреи стали заводить такие территориальные очаги в Галиции, Венгрии, Бессарабии, Волыни, Подолии, Белоруссии и проч. Скупая земли за бесценок, они вместе с тем имеют дешевых безземельных белых негров, которым они отдают землю в аренду и захватывают не только все соки, но и душу.
Такой захват евреями земли грозит нам в будущем великой опасностью, и мы, русские, самым серьезным образом должны обратить внимание на этот захват земли и помимо воспрепятствования законным путем тому захвату установить строжайшую ответственность губернаторов, допускающих обход законов в этом отношении. В противном случае мы можем скоро увидеть в своем государстве новое государство.
Но этого всего мало. Евреи добиваются иного. Для них важно добиться двух положений: равноправия в России и свободы въезда в Россию евреям других стран. При достижении того и другого, можно быть уверенным, Россия станет местом сосредоточия евреев всего мира и превратится в рабскую страну самых жестоких и бесчеловечных эксплуататоров.
Итак, что такое евреи теперь. Это масса народонаселения, мечтающая, что она избранный народ Божий, а потому не смешивающаяся с другими народами и не допускающая других народов в себя. Все, что не еврей, – подло, низко, гадко, хотя всякий еврей без исключения сознает, что он сам собой представляет нечто подлое, отвратительное, презираемое, а потому часто стремится прикрыть и защитить себя именем инородца. Все остальные народы в глазах этой «избранной массы» являются жертвой эксплуатации во славу величия и блага «избранной нации».
Эта масса по отношению ко всему окружающему безжалостна, беспощадна, бесконечно жестока, бессердечна и презрительна. Человеконенавистничество, людоедство, кровожадность и кровопийство по отношению к остальным людям – безграничны и беспредельны. Это освящается их религией. Это повелевается самим Иеговой. И это так давно длится, что стало плотью и кровью всякого еврея.
Та же религия евреев освящает всякий обман, воровство, мошенничество, шантаж, клевету, ростовщичество и всякие другие гражданские преступления во славу имени Израиля. Клятвопреступление, лжесвидетельство, отказ от прежних показаний – все это детские забавы в сравнении с прочими мерзкими деяниями, оправдываемыми еврейской этикой. Наглость, бесстыдство, дерзость, низость – это основные черты еврейства, как и самоунижение, продажа совести, шпионаж, торговля живым товаром и проч.
Этим далеко не исчерпываются все специальные национальные качества евреев. Но эти качества – их прирожденные качества, освященные их религией и внушенные самим Иеговой. Мыслимо ли сожительство с таким народом? Мыслимо ли равноправие этой преступной по природе массы с христианами?
Между тем в России более 5 миллионов евреев. Что же нам с ними делать?
Наши продавшиеся или легкоумные либералы нам говорят: дайте евреям равноправие, и все наши внутренние и внешние невзгоды прекратятся сами собой. Благо. Войны не будет, ибо рабовладельцы водворятся мирно в своих штатах. Послушайте, что говорит по этому поводу человек очень осведомленный и знающий, именно профессор Локоть.
«Объективные статистические данные говорят нам о том, что экономическая группировка более или менее совпадает с группировкой национальной. А это служит указанием, с одной стороны, на то, что борьба национальностей в большей или меньшей степени связана именно с экономическим моментом, имеет под собою почву в неодинаковом уровне экономического благосостояния национальных групп как естественных, а не социально-экономических целых, а с другой стороны, будет заставлять нас самым решительным образом признавать момент национального объединения групп в качестве одного из могучих средств групповой самозащиты слабейших групп. Было бы предательством по отношению к слабым группам, грубейшим нарушением принципов и интересов демократизма и явным потворством крайнего национального эгоизма более сильных национальных групп. Скажем, если объективные данные говорят нам о том, что еврейство как национальная группа является в то же время более сильной экономической группой, а мы под флагом «равенства» и «равноправия» будем настаивать на предоставлении еврейской группе еще большей возможности усиливать свое экономическое господство над другими, более слабыми группами, то это будет ни демократично, ни прогрессивно, ни гуманно, а будет только в ущерб демократии более слабых групп… Конечно, для еврейской группы в целом «равенство» и «равноправие» евреев будет выгодно… но с точки зрения великорусской, малорусской или белорусской демократии?.. Мы не можем не признать противодействие коренных национальных групп еврейской в борьбе за государственную власть в высшей степени законным и справедливым именно в силу относительной слабости этих групп по сравнению с еврейской в экономическом отношении».
А вот что говорит по поводу равноправия евреев Ренан: «До наших дней еврей вкрадывается повсюду, требуя равноправия; но в действительности не равноправия он хочет, ибо сохраняет везде свои уставы. Он требует тех же гарантий, которыми пользуются все, и, сверх того, требует исключительных для него законов. Он хочет пользоваться преимуществами нации, не будучи таковой и не принимая участия в исполнении национального долга. На это ни в коем случае и никогда не может пойти ни один народ. Нации представляют собою военные учреждения, мечом основанные и мечом живущие; они представляют собою крестьян и солдат. Евреи ничем не содействовали их установлению. Тут именно и кроется крупное недоразумение, лежащее в основе всех еврейских притязаний. Иностранец, которого терпят, может быть полезен стране, но при том условии, чтобы он не завладел страною. Несправедливо требовать себе одинаковых прав с членами семьи, дом которой не вами выстроен, подобно птицам, устраивающимся в чужом гнезде, подобно тем улиткам, которые забираются в раковину другой породы».
Таким образом, помимо всех прочих соображений, еврейское равноправие в России недопустимо и немыслимо из чисто экономических соображений.
Евреи и еврействующие добиваются теперь другого: если нельзя равноправия, то снимите, по крайней мере, для евреев черту оседлости. Легкомысленные люди поэтому и говорят: в самом деле, отчего же и не снять черту оседлости? Теперь жиды сидят скопом на одном месте и достаточно уже объели и выжали из несчастных малороссов и белорусов крови, – лучше евреев рассиропить, и тогда они будут менее опасны и чувствительны для России. Так ли? Чем на большее пространство будут раскинуты евреи, тем больше они используют народонаселение. Народонаселение России, страдавшее прежде в одной части России, с расселением евреев будет предметом эксплуатации все, и все и всюду будет страдать. Поэтому расселение евреев по всей России будет преступлением по отношению к России и явным попустительством к эксплуатации России паразитным народом.
Иной вопрос о том: а как же быть с малороссами и белорусами? Неужели так-таки, на вечные времена малороссы и белорусы обречены на съедение жидами?
Пора подумать о справедливости: за что же несчастные малороссы и белорусы служат почвой для жидовского кровопийства. Нужно дать и им передохнуть и оправиться от съедающего их паразита. Малороссы хотя имели Гонту и Железняка, но несчастные белорусы все время идут, согнувши выю под жидовским ярмом. А что же можно сделать для них? Одно из двух: или евреи Малороссии и Белоруссии могут найти себе исход на все четыре стороны, или же пускай переселяются в Польшу. Польша принесла нам жидов, Польша успела сродниться с братьями-«поляками Моисеева закона», Польша давно знает их натуру, Польша уже успела выработать способ борьбы с теми евреями, которые для нее являются не братьями-«поляками Моисеева закона», а паразитами их нации.
Кроме Польши евреи могут найти себе исход в Финляндию. Финляндцы полагают, что они представляют собой нацию высшей культуры. Отлично. И мы согласимся с этим. Поэтому и евреи, как лица высшей в культурном отношении нации, легко могут переселиться в Финляндию, ибо финнам вовсе не страшна будет борьба с евреями, как нации, стоящей выше евреев.
В последнее время мы встречаем весьма энергичные жалобы со стороны обрезанных и необрезанных евреев на чрезвычайно частые несправедливости и ограничения прав евреев, живущих в России. В самом деле, то ограничивают процент поступления евреев в университеты, то ограничивают процент поступления на фармацевтические курсы, то ограничивают поступление в гимназии и т. д. и т. д. Справедливо ли делать эти ограничения и назначать процентные отношения? Очевидно, раньше евреи имели эти права и только впоследствии стали их обижать и ограничивать. Поэтому не лучше ли восстановить те законы, при которых евреи вступили в Россию, и их уже держаться, не ограничивая, но и не расширяя их. Посмотрим же, каковы были эти законы?
В 1114 г. совет князей собрался в Выдубичах и постановил: «Выслать жидов из Русской земли со всем их имуществом и впредь не принимать их, а если они тайно войдут, то вольно их убивать и грабить».
В 1727 г. Екатерина I издала такой закон: «Жидов как мужска, так и женска полу, которые обретаются на Украине и в других Российских городах, всех выслать вон из России за рубеж немедленно и впредь их никакими образы в Россию не впускать и того
предостерегать во всех местах накрепко, а при отпуске их смотреть накрепко ж, чтобы они из России за рубеж червонных золотых и никаких Российских серебряных монет и ефимков отнюдь не вывозили; а буде у них червонные и ефимки, или какая Российская явится, и за оные дать им медными деньгами».
В 1740 г. императрица Елизавета Петровна издала такой закон: «Как-то уже по неоднократным предков наших указам, по всей нашей империи жидам жить запрещено. Но ныне нам известно учинилось, что оные жиды еще в нашей империи под разными видами жительство свое продолжают, от чего ни иного какого плода, но токмо нашим верноподданным крайнего вреда ожидати должно. А понеже наше матернее намерение есть от всех чаемых нашими верноподданными и всей нашей империи случиться могущих худых последствий крайне охранять и отвращать, того да всемилостивейше повелеваем: из всей нашей империи, как то великороссийских, так и то малороссийских городов, сел и деревень всех мужска и женска пола жидов, какого бы кто звания и достоинства ни были, со всем их имением немедленно выслать за границу и впредь оных ни под каким видом в нашу империю ни для чего не впускать».
Вот те основные законы, в силу которых существуют на Руси евреи. Оказывается, что они на Руси запрещенный плод, контрабанда. А если это так, то, значит, они на Руси не имеют ровно никаких прав, а потому и об ограничении и угнетении их говорить не имеют никакого права.
Логическая последовательность требует: во избежание обвинений в нарушении их прав в Русском государстве применить к ним этот закон, который существовал во времена Федора Алексеевича и Екатерины I.
Тогда, по крайней мере, не будут они жаловаться, что их обижают и несправедливо ограничивают их права.
Из всего рассмотренного общий вывод следующий:
1. В религиозном отношении евреи – народность самообольщающаяся, жесточайшая, человеконенавистническая и людоедская, полагающая своим идеалом господство над всеми народами и бесчеловечное их истребление и истязание.
2. В нравственном отношении – высокобезнравственная, оправдывающая всякие недостойные поступки по отношению к лицам другой нации.
3. В социальном отношении евреи – народность паразитная и преступная, проявляющая по отношению к членам всех других наций всякие низкие преступные деяния, как допустимые и должные.
Во имя блага державной русской нации совместное сожительство евреев в России недопустимо и непозволительно.
Но что же с ними делать?
1. Самое коренное разрешение вопроса – новый исход евреев, куда им угодно вне России.
2. Менее желательный исход – ассимиляция их в России, но с непременным условием перехода в православие.
3. Еще менее желательный – исход их в Польшу и Финляндию. Переселение их в Польшу имеет за себя оправданием братское содружество этих народов: поляки – евреи католического закона, евреи – поляки Моисеева закона. Они друг друга знают давно. Они сражались плечом к плечу против их общего врага – России. Им будет легче сожительство. Для Финляндии евреи тоже не будут в тягость. Финны – нация, как они думают, высокой культуры, а потому для них не будет опасно сожительство с паразитной нацией. Высококультурная финская нация не позволит себя эксплуатировать паразитной еврейской нации.
А.А. Столыпин предлагает еще одну меру: изыскание научным путем мер вымирания этой паразитной и вредной для мира народности. Будущее покажет, насколько он прав.
Достойно внимания заседание Государственной думы 2 ноября 1911 г. В этом заседании, обсуждавшем вопрос о равноправии русских в Финляндии, между прочим, П.Н. Крупенский внес важное предложение о допущении евреев в Финляндию на правах евреев в черте оседлости в России. Это предложение встретило жесточайший отпор со стороны всех партий. Положительным решением Дума допустила бы по отношению к Финляндии «насилыцину», «жестокое оскорбление чувства брезгливости финского народа», «прививку яда», «издевательство над человечеством», «зло», «наглое издевательство», «величайшее зло»…
Итак, для Финляндии евреи являются существом со всеми вышеуказанными качествами. Ну а для России «все эти качества терпимы», допустимы? Нельзя ли хоть капельку подумать о несчастной Белоруссии, которая стонет под еврейским игом…
Предложение П.Н. Крупенского было не фарс, а гражданский подвиг, указавший на возможный «исход» еврейского ига и хотя некоторое облегчение от него для русского народа. Так поняли и серьезные члены Государственной думы предложение П.Н. Крупенского.
Так, член Госдумы Червинский, между прочим, заявил, что «задача каждого государства – эмансипироваться от евреев, а не устраивать еврейское равноправие», а член Госдумы Воейков думает, что «нужно ограничение прав евреев в Финляндии и распространение его на всю Россию».
Таким образом, предложение П.Н. Крупенского в Думе было понято, но не было поднято. Будем надеяться, что П.Н. Крупенский выждет и дождется момента, когда его аналогичное предложение еврейского «исхода» встретит в Государственной думе больше гражданского мужества и большей заботливости о благе державной нации, находящейся в пределах своей державы у своей паразитной подчиненной народности.
Показать оглавление

Комментариев: 2

Оставить комментарий

  1. BuySoftinerm
    Good day, I recently came to the CheapSoftwareStore. They sell Discount Acala software, prices are actually low, I read reviews and decided to Buy OEM Autocad Civil 3d 2019, the price difference with the official store is 10%!!! Tell us, do you think this is a good buy? I had an urgent order and can only emphasize that I was amazed at how quickly you helped me. Buy Cheap Office Home And Student 2021
  2. ScottPsync
    Постельное бельё из шёлка - роскошь, которая доступна каждому! Шелк представляет собой ткань, которую изготавливают из нитей, полученных из кокона тутового шелкопряда. Данный материал отличается нежностью и утонченностью, он приятен на ощупь и обеспечивает максимально комфортный сон. В интернет-магазине можно купить элитное шелковое белье всемирно известного бренда домашнего текстиля, где Вы найдете большой выбор расцветок, выгодные цены и различные размеры постельных комплектов. Поподробнее изучить можно тут: