Эго – это враг

ДЛЯ ВСЕГО, ЧТО НАС ЖДЕТ ВПЕРЕДИ, ЭГО — ЭТО ВРАГ

Показания собраны, ты сам себе вердикт.

Энн Ламотт, писательница

И вот вы на вершине. Каково тут? Сложно и мудрено управ­лять. Вы думали, что, когда добьетесь результата, станет проще. Но оказалось — труднее: это совсем другой коленкор. Вы обнаружили, что для поддержания успеха нужно управлять собой.

Философ Аристотель был знаком и с миром эго, и с миром власти. Самым знаменитым его учеником был Александр Македонский, который (частично благодаря занятиям с Аристотелем) покорил весь известный мир. Александр был храбрым, блестящим, часто щедрым и мудрым. И тем не менее ясно, что он проигнорировал самый важный урок. В частности, поэтому он и умер в тридцать два, вдали от дома, возможно убитый своими же людьми, которые решили: «Хватит».

Дело не в том, что у него были большие амбиции. Просто Александр никогда не понимал аристотелевской золотой середины. Аристотель не раз говорил о добродетели и совершенстве как точках в каком-то спектре. Например, смелость лежит между трусостью и безрассудством. Щедрость, которой мы все восхищаемся, не должна доходить до расточительности, но и обязана отстоять от бережливости.

Трудно определить, где эта самая золотая середина, но, не найдя ее, мы рискуем впасть в крайности. Вот почему так трудно быть совершенным, писал Аристотель: «Ведь найти середину в каждом отдельном случае — дело трудное, как и середину круга не всякий определит, а тот, кто знает».

Мы можем использовать золотую середину, чтобы управ­лять своим эго и своими желаниями.

Бесконечное честолюбие — предмет простой: любой способен поставить ногу на газ. Самодовольство — тоже просто: это всего лишь вопрос снятия ноги с газа. Нам нужно избегать того, что бизнес-стратег Джим Коллинз именует «недисциплинированным стремлением к большему», а также самоуспокоенности, которая сопровождается аплодисментами. Если снова обратиться к Аристотелю, трудно надавить на газ с нужной силой, в нужный момент, нужным способом, в нужном автомобиле, следующем в нужном направлении.

Но если мы этого не сделаем, последствия могут быть ужасными.

Наполеон, который, подобно Александру Македонскому, умер несчастным, сказал: «Люди с большими амбиция­ми искали счастье и нашли славу». Он имел в виду, что за каждой целью стоит желание быть счастливым и реализовавшимся; однако когда верх берет эгоизм, мы сбиваемся с пути к цели и оказываемся там, где не хотели.

Ральф Эмерсон в эссе о Наполеоне приложил все усилия, чтобы доказать, что всего через несколько лет после смерти бывшего императора Европа стала фактически такой же, какой была перед его стремительным подъемом. Смерть, усилия, алчность и почести — для чего? По сути, ни для чего. Наполеон, по его словам, растаял, как дым его артиллерии.

Говард Хьюз — младший, несмотря на нынешнюю репутацию смелого бунтаря, не был счастливым человеком, и неважно, какой удивительной представляется его жизнь в истории или по его фильмам. Когда он был при смерти, один из помощников пытался приободрить страдающего магната, сказав: «Какую невероятную жизнь вы вели». Хьюз покачал головой и ответил с печальной, подчеркнутой честностью человека, чье время почти истекло: «Если бы вы поменялись местами со мной, готов поспорить, что вы еще до конца первой недели попросились бы обратно».

Нам не нужно идти по стопам этих людей. Мы знаем, какие решения стоит принять, чтобы избежать такого бесславного, даже душераздирающего конца: защищать свою трезвость, уклоняться от алчности и паранойи, оставаться скромными, сохранять ощущение цели, соединяться с миром вокруг себя.

Потому что, даже если мы хорошо справляемся, процветание не гарантировано. Мир строит заговоры против нас различными способами, а законы природы говорят, что везде происходит регресс к среднему. В спорте после победного сезона у команды усложняется расписание, худшие клубы получают более высокие номера на драфте — такова традиция, а потолок зарплат мешает сохранить состав.

В жизни же чем большего вы добиваетесь, тем выше налоги и тем больше обязательств навязывает вам общество. Пресса становится жестче, чем раньше. За известность приходится платить слухами и сплетнями. Он пьяница. Она лесбиянка. Он лицемер. Она шлюха. Толпа болеет за неудачников и поднимается против победителей.

Так устроена жизнь. Может ли кто-нибудь позволить себе отрицать эти факты?

Вместо того чтобы позволять своему положению вводить себя в заблуждение и принимать то, что у нас есть, лучше потратить время на подготовку к переменам в судьбе, которые неизбежно произойдут. То есть к невзгодам, трудностям, напастям.

Кто знает, может, дальше будет падение. Еще хуже — возможно, вы сами его и вызовете. То, чего вы добились единожды, не обязательно будет повторяться.

Перемены и отступления — такая же обычная часть жизни, как и что-то еще.

Но мы можем справиться и с этим.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий