До мозга костей

Книга: До мозга костей
Назад: Глава 22
Дальше: Глава 24

Глава 23

Ковит порылся в карманах Рейес и вытащил несколько ключей, второй пистолет и мобильный телефон. Но ни кошелька, ни денег не было.
– Она не носит с собой наличные? – спросила Нита.
Он покачал головой.
– Не знаю. Может, она настолько известна, что они ей не нужны. Местные боятся ее до дрожи.
Скрестив руки на груди, Нита осмотрела тело женщины, отойдя на пару шагов, как она научилась делать во время расчленений.
– Почему? – спросила она. – Я не говорю, что Рейес не чудовищная, но на этом огромном рынке целая куча чудовищный людей.
Ковит хмыкнул.
– Я здесь всего месяц, поэтому не знаю всей истории. Но, видимо, она свергла своего предшественника. Он был, предположительно, одним из самых страшных людей в отрасли. Люди называли его Королем частей.
Нита фыркнула.
– Я слышала о нем. Он убивал своих врагов и продавал их части тел их же семьям для захоронения, верно?
– Ага. – Ковит поудобнее уселся на полу и разглядывал различные ключи из карманов Рейес. – Но я думаю, что он получил свое прозвище из-за бизнеса по продаже частей тел сверхъестественных существ. Он просто вроде как… подыгрывал, когда имел дело с конкурентами.
– Понятно. – Нита села рядом с Ковитом. – Я не знала, что он умер. Король частей.
– Ага. Около шести месяцев назад. Я слышал, что Рейес убила его, разрезала тело на куски и раздала по одному куску каждому крупному игроку на этом рынке, сказав им, что король мертв и теперь у них есть королева. – Он пожал плечами. – После этого она просто взяла на себя все его дела и продолжила его работу.
– Она называет себя Королевой частей, а ее зовут Рейес? Это слово значит «король» по-испански. – Нита фыркнула. – Не может быть, что это ее настоящее имя.
– Я уверен, что это псевдоним, – согласился Ковит.
Нита посмотрела на Рейес.
– Значит, теперь, когда мы убили Рейес, это делает нас новым Королем и Королевой частей?
– Думаю, это только делает нас теми, кто убил Рейес.
Нита засмеялась, но почти сразу смолкла. Она не должна смеяться. Она только что убила человека, а уже через пять минут сидит перед мертвым телом и глумится над смертью.
«Может, я схожу с ума?» – подумала Нита.
Ковит как-то странно смотрел на нее, но она только отмахнулась:
– Так для чего эти ключи?
– Ну, вот этот, – поднял он стандартный, немного старомодный ключ, – от входной двери.
Нита взяла его.
– Не знала, что здание запирается снаружи.
– Запирается. Сначала Рейес запирала меня, пока не поняла, что я ненавижу рынок и не выйду на улицу, даже если она будет держать дверь открытой.
Нита моргнула.
– Она тебя запирала?
– Она думала, я сбегу.
– А ты бы сбежал?
– Нет, конечно. Я же не идиот. У меня были большие проблемы с Семьей, и я не имел ни малейшего понятия, как Рейес с ней связана. Насколько мне известно, Семья продала меня Рейес. – Ковит горько улыбнулся. – Знаешь, я думал, меня убьют. Когда я не повиновался… думал, это конец. Но мне сказали, это «второй шанс», поскольку занни достаточно ценны, чтобы получать второй шанс. Если бы я был человеком, меня бы просто убили.
Нита нахмурилась.
– Тогда почему ты не ушел? Ведь дверь была не заперта.
– Рейес показала меня всем охранникам в порту в первый же день, как я сюда приехал. Им стало ясно, какие ужасы постигнут их, если я уйду. – Ковит улыбнулся. – Я все равно пошел в порт. Пытался объяснить, что если они не будут слушать меня, то их ждет еще больше ужасов, которые последуют гораздо быстрее. – Его улыбка стала чуть шире и немного искривилась, но почти сразу исчезла. – Это ничего не поменяло. Ее они боялись больше, чем меня.
– О, – выдавила Нита. Она слышала крики жертв Ковита и не могла даже представить, что такого ужасного могла пообещать Рейес по сравнению с его пытками.
Сердце Ниты забилось быстрее – она вспомнила Миреллу. Что бы она подумала, узнай о союзе Ниты и парня, который ее пытал?
«Ты должна делать то, что должна. Ковит поможет тебе сбежать. А если кто-то встанет у тебя на пути, ты сможешь заставить его убивать, пока сама будешь убегать».
Она скривилась и не осознавала этого до тех пор, пока Ковит не спросил:
– Нита?
Немного поколебавшись, она покачала головой.
– Извини. Просто думаю о том, как это меняет план побега.
– А-а. – Ковит закончил обшаривать карманы Рейес и поднялся на ноги.
– Все нормально, – кивнула Нита. – Нам просто нужны деньги, чтобы охранники закрыли на нас глаза.
Не нужно беспокоиться о том, что приличная сумма денег не поможет решить проблему – эту истину Ните поведала мать.
Ковит склонил голову набок.
– Или мы можем последовать примеру Рейес и отдать им ее голову, чтобы они больше ее не боялись.
– Тоже вариант. – Пальцы Ниты сжали воображаемый скальпель. Она надеялась, что Ковит не станет соперничать с ней за право разрезать Рейес на части.
– Так, – Нита посмотрела на ключи, пытаясь отогнать свои мысли, пока они не стали слишком мрачными, – для чего нужны другие ключи?
– Этот от ее дома. – Ковит поднял квадратный металлический брелок, похожий на пульт для открывания гаража.
Нита моргнула.
– У нее здесь есть дом?
– Ага. Могу отвести тебя туда. Я был там несколько раз. – Он посмотрел на тело Рейес. – Но для того, чтобы войти, потребуется отпечаток пальца.
Нита пожала плечами, вытащила из кармана запасной нож Ковита и начала отрезать большой палец Рейес. Лезвие наткнулось на кость, поэтому Нита пошла на хитрость – вывихнула палец так, чтобы можно было перерезать кожу и сухожилия. Погружение ножа в плоть приносило удовлетворение – Ните всегда нравилось чувствовать сопротивление кожи, прежде чем та начнет разрываться, но как только она прижимала лезвие сильнее, нож, казалось, скользил как по маслу. Пока не натыкался на кость. Или хрящ. Или что-то другое.
Наконец она встала и указала на дверь, держа в руке большой палец Рейес.
– Идем?
Ковит смотрел на нее широко раскрытыми темными глазами. Выражение его лица менялось слишком быстро, чтобы Нита могла его прочитать. Наконец его губы растянулись в легкой, спокойной улыбке, и он поднялся на ноги.
– Идем.
Выйдя на улицу, они заперли за собой дверь – на случай, если кто-то войдет слишком рано и увидит мертвую Рейес. И раз уж у них теперь был ключ, это имело смысл.
Нита уже прошла вперед, когда Ковит остановил ее:
– Ты пойдешь босиком?
Она пожала плечами.
– Обуви нет.
Закатив глаза, он вернулся в здание и принес туфли Рейес. Ните они были маловаты, но приносили не очень много неудобств. Все лучше, чем босиком.
Было раннее утро и, по мнению Ниты, уже слишком жарко. Не успела она об этом подумать, как тут же вспотела. Вокруг роились комары. Воздух казался очень тяжелым и будто придавливал к земле.
Они пробирались через рынок. Ковит выбрал извилистую тропу, благодаря которой они обошли главные рыночные улицы, а иногда и другие. Время от времени он останавливался и вздрагивал, будто кто-то ронял ему на спину кубик льда, а затем менял направление и оглядывался по сторонам.
– Ты чего-то избегаешь? – спросила Нита.
Ковит резко покачал головой.
– Нет. Ничего.
– Ты уверен?
– Да.
Им потребовалось гораздо больше времени, чем они думали, чтобы перейти на другую сторону рынка. Нита пыталась дожать Ковита и узнать, почему он продолжал идти в обход, но тот игнорировал ее вопросы, ступая по тропинке через джунгли. Ведущая вниз тропинка вилась так сильно, что Нита не могла увидеть, где она заканчивается. Ковит уверенно спускался, Нита следовала за ним, уклоняясь от веток и переступая через торчащие из земли корни деревьев.
Чем глубже она заходила в джунгли, тем они казались ей более дикими. Если бы она очнулась здесь, то никогда бы не подумала, что в нескольких шагах есть рынок. Стирались даже звуки – ни гула генераторов, ни болтовни людей. В самих джунглях было слишком громко. До этого Нита не понимала, как рынок заглушает шум природы – на нем были слышны только слабые звуки тропического леса. Но здесь, между деревьями, они куда громче.
Все казалось нереальным – Нита как будто оказалась на съемочной площадке «Тарзана» или какого-нибудь другого диснеевского фильма. Она почти ожидала, что сейчас повернет за угол и окажется у пруда, покрытого лилиями, а на бревне неподалеку будет сидеть поющая принцесса.
Пока Нита с Ковитом пробирались через лес, становилось все темнее и темнее. Солнце, разумеется, не зашло, но кроны деревьев пропускали так мало света, что здесь как будто наступили сумерки. Комары пищали и кусались. Нита рассеянно почесала укусы и внезапно поняла: она может подавить аллергическую реакцию, вызывающую зуд, что тут же и сделала.
Нита старалась двигаться осторожно – ей не хотелось зацепить ветку, откуда мог свалиться какой-нибудь ядовитый кусачий жук. Куда бы она ни ступила, гигантские жуки свисали с паутины, сидели на листьях или пробегали у нее под ногами. И она понятия не имела, каких именно насекомых нужно опасаться.
Увидев на земле тарантула, Нита почти почувствовала облегчение. Тарантулы не были смертельно ядовиты. Просто большие и мерзкие пауки. Странное какое-то облегчение – увидеть существо и осознать, что оно не представляет для тебя никакой опасности.
Впереди Ниты уверенно шагал Ковит. Хоть, конечно, его движения и не были такими же бесшумными, как у вампира, но шел он гораздо тише Ниты. Она пыталась ступать туда, куда ступал он, но, похоже, производила гораздо больше шума. Может, дело не в том, куда ступал Ковит, а в том, как он это делал? Нита не знала.
В конце концов деревья поредели, и они оказались на небольшой поляне.
В ее центре стоял особняк. Построенный из дерева, бетона и какого-то матового материала, напоминающего пластик, он выглядел как современная версия дома из «Швейцарской семьи Робинзонов». Два этажа, закрытые и занавешенные окна. Стены по большей части были не покрашены, только вокруг дверей и окон виднелись бледно-голубые полосы.
Ниту настигли сомнения. Дом, конечно, массивный и впечатляющий, но не похоже, что охраняется. По его виду точно не скажешь, что для входа нужно сканировать палец.
Ковит жестом предложил Ните подойти ближе, и они пошли вперед. Ковит потел так же сильно, как и Нита, его волосы прилипали к макушке и ко лбу. Он провел по ним ладонью, зачесывая назад. От пота волосы выглядели словно напомаженные.
Они подошли к входной двери, и Нита достала большой палец Рейес.
– Что делать с этим?
– Приложи его сюда. – Ковит снял деревянную крышку со сканера отпечатка пальца.
Нита сделала, как ей сказали, и механизм подал звуковой сигнал. Послышался щелчок, а затем загорелась маленькая зеленая лампочка. Ковит достал брелок и нажал на кнопку. Загорелась вторая зеленая лампочка. Затем Ковит открыл дверь, которая, казалось, и не была заперта. Нита даже не увидела на ней отверстия для болтов, куда крепится запирающий механизм.
– Сканер отпечатка не связан с замком? – спросила Нита.
Ковит покачал головой.
– Нет. Здание не заперто. Сканер отпечатка и брелок отключают механизм выпуска горчичного газа. Если его не отключить, он срабатывает автоматически, когда открываются любая дверь или окно.
Ну разумеется, горчичный газ. Слезоточивый газ – это уже не модно. Зачем просто отпугивать своих врагов, когда их можно убить?
Ковит повел Ниту через прихожую. Обстановка здесь была скудной: лестница, ведущая на второй этаж, да книжная полка – больше ничего. Нита как будто оказалась в совершенно новом доме, выставленном на продажу, который ждет, чтобы кто-то наполнил его жизнью.
Она огляделась.
– Где все вещи?
– Наверху. Рейес никогда не оставляла ничего внизу, потому что не хотела, чтобы вещи пропитались горчичным газом, если кто-то вдруг решит вломиться в дом.
– А что, кто-нибудь пытался?
– Насколько я знаю, нет. – Он пожал плечами. – Хотя мне кажется, что все-таки давным-давно кто-то и пытался – здесь происходит слишком много неожиданностей, поэтому безопасность лишней не будет.
Нита рассеянно кивнула, а затем поднялась по лестнице. Ковит последовал за ней.
Она сразу пожалела, что пошла первой. Ей не нравилось то, что Ковит находится вне поля ее зрения. Не то чтобы Нита не доверяла ему (ну, может быть, немного) – она просто хотела, чтобы он был на виду. Это явно не самое надежное партнерство в ее жизни. Но опять-таки – она работала только со своими родителями. Вряд ли такой опыт можно назвать хорошей базой. Наверное, все боятся людей, с которыми работают?
Вряд ли. Большинство людей не работают с теми, кто упивается болью других. Так ведь?
Нита поднялась по скрипучей лестнице. На втором этаже было несколько комнат. Спальня с застеленной кроватью и одеждой в ящиках комода. Вещи были и в шкафу, аккуратно развешаны на плечиках. В комнате ни пылинки. Над кроватью натянута москитная сетка, над окном висит кондиционер.
Следующая комната оказалась кабинетом, в котором стол ноутбук и висели два экрана. Однако здесь не было никаких бумаг, ручек или каких-либо других принадлежностей, которые, по мнению Ниты, должны иметься в кабинетах. На деревянном кресле не валялись подушки. Над столом висел еще один кондиционер – выключенный.
Третья комната оказалась пустой – просто голый деревянный пол.
Нита повернулась к Ковиту:
– Начнем с компьютера?
Он кивнул, и они вернулись в кабинет. Нита открыла ноутбук, однако тот запрашивал пароль. Она выругалась.
Ковит наклонился и, прищурившись, что-то напечатал.
«Вы ввели неправильный пароль. Пожалуйста, попробуйте еще раз».
Он попытался ввести другую комбинацию.
– Ты хоть понимаешь, что ты делаешь? – спросила Нита.
– Нет. – Он улыбнулся детской, лукавой улыбкой. – Но я могу хотя бы попытаться.
Ни одна из его догадок не сработала – доступ к ноутбуку получить не удалось. Нита расстроенно опустила его крышку. Она надеялась, что сможет выйти в интернет и посмотреть, есть ли сообщения от кого-нибудь из родителей, или почитать новости, чтобы узнать, за что арестован папа и находится ли он под стражей в МПДПС.
Нита нахмурилась. Раньше она об этом не думала. Почему его задержала чикагская полиция, а не МПДСС? Если копы узнали о том, что ее семья занимается продажей сверхъестественных существ на черном рынке, то отец не должен находиться под стражей в полицейском управлении Чикаго. Может, случилось что-то другое?
Нита провела пальцами по волосам и сжала несколько прядей в кулаках. Хотела бы она знать. Незнание сведет ее с ума. Она понятия не имела, что случилось с отцом. Может, это мать натворила дел? Кто знает. Как Нита должна была понять, что делать сразу после побега, если она не знала?
Ярость на мать все так же бурлила в груди, но Нита от нее отмахнулась. Сейчас такие мысли не продуктивны. Нужно сосредоточиться на побеге, а потом уже на всем остальном.
– Нита? Кажется, я нашел сейф.
Ковит выдвинул ящик комода, в котором находилась небольшая закрытая шкатулка. На ней висел кодовый замок. Нита опустилась на колени рядом со шкатулкой и прислушалась, пытаясь добавить слуху чувствительности. Затем повернула диск набора. Она усиливала свой слух, пока не услышала лязганье запорных штифтов.
Закрыв глаза, чтобы лучше сосредоточиться, Нита уловила щелчок и повернула диск в другую сторону.
Через несколько минут замок шкатулки был открыт, а ее содержимое лежало на полу. И оно разочаровывало.
В шкатулке Нита с Ковитом нашли список журналов учета продаж, в котором указывалось, что Рейес зарабатывала много денег, но самих денег не было и в помине. Распечатки были датированы концом прошлого месяца. Почему Рейес вообще заморочилась с печатными копиями? Немного поразмыслив, Нита поняла: они же находятся посреди джунглей, а это место не очень подходит для электроники и вряд ли здесь хороший интернет. Также в шкатулке лежал паспорт Ковита, но поскольку в нем указывалось, что парень родился в Лос-Анджелесе, Нита решила: это подделка. Увидев паспорт, Ковит, похоже, обрадовался и сразу же положил его в карман.
Кроме этого, они нашли написанный от руки список имен, в котором перечислялись даты и суммы. Посмотрев на него, Ковит сказал:
– Взятки.
Нита взяла список обратно.
– Почему ты так в этом уверен?
Он указал на верхнюю часть каждой страницы, где были написаны буквы. На одной странице – М, на второй – ПБ, на третьей – ПП.
– М значит МПДСС, ПБ – полиция Бразилии, ПП – полиция Перу. – Он пролистал еще несколько страниц и остановился на той, что была помечена буквой Ф. – Готов поспорить, это значит ФБР.
Нита провела пальцами по именам и повторила вопрос:
– Почему ты так в этом уверен?
– Вот этого я знаю. – Он указал на одно из имен в списке МПДСС. – Он работает в отделе, занимающемся занни, все время забываю, в каком именно подразделении. – Ковит криво улыбнулся Ните. – Лучше знать, кого следует избегать. Я отслеживаю все новости, связанные с занни, и делаю записи об агентах.
– Понятно.
Разумеется, в МПДСС была коррупция. Коррупция есть везде. Людям еще только предстоит создать неподкупную полицию, или правительство, или вообще что-нибудь неподкупное. Чтобы сделать это, нужно изменить саму человеческую природу, – Нита знала это лучше других. Ее родители множество раз давали взятки, чтобы отправить свои товары в США. Наверное, добрая половина сотрудников американской таможни получала деньги от ее матери, не говоря уже о полицейских и медицинских экспертах, которым она платила, чтобы беспрепятственно перевозить тела. Еще в то время, когда Нита была маленькой, мать заплатила очень много денег детективу в Чикаго, чтобы тот прекратил расследование убийства, когда в ее работе что-то пошло не так.
Нита колебалась, глаза бегали по списку. Неужели она, сама того не желая, отправила Фабрисио в логово льва? Она надеялась, что нет, – в противном случае все ее труды пошли бы насмарку.
Ее пальцы скользили по списку имен, и она думала, насколько ценным может быть такой список.
Ковит вздохнул и откинулся назад.
– Здесь нет ничего полезного.
– Нужно проверить другие комнаты. Возможно, здесь есть еще один сейф или что-то вроде этого, – сказала Нита, засовывая листки бумаги в карман.
Ковит кивнул, и они разделились: он пошел в спальню, а Нита – в пустую комнату.
Она стояла и смотрела на голые стены и пол, затем сделала несколько шагов, прислушиваясь к изменению звука, который указывал на то, что под полом пустота, но доски были неровными, и каждый ее шаг звучал по-разному. Все безнадежно.
Нита села на пол и осознала: после выстрела в Рейес она впервые осталась одна. Никто не увидит ее истерику. Но плакать не получалось. Глаза пощипывало, но слез не было. В груди что-то сжалось, и она согнулась.
Нита убила Рейес. Она держала пистолет и, в полной мере осознавая свои действия, спустила курок. Она никогда не думала, что кого-нибудь убьет. Говорила, что не сделает этого. Разве теперь, когда Нита нарушила данное обещание, хоть что-нибудь имеет смысл?
В голове проносились воспоминания: кровь Рейес на полу, выражение ее лица в ту минуту, когда в нее влетела пуля.
«Ты должна была это сделать, Нита».
«Я знаю».
И она сделала, но легче от этой мысли не становилось.
И вот тут она заплакала. Приятно дать боли выход. Не судорожно рыдать, а ронять соленые, грустные слезы.
Вся боль ее не покинула, но Нита все равно почувствовала себя куда лучше.
И тут Ковит ворвался в комнату. Вздрогнув, Нита быстро вскочила на ноги и вытерла щеки, но, похоже, Ковит ничего не заметил. В его широко раскрытых глазах читалось беспокойство.
– У нас проблема.
– Что такое? – сдавленно спросила Нита.
– Хорхе и Ренцо здесь. Они уже подходят к дому.
Нита подбежала к жалюзи и выглянула наружу вовремя – два охранника Рейес подошли к двери и постучали.
Назад: Глава 22
Дальше: Глава 24
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий