До мозга костей

Книга: До мозга костей
Назад: Глава 33
Дальше: Глава 35

Глава 34

В стуке двери, захлопнувшейся за Боулдером, прозвучала какая-то безысходность. Тишина в помещении нарушалась только вздохами Ковита и харканьем Ниты, выплевывающей сгустки крови.
Она вытерла залитый кровью глаз и взялась за нос, возвращая его на место, чтобы потом вправить кость. Затем, насколько это было возможно, подправила зуб, чтобы он хотя бы не сразу выпал.
Заниматься этим было приятно. Нита могла сосредоточиться на процессе. А что еще ей делать? Она сидела в запертой камере. Этот Боулдер собирался заморить их голодом, а потом съесть ее. Их план побега полностью провалился. Ковит был ранен, и она не знала, как сильно.
Ковит.
Сглотнув, Нита развернулась и поползла к нему. Он лежал на боку с закрытыми глазами. Когда она приблизилась, он издал тихий хныкающий звук.
– Ковит? Куда тебя ранили?
Его ресницы затрепетали – он открыл глаза и поморщился.
– В бок.
– Насколько сильно?
– Не знаю.
Схватив его за рубашку, Нита попыталась стянуть ее, но он вскрикнул, и она остановилась. Облизнула окровавленные губы, затем забрала из руки Ковита нож. Он был скользким и липким одновременно и неуверенно скользнул по ее ладони.
Нита выкашляла еще один сгусток крови, попавший в горло из разбитого носа. Она старалась не думать о том, насколько глубока рана на щеке или как близко она находится к глазу. О том, как кровь заливала глазницу, засыхала там и склеивала ресницы. И особенно о том пустом участке на ноге, где раньше был ее мизинец.
Лезвие ножа прорезало футболку Ковита, и Нита отодрала прилипшие полоски ткани от его тела. На его коже было столько крови, что она не могла понять, где же рана. Она осторожно проводила руками по липкой плоти, пока Ковит не поморщился. Присмотревшись, она увидела отверстие. Пуля попала Ковиту в бок, прямо над бедром, и вышла из спины. Дюйм влево – и она пролетела бы мимо. Дюйм вправо – угодила бы в почку.
Нита выдохнула. Рана была несмертельной.
Была бы здесь вода, чтобы ее промыть. И мыло. И нитки для швов. Или что-то горячее, чтобы ее прижечь. Что-нибудь! Но ничего подобного не было. В распоряжении Ниты только выкидной нож, разорванная книга и… Нет, одеяла больше нет; сейчас оно валялось по другую сторону камеры. Должно быть, переместилось туда во время драки.
Взяв окровавленную футболку Ковита, Нита закрыла рану и нажимала на нее, надеясь, что это замедлит кровотечение.
Горло Ниты сжалось, а из носа вылетел еще один шарик засохшей крови. Плохи дела. Сама рана не была ужасной, но Нита опасалась, что не сможет остановить кровотечение. И, судя по напряженному выражению лица Ковита, ему было очень больно.
Она наклонилась вперед. В горле пересохло. Ни воды. Ни медикаментов. Она не решилась тратить влагу организма на слезы.
Ковит вдруг застонал и начал приподниматься. Нита ползла за ним, пытаясь удерживать мокрую футболку на месте раны. Он прислонился к стеклу, оставив на нем кровавый отпечаток щеки.
– Мы в полной заднице, да?
Нита молча кивнула.
– Есть какие-нибудь блестящие идеи, как выбраться отсюда?
Она покачала головой.
Он вздохнул, поднял свой нож с пола, где его оставила Нита, и потер лезвие большим пальцем, словно пытаясь обрести успокоение.
– Прости меня, – тихо сказала Нита.
– За что?
– За то, что сомневалась в тебе. – Нита выдохнула – ее нос встал на место. – Я была неправа.
Слабо улыбнувшись, Ковит покачал головой.
– Нет. Тебе не нужно извиняться.
– Нужно. Это моя вина, что мы здесь. Это я планировала получить деньги Боулдера.
– А я планировал заманить их в клетку, чтобы выбраться. И посмотри, как хорошо все прошло.
Она фыркнула, и на этот раз крови вылетело меньше.
– Действительно.
С отсутствующим взглядом Ковит постучал по стеклу своим карманным ножом, затем прижал лезвие к одной из панелей и начал вырезать схематических человечков. Ните это показалось забавным. Он не был хорошим художником.
– Как рана? – спросил он.
– Какая из них?
Ковит рассмеялся.
– Все.
– Нормально. Было бы намного хуже, если бы я ощущала боль. – Нита сделала паузу. – А ты как себя чувствуешь?
– Ужасно. – Он на какой-то миг заглянул ей в глаза и криво улыбнулся. – Я плохо переношу боль.
Нита уставилась на него, гадая, было ли это шуткой.
Ковит, похоже, не ожидал ответа, поскольку вернулся к своим рисункам на стекле.
Нита закрыла глаза и продолжила исцеляться. Бог с ним, с лицом. Ей нужно просто остановить кровь и вправить нос. Во время побега красота не имеет значения. Но с пальцем на ноге нужно что-то придумать. Нита переживала, что его отсутствие может нарушить равновесие, и станет труднее бежать.
Она шумно выдохнула. Если они собираются сбежать, им придется делать это быстро. К тому же нужно обработать раны Ковита, если он хочет выжить. Времени было в обрез.
Нита пошевелила травмированным плечом. Кости остались целыми. Это хорошо. Хоть какой-то плюс.
Они еще несколько минут посидели в тишине, которую нарушал скрежет лезвия Ковита по стеклу.
Нита посмотрела на нож. Во время прошлого заключения у нее не было подобных вещей.
– Мы можем как-то использовать этот нож для побега? – спросила она.
– Как?
– Я… я не знаю.
Он покачал головой.
– Это выкидной нож. Им нельзя разрезать сплошное стекло.
– Да.
Снова наступила тишина. Ковит лениво вращал нож в пальцах.
Наконец он спросил:
– Разве ты не можешь что-нибудь сделать? Ведь ты же включала ночное зрение, только что залечила долбаную огнестрельную рану. А можешь что-нибудь сделать со своими мышцами?
Она вздохнула.
– Я уже пробовала. Я могу сделать свои мышцы сильнее, симулировать эффект стероидов, довести все до предела. Но… я не знаю, что делать потом. В прошлый раз я чуть не сломала запястье – порвала сухожилие и раздробила несколько костяшек.
Ковит посмотрел на нее, и его губы медленно растянулись в улыбке.
– Что? – спросила она.
– Нита. – Он одарил ее полуснисходительной ухмылкой. – Ты говоришь с тем, кто вырос в мафии. Я могу научить тебя, как наносить удар.
– О, – выдавила Нита. Конечно, он мог. Она вдруг замялась и посмотрела на его нож. – Ты можешь научить меня, как разбивать ножом стекло?
Он посмотрел вниз и засмеялся.
– И это тоже.
Нита улыбнулась. Засохшая кровь на лице растрескалась и посыпалась на пол мелкими хлопьями.
– Тогда чего мы ждем?
Активизация различных химических веществ в организме была первым шагом. Для начала адреналин. Потом еще несколько. Уплотнить мышцы рук. Задействовать тестостерон. Нита чувствовала себя ведьмой, варящей в котле какое-то зелье, но сейчас котлом был ее собственный организм.
Ковит задумался.
– Наверное, стоит начать с броска.
– Броска?
Нита выпрямилась. Ее тело как будто пело, готовясь использовать весь свой резерв. Мышцы горели от напряжения. Вот почему вмешательство в процессы организма было плохой идеей – Нита знала: она может потерпеть крах и это будет настолько ужасно, что она не сможет сгладить последствия.
Морщась от боли, Ковит поднялся на забрызганные кровью ноги и продемонстрировал правильную позу. Нита повторяла за ним – правая нога выставлена вперед, левая остается сзади, чтобы можно было действовать здоровой рукой. Ковит взялся за одну ее ногу и подвинул чуть вбок. Затем расправил ей плечи и кивнул.
– Не думаю, что метание принесет много пользы, – сказала Нита.
– Я однажды видел, как один парень так сильно метнул игральную карту, что она врезалась в арбуз. Дело необязательно в силе. Дело в физике. Скорость, угол и тому подобное.
Мать Ниты давно забрала ее из школы. Все свои знания Нита получала из биологических журналов. Она никогда не изучала физику. Ей стало интересно, понадобится ли эта наука для колледжа. Нужно узнать, когда она отсюда выберется.
– Хорошо. – Ковит, похоже, был удовлетворен ее позой. – Сейчас мы будем практиковать метательное движение.
Нита моргнула.
– Просто берешь и… бросаешь, так?
Она произвела движение. Ковит покачал головой и цокнул языком.
– Нет-нет, все дело в бедрах. Ты должна поворачиваться. Это увеличит крутящий момент. Неважно, бьешь ты кулаком, бросаешь или делаешь что-то еще – нужен этот поворот бедер.
Они приступили к тренировке. Поначалу Ковит не позволял Ните метать настоящий нож, поскольку думал, что она сломает его, если сделает это неправильно. Но спустя какое-то время его удовлетворили ее повороты и поза, и он протянул ей нож.
Нита сделала глубокий вдох.
– Расслабь плечи, они слишком напряжены, – сказал Ковит.
Нита последовала его совету, но они снова напряглись. Она не обратила на это внимания и метнула нож. Вращаясь, он пролетел по воздуху и воткнулся в стекло. Нита опустила руки. Она почувствовала разочарование.
Нита не могла сказать, чего ожидала. Что стекло разобьется? Что нож оставит достаточно большое отверстие, через которое можно будет вылезти?
Ковит, однако, был в восторге, осмотрел нож, затем порылся в карманах и в поисках чего-то обвел взглядом камеру, но нашел только свой допотопный телефон. Посмотрев на него, он пожал плечами и поднес к ножу.
– Что ты делаешь? – спросила Нита.
– Это как с молотком и гвоздем. Мы будем бить по этому ножу, и стекло треснет. – Ковит указал на телефон. – Прямо по рукоятке ножа бить нельзя. Поэтому я буду держать его, а ты будешь бить по телефону. Таким образом сила, проходя через нож, будет применяться к стеклу.
– Ладно.
Затем они начали практиковать удары Ниты. Казалось, Ковита больше всего беспокоило то, как она поворачивает бедра и руку во время удара. Поток энергии или еще что-то.
Когда они почувствовали, что готовы, Ковит снова приставил телефон к ножу, а Нита сделала вдох и попыталась успокоиться. А затем нанесла удар кулаком. Телефон разбился на миллион кусочков. Нож проткнул стеклянную панель насквозь. Вокруг отверстия расходились тысячи больших трещин. Ковит ухмыльнулся.
– Ударь еще раз. Прямо по отверстию.
Нита так и сделала. От удара сломались две костяшки – послышался хруст костей. Но стекло тоже разбилось, по нему пошло еще больше трещин. Маленькие кусочки откалывались и падали на пол. Нита исцелила свои поврежденные кости и нанесла еще один удар, а затем еще один. С этим ударом кулак пробил стекло насквозь.
Их накрыло градом осколков. Ковит закрыл голову и зажмурился; Ниту бросило вперед, и она вывалилась из камеры на груду стекла. В тело вонзилось просто невероятное количество осколков – слава богу, болевые рецепторы все еще были отключены. Нита зажмурилась и закрыла рот. Стекло было повсюду. И кровь тоже – она чувствовала ее щекотание, когда та пробегала по волоскам на ее руках.
– Нита! – совсем близко прозвучал голос Ковита. Послышался хруст стекла. – Ты в порядке?
Нита кивнула – не хотела открывать рот, чтобы в него не попало стекло. Она почувствовала, как руки Ковита сомкнулись на ее запястьях, и он помогает ей подняться. Пошатнувшись, она встала на ноги и ощутила, что он чем-то стряхивает осколки стекла с ее волос. Затем этот предмет с лязгом упал на пол.
– Теперь можешь открывать глаза, – мягко сказал Ковит.
Нита так и сделала. Все помещение было в крови и осколках. Ими было усыпано и все ее тело.
Нита оглянулась на разбитую стенку камеры. По крайней мере, она больше никогда не вернется в эту тюрьму.
Назад: Глава 33
Дальше: Глава 35
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий