Блиц-масштабирование: Как создать крупный бизнес со скоростью света

Часть VI

Ответственное блиц-масштабирование

В идеальном мире блиц-масштабирующиеся организации будут обладать всеми достоинствами, какими общество хотело бы наделить их: политикой в области персонала, предусматривающей разнообразие и исключающей дискриминацию, глубоким чувством ответственности перед акционерами и заинтересованными лицами, богатым выбором хорошо оплачиваемых рабочих мест и высокоморальными управляющими, способными стать общественными лидерами. Печальная правда состоит в том, что, несмотря на все то хорошее, что несет с собой блиц-масштабирование, организации, проводящие его, могут оказаться повинны в тех же грехах, что и компании другого типа, и столкнуться с некоторыми неизбежными проблемами, даже если будут действовать с полной ответственностью.

Блиц-масштабирующиеся компании почти всегда действуют в условиях жесткой конкуренции, при которой для выживания и процветания им необходимо опережать в росте своих соперников. В лучшем случае им удается это сделать, концентрируясь на построении бизнеса и одновременно с этим пытаясь достигнуть более широких социальных целей. В худшем — они пытаются быстро увеличиться любыми доступными способами.

Эти проблемы усугубляются тем, что блиц-масштабирующиеся компании растут столь быстро, что зачастую становятся ключевыми игроками в обществе, еще не успев для этого созреть. Такая ситуация может привести к появлению проблемных корпоративных культур, враждебным отношениям с регулирующими органами и принятию сомнительных решений.

Однако существующие трудности не должны сдерживать нас от проведения блиц-масштабирования. Искусство заключается в том, чтобы совместить скорость с ответственностью, так чтобы иметь возможность благополучно заполучить преимущество первого скейлера, при этом продолжая развиваться и придерживаться строгих нравственных принципов.

Скептики могут доказывать, что такой масштаб, который обеспечивает блиц-масштабирование, заведомо плох и что общество должно препятствовать компаниям становиться слишком большими. Давая показания перед Конгрессом в 1911 году, будущий судья Верховного суда Луи Брэндайс утверждал: «Я думаю, с учетом опыта последних двадцати лет мы можем с уверенностью констатировать две вещи: во-первых, корпорация может иметь очень большие размеры, с тем чтобы быть наиболее эффективным инструментом производства и дистрибуции, и, во-вторых, независимо от того, показывает ли она наибольшую экономическую эффективность или нет, компания может оказаться слишком большой для того, чтобы с ней мирились люди, жаждущие быть свободными».

Мы не согласны с этой позицией относительно опасности масштаба в современном мире. Во-первых, Брэндайс говорил в эпоху «трестов», когда такие личности, как Джон Пирпонт Морган, консолидировали американскую промышленность в мощные гигантские компании вроде U. S. Steel. Но мы убеждены, что сегодняшние блиц-скейлеры качественно отличаются от трестов «позолоченного века» истории США. Те тресты фактически монополизировали поставки ключевых материальных ресурсов, таких как сталь и нефть. У потребителей не было альтернатив, и они были вынуждены работать с ними. Компании же вроде Apple и Amazon, напротив, должны каждый день завоевывать своих потребителей, а если они это сделать не в состоянии, то потребители запросто могут перейти на ноутбуки Dell и книги от Barnes & Noble.

Во-вторых, мы считаем, что хотя большое в чем-то и может быть плохим, но оно также может стать и великим. Масштаб порождает компании, занимающие доминирующее положение, и он же создает колоссальную стоимость. К примеру, смартфоны, которые мы так любим, — это электроника, рассчитанная на массового потребителя, которая зависит от положительного влияния эффекта масштаба. Несмотря на то что Брэндайс прав в отношении общества, которое должно предотвращать появление монополий, препятствующих технологическим или бизнес-инновациям, таких как прежняя монополия AT&T, сдерживавшая развитие телекоммуникаций, сегодняшние наиболее крупные компании фактически сами обеспечили возможность проведения инноваций и создания большей стоимости, предоставив платформы под любой вид деятельности — от разработки программного обеспечения для повышения производительности (Slack) до бизнеса в индустрии развлечений (Netflix). Даже концентрация капитала, возникшая как следствие увеличения масштаба, оказалась не так уж плоха — она позволила блиц-скейлерам приняться за реализацию таких авантюр, как космические путешествия (SpaceX) и автономные транспортные средства (Waymo от Google), которые способны значительно улучшить нашу жизнь.

Вместо того чтобы бездумно призывать к развалу больших компаний для смягчения потенциальных угроз масштаба, лучше воспользоваться принципами здоровой республики, изложенными некогда Джеймсом Мэдисоном в статье «Федералист №10». Мэдисон обращал внимание на опасности «фракций», то есть отдельных групп, действия которых идут вразрез с интересами всего общества. Он утверждал, что фракции стали естественным следствием свободы, а наилучшей стратегией защиты от них служит создание разнородного общества, в котором не сможет доминировать ни одна отдельная фракция. Мэдисон писал: «Расширяйте сферу действия — и у вас появится больше разнообразных партий и интересов; уменьшится вероятность того, что у большинства возникнет мотив покушаться на права всех граждан; или если такой мотив существует, всем, кто его чувствует, будет сложнее осознать свою силу и предпринять согласованные действия». Мы убеждены, что этот же подход можно применять не только в политике, но и в экономике; другими словами, мы верим, что большое разнообразие влиятельных компаний — если у них нет возможности сговориться между собой — может послужить противовесом для злонамеренных или корыстных целей какого-либо конкретного экономического субъекта.

Это правда, что блиц-масштабирование, как и все в этой жизни, ведет к появлению победителей и проигравших. Стартапы могут и будут терпеть неудачи, а все предпринимательские инициативы будут порождать риски для основателей, сотрудников и инвесторов. Но в то же время они создают возможности для нового бизнеса, инноваций и новых рабочих мест. Однако самые успешные современные общества слишком свободны, чтобы пытаться запрещать все риски, и в конечном счете они от этого только выигрывают, потому что дают предпринимателям возможность рисковать.

Кроме того, есть большой соблазн думать, что ответственное поведение проще всего гарантировать за счет соответствующего законодательного регулирования. Но проблема заключается в том, что мы живем в условиях мирового конкурентного рынка. Правительство, которое замедляет темпы роста компаний в своем государстве, навешивая на них бремя жесткого законодательства, просто-напросто дает безответственным блиц-скейлерам за пределами своих границ возможность с меньшими усилиями добиться доминирования в зарождающихся отраслях.

Какой, к примеру, поднялся шум, когда выяснилось, что партии — как иностранные, так и внутригосударственные — задействовали Facebook и Twitter, чтобы незаконно вмешаться в процесс выборов в Америке. Это, безусловно, плохо и требует принятия мер для того, чтобы выяснить и устранить уязвимые места, открывшие доступ к информации пользователей. Но представьте, если бы все эти пользователи задействовали платформу социальных медиа, находящуюся под юрисдикцией какого-нибудь другого правительства? Скорее всего, американцы даже не узнали бы об этой проблеме, не говоря уже о том, чтобы они смогли ее исправить.

Тот факт, что Facebook — это глобальная сеть, упрощает пользователям возможность общаться с людьми по всему миру. К примеру, не существует «Facebook для Великобритании». Зато Facebook находится под юрисдикцией Соединенных Штатов, а не Великобритании, и это значит, что, когда оказались в опасности данные британских пользователей и член парламента отправил письмо Марку Цукербергу с требованием предстать перед парламентским комитетом, Цукерберг не обязан был это делать. Таковы ограничения регулирования деятельности бизнеса в глобализированном мире.

Блиц-масштабирование в обществе

Важно, чтобы блиц-масштабирование было ответственным, так как зачастую успешные компании, осуществившие блиц-масштабирование, достигают такого уровня, на котором они становятся уже больше, чем просто бизнесом; они фактически оказывают влияние на структуру общества, в котором действуют. Социальные медиа вроде Facebook и Twitter изменили то, как мы потребляем информацию и как мы общаемся. Торговые площадки вроде Alibaba и eBay создают экономические возможности — некоторые увлекшиеся продавцы даже попадают в зависимость от них как от источников средств к существованию. Сервисы экономики совместного потребления вроде Airbnb могут обеспечить развитие туризма и большее разнообразие в тех городах, где они осуществляют свою деятельность. Amazon меняет всю сферу розничной торговли, что сказывается на деятельности ее остальных участников. Как учит нас Человек-паук, с большой силой приходит большая ответственность.

Мы убеждены, что ответственность блиц-скейлера не сводится лишь к тому, чтобы максимизировать акционерную стоимость, соблюдая законность; вы также ответственны за то, какое влияние ваш бизнес оказывает на общество в целом. Но, помимо морального долга, ответственный подход к блиц-масштабированию также предполагает наличие хорошей бизнес-стратегии. Общество формирует экосистему, в которой существуете вы и ваш бизнес, а это значит, что оно вправе претендовать на некоторую долю ответственности за ее успех. Другими словами, ваш успех возможен лишь при условии нормально функционирующего общества. Здесь, в Кремниевой долине, некоторые могут фантазировать о плавучих городах в международных водах, но факт состоит в том, что блиц-масштабирующийся бизнес зависит от верховенства закона, устойчивых финансовых рынков и системы образования, которая создает талантливых сотрудников и здоровый рынок потребителей. Если перефразировать Уоррена Баффетта, можно сказать, что мы выигрываем «лотерею яичников», когда рождаемся в экосистемах, способствующих блиц-масштабированию.

Более того, ответственное блиц-масштабирование может даже защитить от законодательства, создающего угрозу замедления траектории роста. Регулирование, как правило, возникает, когда правительство считает, что отрасль действует безответственно. К примеру, в Америке (как и во множестве других стран) существует природоохранное законодательство, возникшее в то время, когда компании, позабыв обо всем, загрязняли окружающую среду и причиняли вред гражданам и природе. Сообразительные блиц-скейлеры осознают, что саморегулирование фактически может задержать или упредить введение государственного регулирования. Предприниматели часто жалуются на политику регуляторов, на то, что они не понимают тонкостей бизнеса; саморегулирование позволяет бизнесу использовать свой опыт для поиска наиболее рентабельных способов достижения социальных целей.

Основа для ответственного блиц-масштабирования

Ключом к тому, чтобы проводить блиц-масштабирование ответственно и при этом не жертвовать темпом роста, служит развитие способности различать разнообразные формы риска. Предлагаемая нами матрица оценки риска состоит в рассмотрении двух независимых осей: Известное — Неизвестное и Системное — Несистемное.

Сама по себе неопределенность не является риском; она просто порождает неизвестность, а неизвестность — это не всегда что-то отрицательное. Как подтвердит любой, кто когда-либо читал детективный роман, путешествовал в другой город или изучал новый язык, одно из самых больших удовольствий в жизни — это поиск и открытия, превращение чего-то неизвестного в известное.

Однако, когда вы рассматриваете неопределенность с возможностью негативного исхода, вы получаете риск. Размер риска зависит от вероятности и тяжести этого потенциального негативного исхода. Блиц-масштабирование всегда связано с рисками, но не все они одинаковы. Именно поэтому следует различать системный и несистемный риск.

Несистемный риск имеет локальный характер и в большинстве случаев затрагивает только часть системы. Системный риск может оказывать воздействие на всю систему или даже разрушать ее — либо напрямую, либо как результат запущенного каскада проблем. К примеру, возможность ядерной войны — яркий пример системного, на уровне вымирания, риска. Даже если мы не верим, что можем полностью устранить этот риск, его масштаб стоит того, чтобы направлять большие усилия на уменьшение его вероятности.

Применение такого анализа демонстрирует, что многие распространенные страхи, связанные с блиц-масштабированием, в действительности являются несистемными рисками. К примеру, один распространенный страх состоит в том, что блиц-масштабирование породит олигархию могущественных управляющих из технологических компаний, которые будут обладать слишком большой властью над правительствами и обществом. Но даже сегодня, при том что технологические компании лидируют в списке самых дорогих компаний мира, традиционные бизнес-магнаты, такие как Руперт Мердок и братья Кох, оказывают на государственную политику гораздо большее влияние, чем лидеры в области технологий, такие как Джефф Безос, Ларри Пейдж и Марк Цукерберг.

Еще один страх, который звучит все чаще, заключается в том, что социальные медиа (по большей части те, что являются продуктами блиц-масштабирующихся компаний) — это исключительно опасные технологии, которые наносят вред потребителям, особенно молодежи, формируя у них привязанность, захватывая все их внимание. Это, конечно, правда, что на производство и потребление социальных медиа некоторые люди тратят больше времени, чем было бы оптимально для их здоровья и продуктивности. Но можно ли это действительно считать системным риском? В 2010 году в Slate вышла статья «Не переключайтесь!» (Don’t Touch That Dial!), в которой проанализировано множество случаев в истории, когда критики утверждали, что новые средства потребления информации разрушат общество. Сократ предостерегал от пагубных последствий письменности, которая, по его мнению, причинила бы вред памяти. В XVI веке Конрад Геснер пытался составить каталог всех книг. Эта попытка привела его к выводу, что новомодный печатный станок способствует переизбытку информации, «запутанной и вредной» для ума. Французский государственный деятель Гийом-Кретьен де Ламуаньон де Мальзерб писал, что газеты социально изолировали своих читателей, которые могли бы получать новости с церковных кафедр. Однако, несмотря на все эти предостережения, письменность, печатный станок и газеты принесли человечеству огромную пользу. Конечно, это возможно, хотя и маловероятно, что социальные медиа окажут качественно иное влияние, чем любая предыдущая форма СМИ, но обычно мы обнаруживаем, что, когда люди начинают говорить: «Уж в этот-то раз все обстоит совсем иначе», как правило, это не соответствует действительности.

Потенциально новые технологии всегда несут с собой новые проблемы. Газеты привели к демагогической «желтой журналистике». Реклама привела к появлению продавцов змеиного масла. В ответ на это правительства не вводили запрет на газеты или рекламу, а формировали новую политику и создавали институты, чтобы уменьшить связанные с этим риски. Поэтому у нас есть законы о клевете и регуляторы вроде Федеральной комиссии по связи (Federal Communications Commission, FCC). Со временем публика сама становится более искушенной и развивает собственные «иммунные реакции».

Критики социальных медиа правы, указывая на губительное воздействие, которое те оказали на цивилизованность политического дискурса, а также на идеал объективной, основанной на веских доказательствах правды. Это настоящие проблемы, а значит, их надо пытаться решить. СМИ должны стать более открытыми в вопросах того, кто оплачивает рекламу, и предъявлять к ее достоверности те же стандарты, что и любое другое средство передачи информации.

С другой стороны, есть технологии, появляющиеся у блиц-масштабирующихся компаний, которые могут создать реальные системные проблемы (но при этом они привлекают гораздо меньше внимания СМИ). Синтетическая биология, основанная на целевом редактировании генома по технологии CRISPR-Cas9, способна принести огромную пользу для медицины и агробизнеса, но вместе с тем она несет системный риск искусственно запущенной смертельной пандемии мирового масштаба. Изменения и развитие в этой области произошли столь быстро, что государственным органам сложно создать здравый регуляторный режим, чтобы справиться с этими рисками. Ответственные блиц-скейлеры должны уделять серьезное внимание системным рискам и стремиться к конструктивному диалогу с участием широкого круга заинтересованных сторон, вместо того чтобы пренебрегать решениями регуляторов или препятствовать их работе. В свою очередь, регуляторы не должны считать, что разбираются в вопросе лучше, чем представители отрасли, и не принимать решения в одностороннем порядке. Широкомасштабное сотрудничество на условиях прозрачности и открытого общения — лучший способ выявить системные риски и определить наименее затратные варианты вмешательства (для их последующего сокращения), который при этом продолжает стимулировать быстрое внедрение инноваций.

Связка системное — несистемное динамична, а не статична, и с учетом этого блиц-скейлеры должны быть готовы менять свой подход. К примеру, Facebook подвергся резкой критике за свое участие в президентских выборах 2016 года — как за распространение ложного контента (иначе называемого «фейковыми новостями»), так и за недостаточные меры защиты персональных данных своих пользователей от того, чтобы ими могли воспользоваться фирмы, предоставляющие услуги политического консалтинга, вроде Cambridge Analytica. Обе эти проблемы вызывают разумные опасения, поскольку ослабляют доверие пользователей Facebook к контенту, который они встречают на его сайте, а также к самому Facebook.

Масштаб Facebook сделал его обладателем бесценной базы данных о более чем 200 млн американцев, а также основным средством, которое большинство американцев используют для того, чтобы узнавать новости и делиться ими со своими друзьями. Это значит, что проблемы конфиденциальности данных и ложного контента касаются не только Facebook и его пользователей, но и самой структуры общества. Если бы Facebook оставался нишевой социальной сетью для студентов колледжей Лиги плюща, то последствия имели бы локальный характер, но если бы те же проблемы на самом деле повлияли на результаты президентских выборов 2016 года, то это, несомненно, стало бы системным толчком.

В подобных примерах для устранения серьезной проблемы компаниям приходится работать совместно с правительством. Чаще всего в случаях такого масштаба автоматически возникает желание создать новый регулирующий орган, но, как показывает практика, само государственное регулирование слишком медленное, чтобы поспевать за стремительными изменениями блиц-масштабирования. В то же время выясняется, что и одного только саморегулирования недостаточно. Необходимо динамичное партнерство между государственным и частным секторами, при котором участие государства сочетается с выполнением его требований на частном уровне.

Аналогичным образом, в ответ на разоблачения о распространении ложной информации через социальные сети и ее влиянии на результаты выборов традиционные СМИ вроде New York Times и Washington Post призвали Facebook принять на работу редакторов, чтобы те взяли «фейковые новости» под свой контроль. Это напоминает классическую поговорку: «Когда у вас есть молоток, все кажется гвоздем». Вы не можете просто применить обычный редакционный процесс, предназначенный для новостного отдела численностью пятьдесят человек, к платформе с миллиардом потенциальных «репортеров», пишущих миллиарды «статей» в день. Вместо того чтобы пытаться скопировать какое-то решение, Facebook должен разработать собственные идеи относительно того, как решить эту проблему, а затем найти поддающиеся масштабированию способы их реализации. Эти решения необязательно должны быть идеальными, они просто должны быть лучше того, что было раньше, и — что еще более важно — продолжать совершенствоваться с течением времени. Вызов очень серьезный, но мы не удивимся, если новые решения в итоге приведут к созданию продукта, который будет лучше того, что был при прежней системе, — с учетом более широкого круга мнений, прозрачности проверки фактов и социального влияния.

Диапазон реакции

После того как вы определили категорию риска: известный или неизвестный, системный или несистемный, вам необходимо решить, как вы будете на него реагировать. Мы считаем, что потенциальные варианты реакции также подразделяются на четыре общие категории.

Реакция 1: НЕМЕДЛЕННО ПРИСТУПИТЬ К РЕШИТЕЛЬНЫМ ДЕЙСТВИЯМ

Системный риск может потребовать немедленной реакции в стиле «стоп-крана». К примеру, в 2011 году в Сан-Франциско домовладелица, вернувшись домой, обнаружила, что ее постоялец с сайта Airbnb разгромил квартиру и украл вещи, включая ювелирные украшения ее бабушки. Первоначальная реакция Airbnb — координация с полицейским участком и выплата хозяйке квартиры финансовой компенсации, но с акцентом на том, что каждый подобный случай будет рассматриваться в индивидуальном порядке, — возможно, была правильной с юридической точки зрения, однако она не решала системную проблему: хозяева начали терять доверие к Airbnb.

Осознав масштаб проблемы, Брайан Чески приступил к решительным действиям. В первую очередь он взял на себя всю ответственность, написав в официальном блоге Airbnb: «Касаемо дела EJ, мы подвели ее и очень сожалеем об этом. Нам следовало быстрее реагировать, проявить бóльшую чуткость в общении и принять более решительные действия, чтобы позаботиться о ней и ее безопасности. Но мы не были готовы к такой кризисной ситуации и повели себя неподобающе». Во-вторых, он сообщил о введении программы Гарантии Airbnb, по которой компания сможет предоставить хозяевам страховку на сумму до $50 000 на случай возмещения материального ущерба. Эти действия были крайне необходимы, учитывая масштаб и потенциальные последствия кризиса не только для Airbnb, но и для всей индустрии. (Вы можете целиком прочитать ответ Брайана «Наша приверженность доверию и безопасности» (Our Commitment to Trust and Safety) в официальном блоге Airbnb.)

Реакция 2: ПРЕДПРИНЯТЬ КРАТКОСРОЧНЫЕ МЕРЫ СЕЙЧАС, А ОКОНЧАТЕЛЬНЫЕ ОСТАВИТЬ НА ПОТОМ

Даже если риск имеет системный характер, можно поставить кратковременную «заплатку», а потом заменить ее окончательным решением. В PayPal мошенничество с кредитными картами было явно системной и насущной проблемой. Ведь если пользователи не доверяют платежной системе, она просто бесполезна. Но у нас не было быстрого решения по предотвращению такого мошенничества. Поэтому наша реакция состояла в том, чтобы самим нести расходы, лишь бы не пострадали пользователи. Мы понимали, что это было краткосрочным решением, но оно позволило нам выиграть время, необходимое для того, чтобы оснастить продукт более эффективной системой выявления мошенничества.

Реакция 3: ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ПРОБЛЕМУ И ВЗЯТЬ НА СЕБЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ПРИНЯТЬ МЕРЫ ПОЗДНЕЕ

Если риск пока под контролем, но в будущем обещает стать системным, вы не можете просто закрыть на него глаза. Даже если вы не предпримете никаких срочных мер, вы должны взять на себя обязательство предпринять их позднее, чтобы, когда риск все-таки обретет системный характер, это не застало бы вас врасплох.

На раннем этапе существования PayPal, кроме проблемы мошенничества с кредитными картами, мы также столкнулись с проблемой нелегальных операций. Разумеется, мы не хотели, чтобы люди использовали PayPal для покупки и продажи наркотиков или отправляли деньги преступникам или террористам, что стало бы системным риском. С другой стороны, у нас не было собственных специалистов из области судебно-бухгалтерской экспертизы или из полиции. Так как объем обслуживаемых нами операций оставался небольшим и вероятность нелегальных среди них, по нашим оценкам, была крайне низкой, мы отложили решение этой проблемы, но вместе с тем взяли на себя обязательства овладеть необходимыми знаниями и создать инфраструктуру для более эффективного решения проблемы в дальнейшем.

Реакция 4: ОСТАВИТЬ ГОРЕТЬ

Когда вы сталкиваетесь с неизвестным/несистемным риском, часто оказывается, что он даже не стоит усилий на его анализ — возможно, это просто небольшой пожар, который вам следует оставить горящим.

Установление баланса между ответственностью и быстротой по мере роста организации

Установление баланса между двойственными приоритетами ответственности и скорости — это сложный танец, который может выглядеть совершенно по-разному на каждой из стадий роста. Мы заметили некоторые общие модели, которые можно было бы применить к большинству компаний.

На раннем этапе — на стадиях Семьи и Племени — ответственное блиц-масштабирование предполагает четкое определение миссии компании и создание культуры, разделяющей ценности ответственной части общества. Для этого вам следует представить будущее, в котором вашей компании удалось стать мировым гигантом, а затем оценить вероятные последствия этого успеха для всех ключевых заинтересованных сторон и для общества в целом.

К примеру, вызывает ли ваша компания негативные внешние эффекты, при которых операции между вами и потребителями влекут за собой издержки для внешних сторон? Джон Рокфеллер, вероятно, не осознавал, какое влияние блиц-масштабирование Standard Oil в итоге окажет на мировой климат, но похоже, что это осознали его потомки — в 2016 году Rockefeller Family Fund объявил, что срочно распродает свои акции ExxonMobil… крупнейшего «корпоративного наследника» Standard Oil. Идеально было бы спрогнозировать эти внешние эффекты, пока еще возможно внести кардинальные изменения в бизнес-модель, либо просто-напросто начать другой бизнес, поскольку затевать радикальные перемены или вовсе отказывать от проекта легче, когда компания мала.

На этой стадии вам также следует прогнозировать внутренние эффекты роста. К примеру, компаниям, проводящим блиц-масштабирование, необходимо нанимать сотрудников так быстро, что зачастую они прибегают к использованию сети личных знакомств сотрудников в качестве источника кандидатов на должности. При необдуманном использовании этот метод может привести к формированию гомогенной и неинклюзивной культуры. Но если вы выстраиваете разнородную и инклюзивную сеть, прежде чем приступать к масштабированию, можно ожидать, что в будущем прием на работу людей из этой сети не будет создавать столько проблем в этом вопросе.

По мере того как компания добивается успехов и достигает стадии Деревни, приходит время спросить себя: «Какие вещи, если не исправить их сейчас, чисто функционально уже будет невозможно исправить на большем масштабе?» На этой стадии особенно непросто найти баланс между моралью и скоростью, потому что компания уже работает на всю катушку и следует курсом полномасштабного молниеносного роста, а если притормаживать, чтобы что-то поправить, конкурент может выхватить преимущество первого скейлера прямо у вас из-под носа. Поэтому вопрос стоит именно так: что будет «невозможно» исправить, а не просто «трудно».

Вы также должны всерьез задумываться о том, какое негативное влияние может оказать ваш успех. На ранних стадиях вы просто размышляли о том, что вас ждет, но на стадии Деревни у вас уже есть достаточно данных, чтобы довольно точно экстраполировать их на будущее. Да, можно и ошибиться, но если вы этого не сделаете, то будете виновны в халатности, когда дело дойдет до ваших моральных обязательств, если случится что-то плохое.

Как только ваша компания достигнет стадии Города или Государства, ей придется взвалить на себя «должностные» обязанности, которые сильно отличаются от обязанностей «претендента». Помните, как вы спрашивали себя о том, что нужно будет исправить позднее? Что ж, это «позднее» наступило. Если прежде вы не обращали внимания на такие проблемы, как разнородность персонала, соблюдение правовых норм или социальная справедливость, теперь вам надо осознать, что все взгляды отныне обращены на вас и что от вас ожидают ответственного поведения и примера для подражания. Вдобавок, если вы не выполняете эти обязанности проактивно, вам придется выполнять их реактивно — что почти наверняка будет более затратно и болезненно. Нравится вам это или нет, но когда компания достигает стадии Города или Государства, вам следует начать мыслить как мэр или президент и устанавливать правила во благо всего человечества, а не только во благо ваших прибылей.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий