Молитвы о детях. Тебе вручаю чадо мое

О родительской молитве

Просите, и дано будет вам.

(Лк. 11, 9)

Глубокий знаток духовной жизни — святой Исаак Сирин основным условием для успеха всякого дела человека считал следующее: «всякую вещь, малую и великую, должно ему в молитве испрашивать себе у Создателя своего».

Итак, первым условием воспитания детей является усиленная молитва о них родителей. А если чувствуем слабость и невнимательность нашей молитвы, то, по учению святых отцов, качество ее мы должны восполнять количеством. Так советовал преподобный Серафим. Он рекомендовал родителям не ограничиваться обычными правилами, но, подражая инокам, вставать на молитву и в полунощный час.

Примеры усиленной молитвы за своих детей мы видим у праведников Ветхого Завета.

Так, Иов, «вставая рано утром, возносил всесожжения по числу всех» детей своих, говоря: «может быть, сыновья мои согрешили…» и «так делал Иов во все дни» (Иов 1,5). В своей молитве за детей Иов был близок Духу Христову.

Как и всякая молитва, молитва родителей за детей может быть разумной и неразумной. Апостол Иаков говорит: «Просите и не получаете, потому что просите не на добро» (Иак. 4, 3).

О чем прежде всего должны молиться родители?

Очевидно, что основное их стремление должно быть направлено на воспитание в ребенке живого члена Воинствующей церкви Христовой. И молитву об этом Го́сподь исполнит в свое время. Но когда придет это время, нам не дано знать: бывали случаи, что Го́сподь вел юношей не прямым путем, но, спасая их от гордости, допускал временно уклонение их с прямого пути и падения. Пусть в таких случаях не отчаиваются родители, но еще прилежнее умоляют Всемогущего («утомляют своею молитвою Неутомимого»).

Надо помнить в таких случаях пример горячей молитвы Моники за своего сына — Блаженного Августина. Последний в юношеские годы попал в дурную среду, стал вести порочную жизнь и присоединился к ереси манихеев.

Все, что могла, все сделала Моника для исправления сына. Она не только увещала его, но одно время даже лишила его общения с собою, удалив из своего дома, несмотря на безграничную любовь к нему. Моника оплакивала своего сына, как мертвеца, и непрестанно молилась о его возвращении к истинной вере.

Обращение его случилось не скоро, но до этого Го́сподь не оставил ее без утешения, и в одном сновидении она видела ангела, предсказавшего ей будущее обращение сына. Не оставляя своих увещеваний, она просила одного епископа повлиять на сына.

Епископ, однако, отказался от этого, учитывая, очевидно, безнадежность такой попытки, при том состоянии духа, в котором был тогда Августин. Он посоветовал Монике не уговаривать его более, а лишь усердно молиться Богу. Вместе с тем, видя силу ее горя, он как бы предсказал ей: «Не может быть, чтобы погиб сын таких слез».

Действительно, Августин был спасен этими горячими слезами и молитвами и стал впоследствии в ряды великих учителей Церкви. И, вспоминая значение в его жизни молитв матери, его часто называют «сыном слез».

Святые отцы говорят: «Осторожно молитесь о внешних судьбах жизни христианской».

Это относится и к молитве родителей, и в частности, к тому случаю, когда родители молятся о выздоровлении смертельно больного ребенка. Случается, что Го́сподь спасает родителей от будущего горя тем, что отнимает у них детей в раннем возрасте. Поэтому родителям нужна в этих случаях смиренная покорность Всеблагому Промыслу Бо́жию, и молитва их о болящем, как бы горяча она ни была, всегда должна кончаться словами Го́спода в Гефсиманском саду: «Впрочем, не Моя воля, но Твоя́ да будет» (Лк. 22, 42).

В таких случаях надо помнить рассказ о том, как с отчаянием молилась одна мать о выздоровлении двух своих сыновей, лежавших в смертельной горячке, несмотря на то, что в тонком сне Го́сподь открыл ей будущее ее сыновей на земле. Она увидела их взрослыми за разгульной пирушкой в кабаке. В ссоре они бросились друг на друга и ножами нанесли друг другу смертельные раны…

Поэтому нельзя предаваться отчаянию при смертельной болезни ребенка, но брать пример с царя Давида. Неделю молился царь и ничего не ел, говоря: «Кто знает, не помилует ли меня Го́сподь, и дитя останется живо». Но когда дитя умерло, то Давид успокоился и стал есть, так объясняя свое поведение: «Теперь дитя умерло, зачем же мне поститься? Разве я могу возвратить его? Я пойду к нему, а оно не возвратится ко мне» (2 Цар. 12, 22–23).

Конечно, помимо случаев, когда по воле Бо́жией дети умирают, несмотря на мольбы родителей, имеется еще более случаев, когда усердная молитва чудесно спасала смертельно заболевшее дитя.

Надо помнить, что молитва родителей за детей имеет перед Богом особую силу: горячая любовь движет и горячую молитву. А горячая молитва не останется неуслышанной Богом.

Я слышал такой рассказ. Родители отпускали своего сына от себя на три года в среду, полную опасности и для его тела, и для его духа. «Сын наш, — сказал ему отец, — где бы ты ни был, в 12 часов ночи всегда вспоминай, что мы в это время молимся за тебя преподобному Серафиму». И в полуночный час, когда все затихало, сын вспоминал своих родителей.

Он знал, что родители свято исполняли свое обещание и в это время возносили свою ночную молитву за него к преподобному. Будучи во многих опасностях, он всегда чувствовал охранительную силу родительских молитв. И когда он вернулся через 3 года разлуки, то первыми его словами своему отцу были: «Папа, преподобный Серафим спас меня вашими молитвами».

Сила родительской молитвы такова, что бывают случаи, когда Го́сподь не отказывает родителям даже тогда, когда им следовало бы отказать.

Свидетельством этому является случай из рода московского купца Азурина. За страшный грех — клятвопреступление — был наказан не только сын, но и его потомство: все мужское поколение Азуриных постигло или самоубийство, или сумасшествие. На этом роде оправдались слова Священного Писания: «Я, Го́сподь, Бог Твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои» (Исх. 20, 5–6).

Одна из Азуриных при смертельной болезни ребенка всю ночь исступленно молилась и рыдала перед образом Святого, особо почитаемого семьей, умоляя спасти сына. Под утро, в полусне она видит, что Святой вышел из иконы и сказал ей: «Неразумна твоя молитва, ты не знаешь, кем будет ребенок. Но если ты так просишь, то пусть будет по твоей просьбе». Сын выздоровел, вырос, и жизнь его стала как проклятие для его матери.

Как к тяжкой, так и ко всякой болезни ребенка родители должны относиться спокойно.

«Здоровье есть дар Бо́жий», — говорил преподобный Серафим. Но не всегда бывает полезен этот дар. Как и всякое страдание, болезнь имеет силу очищать нас от душевной скверны, заглаживать наши грехи, смирять и смягчать нашу душу, заставляет одуматься, сознавать свою немощь и вспоминать о Боге. Поэтому болезни нужны и нам, и нашим детям.

О болезнях последних так пишет в одном письме старец Амвросий Оптинский:

«Не должно забывать и мудреного настоящего времени, в котором и малые дети получают душевное повреждение от того, что видят, и от того, что слышат, и поэтому требуется очищение, которого без страданий не бывает; очищение же духовное по большей части бывает через страдания телесные… Посмотрите — и самые грудные младенцы без болезней ли или страданий переходят в будущую жизнь?

Тяжело видеть страдания детей. Но знаем ли мы, что в некоторых случаях виновниками этих страданий бываем мы сами?»

Однажды к старцу Амвросию подошел крестьянин, на руках у которого бился бесноватый мальчик, и просил старца об исцелении ребенка. «Чужое брал?» — строго спросил старец. «Брал, грешил, батюшка», — отвечал крестьянин. «Вот тебе и наказание», — сказал старец и отошел от нечестивого отца, оставив его без помощи в беде.

Точно так же в житии преподобного Аммона (память 4 октября) рассказывается про отрока, укушенного бешеной собакой в наказание родителям за их грехи — кражу вола.

Смерть сына царя Давида последовала, как наказание за вину отца (2 Цар. 12, 14).

Страдания невинных детей так объясняются святым Нифонтом, епископом Кипрским (память 23 декабря). «Многие живущие в мире… в грехах не каются и о душах своих попечения не имеют.

По этой-то причине Го́сподь наказывает как детей, так и самих родителей различными бедами, чтобы болезнью детей очистить родительские беззакония и возбудить самих родителей к принесению покаяния, и тем оправдать их на Страшном Суде своем…

Знай, что младенцы без греха страдают для того, чтобы им за напрасную их смерть получить жизнь нетленную, а родителям их удостоиться за их страдания целомудрия истинного покаяния».

Поэтому при страдании ребенка нам следует спрашивать свою совесть: не покарал ли Го́сподь за мои грехи моего ребенка?

Часто единственным средством, служащим для выздоровления ребенка, является покаяние его родителей.

Здесь, как и раньше, мы приходим все к тому же основному выводу, который должен глубоко запасть в наше сердце: судьба, счастье, спасенье наших детей зависит прежде всего от нас, их родителей.

Поэтому с полным самоотвержением и любовью, трудясь «в поте лица» и идя «узким путем», путем «безумной» мудрости (1 Кор. 3, 18) постараемся спасти себя покаянием и «стяжанием Ду́ха Святого Бо́жия», а через это мы спасем и наших детей.

Прежде всего на деле докажем нашу действительную деятельную любовь к ним, и прибегнем к теплой, постоянной, усердной молитве к Богу за наших детей и о даровании нам мудрости в важнейшем для нас деле — деле их духовного воспитания.

Ибо, по словам Псалмопевца, «если Го́сподь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Го́сподь не охранит города, напрасно бодрствует страж» (Пс. 126, 1).

 

Н. Пестов

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий