Танкист из штрафбата

Глава седьмая

Когда до Пушкарного оставался километр, Вильгельм интуитивно свернул на обочину. Его маневр повторили командиры других танков.

Так и шли теперь вдоль дороги, медленнее, но с большим шансом не нарваться на мину. Если какое-то подразделение русских и находилось в селе, их уже все равно на этой равнине заприметили.

Они проехали метров триста, и Зиммель приказал Клаусу остановиться. В бинокль мало что можно было разглядеть: обычная, каких тысячи, русская деревня Пушкарная… Одинаковые бревенчатые срубы, соломенные крыши, подслеповатые окошки, никому нельзя выделяться. Все равные и нищие…

Его всегда поражало, почему здесь не как в Германии и Европе, почему нельзя один раз построить дом из камня и жить в нем многими поколениями? Еще Зиммель подумал: плохо, что в поселке много деревьев, он просто утопал в зелени. Естественная маскировка для врага.

Тут его взгляд остановился на доме, стоявшем с краю. По лестнице, лежавшей на крыше, как котенок, карабкался мальчуган трех-четырех лет. Вильгельм даже разглядел его озорную мордашку и нестриженые светлые вихры. «Обитаемый поселок, – подумал он. – А где же маман?»

Тут же, вслед за его мыслями появилась мать, женщина лет двадцати пяти. Увидела свое чадо, всплеснула руками, кинулась к дому, отчаянно жестикулируя. Но малец не стал прыгать ей на протянутые руки, а шустро переместился к сараю, там крыша была пониже, и уже оттуда спрыгнул на землю.

– К бою! – приказал лейтенант.

Танки сразу же развернулись в боевую линию. И вот он – знакомый холодок азарта и ненависти к врагу. Все ближе и ближе затаившаяся русская деревня.

Удар чужого снаряда – всегда жесткий и нежданный, со звоном в ушах. Противотанковый, прямо в бортовую броню… Он ненавидел этот металлический звук.

Траку конец! И нам тоже? Сейчас нас развернет, подставим бок, застынем, и русские всадят один за другим еще пяток снарядов в наш наводящий ужас танк.

– Клаус, доннер веттер, что с траком? Капут? Не молчи, оглох?!

Ожил механик-водитель, чтоб его треснуло.

– Лейтенант, разорвало защитный козырек над траком. Трак целый!

– Танк на ходу?

– Да, на ходу! Нормально управляется…

– Вперед, Клаус!

Зиммель немедля доложил командиру батальона, что попал под обстрел. Капитан фон Кестлин приказал действовать по обстановке. Это значило, что до подхода основных сил надо было прежде всего выявить и подавить огневые средства противника.

И они выявили. В том самом дворе, где чумазый мальчик следил за ними с соломенной крыши (а ведь точно наблюдатель!), обрисовалась очень умело замаскированная противотанковая пушка, та самая, 76-мм. Вспышка – еще выстрел!

Они хорошо прицелились: первый же снаряд угодил в гусеницу танка Мюллера. Машина дернулась, остановилась. Все понимали, что это – как смертный приговор. И пока Зиммель лихорадочно наводил прицел, русские артиллеристы всадили в остановившийся танк, прямо под башню, еще один снаряд. Сноп, фонтан искр, прощальный салют…

Будь проклята эта Пушкарная!

Зиммель успел: один за другим послал два фугасных снаряда. Один уничтожил противотанковое орудие, второй попал в крышу избы. Ее снесло, как от удара огромного железного кулака. Остатки соломы занялись оранжевым огнем.

Танк Мюллера загорелся, потом вспыхнул ярким пламенем, тут же повалил черный дым. Все так и остались под броней. В эти мгновения Вильгельма как жаром обдало: он почувствовал на себе, как заживо сгорают его ребята. Пот заливал глаза, но надо продолжать бой.

Зиммель не стал лезть напролом в деревню. Он свою задачу разведки боем выполнил. Они потеряли «тигр». Но и уничтожили одно орудие.

Он приказал Вольфу отойти задним ходом до ближайших естественных укрытий.

Командир батальона фон Кестлин слово сдержал: два взвода во главе с командиром роты обер-лейтенантом Шварцкопфом пришли на подмогу уже через сорок минут. Взвод Ланге зашел с левого фланга русской батареи, а взвод Шульца – с правого. Артиллеристам удалось все же подбить у них по одному танку. А потом все вскрывшиеся орудийные позиции накрыли фугасными снарядами. Оставшихся в живых солдат расчетов, оглохших, израненных, но еще пытавшихся вести огонь, добивали из пулеметов и размазывали гусеницами, давя со страшным скрежетом орудия.

«Будто кричали от боли», – подумал потом об уничтоженных пушках Зиммель.

После боя командир батальона фон Кестлин собрал командиров. Он был зол и не скрывал этого. Три потерянных танка, правда, слава богу, двум экипажам удалось выбраться. Так скоро батальон по численности станет как рота, как мы будем выполнять замыслы нашего командования? Итогом этой речи стал приказ: уничтожить очередную деревню на пути «нашего победоносного наступления» (это прозвучало с сарказмом), то есть стереть с лица Земли. Деревня эта тоже называлась воинственно – Большая Драгунская. С детства у них, что ли, к армии приписывают?

Первым атаковать деревню выпала «честь», сомневаться не приходилось, Зиммелю. Получив приказ, Вильгельм подумал, что есть хорошая возможность поквитаться с «иванами» за погибший экипаж Мюллера.

Деревня располагалась на холмах, единственный путь пролегал к ней по дороге. И единственный путь к успеху – уничтожать все до единого дома вдоль этой дороги. А все остальные избы будут добивать два других взвода. Простенькое, «гениальное» тактическое решение командира батальона! Единственно, что огонь надо вести на предельно коротких расстояниях. И так же почти в упор русские могут открыть огонь из замаскированных орудий.

– Христиан, – по имени, хоть и ставил боевую задачу, назвал Зиммель командира полувзвода лейтенанта Вольфа. – Черт знает, что ждет нас в этой деревне. Но чувствую, с хлебом-солью, как у них там принято, нас встречать не будут. Поэтому все дома у дороги – наши с тобой. Ты берешь левую сторону, я – правую.

– Я понял, командир! – козырнул Вольф.

– Ни одного не оставлять! Здесь нет населения. Здесь есть только враг! Хватило бы только снарядов! – резко заключил Зиммель.

Вильгельм быстро поднялся на броню и скрылся в башне, закрыв за собой люк. «Тигр» рыкнул и пошел, ускоряясь, под гору. Механик-водитель Клаус использовал все силы могучей машины.

Вот и первая изба, ничем не выделяющаяся, разве что резным наличником на окне. Зиммель увидел, как дрогнула белая с зеленой каймой занавеска. Наверное, ребенок любопытный, не удержался, глянул на железные чудовища.

Наверное, так же со страхом, трепетом и изумлением эти дикие славяне взирали на рыцарей Тевтонского ордена, облаченных в сверкающие латы. Тогда от тяжелой боевой конницы дрожала земля, на которую они пришли, чтобы завоевать ее огнем и мечом.

Эти мысли длились мгновения, за это время наводчик Бруно навел орудие прямо в окошко. Фугасный снаряд разворотил избу, сорвал крышу, вырвал двери; в адском пламени не осталось следа ни от окна, ни от занавески, ни от обитателей дома.

– Отлично, Бруно! – заорал Зиммель. – Клаус, вперед, в темпе, к следующей…

Почти одновременно разворотил взрывом избу и Христиан.

И тут Зиммелю пришла несомненно оригинальная идея: его воинственная натура не могла без азарта. Ведь бой без азарта все равно что брачная ночь без невесты…

– Вольф, как слышишь меня?

– На связи… – тут же ответил Христиан.

И хоть Вильгельм чудовищно нарушал дисциплину связи, но будто уже сам дьявол предлагал вместо него этот спор:

– Послушай, Вольф, давай на пари, 150 марок, кто раньше дойдет до конца деревни!

Вольф призадумался, Зиммель ждал ответ сквозь шум помех.

– Хорошая идея, принимаю! – наконец ответил он, в этой чисто военной работе появлялся какой-то интерес.

Почти без остановки Бруно всадил фугасный снаряд в следующую избу. Все повторилось, только домик подпрыгнул, двери и крыша отлетели на несколько метров. Клаус объехал пылающие бревенчатые стены, таранить их дело непростое, но он отвел душу, когда свалил деревянный забор. За ним в маленьком дворике прятались обезумевшие от ужаса жильцы: старуха в телогрейке, повязанная платком, маленький мальчуган и русоволосый паренек лет шестнадцати.

– Вперед, Клаус, чего застыл? – Потеря времени грозила Зиммелю потерей 150 марок.

Лишь на мгновение оцепенение этих людей передалось механику-водителю. Он включил передачу, «тигр» пополз, потом рванул быстрее. Парнишка пытался оторвать брата от пожилой женщины, дергая что есть силы за руку. Но, видно, так судорожно сжали бабушка и внук свои руки, что разъединить их смогла только смерть. Они исчезли под днищем танка. Старший брат едва успел отскочить в сторону и пустился без оглядки в сторону обрыва.

Зиммель увидел, что у Христиана тоже все идет по плану: фугасом разворотил вторую избу.

Третий домик, маленький, как скворечник, они разнесли буквально в щепки, даже от печки ничего не осталось. Хозяйка, древняя старушка, в старом тряпье, уцелела просто чудом. Она сидела, сгорбившись, на скамеечке под раскидистой грушей и, покачивая головой, смотрела в никуда. Наверное, она не понимала, что происходит. Клаус направил «тигр» к ней, с намерением сровнять с землей зажившуюся старуху, но Зиммель вмешался:

– Не теряй времени, Клаус! Оставим ее на расплод.

Механик расхохотался:

– Хорошая идея, командир!

…Эта Большая Драгунская – явно без признаков обороны. Но расслабляться нельзя. Русские могут устроить засаду в любом из домов. Расстрел из пушек идет планомерно, с истинно немецкой педантичностью.

Впереди – яблоневый сад. Ветер колышет ветви, свисающие алого цвета яблоки едва раскачиваются. «Тигр» проходит через плетень, как через сотканную паутинку. «Жаль деревья», – подумал Зиммель, когда Клаус пошел напрямую к избе, скрытой в уютном палисаднике. Короткой остановки, слаженности экипажу не занимать, достаточно, чтобы послать фугасный прямо в окно. Все повторилось: уничтожение, убийство жилища, всей утвари, фотографий на стене, шкафа с вещами – жилого духа… В адском пламени всесокрушающего взрыва ничто живое не выживало…

– Ты суперснайпер, Бруно! Клаус, вперед!

И тут как из-под земли выросли старушка, мальчик лет пяти и русая девушка. Они прятались за деревьями в своем саду. Конечно, они уже увидели, во что превратились дома их соседей. Теперь пожирающий молох пришел к ним, за новыми жертвами.

«Какая жалость, – подумал Зиммель, – эти деревья и кусты их не спасут. Потому что наш Санта-Клаус вошел в раж, и есть приказ: сравнять с землей село с военным названием».

Кажется, Клаус решил дать этим людям фору. Он притормаживает, переходит на низшую передачу. Старушка бежит что есть сил, она спотыкается и падает, к ней бросается девчонка, помогает поняться, она что-то кричит мальчишке, показывая рукой в сторону. Мальчик плачет, он не хочет бросать бабушку или просто оцепенел от страха. Клаус едет неумолимо, как Страшный суд, под гусеницами с хрустом исчезают деревья, яблоки осыпаются, падают на землю, и на этом месиве остаются следы траков.

Девчонка бьет мальчика по лицу, рвет его за руку. Старушка снова падает. Клаусу надоела эта игра с потерей скорости, и он не дал ей больше шансов подняться. Брат с сестрой бегут, держась за руки. Потом он прибавил газу, девушка обернулась и в последнее мгновение успела отскочить в сторону.

«Он уже никогда не станет драгуном, – подумал Зиммель о мальчике. – Сейчас Клаус нагонит эту девчонку, а потом мы раздолбаем поочередно все избы».

Вильгельм наполовину высунулся из башни, чтобы запомнить это село и дело своих рук. Христиан на своем участке как раз отправил в преисподнюю очередной дом и его обитателей. Он слышал их жуткие, просто душераздирающие крики.

А эта не кричит. Босая, в коротком белом платьишке в горошек, льняные волосы разметались на ветру. Она бежит по черной земле сожженного пшеничного поля, бросается в островок чудом не сгоревшей пшеницы. Обернувшись, девчонка бросает мимолетный взгляд, и Вильгельм видит не страх в ее серых, как сталь клинка, глазах, а испепеляющую ненависть и жажду мести. И вдруг она неожиданно исчезает!

Клаус рванул вперед, но Зиммель остановил этот порыв:

– Клаус, разворачивай, там овраг! Обманула нас девка!

– Провела, коза! Уйдет на приплод!

– Будет коммунистов рожать!

Дальше маневр был простой: не выезжая на дорогу, они приблизились к большому деревянному зданию с дощатой крышей, большим крыльцом и пятью окнами. Вильгельм понял, что здесь находилась администрация.

– Куно, – приказал он заряжающему, – два фугасных! Здесь у большевиков была администрация.

Бруно уже без интереса произвел выстрелы в первую и вторую половину здания.

Экипажи Зиммеля и Вольфа ехали уже по опустевшей деревне: возможно, люди еще прятались в земляных погребах или ушли по оврагу. Короткая остановка, выстрел – и обломки дома взметаются к небу. Ветхие избушки взрыв буквально разламывал, бревна вырывало, и они разлетались на несколько метров. И вновь вдоль дороги «тигры» шли почти вровень, тандем смерти, колесница бога войны…

Вильгельм первым вышел к околице, Бруно сделал заключительный выстрел в крайнюю избу, подумав, загорится сразу или нет. Загорелась… Огненный шар фугасного снаряда внутри дома-деревяшки не оставлял шансов. Дело было только в мгновениях.

Через три минуты работу на своем участке завершил Христиан. Он проиграл 150 марок и раздраженно подумал, что с этим пакостным делом с удовольствием бы справился взвод огнеметчиков.

Зиммель, бросив взгляд на подъехавший «тигр» Вольфа, доложил по рации командиру батальона, что они вышли на окраину села. Боевая задача выполнена. Израсходовано по две трети боекомплекта осколочно-фугасных снарядов.

Капитан Иоганн фон Кестлин с удовлетворением выслушал доклад. Его «тигр» стоял у развилки на боковую улицу, капитан наблюдал, как добивали четыре или пять домов бравые танкисты роты обер-лейтенанта Мартина Шварцкопфа. Собственно говоря, на этом операцию по зачистке села можно было считать законченной.

Бруно вылез из танка, уселся на броню.

– Как удивительно быстро горят эти дома, – заметил он.

– Ничего удивительного, – ответил Вильгельм. – Хорошо высушенная древесина, соломенная крыша и попутный ветер… Туземцам не нужно основательное жилье. Они временные на этих землях и в этих хижинах.

– Все мы временные на этой земле, – усмехнулся Бруно.

– Какое величественное зрелище! – без особых эмоций произнес Зиммель.

– Так, наверное, восторгался и Нерон, – ехидно произнес Бруно.

Зиммель спрыгнул с танка, чтобы размять ноги, сделал несколько приседаний, вытянув вперед руки. Подумал, стоит ли говорить, и не удержался:

– Командир батальона на совещании офицеров сказал, что скоро в нашу роту поступят несколько «Королевских тигров» – Panzerkampfwagen VI Ausf. И это прекрасно, с новыми «тиграми» мы должны суметь вернуться к Москве.

Бруно, оставаясь на броне, продолжил тему в историческом ракурсе:

– И, как Наполеон, подожжем ее со всех сторон.

– Да, это будет фантастическая картина! – усмехнулся Вильгельм.

– Только бы не повторить судьбу его армии…



Уж не осталось ни единой избы, не объятой пламенем. В начале деревни они превратились в пылающие остовы; в средине их апокалипсического похода пожарище залило деревянные стены домов ярко-оранжевой лавой огня. А там, где участь сожжения была в числе последних, в зияющих проемах окон и дверей с гулом, треском и воем рвалось наружу адское пламя. Пройдет несколько часов, и все выгорит дотла, останутся лишь основания разрушенных снарядами печей.

И еще долго над Большой Драгунской будет нависать черное смрадное облако, и ветры будут обходить обугленную с удушливо-горьким запахом землю. Потом этот дым нависнет и растворится над городом Кромы, уже пережившим не одну бомбежку. И он будет предвестником ожесточенной танковой схватки на его подступах, где за два дня батальон потеряет четыре «тигра», но и сам сожжет семь советских танков.

За эти бои капитан Иоганн фон Кестлин будет награжден «Рыцарским крестом с Дубовыми листьями», а лейтенант Вильгельм Зиммель Железным крестом 2-го класса. Каждый из них будет принимать поздравления, а потом накоротке отметит это событие в своем по рангу кругу.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий