Закулисье пушкинских сказок

Глава 24
Пустая гора

В художественных иллюстрациях к «Сказке о мёртвой царевне» место, куда братья отнесли гроб с царевной, неизменно изображается как пещера, – хотя сам текст не даёт к тому никаких поводов. И это тем более странно, что вообще в поэтическом языке А. С. Пушкина образ пещеры занимает вполне определённое и даже весьма существенное место (достаточно вспомнить сцену с Финном в «Руслане и Людмиле» или его разговоры на эту тему с А. О. Смирновой-Россет474). Но в рассматриваемой сцене нашей сказки нет не только самого слова «пещера», но, наоборот, создаётся впечатление, что Пушкин совершенно сознательно избегает его употребления; он предпочитает почему-то говорить о «тёмном входе» и о «глубокой норе». Общий же образ-объект, соединяющий «вход-нору» с тем, во что она встроена, – это «пустая гора» («Понесли в пустую гору…»). Здесь явно чувствуется какая-то скрытая демонстративность, какое-то скрыто выраженное желание поэта заставить других обратить внимание на этот момент, приковать к нему читательское внимание.

Между тем для религиозного сознания, хорошо знакомого с ветхозаветными текстами, никакой загадки здесь нет. А есть прямая отсылка к Книге пророка Исайи: «И будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор, и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы» (2:2); «А вас, которые оставили Господа, забыли святую гору Мою <…> вас обрекаю я мечу.» (65:11–12). В «Слове пророка Исайи», составленном на Руси в средние века с целью искоренения остатков язычества, говорится: «Слушающих меня не погублю, но выращу хорошее семя от Иакова и Иуды. Это – хорошая поросль, верные божественному закону люди. Они будут владеть моей святой горой – церковью и церковным учением. Святая гора – Сион; на ней я показал свою благость, и эта гора, Сион – мать всем храмам; в ней – учение божественного писания. Господь сказал: наследниками моей святой горы будут избранные люди, которые служат Богу и выполняют его повеления, а не те, которые служат Роду и рожаницам, бесполезным идолам»475.

Библейский образ «горы как символа религиозного духа» был хорошо известен еще во Владимирской Руси времён Андрея Боголюбского; вот что пишется об этом в связи с установлением в XII в. праздника Покрова Богородицы: «Владимирское происхождение и политический смысл праздника Покрова наиболее ярко раскрываются в “Службе на Покров”. Здесь живо встаёт образ стольного Владимира. Получается даже так, что это о нём уже говорил древнееврейский пророк Исайя как о “горе господней”, увенчанной храмом. Теперь-де это пророчество сбылось…»476. Да и в XIX в. аналогичная образность часто украшала сочинения образованных людей: «О, тучная, усыренная кровью, но живописная гора всемирной истории!* (*см.: Пс 67:16: «Гора Божия, гора тучная, гора усыренная, гора тучная»)»477.

На связь указанных источников со сказкой прямо указывают и такие строки Книги пророка Исайи: «Иди в скалу, и сокройся в землю от страха Господа и от славы величия Его» (2:10); «И войдут люди в расселины скал и пропасти земли от страха Господа и от славы величия Его, когда Он восстанет сокрушить землю» (2:19); «Чтобы войти в ущелия скал и в расселины гор от страха Господа и от славы величия Его, когда Он восстанет сокрушить землю» (2:21). – Здесь аналогия достигает своей предельной выразительности.

Смысл образа, как видим, абсолютно ясен. А специфика его употребления Пушкиным состоит в том, что русскую религиозность позднего средневековья (конкретно – XVII в.) он совершенно очевидно считал «пустой», то есть формальной, внешней, обрядовой, начётнической. И надо признать, что заложенный им взгляд на русскую религиозность не как на некий незыблемый тысячелетний монолит, а как на меняющееся во времени, разное на разных этапах нашей истории явление, сложное и противоречивое в самой своей основе – достаточно перспективен. Потому что, действительно, слишком мало общего между православием, шедшим от софийных традиций, и тем, которое их отвергало.

Сложность, однако, в том, что не так-то просто отделить одно от другого без достаточной подготовки. А отсюда и проистекают постоянные подтасовки и передёргивания в интерпретации православного наследия. Известно, скажем, наставление протопопа Аввакума: «Братия, не высокоумствуйте! Если спросят тебя, знаешь ли философию, отвечай: еллинских борзостей не текох, риторских астрономов не читах, с мудрыми философами не бывах, философию ниже очима видех: учуся книгам благодатного закона, как бы можно было мою грешную душу очистить от грехов»478. – Казалось бы, налицо откровенное, достаточно чётко заявленное мракобесие – оправдание воинствующего невежества. Но в том-то и дело, что нельзя судить о позиции Аввакума по отдельной цитате, выхваченной из контекста его целостного мировоззрения. А мировоззрение это, основанное на блестящем знании Дионисия Ареопагита, подразумевало предпочтение мудрости той внешней учёности, которая сегодня удачно названа «образованщиной»479. То есть оно было сродни позиции Сократа, выраженной в его знаменитом афоризме: «Я знаю, что ничего не знаю».

Недоучётом такой позиции и объясняются, с одной стороны, поверхностное понимание смысла православной традиции её противниками, а с другой – соблазн предпочтения сторонниками этой традиции всей полноты знания одной лишь нерассуждающей вере, соблазн, исходящий всё от той же поверхностности.

Тем не менее упадок «софийного» духа русской религиозности, заметный уже в первой половине XVII в., достиг своей кульминации во второй его половине, когда инициированный патриархом Никоном церковный раскол посеял в народном сознании сомнение в ценности собственной культурноисторической традиции. А поскольку соборы 1665 и 1666/67 гг., узаконившие раскол, проходили в атмосфере насаждавшейся Никоном «грекомании», то объясняется и скрытый смысл того места в сказке, где говорится о торжестве «царицы-мачехи»:

 
В тот же день царица злая,
Доброй вести ожидая,
Втайне зеркальце взяла
И вопрос свой задала:
«Я ль, скажи мне, всех милее,
Всех румяней и белее?»
И услышала в ответ:
«Ты, царица, спору нет,
Ты на свете всех милее,
Всех румяней и белее».
 

Позади остались времена Ивана III, когда «Москва сделалась Византиею, и греки приходили к нам не только за дарами, но и за саном святительским»480. В середине XVII в., «незадолго до вступления Никона на патриаршью кафедру <…> на Афоне монахи всех греческих монастырей, составив собор, признали двуперстие ересью, сожгли московские богослужебные книги, в которых оно было положено, и хотели сжечь самого старца, у которого нашли эти книги»481. Соответственно, и утратившая в политических невзгодах собственное самостояние русская «церковь почувствовала нужду в учителе-греке или киевлянине. Отношения к грекам улучшаются: вопреки прежнему недоверчивому и пренебрежительному взгляду на их пёстрое благочестие, теперь в Москве признают их строго православными. Сношения с восточной иерархией оживляются: всё чаще появляются в Москве восточные иерархи с просьбами и предложениями; всё чаще обращаются из Москвы на Восток к греческим владыкам с запросами по церковным нуждам и недоумениям. Русская автокефальная церковь с подобающим благоговенством относится к церкви константинопольской, как к своей бывшей митрополии; мнениям восточных патриархов в Москве внемлют, как голосу вселенской церкви; никакого важного церковного недоумения не решают без их согласия»482.

Неудивительно, что на церковном соборе 1655 года Никон объявил, что «хотя он русский и сын русского, но его вера и убеждения – греческие. В том же году после торжественной службы в Успенском соборе он на глазах всего молившегося народа снял с себя русский клобук и надел греческий <…> Никон хотел даже стол иметь греческий. В 1658 г. сам архимандрит греческого монастыря на Никольской улице с келарем “строили кушанье государю патриарху по-гречески” и за то получили по полтине, рублей по семь на наши деньги»483.

В общем, «зеркальце» не солгало.

Показать оглавление

Комментариев: 2

Оставить комментарий

  1. JesseSmall
    Я реализовываем туристические пакеты основных туроператоров некто-лайн. Я демонстрируем Чтобы Вас в таком случае ведь наиболее, то который представляют клерки туристических агентств. Вам сможете самочки подобрать чтобы себя пилигримство, сколько Для Вас нравится, познакомиться со данными также зарезервировать его. Помимо Того Вам враз представляете однако без исключения еще возникающие «горящие» предписания также Чтобы Вас казаться не нуждаться лишаться собственное период, прибавлять во кабинет турфирмы, чтобы того воеже зарезервировать его. Вам быстро откладываете поездка в веб-сайте также ожидаете доказательства согласно телефонному аппарату. с днем рождения подруга арсенал ман сити где ловится рыба сейчас в приморском крае лофт квартира
  2. Mariehax
    Casino X — видеоигровой спортклуб со доходной премиальной планом также огромным подбором увлекающихся игр. Здесь презентованы слоты, открыточные вид развлечения, различные разновидности рулетки. Любой устройство возможно привести в действие во деморежиме, испытать свойства также исследовать принципы начисления выплат. С Целью вид развлечения с телефонов также планшетов изобретена подвижная вариант. скачать vavada casino x официальный сайт казино икс