О главных христианских добродетелях и гордости

Духовное совершенство и Заповеди Блаженства

Каждый христианин начинает духовную жизнь с внешних подвигов: послушания, целомудрия, нестяжания, поста, дел милосердия, молитвословий и др.

Цель этих подвигов — очистить сердце от страстей и пороков, чтобы душа способна была воспринять христианские добродетели и чтобы, в конечном итоге, она стала чистой, светлой, богоподобной.

Много усилий приходится употребить над собой каждому христианину, пока происходит процесс очищения души и сердца от всевозможных грехов. Трудно, очень трудно бороться с собой, со своими греховными склонностями и привычками. Но другого пути нет в Царствие Небесное.

По мере очищения души борьба усиливается… Злая сила яростно борет христианина, внушая ему недобрые помыслы и чувства и заставляя злых людей делать ему всякие подлости, борет его разными искушениями и болезнями. Но Господь помогает человеку Своею благодатью.

Когда благодать Божия касается сердца человеческого, тогда человек способен понести любые трудности. Ощутив в сердце необыкновенную радость и сладость, человек с большим рвением тянется к благодати.

Свободная воля и разум, которыми Господь наделил человека, крепнут и освящаются, и тогда человек становится мудрым и волевым, с большой силой воли, так что усиленные нападения со стороны диавола и мира ему не страшны и борьба с плотию становится для него посильной.

Благодать Божия творит чудеса! У человека приоткрываются духовные очи, и он начинает видеть внутреннее состояние своего сердца, начинает замечать свои не только явные грехи и порочные наклонности, но даже самые незначительные, едва заметные поползновения (намек) на грех в словах и мыслях.

Так начинается период восхождения по ступеням совершенства девяти Заповедей Блаженства.

О блаженстве Христос так поучал народ:

1. Блажени нищии духом: яко тех есть Царство Небесное.

2. Блажени плачущий: яко тии утешатся.

3. Блажени кротцыи: яко тии наследят землю.

4. Блажени алчущий и жаждущий правды: яко тии насытятся.

5. Блажени милостивии: яко тии помилованы будут.

6. Блажени чистии сердцем: яко тии Бога узрят.

7. Блажени миротворцы: яко тии сынове Божии нарекутся.

8. Блажени изгнании правды ради: яко тех есть Царство Небесное.

9. Блажени есте, егда поносят вам, и ижденут, и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради.

Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех (Мф. 5, 3-12).

Понятие «блаженство» надо отличать от понятия «радость». Радость бывает трех видов: духовная, естественная и диавольская.

Диавольская радость — это услаждение грехом в момент совершения греха, или перед тем, или после того.

Духовная радость, особенно у праведников, до некоторой степени напоминает блаженство вечное.

Блаженство — это особое состояние души праведника в Царстве Небесном, это сугубая радость, которую выразить на человеческом языке невозможно.

Блаженства вечного удостоились и удостоятся души тех христиан, которые очистились и очистятся от всякой скверны, от всякого греха.

Апостолы учат: Блажен человек, который переносит искушение (Исак. 1, 12); Если и страдаете за правду, то вы блаженны и Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны (1 Пет. 3, 14; 4, 14).

Инок пишет в своем дневнике: «Блажен, в объятиях Отчих, кто возненавидел человеческую славу прежде наслаждения славою! Блажен, кто познал суету суетного прежде погружения в суетное! Блажен, кто презрел все тленное и чревоугодное прежде пресыщения тленным и чревоугодным! Блажен, кто познал ничтожество ничтожного и ненужность безполезного — свежею непресыщенною душою, и такою душою отдался весь Богу и прилепился к Нему!»

Воистину, только в Боге наша истинная радость, наше счастье, наше блаженство! В Нем одном то истинное благо, которого так жадно ищет душа наша. Не находит Его только тот, кто счастье свое полагает во всем мирском и тленном.

Непонятная и странная для нас тайна обожения человека. Мы не можем представить себе, как Божество нисходит в природу человека и проникает все существо его, сливается с ним Духом воедино и дает ему возможность ощущать и обнимать Его своим ограниченным человеческим чувством и сознанием. Но это так… Это бывает с каждым освященным христианином, который усиленной борьбой со страстями очистил сердце свое и стал сосудом Духа Святого, храмом Живого Бога.

Благодать животворит и обновляет сердце постоянно, и потому человек ощущает полноту духа, счастья и блаженства, насколько возможно ощутить это ограниченному чувству.

Вот в чем кроется причина непостижимого спокойствия христиан во время гонений, всевозможных искушений и страданий. Они готовы все отдать, что требуют от них, даже самую жизнь, ибо благодать и блаженство вечное, которое они предвкушают еще живя на земле, для них выше и дороже всех сокровищ мира. Никто не разлучит их со Христом, никто не отнимет у них блаженство. Один только грех способен на это. Только грех может отнять блаженство и святость у святых, но греха они боятся, как огня, предпочитая лучше умереть, чем согрешить. Плод праведников есть святость, а конец — жизнь вечная и блаженство (Рим. 6, 22).

О том, что понятие блаженства относится в основном к будущему веку, пастырь-праведник Иоанн С. пишет так: «Жизнь человека, истинного христианина, впереди, в будущем веке; там откроются для него все радости, полное блаженство. А здесь он изгнанник и под наказанием, здесь иногда вся природа вооружается на него за грех, не говоря об истинном враге, который ходит как рыкающий лев, ища кого поглотить (1 Пет. 5, 8)».

Духовное совершенство представляет собой совокупность христианских добродетелей, которые Христос перечисляет в Своих девяти заповедях блаженства (Мф. 5, 3-12).

Начинаются они с нищеты духовной, то есть с глубочайшего смирения (самоотречения от своей воли), которое является как бы фундаментом для всех остальных добродетелей, Христос тем самым показал, что без глубочайшего смирения нельзя восходить к другим добродетелям. Так что тем, кто не достиг нищеты духовной, нельзя надеяться найти свое спасение ни в аскетических подвигах, ни в делах милосердия, ни в служении миротворчества, ни в каком-либо ином подвиге.

Вторая заповедь — плач о грехах — естественно вытекает из первой, то есть из нищеты духа. Это глубокое покаянное сокрушение и плач о своей греховности и о всех совершенных грехах.

Здесь полнота сознания своей немощи, ничтожности, склонности ко греху и падениям. Человек начинает замечать на своей духовной одежде малейшие пятнышки грехов не только в делах, но и в мыслях, чувствах и намерениях; перестает осуждать других, ибо видит себя хуже всех. Таким плачущим Господь обещает утешение — прощение грехов и духовное совершенство.

От нищеты духа и сокрушения о грехах в человеке рождается кротость — добродетель христианская, делающая человека приятным для всех окружающих. Стяжавший кротость (3-я заповедь) включается в число избранных, которые наследуют землю.

4-я заповедь: Блажени алчущий и жаждущий правды… Каждый православный христианин, который искренно стремится ко спасению, жаждет правды Божией, но, к сожалению, вокруг себя видит зло — Мир во зле лежит (1 Ин. 5, 19), и потому тяжко страдает. А когда он обретает кротость, тогда за видимым злом ему открывается тайна домостроительства мироздания и благого Промысла Божия. Видимое зло он познает как истинное благо, т. к. зло венчает мученическими венцами претерпевших до конца и вводит их в вечное блаженство.

В душе христианина начинают звучать слова Иисуса Христа: Я победил мир (Ин. 16, 33) и Дана Мне всякая власть на небе и на земле (Мф. 28, 18).

Здесь полнота того духовного насыщения, которое Христос обещал алчущим и жаждущим правды, преодолевшим верою все сомнения и недоумения о недостатках и планах мироздания.

В 5-ой заповеди за любовь и сострадание Христос обещает милосердным полное прощение всех грехов и погрешностей.

В предыдущих четырех заповедях говорилось об очищении души от греха, а с пятой заповеди начинается служение ближним (Мф. 25, 40). Милосердные услышат призыв Христа-Спасителя: Приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира (Мф. 25, 34).

Полнота чистоты сердца от всех страстей и пристрастий достигается на 6-ой ступени: «Блажени чистии сердцем…»

Прп. Исаак Сириянин пишет: «Когда людей видит кто хорошими, и никто не представляется ему нечистым и оскверненным, тогда, подлинно, чист он сердцем».

Вот предел для очищения сердца. Многие подвижники, стяжав совершенную любовь к ближним, уходили в пустыни и затвор, как, например, преподобные Антоний и Макарий Великие, Сергий Радонежский, Серафим Саровский и многие другие. В таких условиях жизни они достигли совершенной чистоты и святости и получили от Господа особые дары духовные для служения ближним. В полноте духовных сил они вышли на служение миру и пребывали в этом подвиге до конца своих дней.

Мирянам значительно труднее, чем инокам, создать себе соответствующие условия для духовной жизни второго периода. Надо стремиться к уединенной, замкнутой, нерассеянной жизни и все внимание уделять непрестанной молитве, богомыслию при полном воздержании себя от мира — его суеты, от связи с мирскими людьми.

Так достигается ступень чистоты сердца. Преграда между человеком и Богом уничтожается, и человеку становится доступно созерцание Бога духовными очами.

Немногие избранные святые, достигшие чистоты сердечной, получившие от Господа множество духовных даров, переходят к новому периоду — миротворчеству, в высоком звании сынов Божиих (7-я заповедь). Обладая особыми дарами, они водворяют душевный мир путем просвещения человеческих душ верою, утешают сокрушенных сердцем и плачущих, исцеляют недужных и одержимых бесами.

На следующей ступени (8-я заповедь) начинается соучастие христианина в страданиях за Христа, кто до конца радостно претерпит гонение, поношение, злословие за Господа, за Его исповедание и проповедь о Нем, тому Господь обещает им верх блаженства: Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех (9-я заповедь) (Мф. 5, 12).

Таким образом, в зависимости от состояния души, от ее совершенствования, будет зависеть и степень блаженства ее в потустороннем мире.

Инок пишет: «Не будет ли отравляться блаженство будущей жизни для многих тем, что там будут различные степени блаженства? Нет, потому что каждый будет пить свое собственное блаженство полною чашею, сравниваться с другими не придет и на мысль. К тому же, зависть возможна только там, где царят несправедливость и недостаток любви к ближнему, а там будет царство всех добродетелей и царство праведного воздаяния по достоинству и вместимости каждого».

Святые отцы пишут, что этот путь нельзя измерять количеством добрых дел и трудностью подвига.

Так прп. Макарий Египетский пишет: «Человек будет наслаждаться обетованием в такой мере, в какой, уверовав, полюбил Бога, а не в такой мере, в какой трудился. Поскольку дары велики безмерно, то невозможно найти достойных трудов».

Так же пишет и архиепископ Варлаам: «Подвизаться можно, но не для оправдания своими подвигами и делами, а для стяжания большего смирения и покаяния. Потому-то, если кто постится и молится не для стяжания смирения, а для богоугождения и своего оправдания, то ошибается…

Многие думают: как? Молиться, думая этим (или и другими подвигами) угодить Богу — ошибка?

Да, если думать о себе, что я не как прочие, я особенно живу и о высоком думаю.

Да, если иметь в виду только себя и хотя бы тайно любоваться собой, осуждая других или хотя бы безсердечно относиться к чужим горестям и ошибкам».

О том же и Патриарх Сергий пишет: «Господь Бог ищет не внешних поступков, не заслуг со стороны человека, но чтобы не даром уступить ему блаженство в вечном общении с Собою — ищет только способности к восприятию общения с Ним и дает его не столько, сколько Сам может или хочет дать, а сколько человек может вместить».

Это, разумеется, не говорит о том, что никаких подвигов не надо совершать ради Христа. Ведь вера без дел мертва (Иак. 2, 20). Подвиги, безусловно нужны, но только совершать их надо при наличии горячей любви ко Господу и в духе глубочайшего смирения, и тогда подвижник обретет блаженство.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий