Волшебная Башня (ЛП)

Глава десятая
Все выше и выше

— Если не хочешь проблем, Родерик, — орал сэр Балтимор, — ты должен победить!
Отец Родерика стоял под сценой, зажав сигару в зубах, дым от которой клубился вокруг его головы, словно та горела изнутри. То, что джентльмен прибывал в дикой ярости, не ускользнуло от глаз Уны, когда та по пятам неслась за Родериком по сцене к башне. Дьякон устроился на ближайшем дереве и стал ждать возвращения хозяйки.
— Эта твоя девка из тебя дурака сделала! — ругался сэр Балтимор. — Она уже наверху! Шевели задом, если семью не хочешь опозорить!
— П-а-а-п-а-а! — капризничала маленькая Пенелопа. — Ты обещал почитать мою ска-а-а-зк-у-у-у!
Маленькая девочка подняла книгу и ударила ею отца точно также, как директриса Пуше приложилась розгой с надписью «НЕПРИЛИЧНО» к Униному заду.
— Пенелопа! — заорал сэр Балтимор, выхватывая книгу из рук дочери, и грохнул книгой о сцену. — Я не буду больше читать всю эту волшебную чушь, если ты не замолчишь, — он обернулся к Родерику и погрозил ему кулаком. — Помни, о чем мы говорили вчера, сынок. А теперь иди и победи всех!
Уна и Родерик остановились в центре сцены, архитектор спокойно сложил газету, а затем встал. Он поправил нелепый высоченный цилиндр на голове, пока Дьякон усаживался на ближайшее дерево.
Затаив дыхание, Уна переводила взгляд от отца к сыну — точнее, с трясущего кулака сэра Балтимора на багряный фингал Родерика — интересно, сколько таких «разговоров» в действительности было между ними вчера. Кулак Балтимора обрушился с грохотом на дочкины сказки:
— Сделай их, сынок! — кричал папаша. — Семья рассчитывает на тебя!
Родерик бросил короткий взгляд в сторону отца. Вместе с Уной они протянули архитектору иголки дикобраза, а тот в свою очередь дал им по ключу.
— Воспользуйтесь запасной лестницей, чтобы подняться на четвертый этаж, — сказал архитектор, указав на внешние ступеньки, которыми конкурсанты давеча воспользовались, чтобы спуститься с третьего этажа.
— У меня всё, — закончил ведущий раздавать инструкции и снова плюхнулся в кресло, чтобы продолжить чтение газеты.
— Давай! Давай! Давай! — орал сэр Балтимор.
Уна с Родериком уже бросились к лестнице, когда на сцену подоспел Адлер Айри. «Та еще гонка предстоит!» — подумала сыщица, перепрыгивая сразу через две ступеньки. А когда вспомнила, что Исидора уже внутри башни, то увеличила размах шага даже до трех ступенек.
Родерик первым добрался на нужный этаж, где ступеньки заканчивались. Уна чувствовала, как ветер раскачивал здание, и слышала скрежет гвоздей о деревянную конструкцию. Родерик вонзил свой ключ в скважину, скользнул внутрь башни и захлопнул за собой дверь.
— Подлец! — крикнула ему в спину Уна. Она вставила свой ключ в замок и плечом подтолкнула дверь. Собираясь уже ее захлопнуть, сыщица заметила Адлера, который почти преодолел лестничный пролет. Имея больше представлений о благородстве, нежели Родерик Разерфорд, Уна любезно придержала дверь. Адлер забежал в башню, прижав к голове свой потертый цилиндр.
— Что еще за?.. — воскликнул Адлер и встал, как вкопанный. Дверь захлопнулась, и Уна обернулась на его крик.
— Ой, мамочки! — испугалась сыщица, поняв, в чем дело. — Во что ты вляпалась, Уна?
— Я себе тот же вопрос задаю, — откликнулся Адлер.
Уна и Адлер стояли остекленевшие. Практически весь этаж занимала змеиная яма, границы которой проходили всего в трех футах от ног конкурсантов. Словно живой черный ковер, ползучие гады копошились и извивались, скользя блестящими черными телами друг о друга. Сыщица попятилась к выходу.
— А где Родерик? — вдруг спросила она, не видя и следа красавчика. — И Исидора, кстати говоря.
— Представления не им…, — не договорил фразу Адлер, так как что-то пролетело мимо его головы. Он отпрыгнул, успев избежать столкновения с хвостом твари. — Это что еще такое? — спросил он, затаив дыхание.
Что бы это ни было, оно исчезло так же мгновенно, как и появилось. Уна откинула голову, чтобы рассмотреть потолок, и поняла, что потолка-то и нет. По крайней мере, в обозримой перспективе. Лишь прищурившись она могла увидеть какие-то смутные очертания того, что могло оказаться крышей, где-то десятью этажами выше или более того.
— Гляди! — указала она наверх.
Адлер посмотрел вверх, стараясь не отступать далеко от стены.
— Это прогулочный параход? — спросил он.
Уна кивнула. Это определенно был прогулочный речной пароход, их тех, что часто плавали по Миссисипи, если Уне не изменяла память. Мать девочки, большая любительница корабельного дела, берегла книгу с иллюстрациями различных судов, и картинка с речным пароходом была самой любимой у миссис Крейт и ее дочери.
Двумя этажами выше, прямо над головами Уны и Адлера, на канатах висел прекрасный белый пароход: корпус усеян речными ракушками, на корме — огромное лопастное колесо. Уна поразилась, как архитектор смог поместить такую громадину внутрь, а потом вспомнила утолщение на башне, которое снаружи выглядело будто змея, проглотившая яйцо.
«Кстати, о змеях…» — про себя думала сыщица. Что-то не то было с этими тварями.
В ту же секунду одна из гадин взлетела в воздух, словно так и нужно, широко расправила черные крылья и кинулась на Уну. Сыщица закричала и прикрыла лицо руками, но змея лишь взметнулась ввысь, шлепнув Уну хвостом по виску, и скрылась за пароходом.
— Ты видела это? — спросил ошарашенный Адлер, будто Уна могла что-то пропустить.
Но не успев ответить, она заметила кое-что любопытное. Это был Родерик Разерфорд, выглядывающий с борта парохода.
— Ну, и как ты забрался туда? — выкрикнула Уна.
Следующая змея вылетела из ямы и теперь направилась в сторону Адлера. Он поднял руки, чтобы защитить лицо. Гадина раскрыла пасть, показав ужасные блестящие клыки. Пасть захлопнулась, и змея вцепилась в цилиндр Адлера, стараясь сорвать с парня головной убор.
— Ну, уж дудки! — заорал молодой адвокат.
Он ухватился обеими руками за змею, но та не ослабила хватку. Хвост гадины обвился вокруг запястья юноши, а потом змея взмыла ввысь, как сумасшедшая хлопая крыльями, прихватив и цилиндр, и Адлера с собой. Парень крикнул от удивления, затем глянул вниз и понял, что змея облетела пароход и унеслась еще выше.
— Так вот как вы туда забрались! — сказала Уна. — Просто, как раз и два.
Даже самой себе эти слова не показались убедительными. Уна прижалась к стене, пытаясь успокоить нервы. Спустя несколько секунд у нее появилась возможность проверить свою догадку. Еще одна змея прыгнула в воздух, раскрыв крылья, и ринулась прямо на девушку. Но что-то было не так именно с этой гадиной. Всё змеиное кубло было черным, а эта оказалась белой — змея-альбинос — с громадными, розовыми крыльями, как у летучей мыши. Спустя полсекунды все остальные змеи в яме поднялись в воздух, раскрыв сотни черных крыльев, и бросились в погоню за белой.
Все случилось настолько быстро, что у Уны не было времени на раздумья, и когда белая змея пронеслась в нескольких сантиметрах от ее головы, девушка протянула руку и схватилась за гадину. Скользкий белый хвост плотно обвился вокруг запястья девушки, и обе взмыли в воздух. Только в отличи от змеи Адлера, змея-альбинос не добралась до борта парохода, а на полпути остановилась и нырнула обратно на землю.
Уна закричала, ощутив, что внутренности готовы выпрыгнуть наружу. Однако еще более ужасным, чем дикий полет, был рой летящих змей, следовавший за Уной по пятам, словно смерч. Открытые пасти и сверкающие клыки — всего в нескольких сантиметрах от ее ног.
Прямо на ходу змея-альбинос решила снова поменять направление, устремившись к потолку, но Унины туфли успели шаркнуть об пол в момент разворота. Несколько преследующих змей врезались в яму, но большинство сумело вовремя выйти из пике.
Альбиноска неслась ракетой вверх, рой черных гадин, словно тень, скользил следом. Скорость была невероятной, юбки плотно облепили ноги Уны, когда они пулей пролетали мимо парохода, оставив палубу позади, а затем подол раскрылся обратно, как зонт.
Содержимое желудка подступило к горлу, руки занемели. На долю секунды Уне показалось, что она увидела Исидору Айри, парящую в воздухе, а затем красавица исчезла из виду в мгновение ока. Сыщица тряхнула головой, полагая, что все это ей только привиделось.
И снова альбиноска решила отправиться вниз, вращаясь вместе с Уной по спирали вдоль периметра башни, так что носки туфель шаркали о стены. Взглянув на ноги, девушка заметила несколько змей, вцепившихся в каблуки.
— Ой, мамочки! — завизжала она. — Так не пойдет!
Она исступленно дрыгала ногами, пытаясь в то же время подтянуть коленки к животу, чтобы отстраниться от преследующей их тучи. Но змеи нагоняли их, и Уна почувствовала, что ее сейчас стошнит.
К счастью, змея-альбиноска поравнялось с судном и, огибая верхнюю палубу, чуть не врезалась в Адлера Айри, который стоял с широко открытыми глазами возле одного из трапов.
— Отпускай! — закричал юноша, едва успев увернуться, так как Уна и свора змей просвистели в нескольких сантиметрах над его головой.
— Отпускать? — закричала в ответ девушка. — Ты с ума сошел?
Белая змея резко свернула влево, чтобы избежать столкновения с бортом. Змеиный авангард преследующей стаи врезался в стену, отскочил, качнулся в воздухе, а затем, словно пьяный, повалилась на пол. Но летящие следом были расторопнее, вовремя увернулись и поднажали. В том числе и змея-альбиноска.
Руки девушки начали болеть, пока гадина кружила ее вокруг судна снова и снова, с каждым оборотом набирая скорость. Комната стала расплываться. Казалось, вся кровь отхлынула к ногам. И только когда Уна поняла, что может потерять сознание, альбиноска снова направилась к верхней палубе.
Уна знала, что ей придется сделать. Несмотря на инстинкт самосохранения, который заставлял крепко держаться за гадину, сыщица ослабила захват, утратив какой-либо контроль, и положилась на случай, если совет Адлера окажется мудрее, нежели могло показаться сначала.
В момент, когда девушка ослабила захват, змея освободилась от ее запястья, и Уна стала снижаться, кувыркаясь в воздухе, пока не приземлилась прямо в распростертые объятия Адлера.
— Поймал! — воскликнул юноша. — Уфф!
Молодой адвокат пошатнулся и вместе с девушкой рухнул на палубу. Путешествие Уны закончилось верхом на Адлере, в ворохе подъюбников. Хотя в тот момент сыщица этого еще не поняла, так как кругом все кружилось и вертелось.
Она пыталась сфокусировать зрение, уставившись на то, что, по ее разумению, должно было быть лицом, лицом с узорами. «Бабушка, а почему у тебя такие?…» — удивлялась про себя Уна.
Зрение вернулось, и она неожиданно обнаружила себя на верхней палубе парохода, лежащей прямо на Адлере Айри, практически нос к носу с парнем. Она ощутила, как тот дышал ей в щеку, и на мгновение Уна задумалась, кто же из них двоих сейчас более пунцовый от неловкости.
— Спасибо! — запыхавшись произнесла Уна.
Адлер убрал с ее лица прядку, и девичье сердце забилось сильней, хотя, казалось бы, куда ж еще сильнее после пережитого ужаса.
— Ты в порядке? — спросил Адлер.
Уна кивнула, на секунду растворившись мыслями в татуировках Адлера, которые находились на таком волнительно близком расстоянии… Она было задумалась об их значениях, но тут же спохватилась, вспомнив о хороших манерах и порядочности. Оглядевшись, сыщица поняла, что завалила Адлера юбками и разлеглась сверху, как на смятых простынях. Тут же она вскочила на ноги, стараясь удержать равновесие. Уна глянула за борт. Змеи, казалось, утихомирились после сумасшедшей гонки и вернулись в свою яму несколькими этажами ниже.
— Умопомрачительно! — восхитился Адлер, только Уна не поняла, шел ли разговор о гонках на летучих гадинах или их случайном объятии. Она растерялась с ответом.
И, чтобы прервать неловкое молчание, Адлер спросил:
— Как считаешь, где архитектор раздобыл этих летяг? Никогда таких не видел…
Уна нервно провела по волосам рукой. Хороший вопрос, но сейчас ее больше интересовало, куда делась сладкая парочка.
— Где Родерик с Исидорой? — вопросом на вопрос ответила Уна.
Адлер медленно поднял голову.
Следуя указанному направлению, Уна откинула голову назад и чуть не ахнула. Тут же она вспомнила видение с Исидорой. Тогда ей было не до красотки, но теперь-то дело другое. Уна снова замотала головой, подумав о том, во что же все-таки они себя втянули.
Где-то двадцатью футами выше, Родерик Разерфорд пытался устоять на некоем медленно поднимающемся коврике. Исидора находилась чуть выше, на таком же коврике. Никто из них не выглядел уверенным водителем ковра-самолета, поднимаясь к потолку. Родерик весь трясся, а Исидора готова была упасть в обморок в любой момент. Оба старались держать равновесие с помощью сосновых метел.
— Ковры-самолеты!.. — прокомментировала Уна, испытав прилив волнения и страха одновременно. Она слыхала о таких из уроков истории, пройденных с Дьяконом. Достаточно редкая вещица, сотворенная феями реликвия, оставшаяся после Великой войны, и весьма опасная при неправильном обращении.
— И где же нам взять наши? — взволновано спросила сыщица.
— Давай выясним, — сказал Адлер, и оба склонились над нижней палубой в поисках ковриков.
Свои транспортные средства они обнаружили внизу на корме.
Оба коврика парили в воздухе возле борта, на каждом лежало по метле. При виде магического снаряжения Уна тяжело вздохнула.
Она еще никогда не видела ковры-самолеты так близко. Настоящие шедевры рукоделия, что не удивительно, в общем-то. Все, что делали когда-либо феи, отличалось превосходным качеством. Вещицы будто были сотканы не из нитей, по крайней мере, Уна с такими тканями не встречалась, а сделаны прямо из лучей света: красных с позолотой и синих с патиной. Чудо-нити сплетались в великолепный узор, напоминающий раскраску на эльфийских лицах. Сыщица догадалась, что ковры позаимствовали в Музее истории волшебства.
«Будем надеяться, — думала Уна, — за тысячелетний срок хранения коврики не испортились».
Вспомнив обещание не использовать магию во время состязаний, сыщица решила, что все находится в рамках правового поля: ковры-самолеты она собственноручно не заколдовывала, что правилами не ограничивалось, и другие конкурсанты воспользовались волшебным транспортом.
— Пожалуй, возьму этот, — сказала Уна, пройдя по трапу, и подняла метелку.
Адлер одобрил выбор кивком.
— Ну, в путь! — согласился юноша, перелезая через бортик, и робко поставил ногу на оставшийся ковер. Как только его нога коснулась поверхности, ковер-самолет начал медленно подниматься, и Адлер изумленно выпучил глаза. Он быстро схватил метелку и, следуя примеру Исидоры и Родерика, вытянул ее перед собой, пытаясь сохранять равновесие. Он медленно поднимался на верхнюю палубу парохода.
Уна взобралась на свой ковер, проверила опору и почувствовала себя довольно неустойчиво. Сначала она, как и все, решила использовать метлу в качестве балансира, словно эквилибрист в цирке, когда ковер стал медленное двигаться наверх. Но, обладая знаниями о магии, Уна подавила это желание и лишь пошире расставила ноги, согнув их в коленях, чтобы не упасть при качке.
— Волшебным коврам нужно поощрение, — словно самой себе шепотом напомнила Уна.
Эльфы использовали ковры вместо лошадей, сражаясь с древними магами и их приспешниками, насколько помнила сыщица. В книге под названием «Война» Уна видела иллюстрации с изображением многотысячного войска эльфийских солдат, парящих над склонами: каждый летел на своем ковре, держа в руках сосновую метелку.
— А зачем им метлы? — решила выяснить она у Самулигана года три назад. Уна показала книгу с картинками волшебному слуге, зная, что из всех созданий на земле Самулиган, как никто другой, знает ответ на этот вопрос, потому что в прошлом он был могущественным генералом у самой Королевы фей.
Самулиган хитро улыбнулся и ответил:
— Метлы нужны, чтобы мести. Ковры необходимо поощрять: чем равномернее и быстрее ты метешь ковер, тем спокойнее и быстрее тот летит.
Поднимаясь на своем ковре, Уна широко улыбалась, так как, глядя по сторонам, она заметила, что никто из противников не знает о трюке с метлами. И сыщица стала подметать, сначала медленно, теряя равновесие, затем все резче и быстрее, поднимаясь ввысь, и наконец обрела опору. Определенно, чем больший импульс она передавала, выполняя работу, тем менее шатким становился ее полет.
Очень быстро она догнала Адлера и поднялась выше, пока тот пытался устоять на своем ковре, глядя в противоположную сторону.
«Все не так уж и плохо», — подумала про себя сыщица. Отличный шанс не только опередить противников, но и просто позабавиться.
Но где-то в вышине Родерик заорал:
— Ага! Так вот, как надо!
Уна посмотрела вверх и увидела, как красавчик отчаянно пытается удержаться на ковре, а потом тот крикнул подружке:
— Исидора, моя королева! Мети ковер! Мы отгадали ее!
— Отгадали? — возмутилась Уна, обращаясь к Родерику.
Когда Родерик не ответил, Уна смекнула, что у нее нет времени на размышления, и стала мести быстрее в надежде обойти соперника, прежде чем тот разгонит свой ковер. Но в панической спешке наверстать упущенное ее движения стали более хаотичными, утратив плавность, из-за чего девушка сразу потеряла равновесие.
Уна взмахнула руками, когда ковер накренился влево, словно плот, накрытый волной. В попытке поймать баланс, она чуть не выронила метелку. Уна почувствовала, как та начала выскальзывать, и в последний момент ухватила за край рукоятки. Драгоценные секунды были потеряны, а сладкая парочка смогла ускориться и обойти сыщицу.
К счастью, Уне удалось удержать метлу, и она снова начала подметать ковер, но на этот раз уверено набирая темп. Ее ковер догонял Родерика. Но теперь, когда парень уяснил секрет подметания, он двигался с такой же скоростью, что и Уна.
Где-то рядом слышалось шарканье третьей метлы, и мисс Крейт точно знала, кому она принадлежит. Исидора уже была в ее поле зрения и четко двигалась вверх.
Уна прибавила темп, стараясь не сбиться с такта. Она уже дышала в спину Родерику, динамично размахивая руками из стороны в сторону, что напомнило путешествие внутри Гоблинской башни трехмесячной давности, когда девушке пришлось неистово барабанить в тамбурин, чтобы подняться наверх: раз, два, три, четыре, раз, два, три, четыре… Снова она внутри башни, только на этот раз не в компании четырех ленивых гоблинов, а в дикой гонке с Родериком Разерфордом, с которым удалось поравняться, и Исидорой Айри, которую оба уже почти догнали.
Светящийся узор на Унином ковре запульсировал при сближении с ковриком Родерика, их метлы вошли в резонанс. Адлер тоже разгадал секрет полета и установил баланс, однако Уна понимала, что ему не догнать остальных, если только кто-то из тройки лидеров не совершит грубую ошибку.
Теперь Уна, Родерик и Исидора соревновались лишь меж собой, и Исидора быстро теряла преимущество. Ковры Уны и Родерика словно играли в чехарду и уже поравнялись с красоткой. Привычно идеальное личико мисс Айри раскраснелось от невероятной физической нагрузки. Уна на секунду задумалась, приходилось ли Исидоре вообще держать веник в руках, но мысли эти тут же улетучились с очередным взмахом метлы.
Финишная линия с каждой секундой становилась ближе. Круглый деревянный проем, тридцатью футами выше, обрамлял выход на стене. Уна расстроилась, поняв, что траектория полеты Исидоры оказалась самой ближайшей к финишу. Однако сыщица не планировала так просто сдаваться.
Она принялась мести так остервенело, что статическое электричество на щетинках начало магнитить подол ее юбки. И план сработал. Уна нагоняла конкурентов и уже вот-вот оставила бы их позади.
Но случилось нечто странное. Ковер завилял и резко дернулся. Уна поняла, что может упасть. Пришлось свернуть в сторону под угрозой быть сброшенной, но это все, что могла предпринять девушка в ту секунду, чтобы сохранить равновесие. Сердце готово было выскочить вместе с криком ужаса, застывшим на ее губах. К счастью, ковер поднимался так быстро, что притяжение работало на руку, не позволив содержимому желудка выплеснуться наружу.
Уна глубоко вздохнула, стараясь успокоиться, но еще до того, как она пришла в себя, случился новый толчок, еще сильнее предыдущего. Теперь Уна была настороже, она не только сумела удержать равновесие, но и в нелегких условиях разглядела причину, по которой ковер-самолет сломался. Только это была вовсе не поломка.
Вместо того чтобы мести свой коврик, Родерик Разерфорд использовал метелку, чтобы строить Уне козни и сбить ее с ног.
Уна негодующе закричала:
— Ах, ты, мерзкий пакостник! Джентльмен называется!
Родерик и глазом не моргнул. Хоть и не скинул выскочку с ковра, но сумел ей навредить. Довольный, он продолжил мести свой ковер.
В какой-то момент Уне захотелось огреть Родерика метелкой, но быстро смекнув, что это скорее всего именно то, чего добивался паршивец, вынуждая ее напрасно тратить силы и время, она вовремя одумалась.
Мисс Крейт расправила плечи, поудобнее взялась за метлу и продолжила ей орудовать, делая длинные равномерные махи и наращивая темп. Она вдруг поняла, что это состязание не столько на физическую силу, сколько на выносливость, чувство ритма и координацию.
Руки и плечи ужасно ломило, мышцы под кожей напряглись, словно стальные тросы. Уна не обращала на это внимания, прогоняя боль, и жила лишь мыслью достать конкурентов. Дистанция между ними сокращалась, и на миг сыщица ощутила вкус возможной победы. Еще оставался шанс, что она выиграет гонку.
Но надежда тут же испарилась, ее место заняли разочарование и сомнение.
Несмотря на неистовые усилия Уны, Исидора все же первой добралась до выхода. Ее ковер мягко подплыл к краю шаткой деревянной платформы. Раздраженная сыщица готова была завизжать, видя, как красотка легкой поступью сошла с ковра и поспешила к выходу.
Потом Родерик добрался до финиша. Когда его коврик прибыл на платформу, парень без энтузиазма сошел с него, не стремясь обогнать Исидору. Это был бунт сына против отца, который слишком рьяно требовал победы.
Уна была сама не своя. В те секунды больше всего на свете она желала бы пригвоздить Исидору к двери, и не важно, как бы жестоко это не выглядело. Она понимала, что разрыв между ними слишком велик. Красотка слишком далеко, чтобы Уне с ней тягаться, но все же сыщица бросилась со всех ног к выходу, стуча туфельками о деревянные половицы, как только прибилась к платформе следом за Родериком.
Исидора пыталась открыть дверь, но та не поддавалась. Красотка стала возиться с ключом, выданным архитектором накануне, стараясь попасть в скважину до того, как набегут конкуренты.
Сердце Уны остановилось. На какое-то мгновение снова забрезжила надежда. Да. Так и было. Малюсенький шанс, что Уна прошмыгнет в щель, пока Исидора замешкается, отворяя дверь. Уна снова ощутила вкус близкой победы, но не тут-то было. К несчастью, между ней и Исидорой еще был Родерик. Парень преградил сыщице путь. И все…
Достаточно было нескольких секунд, пока Родерик возвышался над девушкой, растопырив руки и прыгая перед ней из стороны в сторону, как бабуин, чтобы его подружка справилась с замком и широко распахнула дверь. Солнечные лучи осветили самодовольную физиономию мисс Айри, поднявшую ключ над головой, словно трофей, когда она первой вышла из башни, став победителем очередного дня состязаний, на зависть Уне.
Это был страшный сон. Родерик Разерфорд, как и днем ранее, лишь на несколько секунд отстал от подружки, заняв второе место на пьедестале, и не оставил Уне иной возможности, как прийти на финиш лишь третьей.
Яркое солнце заставляло Уну щуриться. Она с трудом подавила крик возмущения. А когда архитектор вручил победительнице очередную голубую ленту, красотка горделиво взглянула в сторону Уны, усмехнувшись. И Уне ничего не оставалось, как горько улыбнуться в ответ. Она снова проиграла, и мысль эта была невыносима…

 

Показать оглавление

Комментариев: 3

Оставить комментарий

  1. Danil
    Южная жизнь
  2. Victorsjt
    Добрый день товарищи! В Инстаграме запущена самая Актуальная и Полезная игра нашего времени! Почему? А потому что InstaGame - это игра, направленная на создание вашего ЛИЧНОГО БРЕНДА, на раскрутку Вашего Инстаграм-аккаунта, за счет самых современных и крутых технологий. В игре учтены все изменения и новые алгоритмы Инстаграм. заработок на франшизах в инстаграм
  3. pplfyztck
    очень интересно но чичего не понятно _________________ yeni iddaa maГ§ skoru nasД±l oynanД±r