Волшебная Башня (ЛП)

Глава двенадцатая
«Тик-так клуб»

После расставания с Адлером Айри, Уна загрустила: на неё накатила едва заметная волна меланхолии, сопровождающаяся лёгким трепетом в груди. Никогда ранее она не испытывала подобное и просто поверить не могла, что ей хватило храбрости взять Адлера за руку. Да ещё на людях.
Три месяца назад, на Полуночном маскараде, всё было совсем по-другому — там держаться за руки с партнёром было вполне уместно. Но сегодня днём Уна совершенно не могла себя контролировать, и ей оставалось лишь догадываться, что о ней, должно быть, подумал Адлер.
Он не убрал свою руку. Но опять же, девочки не должны вести себя так по отношению к юношам. Скорее наоборот.
«Может, это задело его мужское самолюбие? — размышляла сыщица. — Может, он не убрал руку только потому, что не хотел меня смутить. А что, если он так быстро сбежал, чтобы найти место, где руки вымыть?»
«Что за чушь?» — одернула сама себя девушка. «А вдруг не чушь?» — тут же вернулось сомнение.
Погрузившись в свои мысли, Уна рассеянно брела по парку, на мгновение забыв, куда попала. В здравом уме и доброй памяти Уна едва ли ступила бы на эти лужайки, опасаясь страшных воспоминаний. Но внезапно она осознала, куда пришла, и чуть не оцепенела.
Через силу она ускорила шаг, чтобы проскочить то место, где три года назад была отброшена волшебной взрывной волной, убившей ее мать и сестренку под рухнувшим деревом. Топтать эту траву казалось кощунством, и очередной приступ вины не заставил себя ждать, затмив все мысли об Адлере и рукопожатии. Всё это показалось мелочным в сравнении с нынешней целью — найти оракул и получить ответ, который так тревожил Уну.
Спустя пару минут, все еще ощущая гнетущую тяжесть внутри, Уна обогнула башню и остановилась перед фургоном, затем постучала в дверь. Никто не откликнулся. Она постучала еще раз, но хозяйки, по всему видимо, не было дома.
— Интересно, куда она запропастилась? — спросила вслух Уна.
— Не ведаю, — пробурчал Дьякон. — Но может это знак свыше, что пора заняться подсказкой. Если ты ее заранее разгадаешь, то у Исидоры не будет форы, используй она эту чашу.
Уна прикусила губу, не желая открываться Дьякону, что ее интерес к оракулу куда как больше, чем победа в состязании.
Она вздохнула.
— Ты прав, дружище. Вернемся в Маятник и разделаемся с ней.
Но с чем именно — с подсказкой на ленте или тайной исчезнувшей чаши — она не уточнила.
— А сначала, — предложила девушка, — давай еще раз осмотримся.
Юная сыщица присела на корточки, чтобы исследовать люк под фургоном. Теперь она без труда разглядела и поняла, что лаз настолько широк, что в него легко бы поместилась такая дама выдающихся форм, как мадам Айри, и что снаружи есть простенький механизм, позволяющий открывать люк с улицы.
Решив проверить свою версию, Уна подлезла под фургон и потянулась к отмычке.
— И как это называется? — еще до того, как Уна успела открыть люк, грозно спросил кто-то.
Высокий мерзкий тембр, словно поросячий визг, резанул сыщице ухо. Его владельца она узнала еще до того, как обернулась на голос.
— А! Инспектор Уайт?! — сказала Уна, вылезая из-под каравана. Она отряхнула платье и поздоровалась: — Добрый день!
— Только не надо мне тут зубы заговаривать! — бледная физиономия полицейского изобразила возмущение. — Я вот этими вот глазами вижу, чем это вы тут занимаетесь!
Уна покраснела:
— Это совсем не то, чем кажется, — попыталась она оправдаться.
— Не лепите из меня дурочка, мисс Крейт! Не это ли вы ищите?
Он поднял высоко над головой какую-то книгу, будто демонстрировал суду улику.
— Я? — сконфузилась Уна, удивленно подняв брови.
— Вы-вы! Я нашел эту книженцию за этими кустами, — инспектор ткнул пальцем за спину девушки, и она поняла, что он нашел те самые сказки, которые сэр Балтимор выхватил из рук дочери и выбросил через парковую ограду. — Вы хоть понимаете? — стращал сыщицу полисмен. — Понимаете, что на Темной улице несанкционированные свалки — тяжкое преступление?
— Свалки? — удивилась Уна. — Но это не моя книга.
Инспектор погрозил пальцем перед лицом девушки и ткнул себе в лоб:
— Я не такой уж идиот, мисс Крейт. Если бы это была не ваша книга, зачем вам нужно было бы искать ее под фургоном?
— Я искала там… — начала было Уна, но замолкла, не желая ничего объяснять про люк. Еще немного поразмыслив, она решила изменить тактику: — То есть вы абсолютно верно говорите! Я просто обыскалась эти сказки.
Инспектор взглянул на улику с таким видом, будто был рад поймать Уну на лжи, но тут же разочаровался:
— Да… Сказки… Так и есть… — задумчиво произнес он и передал книгу Уне. — А теперь я должен решить, заводить ли дело.
— Дело? За что? — возмутилась Уна.
— За то, что мусорите где не положено, дорогуша! — воскликнул инспектор и стал с хрустом разминать костяшки на пальцах. — Здесь, на Темной улице, мы крайне серьезно относимся к чистоте и порядку! Тут вам не какой-нибудь вонючий Нью-Йорк!
— Но я-то не мусорила, — затараторила Уна. С языка слетело первое, что пришло в голову: — Мы тут с Дьяконом играем в «Принеси-подай».
— «Принеси-подай»? — возмутился тут же Дьякон.
— «Принеси-подай»? — удивился следом инспектор.
— Ну да, «Принеси-подай». Я кидаю книгу, а Дьякон ищет и приносит.
— Какая глуп… — начал было ворон, то тут же получил тычок в бок от хозяйки.
— А… Ну… В таком случае, — сказал инспектор, глядя на птицу с прищуром, — законом это не возбраняется. Я и сам в «Принеси-подай» с женой часто играю.
— С женой?.. — изумилась Уна, не поняв до конца, что удивило ее больше: новость, что инспектор женат, или что обращается с женой как с домашним питомцем. — Как…Хм… Мило, — все, что смогла произнести девушка. — А мы как раз собирались заканчивать.
— Ой, уже! — будто разочаровался ворон, не пытаясь даже скрыть сарказм. — Давай еще поиграем в «Принеси-подай», мисс Крейт. Ты же знаешь, как мне это нравится! Просто наиграться не могу!
— Веселитесь, — прокричал им вслед страж порядка, когда Уна поспешно направилась к воротам, пряча подмышку сказки юной Пенелопы. — И помните, — не унимался инспектор, — разбрасывание мусора — это преступление.
— Ты никогда не говорил, что инспектор женат, Дьякон, — пробормотала Уна себе под нос.
— Думал, ты знаешь, — оправдывался ворон.
— С чего бы мне знать? — огрызнулась хозяйка.
— Не поверю, что тебе не представился ни разу случай с ней познакомиться, — продолжил Дьякон. — В день открытия состязаний Волшебной башни она была на вечеринке. Миссис Телли Уайт. Она была одета в такое же платье, что и мадам Айри.
Уна остановился у входа в парк.
— Точно. Помню. Исидора очень расстроилась по этому поводу. Хотя я ее понимаю. Платье было совершенной копией наряда мадам Айри. Как говорится, идеальная подделка. На самом деле, я помню, как перепутала ее с настоящей модисткой. Так это и была жена инспектора Уайта?
— Ну да, — подтвердил ворон.
Сыщица помолчала, а потом нерешительно спросила:
— И… Они вдвоем значит… Играют… В «Принеси-подай»?..
Дьякон зажмурился, а Уна покачала головой, пытаясь навсегда стереть из памяти нелепый образ.
Ворон прокашлялся.
— Может, ты вернешь эту книгу Пенелопе Разерфорд в следующий раз при встрече?
Книга выскользнула из-под Униной руки.
— Прекрасная мысль, — согласилась хозяйка, представляя, как обрадуется девчушка, когда получит свою книгу назад. Хотя Пенелопа и действовала ей на нервы, сыщица все еще не верила, что сэр Балтимор мог так безжалостно швырнуть книгу через забор. Мужчина он был темпераментный, что уж тут говорить, но вспышки гнева были кратковременны.
Проходя вместе с Дьяконом через ворота парка, Уна рассматривала обложку. Напечатанное большим витиеватым шрифтом название гласило «Книга давно забытых сказок. Пятьдесят совсем неизвестных историй на ночь. Редактор: Майкл Ботан».
Хотя Уна никогда сама по себе не интересовалась сказками, предпочитая книги о науке и фактах, она не могла удержаться, чтобы не выяснить, что это еще за такие «истории неизвестные». Подогреваемая любопытством, она даже не успела перевернуть обложку, как вдруг ворон заорал ей в ухо настолько громко, что книжка чуть не выпала из рук.
— Осторожнее!
Уна резко остановилась, обнаружив, что ей только что удалось избежать столкновения с самым толстым человеком, которого она когда-либо видела. Мужчина небрежно облокотился на переднее колесо экипажа, живо беседуя с Самулиганом. Эльф сидел на высоких козлах, ковбойская шляпа как обычно прикрывала лицо, придавая ему образ загадочного бандита.
В толстяке Уна признала мистера Барнаби Хлопа из Беркширов, главного секретаря Волшебного юридического союза. Она припомнила, как буквально вчера мистер Хлоп умудрился прийти пятым в Волшебную башню, прежде чем снять свою кандидатуру в последний момент перед силовой частью конкурсной программы. Уна с трудом удержалась от смеха, представляя, как бы толстяк прыгал по висящей мебели в обезьяннике, увертываясь от фруктовых гранат и сумасшедших приматов.
— Как поживаете, мистер Хлоп? — поздоровалась девушка.
Мистер Хлоп резко повернулся, так что Уне пришлось отскочить назад, чтобы не быть сбитой его могучим пузом.
— Ой, мамочки! — испугался Хлоп. Цилиндр чуть не свалился с лысой головы.
Большой рот, обрамленный бакенбардами, расплылся в щедрой улыбке. Мясистые бульдожьи щеки затряслись ниже тучного подбородка. Но наиболее примечательным во внешности секретаря для Уны было его лицо, плотно разрисованное татуировками. Левая горящая золотом половина сливалась с правой, сверкающей серебром, витиеватые кривые линии и сакральные руны заполняли все пространство лица, что невозможно было разобрать истинный цвет кожи их владельца.
— Вы меня напугали, — признался бурдюк. Голос его был низким и грубым, но доброжелательным в то же время.
Самулиган прищелкнул пальцами. Тут же раздался раскат грома, заставивший мистера Хлопа вздрогнуть еще раз. На Унино счастье, в этот раз толстяк отпрыгнул назад, а не вперед.
— Мистер Хлоп мне только что рассказал удивительную историю, — начал эльф в свойственной ему вкрадчивой, хитрой манере. И только тогда Уна заметила, что после щелчка и грома на голове у слуги исчезла привычная шляпа, и появился напудренный парик как те, которые традиционно одевают британские судьи. Вид у Самулигана был презабавный.
— Он признался, — продолжил эльф, — что является членом знаменитого «Тик-так клуба», и разболтал, как в него вступить.
— Да что ты? — Уна вдруг не на шутку заинтересовалась.
«Тик-так клуб» считался самым тайным обществом во всем белом свете, настолько тайным, как поговаривали, что большинство его членов представления не имели, чем занимается их клуб и зачем он нужен. Право слово, для рациональной Уны подобные слухи казались сущей нелепицей, но встреча с одним из членов клуба, который при этом еще и словоохотлив, настолько была странным явлением, что Уна вся обратилась в слух.
— Да проще некуда, — повторился мистер Хлоп, почесывая запревшую лысину под цилиндром. — Нужно всего-то найти человека, который в клубе уже состоит, и предложить ему стаканчик томатного сока. Если член клуба согласится, то претендент должен передать ему лично в руки конверт с птичьим кормом. Тот достает зерна из конверта и просит у претендента ложку черного перца. Но вместо этого, новичок предлагает грейпфрут. Если все сделано верно, то член клуба должен спросить, видел ли претендент заголовки утреннего выпуска. На что тот отвечает, что сахар забыли подать, поэтому не соизволит ли тот принять взамен гремучую змею. Член клуба должен ответить, что йоркширская ветчина зимой самая вкусная. Если претендент с этим соглашается, то потом…
Уна как можно громче откашлялась, прервав Хлопа на полуслове.
— А сколько времени на это уходит, мистер Хлоп? — спросила сыщица, чей градус интереса значительно упал.
— Времени? — переспросил секретарь. — Это может длиться днями, даже неделями. Есть у нас один бедолага, чье имя не могу разглашать, который пытался вступить в клуб четыре года. Все в руках участников клуба, которым вы предлагаете сок.
— А откуда кандидат знает такие нелогичные ответы на столь же нелепые вопросы? — поинтересовалась Уна.
У мистера Хлопа брови стали домиком от обиды:
— Для начала, я бы поостерегся называть инициацию в члены клуба нелепой. И потом, отвечая все-таки на ваш вопрос, хочу сказать, что все правильные ответы можно найти в карманном «Справочнике тик-такера»
— А как можно приобрести этот справочник? — задала очередной вопрос сыщица.
Секретарь рассмеялся, словно Уна несла чушь:
— Как?! Нужно стать тик-такером. Иначе это не называлось бы «Справочником тик-такера».
— Если все так, — начала раздражаться Уна, стараясь сохранить доброжелательность в голосе, — то как кто-то, кто не является тик-такером и не имеет еще справочника, может вступить в клуб?
— Что-то я нить разговора теряю, — сказал Хлоп.
— Ага, бывает, — не поверила сыщица.
— Но вы, голубушка, такая любознательная! — пожурил ее Хлоп.
Уне в тот момент хотелось закатить глаза, но она сдержалась:
— Ой, спасибо, — вежливо ответила она и зачем-то спросила: — А вам понравилась вечеринка позапрошлой ночью?
Секретарь снова почесал голову, с которой исчез цилиндр и появился парик, наколдованный Самулиганом несколько минут назад. Хозяйка укоризненно глянула на слугу, но эльф лишь еще шире улыбнулся из-под цилиндра мистера Хлопа, который, казалось, так и не заметил произошедшей замены.
— Вечеринка в парке? — уточнил толстяк. — Конечно, понравилась. Говоря откровенно, такого впечатляющего сеанса гадания, как у мадам Романии, у меня не было в жизни.
Зрачки Уны тут же расширились от волнения. Перед ней стоял человек, которому посчастливилось пообщаться с цыганкой.
— Вы были в ее фургоне? Она показывала вам чашу-оракул?
— Чашу какую? — не понял Хлоп.
— Оракул, — повторилась сыщица. — Хрустальная чаша для пунша, тридцать дюймов в диаметре.
Секретарь отрицательно покачал головой:
— Я был у гадалки в гостях, да. Весьма тесновато, скажу я вам, но ничего похожего на чашу с пуншем не видел. Мадам гадала мне по руке и рекомендовала меньше есть солонины, в чем я весьма преуспел вплоть до сегодняшнего утра, когда диета оказалась под угрозой…
Мистер Хлоп разразился громогласным смехом, и на этот раз его живот столкнулся-таки с Уной, отбросив ее на колесо экипажа.
Девушка взволновано потерла затылок и нахмурилась. Она довольно ощутимо приложилась к карете, но шутку так и не поняла. Мистер Хлоп пожелал им всем хорошего дня и, переваливаясь, пошел вниз по улице. Уна подозрительно смотрела ему вслед, наблюдая, как его туша рассекает пешеходное движение, словно громадный лайнер морскую гладь. Наблюдая, как толстяк уходит, Уна не могла не задаться вопросом, в чем же вообще была шутка.
— «Тик-так клуб»… — задумчиво протянула девушка. — Бред какой-то!

 

Показать оглавление

Комментариев: 3

Оставить комментарий

  1. Danil
    Южная жизнь
  2. Victorsjt
    Добрый день товарищи! В Инстаграме запущена самая Актуальная и Полезная игра нашего времени! Почему? А потому что InstaGame - это игра, направленная на создание вашего ЛИЧНОГО БРЕНДА, на раскрутку Вашего Инстаграм-аккаунта, за счет самых современных и крутых технологий. В игре учтены все изменения и новые алгоритмы Инстаграм. заработок на франшизах в инстаграм
  3. pplfyztck
    очень интересно но чичего не понятно _________________ yeni iddaa maГ§ skoru nasД±l oynanД±r