Волшебная Башня (ЛП)

Глава третья
Подсказка первая

Уна была поражена. Казалось, явились все обитатели Темной, кто поглазеть, а кто и поучаствовать в соревнованиях. От центральных ворот Освальд-парка, где стоял огромный фонтан с изображением великого мага, до парящей красной кирпичной стены у самой его окраины толпились люди всевозможных форм и размеров. По обратную сторону кирпичной стены не существовало ничего, как было Уне известно, — обширная пустота, названная Потоком, в которой Темная улица вращалась, словно громадная часовая стрелка, давая себе передышку лишь на короткую минуту ровно в полночь, открывая Железные врата в Нью-Йорк, перед тем, как закрыть их и снова продолжить бессрочное движение.
Протяженностью в тринадцать миль, Темная улица являлась пристанищем тысячи людей. С учетом того, что соревнования проводились раз в пятилетку, Уне не стоило удивляться такой популярности конкурса, но все же она не могла без содрогания припомнить события, когда еще видела так много местных жителей одновременно.
Путь до авансцены у основания кривой башни занял у сыщицы больше времени, чем хотелось бы.
Надеясь, что в дневном свете жуткая башня будет менее страшна, Уна жестоко ошибалась. Вся кривизна строения, изломы и шаткость во всем многообразии дефектов проявились под солнцем. Сыщица вытянула шею, чтобы кое-как разглядеть мистическую пирамиду на вершине башни, которая опасно покачивалась на фоне багряного неба. Желудок свернулся комом от мысли, что она собралась туда, наверх.
Только Уна достигла сцены, держа Дьякона на плече, с трудом протолкнувшись меж двух чрезмерно разодетых дам, как пронзительный девичий крик оглушил ее.
— П-а-а-па-а-а! Почитай мне ска-а-азку! — скулил ребенок, и Уна чувствовала, как от этих звуков ворон впивался в ее плечо когтями.
Сэр Балтимор Разерфорд облокотился на авансцену, его дочурка Пенелопа сидела рядышком на краю. Рыжие волосы, стянутые назад в тугие косички, ультрамариновое платьице, раздувшееся колоколом — Пенелопа больше походила на разнаряженную куклу, чудесным образом оживленную. Дитятко махало книжкой перед папиным носом.
— Не сейчас, Пенелопа, дорогая моя, — взмолился сэр Балтимор. — Конкурс вот-вот начнется. Мы здесь, чтобы поддержать твоего братца.
— А я хочу сказку о коварном фермере и злых бурундука-а-ах! — ворчала девчушка.
— Я тебе уже сказал, Пенни, — настаивал Балтимор, — что мы здесь болеем за Родерика, — затем, будто сам для себя добавил, — и лучше бы ему выиграть, иначе…
Но сэр Балтимор не закончил фразу, заметив Уну. Он приподнял приветственно шляпу:
— А, мисс Крейт?! Гляди, Пенни. Это самый опасный соперник Родерика, если, конечно, она хоть папиного мизинца стоит…
Он беззаботно рассмеялся, но Уна заметила нотки серьезности в его тоне.
— Здравствуйте, сэр Балтимор, — вежливо поздоровалась девушка.
Родерик совершенно неожиданно появился со стороны отца под ручку с Исидорой, и как всегда оба выглядели потрясающе. А потом сердце девушки чуть не остановилось — Адлер Айри протолкнулся сквозь толпу и поздоровался, приподняв шляпу.
— Извини, я потерял тебя прошлым вечером, мисс Крейт, — произнес он с сильным ирландским акцентом.
Уна кивнула, стараясь изобразить благопристойное дружелюбие, хотя готова была расплыться в улыбке. Адлер, в неопрятном старом цилиндре, одетом набекрень, по-хулигански подмигнул девушке. Уна ощутила волнение в животе, ее щеки наливались огнем.
— А ты с моим ПАРНЕМ знакома? — спросила Исидора, не дав возможности Уне ответить Адлеру что-либо.
Сыщица подавила улыбку:
— Кажется, ты познакомила нас прошлым вечером. Вы оба будете участвовать?
— О, да! — ответила красотка. — Ни за что бы не пропустила такое событие! Полагаю, ты тоже?
Уна кивнула:
— Я тоже.
Исидора шагнула вперед, скрестив на груди руки:
— Ну, конечно, у тебя преимущество с учетом всех магических штук, которые ты умеешь…
Уна уставилась на красотку, возвышающуюся над ней на целых шесть дюймов, несмотря на то, что разница в их возрасте была всего в шесть месяцев. Сыщица поняла по тону Исидоры, что та приготовила какую-то очередную каверзу.
— На что ты намекаешь? — спросила Уна.
— Да так, — Исидора прищурила глаз и осмотела девушку с ног до головы. — Просто хочу сказать, что если бы тебя заставили играть по общим правилам, как и всех нас, без магии, ты, вероятно, и отборочный тур бы не прошла.
— Дорогая, не поддавайся, — зашептал Дьякон Уне на ухо. — Нет никаких правил, запрещающих использование магии в состязании. Даже если у тебя есть преимущества — все по-честному.
Но Уна не слушала. Она вздернула подбородок:
— Это вызов?
Дьякон тяжело вздохнул.
— Понимай, как хочешь, — ответила Исидора.
Уну бросило в краску. Однажды она уже попалась на Исидорину уловку, когда эта несносная девчонка вынудила Уну найти пропавшие платья мадам Айри перед Полуночным маскарадом. Тогда Уна осталась победительницей. Но сейчас все было по-другому. Сейчас у Уны было четкое преимущество — с помощью магии она могла преодолеть любые препятствия, ожидающие ее в Волшебной башне. Ее магические способности могут очень пригодиться. Но как же раздражала Исидорина уверенность в том, что для победы Уна нуждается в магии! А ведь почти всегда немагические решения оказывались предпочтительней магических, и Уна быстро решила принять вызов.
— Чудесно, — ответила девушка. — Я совсем не буду использовать магию во время состязаний, и потом мы посмотрим, кто лучше.
Исидора ухмыльнулась, как лиса.
— Посмотрим.
Уна почувствовала свинцовую тяжесть в желудке, слишком поздно поняв, что она сделала именно то, чего добивалась Исидора.
— Внимание! — объявил голос. — Состязание вот-вот начнется. Минуточку внимания, пожалуйста.
— Это было неразумно, — прошептал Дьякон на ухо Уне.
— Тише, — шикнула хозяйка, чувствуя себя в дураках.
Архитектор занял центр сцены и говорил через огромный рупор, усиливающий его голос. Толпа затихла.
— Первые четыре участника, которые пройдут два сегодняшних испытания, продолжат состязания завтра. Ни пуха, ни пера! — огласил ведущий.
Потом наступила пауза, во время которой Уна почувствовала, как когти ворона впиваются в ее плечо. Пауза перетекла в молчание, прерванное боем башенных курантов, отбивших где-то вдалеке ровно двенадцать ударов.
— Первую подсказку можно найти на листовке с объявлением о соревнованиях, — добавил архитектор через рупор. Он поправил нелепый цилиндр на голове. — Это все.
Он поставил рупор на сцену перед тем, как плюхнуться на стул. Скрестив ноги и развернув газету, мужчина начал читать, словно он беззаботно находился в собственной гостиной, а не перед сотнями горящих глаз.
А затем случилось столпотворение. Словно взорвавшись, толпа рванула к выходу из парка — участники и зрители пытались заполучить одну из листовок, развешенных по всей улице.
Уна поняла, что понадобятся сотни листовок: красненьких листочков с анонсом конкурса. Она помнила, что видела их расклеенные по всему городу, на витринах, фонарных столбах, а ближайшая… Где же была ближайшая?
Девушка осмотрелась, наверняка в самом парке наклеили несколько афиш, но на удивление ни одной не было видно.
«Конечно же, архитектор вряд ли упростил бы участникам задачу», — подумала сыщица.
— Мне полететь и принести тебе листовку? — предложил Дьякон.
Уна открыла рот, готовая отдать распоряжение, когда внезапно вспомнила что-то, от чего по рукам пробежали мурашки от волнения.
— Цыганский фургон! — воскликнула девушка.
— Не понял?! — озадачено сказал ворон.
Уна промолчала. Она вспомнила, как одна из афиш висела прошлой ночью на задней двери цыганского фургончика. Уна тут же обернулась. Фургон все еще был припаркован у самого дальнего края сцены, что оказалось весьма удобно, принимая в расчет то, что людской поток медленно двигался в противоположном направлении.
Уна помчалась к вардо. Она обежала вагончик вокруг и обнаружила ее: листовку, которую заметила накануне. Девушка сдернула листочек и стала читать в спешке:
ПРОЙДИ ИСПЫТАНИЕ, ПОЛНОЕ ОПАСНОСТЕЙ.
СЛЕДУЙ ПО СТОПАМ НАСТОЯЩИХ ГЕРОЕВ.
ОТКРОЙСЯ МАГИЧЕСКОМУ ТАЙНОМУ ЗНАНИЮ.
ПОЗНАЙ НЕИСПОВЕДИМЫЕ ПУТИ РАЗУМА.
ДОБЕЙСЯ ВЕЛИКОГО.
СОСТЯЗАНИЕ БАШНИ ВОЛШЕБНИКА.
ДО УЧАСТИЯ ДОПУСКАЮТСЯ ЛИЦА В ВОЗРАСТЕ ОТ ТРИНАДЦАТИ ЛЕТ.
ПОБЕДИТЕЛЬ УДОСТОИТСЯ ПАМЯТНОЙ ТАБЛИЧКИ В МУЗЕЕ
И ВПИШЕТ СВОЁ ИМЯ НА СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ВОЛШЕБСТВА.
Остальная часть листовки представляла собой ни что иное, как художественный эскиз самой башни.
— Ты где-то видишь подсказку? — поинтересовался Дьякон.
— Я ее ищу, Дьякон, — раздраженно ответила Уна. Она вытащила маленькую лупу из кармана платья и начала внимательно водить ею по изображению. Увеличительное стекло в позолоченном ободке на потертой деревянной ручке когда-то принадлежало отцу Уны, который, если верить словам дяди, был лучшим главным инспектором полицейского управления за всю историю Темной.
Действительно, лупа было настолько особенной для Уны, что часто она чувствовала, словно смотрит через нее глазами отца, когда ищет улики. Иногда появлялось ощущение, что отец находится рядом, подгоняя ее, заставляя увидеть то, что действительно было перед глазами, а не то, чем это казалось.
И сейчас она всматривалась в листовку через лупу. Ей понадобилось всего несколько секунд, чтобы найти спрятанную подсказку.
— Вот! — сыщица указала на набор цифр, которые были ловко замаскированны по краю эскиза башни. — Посмотри, Дьякон, видишь? Цифры.
Когда глаза смогли их различать, увеличительное стекло стало ненужным.
— Действительно, — ответил ворон. — Но что они означают?
Уна уставилась на листок. Сверху вниз, по самому краю рисунка башни, бежали цифры: 78, 6, 5, 3, 2, 3, 3, 2, 1.
— Странная куча цифр, — заметил Дьякон.
— Странная в каком плане? — спросила Уна.
— Не вижу четкой закономерности, — ответил ворон. — За исключением «три, два, один» в конце.
— В конце, Дьякон? — переспросила Уна. — А почему ты предполагаешь, что числа идут сверху вниз?
— Ведь это же естественно читать сверху вниз.
Уна приняла это во внимание. Несмотря на то, что замечание Дьякона имело смысл, девушка не могла отделаться от ощущения, что было что-то слишком очевидное. Наитие, интуиция подсказывали, что следует искать какой-то иной логический способ прочитать цифры. И спустя мгновение она его нашла. Сыщица почувствовала прилив азарта и даже испытала за себя гордость, справившись так быстро.
— Читать цифры сверху вниз естественно, да, — согласилась она, — но всё же взгляни на их расположение, Дьякон. Что именно они изображают на картинке?
Дьякон, склонив голову, внимательно уставился на объявление.
— Я тебя не понимаю. Они просто кажутся частью башни.
Уна кивнула.
— Верно, Дьякон. И насколько мне известно, цифры в зданиях означают этажи, а отсчёт ведётся снизу вверх.
— А, теперь я вижу логику, — ответил ворон. — Цифры легко можно прочитать и снизу вверх. Один, два, три, три, два, три, пять, шесть, семьдесят восемь.
Уна перевела взгляд на башню. На той не было ни следа цифр.
— Вероятно, они обозначают этажи, — предположил Дьякон.
Уна поразмыслила над этой возможностью, но вскоре помотала головой.
— Нет. Башня высокая, но семидесяти восьми этажей и близко не насчитывает.
Дьякон продолжал изучать строение, а Уна вновь уставилась на рисунок. Ещё раз перечитала объявление, затем вернулась к цифрам. Ответ был где-то на виду.
Вдруг девушку озарило. Она пересчитала предложения в объявлении.
— Гляди-ка, Дьякон, — она подняла листок и ткнула в него пальцем. — Видишь? Объявление разбито по строчкам, как стихотворение. Каждому предложению или части предложения выделена своя строка.
— Вижу, — ворон нетерпеливо перескочил с одной ноги на другую.
— Всего девять строк, — девушка пробежалась пальцем по иллюстрации и добавила: — А тут девять цифр.
— Верно, — поддакнул Дьякон.
Водя пальцем по рядам цифр и букв, Уна ощутила где-то внутри сладкое покалывание. Она знала, что напала на след.
— Спорить готова, что эти девять цифр указывают на определённые слова в этих девяти предложениях, — выпалила она.
Дьякон покачал головой, немедленно найдя изъян в высказанной теории:
— Но как же семьдесят восемь? В этих предложениях нет так много слов.
— Это правда, — согласилась сыщица, — но мне кажется, я и тут разобралась, — она вернула лупу назад в карман и, потратив пару секунд на поиски, выудила из того карандаш. — Взгляни. Если мы пойдём с нижнего этажа наверх, первой цифрой будет единица.
Уна обвела слово «Пройди», первое в первом предложении: «Пройди испытание, полное опасностей».
Затем второе во втором: «Следуй по стопам настоящих героев».
— Обводи «по», — подсказал Дьякон.
Следующим стало третье в предложении: «Откройся магическому тайному знанию».
Уна вновь изучила цифры. 1, 2, 3, 3, 2, 3, 5, 6, 78.
— Вот тут последовательность меняется, — указала она на четвёртую цифру в последовательности, ещё одну тройку. Потом обвела третье слово в четвёртой строке: «Познай неисповедимые пути разума».
— Пройди по тайному пути, — вслух суммировал Дьякон. — Это ещё по какому?
— Уверена, мы скоро выясним, — девушка вновь вернулась к цифрам и выделила второе слово в строке, гласившей «Добейся великого», плюс третье в строке «Состязание Башни Волшебника».
Добравшись до пятого слова в «До участия допускаются лица в возрасте от тринадцати лет» и шестого в «Победитель удостоится памятной таблички в музее», Уна совершенно чётко поняла смысл подсказки. И убедилась, что её теория о последней цифре была верна.
— Ты был прав, Дьякон, — сыщица кончиком карандаша указала на последнее предложение. — Во фразе «и впишет своё имя на страницы истории волшебства» нет семидесяти восьми слов, — она обвела последние два слова в предложении, — но есть седьмое и восьмое слова.
С удовлетворением глядя на объявление, девушка добавила: — Что скажешь, Дьякон?
Дьякон прочёл:
— Пройди по тайному пути великого волшебника в музее истории волшебства, — пару мгновений ворон раздумывал над полученной подсказкой, затем воскликнул: — Отличная работа!
— А теперь, — заметила Уна, — мы знаем, куда двигаться дальше.
Оглядевшись, девушка заметила, что за исключением архитектора, спокойно читавшего на сцене газету, в парке никого больше не осталось. Лёгкий ветерок витал среди парковых деревьев и игриво звенел развешанными на цыганском фургоне колокольчиками.
Уна направилась к фургону, ее переполняло любопытство.
— Куда ты идешь? — спросил Дьякон. — Музей в противоположном направлении.
Уна испытывала страстное желание, с которым не могла совладать. Лишних свидетелей в парке не осталось, и момент просто идеально подходил, чтобы заняться расследованием и проверить, не оставил ли похититель гадальной чаши каких-нибудь следов.
— Все в порядке, Дьякон, — заверила ворона хозяйка. — Без сомнений, я вперед всех справилась с подсказкой. Уверена, время еще есть.
Дьякон заворчал.
— Не будь такой самоуверенной. Против тебя соревнуются довольно умные люди.
Тон был резок, и Уна понимала, что заслужила этого. Ее заявление прозвучало высокомерно, но все же Дьякон не понимал мотивы хозяйки, жаждущей найти вора. Он не мог до конца разделить тяготы ее потери и понять, как это — жить с осознанием вины за смерть близких.
«Что если намеки мадам Романии окажутся правдой?» — размышляла сыщица. Что если ответственность за смерть мамы и сестренки лежит не на ней? Уна не могла вообразить, как это возможно, но чаша могла бы ей все показать…
— Да это пару минуток займет, — успокаивала она Дьякона, осматривая грунт вокруг вагончика. — Глянем, есть ли какие-нибудь улики.
Дьякон беспокойно затрепыхался на ее плече:
— Глупости! Мы лишь теряем время!
— Время теряем? — возмутилась Уна, но тут же осеклась.
— Бедные мои перья! — ворчал Дьякон, слетев с плеча на землю.
Девушка хранила молчание, осматривая все вокруг. Она чувствовала вину за то, что так резко ответила Дьякону, который хотел сделать как лучше, и разочарование — ведь она ничего не нашла. Наконец Уна покачала головой и выпрямилась.
— Совсем ничего, — девушка сдула прядь волос с лица, пожала плечами, как бы извиняясь перед Дьяконом. — Прости, что сорвалась.
Ворон стоял на сухой земле возле одного из колес вагончика. Дьякон отвернулся от хозяйки, давая понять, что его чувства задеты. Но через мгновение прервал молчание:
— Ладно, ладно. Что было, то прошло. А сейчас не могли бы мы вернуться к… К…
И замолчал.
Уна нахмурилась:
— Дьякон? В чем дело?
Дьякон молчал и рассматривал что-то под фургоном, вертя головой.
— Дьякон? — повторила девушка.
— Да здесь вроде как лазейка, — наконец-то произнес ворон.
Уна присела и заглянула под фургон. И действительно, она четко увидела то, о чем говорил Дьякон. Внизу вагончика находился навесной люк: еще один способ попасть внутрь. Для чего нужен был такой люк, Уна не знала. Под ним на высохшей грязи остался след, словно кто-то ползал по земле.
— Вот как они проникли, — заметила Уна. — Ну, ты и глазастый, Дьякон!
— И глянь-ка сюда, — продолжил Дьякон, прыгнув прямо под люк. Он засунул клюв в засохшую грязь, тыча в блестящий предмет. Ворон разворошил грунт, чтобы вытащить вещь из земли, и затем перекинул ее на ладошку сыщице.
— Похоже, что воришка оставил улику?! — удивилась Уна. — Серебряное колечко. Посмотри, какое оно тоненькое и изящное. Как ювелир мастерски придал ему форму сердечка наверху. Могу заверить, Дьякон, что это женское колечко, судя по форме и размеру. И довольно дорогое.
Девушка зажала кольцо в кулаке, выпрямилась и затем спрятала улику в один из своих удобных карманов.
— Отличная работа, Дьякон! — похвалила сыщица своего друга, чувствуя себя оправданной за то, что потратила время на расследование. Ее ум заработал в поисках возможных подозреваемых — это могла бы быть любая женщина на вечеринке прошлым вечером или даже та, которой там не было, но которая проникла в парк незамеченной. Она вытянула руку, и ворон примостился на рукаве.
— А сейчас, друг мой, пошли побеждать.

 

Показать оглавление

Комментариев: 3

Оставить комментарий

  1. Danil
    Южная жизнь
  2. Victorsjt
    Добрый день товарищи! В Инстаграме запущена самая Актуальная и Полезная игра нашего времени! Почему? А потому что InstaGame - это игра, направленная на создание вашего ЛИЧНОГО БРЕНДА, на раскрутку Вашего Инстаграм-аккаунта, за счет самых современных и крутых технологий. В игре учтены все изменения и новые алгоритмы Инстаграм. заработок на франшизах в инстаграм
  3. pplfyztck
    очень интересно но чичего не понятно _________________ yeni iddaa maГ§ skoru nasД±l oynanД±r