Очерк православного учения об ангелах

Свидетельства свв. отцов и учителей Церкви

Свв. отцы Церкви всех веков свидетельствуют о бытии Ангелов. Св. Игнатий Богоносец, ученик Иоанна Богослова, в послании к Траллийцам говорит: «Ужели я не в силах написать вам о небесном? Но опасаюсь, чтобы вам, еще младенцам (о Христе), не нанести вреда и, простите меня, чтобы вы, не будучи в состоянии вместить, не отяготились (этой твердой пищей). Ибо и я, хотя нахожусь в узах и могу понимать небесное, и степени ангелов, и чины начальств, но не стал от того уже и (совершенным) учеником (Христовым). Многого еще недостает нам, чтобы быть совершенными в Боге».

А в послании к Смирнянам тот же св. отец пишет: «И существа небесные, и слава Ангелов, и власти видимые и невидимые — и те подлежат суду, если не будут веровать в кровь Христову».

Афинагор, христианский писатель второго века, говорит: «Мы признаем множество Ангелов и служителей, которых Бог, Творец и Виновник мира, разместил и распределил в различных частях мироздания, чтобы они принимали участие в управлении оным».

Равным образом есть свидетельства о бытии Ангелов у св. Иринея, мученика Иустина, священномученика Киприана и весьма многих свв. отцов первых веков христианства.

Важным свидетельством свв. отцов и учителей Церкви о бытии Ангелов нужно признать и то, что многие из них возводили дух свой до такого совершенства, что делались способными видеть духовно Ангелов, демонов и души человеческие в естественном их виде, без всякого образа чувственного. Высокая нравственная жизнь таких прозорливцев дает полную цену их свидетельствам о созерцании существ духовных. Так, пророк Елисей созерцал душой охранявших его безплотных Ангелов (4 Цар. 6, 17). «Души, — говорит прп. Исаак Сириянин, — пока осквернены и омрачены, не могут видеть ни друг друга, ни себя самих; а если очистятся и возвратятся в древнее состояние, в каком созданы, то ясно будут видеть сии три чина, т. е. чин низший их, чин высший и друг друга в своем чине. И не потому, что изменятся в телесный вид, увидят тогда Ангелов ли то, или демонов, или друг друга; напротив того, узрят в самом естестве и в духовном чине. А если сказать, что невозможно быть видиму демону или Ангелу, если не изменятся они, не примут на себя видимого образа, то сие будет значить, что видит уже не душа, а тело. Но и в таком случае какая нужда в очищении? Ибо вот, и нечистым людям по временам являются демоны, равно как и Ангелы, впрочем, когда видят они, видят телесными очами, и здесь нет нужды в очищении. Но не то бывает с душой, достигшей чистоты; напротив того, видит она духовно, оком естественным, то есть прозорливым, или разумичным. И не дивись тому, что души видят одна другую, даже будучи в теле. Ибо представляю тебе доказательство ясное, по истинности свидетельствующего, разумею же блаженного Афанасия Великого, который в сочинении об Антонии Великом говорит: «Великий Антоний, стоя однажды на молитве, увидел чью-то душу, возносимую с великой честью, и ублажил сподобившегося таковой славы; блаженный же сей был Аммун из Нитрии, и та гора, на которой жил святой Антоний, отстояла от Нитрии на тринадцать дней пути. Сим примером о трех, сказанных выше, чинах доказано уже, что душевные природы видят одна другую, хотя и удалены одна от другой, и что не препятствуют им видеть друг друга расстояние и телесные чувства. А подобно и души, когда достигают чистоты, видят не телесно, но духовно; потому что телесное зрение совершается открыто и видит, что перед глазами, отдаленное же требует иного видения».

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий