Очерк православного учения об ангелах

Священное Писание

Книги Священного Писания Ветхого и Нового заветов заключают в себе весьма много свидетельств о бытии Ангелов. Например, по изгнании прародителей из рая, Моисей упоминает о Херувиме, поставленном с пламенным оружием охранять рай (Быт. 3, 24). Авраам удостоен был явления трех Ангелов, в числе которых, по учению свв. отцов Церкви, был Господь и с Ним два Ангела (Быт. 18).

Иаков получил откровение: Ангелы восходили и нисходили по лествице, утвержденной на земли, ея же глава досязаше до небесе (Быт. 28, 12); а в другое время видел целый полк Ангелов (Быт. 32, 1). Исчислять все случаи явлений Ангелов, описанные в Священном Писании, почитаем здесь не нужным; все же обилие этих сказаний находим приличным свести в следующие виды:

1) Ангел, являющийся в образе человека (Дан. 8, 15; 9, 21), мужа прекрасного, и узнаваемый из беседы, благоговейного удивления, внушаемого взором его, и сверхъестественных действий. Таковы были явления Ангелов: Агари (Быт. 16, 7), Аврааму при дубе Мамврийском (Быт. 18), Гедеону (Суд. 6, 11–21), Маною (Суд. 13, 3–20), Захарии (Лк. 1, 11–20), Пресвятой Богородице (Лк. 1, 28–38), Корнилию (Деян. 10) и др.

2) Ангел, говорящий то в качестве посланника Божия, то в лице Самого Бога. Таковы были явления: Агари второе (Быт. 21, 17), Аврааму при жертвоприношении Исаака (Быт. 22, 11–18), Моисею при купине (Исх. 3), Иисусу Навину при Иерихоне (Нав. 5, 13–15; 6, 1–4). При таковых случаях соединение являющегося Бога с Ангелом, орудием явления, бывает иногда столько непостижимо, что одно и то же действие откровения приписывается и Тому и другому (Числ. 22, 22–35; Деян. 7, 38, 53; Гал. 3, 19; Евр. 13, 2), и видящий оное иногда не может отличить действующей Силы от орудия, как то случилось с ап. Иоанном (Апок. 22, 6–9). Св. Афанасий Александрийский говорит: «Если иногда, при явлении Ангела, видевший слышал глас Божий, как было при купине (Исх. 3, 2–14), то не Ангел был Бог, но в Ангеле был глаголющий Бог; и хотя видим был Ангел, но глаголал в нем Бог. Ибо как в облачном столпе глаголал Бог Моисею в Скинии, так и в Ангелах является Он глаголющим. Так и Навину глаголал Он через Ангела».

3) Ангелы в виде мужей, на конях сидящие и поспешествующие на войне Маккавеям (2 Мак. 10, 29, 30; 11, 8).

4) Ангелы шестокрылатые и многоочитые, каковых видели Исаия (6, 2) и Иоанн Богослов (Апок. 4, 8).

5) Ангелы, являющиеся во сне; напр., Иакову в доме Лавана (Быт. 31, 11) и праведному обручнику Пресвятой Богородицы Иосифу (Мф. 1, 20; 2, 13, 19), и 6) Ангел, внутренне говорящий человеку, как орудие Господа, в то же время присущего и ощущаемого, но невидимого ни в каком образе. Этого рода откровения были пророку Захарии (Зах. 1, 9).

Разнообразные явления Ангелов могут ли всегда быть распознаваемы и различаемы от нашествий духов злых, принимающих на себя иногда вид светлых Ангелов? Не излишним считаем изложить здесь наставления свв. подвижников о различии явлений ангельских от привидений духов нечистых. «При помощи Божией, — говорит прп. Антоний Египетский, — возможно и не трудно распознавать присутствие Ангелов добрых и злых. Видение святых бывает не возмутительно. Не будут они ни спорить, ни вопиять, ниже услышит кто гласа их (Ис. 42, 2). Являются они безмолвно и кротко, почему и в душе немедленно рождаются радость, веселие и дерзновение, потому что со святыми Господь, который есть наша радость и сила Бога Отца. Душевные помыслы пребывают невозмутимыми и неволненными, и душа, озаряемая видением, созерцает явившихся. В ней возникает желание божественных и будущих благ, и, конечно, возжелает она быть в соединении со святыми и отойти с ними. Если же иные, как люди, приводятся в страх видением добрых Ангелов, то явившиеся в то же мгновение уничтожают тот страх своей любовью, как поступили Гавриил с Захарией и Ангел, явившийся женам во гробе Господнем, и еще Ангел, упоминаемый в Евангелии и сказавший пастырям: не бойтеся (Лк. 2, 10). Ощущается же страх не от душевной боязни, но от сознания присутствия высших сил. Таково видение святых… А нашествие и видение духов злых бывает возмутительно, с шумом, гласами и воплями, подобно буйному движению худо воспитанных молодых людей или разбойников. От сего в душе немедленно происходит боязнь, смятение, безпорядок помыслов, грусть, ненависть к подвижникам, уныние, печаль, воспоминание о сродниках, страх смертный и, наконец, худое пожелание, нерадение о добродетели, нравственное расстройство».

Прп. Макарий Египетский говорит: «Поелику грех преображается в светлого Ангела и уподобляется почти благодати, то как можно человеку уразумевать козни дьявольские, а также различать и принимать то, что от благодати? Что от благодати, в том есть радость, есть мир, есть любовь, есть истина. Сама истина побуждает человека искать истины. Всякий же вид греха исполнен смятения, в нем нет любви и радости пред Богом. Так, цикорий походит на салат, но один горек, а другой сладок. И в самой благодати есть подобное истине, есть и самая существенность истины. Например, есть луч солнечный самый круг солнца, и инаково является луч, инаково же — свет, заключенный в самом круге. Светильник горит в доме, и иное есть повсюду сияющий от него луч, иное же более блистательный и ясный свет в самом светильнике. Так бывает нечто от благодати, когда человек видит вдали от себя как бы некие видения и радуется сим видениям. Иное же дело, когда входит в человека сила Божия и объемлет члены и сердце его, и пленяет ум в любовь Божию. Когда Петра взяли и ввергли в темницу, тогда к нему, заключенному, пришел Ангел, расторг узы его и извел его из темницы, и Петр, как бы находясь в исступлении, мняше же видение зрети (Деян. 12, 9)».

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий