Очерк православного учения об ангелах

V. Служение Ангелов

Служение Ангелов Богу

Чисто-нравственное служение Ангелов Богу

Внутреннейшее, чисто-нравственное служение Ангелов Богу нужно разделить: 1) на безпредельную преданность их воле Божией и 2) на стремление их предстоять Богу, или, подобно нашему внутреннему богопочтению, — на преданность и молитву к Богу.

1) Безпредельная преданность Ангелов всеблагой воле Творца несомненна потому, что о неуклонном исполнении ими воли Божией свидетельствует Сам Иисус Христос, научая нас молиться Богу в сих словах: да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли (Мф. 6, 10). Очевидно, что Господь здесь говорит о служении Ангелов, свято исполняющих волю Божию не по страху рабскому, а по любви сыновней. Пророк Давид называет Ангелов слугами Божьими, творящими волю Его (Пс. 102, 21). Св. Иоанн Златоуст говорит: «Что в Ангелах есть великого? То, что они во всей точности повинуются Богу, о чем и Давид с удивлением говорит: крепкие силою, исполняющие слово Его (Пс. 102, 20). Действительно, нет ничего равного сему, хотя бы они тысячекратно были безтелесны: ибо высочайшее блаженство их происходит от того, что они повинуются повелениям Божиим и ни в чем не преступают их».

Блж. Симеон Фессалоникийский, объясняя слова молитвы Господней: да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли, говорит: «Утверди нас, как Ангелов, чтобы воля Твоя была исполняема в нас и нами, как и в них; да будет не наша воля страстная и человеческая, но Твоя, безстрастная и святая; и как Ты соединил земное с небесным, так и в нас, находящихся на земле, да будет небесное».

А св. Кирилл Иерусалимский, объясняя те же слова молитвы Господней, говорит: «(Посему) молясь, мысленно говори: как в Ангелах совершается воля Твоя, Владыка, так да будет и во мне на земле».

Подражание Ангелам, верным исполнителям воли Божией, есть непременный долг наш, потому что Бог открыл нам тайну Своей воли, по Своему благоволению, дабы все небесное и земное соединить под главою Христом (Еф. 1, 9–10). Основательно знать волю Божию и ясно разуметь лучшее мы можем, научаясь из закона (Рим. 2, 18) божественного; и только исполняющий волю Божию пребывает вовек, и только его послушает Бог при всех его прошениях (1 Ин. 2, 17; 5, 14). Во всех же неблагоприятных и противных нашему желанию случаях мы должны чувствовать и говорить: да будет воля Господня (Деян. 21, 14). Воля Божия, неуклонно исполняемая Ангелами, соделывает их святыми (Мк. 8, 38); равным образом Бог и всем человеком хощет спастися (1 Тим. 2, 4), а поэтому в отношении к людям воля Божия есть святость (1 Сол. 4, 3), праведность (Рим. 5, 19) наша и жизнь вечная (Рим. 6, 22).

Преданность воле Божией у людей проявляется в добродетелях: самоотвержении, смиренномудрии и послушании. Эти добродетели по преимуществу предписываются монашествующим. Блж. Симеон Фессалоникийский говорит: «Может быть, кто-нибудь скажет: почему образ покаяния называется Ангельским, тогда как Ангелы не падают, потому что падать не в их природе? Такой пусть знает, что неизменяемость и невозможность падения (свойственна) только Богу, всегда сущему и пребывающему неизменяемым; а всем, получившим бытие и созданным, свойственна изменяемость. Известно, что некоторые из Ангелов пали; да и быть Ангелами — значит внимать себе, быть смиренными и послушными Богу, чистыми служителями Его и исполнять волю Его, как написано. Ибо Ангел есть вестник Божий. Так и монах, хотя имеет склонную к падению природу человеческую, но, возревновавши, приемлет силу наступать на змей и скорпий, и на всю силу вражию, и ничто не повредит ему».

2) Стремление Ангелов предстоять Богу заключается в непрестанной чистейшей их молитве. Молитву же чистою свв. отцы называют ту, которая переходит из всех мысленных стремлений в чистое созерцание Божества. Если таковая, чистосозерцательная молитва возможна для человеческой души, то какой высоты и совершенства достигает она у Ангелов? Этого вполне невозможно выразить словами. Чтобы дать нам понятие о чистой созерцательной молитве Ангельской, Св. Писание именует Ангелов внутрьуду исполненными очес (Апок. 4, 8), непрестанно стремящимися в молитвенном предстоянии созерцать Бога. О неразвлекаемой ничем, горячей молитве ангелов свв. отцы говорят:

Св. Иоанн Лествичник: «Бог не взыскивает того, чтобы ты во время молитвы совсем никаких не мог иметь других мыслей. Никогда не быть расхищаему мыслями, единому Ангелу свойственно».

Прп. Максим Исповедник: «Кротость уподобляет человека Ангелам, которые не знают бешенства гнева, неистовствующего на естественное сродство, и чужды похоти, измождающей умственные силы и увлекающей душу к веществу; но всецело управляются одним умом, со всей горячностью стремящимся к безначальному и преестественному Уму».

Блж. Симеон Фессалоникийский: «Молитва есть дело Ангельское».

Свв. отцы Церкви весьма назидательно советуют нам иметь непрестанную, чистую молитву. Приведем здесь несколько рассуждений их о чистой молитве.

Св. Исаак Сириянин говорит: «Все образы и виды молитвы, какими молятся люди Богу, пределом своим имеют чистую молитву… После чистой молитвы и до самого внутреннего созерцания, когда ум перейдет сей предел, то он не будет уже иметь нужду ни в молении, ни в движении, ни в слезах, ни во власти, ни в самовластии, ни в прошении, ни в желании, ни в обещании удовольствий в сей или будущей жизни. Посему нет другой молитвы после чистой молитвы. Всякое молитвенное движение и все виды молитвы только доселе доводят ум своею силою. Посему подвиг оканчивается ею. Далее же сего предела будет наступление, а не молитва. Здесь молитвенное действие перестает и начинается созерцание, и ум не молится молитвой. Иное есть молитва, и иное созерцание в ней, хотя, впрочем, они друг от друга получают себе пищу. Ибо молитва есть сеяние, а созерцание есть собирание снопов… Как из тьмы человеков едва можно найти одного, кто бы хотя несовершенно и мало исполнил заповеди и закон и достиг чистоты душевной, так из тысячи найдется только один, который, при великом усилии, удостоился достигнуть чистой молитвы, преступить за сей предел и дойти до оного таинства. Ибо малое число людей, а не большое, удостоилось чистой молитвы; а кто бы преступил далее ее и достиг оного таинства, такой едва ли, по благодати Божией, найдется в целые веки».

И еще тот же св. Исаак: «Святые, хотя не имеют праздного времени, потому что всякий час заняты духовным, однако же и с ними бывает время, когда не готовы они к молитве. Ибо нередко занимаются или помышлением о чем-либо встречающемся в жизни, или рассматриванием тварей, или иным чем действительно полезным. Но во время молитвы созерцание ума устремлено к единому Богу, и к Нему направляет все свои движения, Ему от сердца с рачением и непрестанной горячностью приносит моление».

Св. Ефрем Сирин говорит: «Всякая святая и чистая молитва есть собеседование с Владыкой, молитва же совершенных, вожделевших Бога, с великой радостью и многим дерзновением, прямо восходит в самое небо. Ангелы и Архангелы восхищаются ею и представляют ее к престолу святого и превознесенного Владыки всех. Ибо тогда бывает радость, когда приносят ко Владыке молитвы праведников, любящих Бога. Будь внимателен к себе, чтобы во время молитвы не быть рассеянным. Когда станешь на молитву пред Богом, стой пред Ним со страхом и трепетом. Кругом отсеки от сердца своего помыслы и попечение о всем земном. В час молитвенный всецело будь небесным Ангелом и приложи старание, чтобы молитва твоя была свята, чиста, нескверна, чтобы увидели ее врата небесные и, приветствуя ее, тотчас отверзлись пред нею, чтобы, видя ее, Ангелы и Архангелы, все с веселием встретили и принесли ее к святому и превознесенному престолу пречистого Владыки. Так в час молитвенный повергайся пред Богом всегда, как Херувим и Серафим».

И еще он же: «Когда молитва с любовью возносится к Богу, чтобы собеседовать с Ним, тогда отверсты для нее горние врата, и никто не попрепятствует ей войти в них. Не задержат ее Ангелы, не остановят огнезрачные, как скоро пожелает она войти и получить от Бога исполнение просимого».

В какой степени созерцание Бога доступно Ангелам и святым душам, этого изобразить невозможно. Только известно, что вкусившие сего блаженства воспламеняются большим желанием к Богу, по сказанному Самим Богом через премудрого Сираха: ядущие Мя еще взалчут и пиющие Мя еще вжаждутся (Сир. 25, 23), «не находя сытости в молитве, но непрестанно возжигаясь любовью и напоевая душу усердием», как поясняет эти слова у прем. Сираха прп. Макарий Египетский».

Тогда праведник вопиет с Давидом: возжада душа моя к Богу крепкому, живому (Пс. 41, 3). Молитвенное созерцание Бога не есть созерцание самого существа Божия, непостижимого для тварей, но есть богооткровение им в такой мере, в какой Бог может быть постигнут духовно-разумными существами. Прп. Макарий Египетский говорит: «Как величия Божия и безпредельности Его не постигают ни высшие миры, ни низшие, так, напротив, и унижения Божия или того, как Он умаляется с низкими и малыми, не могут постигнуть ни горние миры, ни земные».

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий