Очерк православного учения об ангелах

Воля Ангелов

При чувствовании добра и зла Ангелы имеют богодарованную власть по собственному убеждению и решимости избирать и определять себе известный образ добрых или злых мысленных стремлений и духовных деяний. При этой власти, богодарованной также и человеку, которую апостол Павел называет властью о своей воли (1 Кор. 7, 37), Ангелы за всякое стремление ума к высочайшему Первообразу и за всякое разумное служение Ему получают благодатное услаждение и дальнейшее усовершенствование. Без свободы избирать добро и зло все разумные существа, Ангелы и люди, были бы недостойны никаких награждений. Сколько необходима свобода для блаженства Ангелов и людей, об этом выслушаем несколько свидетельств свв. отцов Церкви. Св. Ириней рассуждает: «Бог вначале сотворил человека свободным, имеющим свою власть, как и собственную душу, для того, чтобы человек исполнял волю Божию добровольно, а не по принуждению от Бога. Бог не делает принуждения, Он всем дает благо, но человеку предоставил свободу избрания так же, как и Ангелам, чтобы те, кои будут послушны, по справедливости обладали благом, которое хотя дано им от Бога, но сохранено ими самими. Слава и честь, — говорит апостол, — всякому делающему благое (Рим. 2, 10). Делающие благое получают славу и честь, потому что делали благое, тогда как могли бы и не делать сего; а не делающие благого подвергнутся праведному суду Божию (Рим. 2, 5), потому что не делали благого, когда могли бы делать». И еще: «Не только в делах, но и в самой вере Господь предоставил человеку полную свободу и самовластие. Так, Он говорит: По вере ваю буди вама (Мф. 9, 29), называя веру собственностью человека, потому что человек имеет собственное свое произволение верить или не верить». Св. Ефрем Сирин говорит: «Труд человека мал и велик; мал в самом деле, велик по воле, которой желание безпредельно. Человек не многое может сделать по силе своей, но может желать сделать много по воле своей. В воле у него — многое, но не многое — в исполнении. Посему, если Воздаятель воздает малым, то значит сие, что сам труд был мал на деле; если же воздает без меры, то значит сие, что приемлет во внимание и волю».

И еще он же: «Не употребляет над нами насилия Бог, когда Сам Он дал человеку свободу. Кто хочет, чтобы вели его насильно, тот недостоин милости».

Блж. Августин говорит: «Одна духовная природа пользуется свободой, и вследствие того распределены для добрых награды, а для злых наказания, тогда как все прочее подчинено необходимости».

Св. Иоанн Дамаскин говорит: «Кто не согласится, что все существа, не только подлежащие нашим чувствам, но и сами Ангелы подлежат переменам, делаются и инаковыми и имеют разнообразное движение? Духовные существа, то есть Ангелы, души, демоны, изменяются по своему произволению, когда преспеяние их в добре и уклонение от добра усиливается или ослабевает».

Прп. Макарий Египетский говорит: «Сделанное добро благодать не приписывает себе, но человеку, и славу за сие ему предоставляет, потому что он сам бывает виновником добра для себя. Ибо благодать, как сказано, не связывает принудительной силой воли его и не делает ее неизменяемой; но хотя и присутствует в нем, однако дает свободу и произволению его делать то или другое, дабы видно было, к добру или к злу расположена воля его. Ибо закон предписан не естеству, но свободной воле, которая может обратиться к добру и злу».

И еще он же: «Человек по природе своей имеет предначинание, и его-то взыскует Бог. И поэтому повелевает, чтобы человек сперва понял, поняв, возлюбил и предначал волей. А чтобы мысль привести в действие, или перенести труд, или совершить дело, — сие благодать Господня дает возжелавшему и уверовавшему. Посему воля человеческая есть как бы существенное условие. Если нет воли, Сам Бог ничего не делает, хотя и может по свободе своей. Посему совершение дела духом зависит от воли человека. Опять, если даем мы полную свою волю, то нам все дело приписывает чудный во всем и совершенно недомыслимый Бог».

Волю свв. Ангелов отцы Церкви не осмеливаются назвать неподвижной и непреклонной ко злу, но признают ее только неудобопреклонной ко злу. Св. Григорий Богослов рассуждает: «Желал бы я сказать, что они (Ангелы) вовсе неодолимы злом, но удержу слишком борзо несущегося коня, стянув браздами ума. О тех, которые предстоят чистому Всецарю и преисполнены светом, боюсь сказать, что и они доступны греху; а с другой стороны, опасаюсь изобразить в песне моей (стихотворение об умных сущностях) неизменяемую доброту, так как вижу и совратившегося князя злобы».

И еще тот же св. Григорий Богослов говорит: «Хотелось бы мне сказать, что они (Ангелы) непреклонны ко злу и склонны только к добру, как существа, находящиеся близ Бога и Богом первоначально осияваемые (потому что здешнее земное осиявается уже вторичным светом), но денница, так называемый по своему сиянию, а потом соделавшийся и нарицаемый тьмою по своей гордости, и отпадшие с ним Ангелы, делающие зло и удаляющиеся добра, влекущие к тому же и нас, заставляют меня и думать и говорить, что Ангелы не суть совершенно непреклонны ко злу, а только неудобопреклонны».

Прп. Кассиан Римлянин говорит: «Изменению подлежат и самые вышние силы; сие ясно показали на себе те, которые по растлению воли своей ниспали из числа их. Посему и тех, которые пребывают доселе в таком же состоянии блаженства, в каком были сотворены, нельзя почитать по природе своей неизменяемыми потому только, что они, подобно другим, не уклонились в противную сторону. Ибо иное значит иметь неизменяемую природу, и иное — приобрести качество неизменяемости собственным старанием и силой добродетели, при содействии благодати неизменяемого Бога».

Св. Иоанн Дамаскин говорит: «Ангельское естество, как разумное и одаренное умом, имеет свободу, но, как сотворенное, изменяемое, может свободно пребывать и преуспевать в добре и уклоняться ко злу. Ангелы неудобопреклонны ко злу, но не совсем непреклонны».

Впрочем, св. Ангелы находятся в такой степени чистоты и непорочности, что теперь уже вне всякой опасности к падению и всегда пребудут непоколебимы в чинах своих. Св. Дионисий Ареопагит говорит: «Я, со своей стороны, буду решительно утверждать, доколе не отпаду от священнейшего разума, что (небесные чины) совершенно непорочны и премирно чисты. Ибо, если который из них и увлекся злобой, то он отпал от небесного, чуждого всякому пороку, сообщества божественных умов и увлечен во тьму падения отступнических полчищ».

А блж. Августин говорит: «Возможность не грешить при постепенном укреплении в добре перешла бы в Адаме в невозможность грешить, как было и со святыми Ангелами. Некоторые из духов пали по своей собственной воле, другие по той же свободной воле устояли в добре, и за сие укрепление в добре удостоились получить награду, такую полноту блаженства, которая дает им совершеннейшую уверенность, что они навсегда останутся непоколебимыми».

В размышлении о свободной воле Ангелов естественно приходит на мысль падение некоторых из Ангелов, которые соделались духами злыми. Чтобы иметь нам об этих духах верное понятие, считаем нужным здесь обратить внимание на следующие вопросы: 1) Почему не сотворил Бог ни Ангелов, ни души человеческой непреклонными к падению? 2) Как и отчего часть духов стали злыми? 3) Кто первый из них пал и много ли падших с ним? 4) В чем состояло падение их? 5) Когда и 6) чем осуждены? 7) Возможно ли для них избежать осуждения Божия? 8) Что побуждало дьявола искусить прародителей и как скоро он обольстил их? 9) Для чего дьяволу оставлена еще возможность искушать людей?

1) Что Бог, по Своей премудрости и благости, не сотворил ни Ангелов, ни души человеческой непреклонными к падению, это всех нас, разумно-свободных существ, должно побуждать ко всегдашней хвале и благодарению Бога, потому что при непреклонности к падению мы не знали бы красоты добра и не находили бы в нем наслаждения. Св. Ириней рассуждает о сем так: «В таком случае (при непреклонности человека к падению) ни добро не было бы для них (людей) приятно, ни общение с Богом драгоценно, вообще не очень вожделенно было бы то благо, которое досталось бы без собственного их упражнения, старания и подвига, но пришло бы к ним само собой; в таком случае и добрые не имели бы никакой цены, потому что они были бы такими более по природе, чем по своей воле, более по необходимости, нежели по своему избранию, а потому и не знали бы всей красоты добра и не находили бы в нем для себя наслаждения». А блж. Феодорит говорит: «Бог создал все естество безплотных, соделав оное разумным и безсмертным; существу же разумному свойственна свобода. И одни из сих существ сохранили благопризнательность к Творцу, а другие уклонились в лукавство. Тоже можно видеть и в людях: одни — любители добродетели, а другие — делатели порока. Посему если кто жалуется, что созданы злые, то и подвижников добродетели лишает победных наград. Ибо если бы пожелание добродетели не зависело от произвольного избрания, но по природе было бы неизменно, то не было бы добродетельных подвижников благочестия».

2) Все Ангелы сотворены Богом прекрасными и добрыми, и не было между ними ни одного злого от природы. Православная Церковь учит, что, «поелику Творец по существу Своему благ, посему все, что только Он сотворил, сотворил прекрасным и никогда не желает быть творцом зла. Если же есть в человеке или демоне (ибо просто в природе мы не знаем зла) какое-нибудь зло, то есть грех, противный воле Божией, то это зло происходит или от человека, или от диавола. Ибо то совершенно истинно и не подлежит никакому сомнению, что Бог не может быть виновником зла и что посему совершенная справедливость требует не приписывать оного Богу».

В опровержение лжеучения эвионитов, гностиков и вообще дуалистов, которые нечестиво мыслили, что падшие духи злы по природе своей и от начала, а не сделались злыми по собственной воле, свв. отцы Церкви оставили много свидетельств, что все Ангелы созданы Богом добрыми и некоторые пали добровольно. Св. Василий Великий говорит: «Откуда диавол, если зло не от Бога? Что скажем на сие? То, что и на сей вопрос достаточно нам того же рассуждения, какое представлено о лукавстве в человеке. Ибо, почему лукав человек? По собственному своему произволению. Почему зол диавол? По той же причине, потому что и он имел свободную жизнь, и ему дана была власть — или пребывать с Богом, или удалиться от Благого. Гавриил — Ангел и всегда предстоит Богу. Сатана — Ангел и совершенно ниспал из собственного своего чина. И первого соблюло в горних произволение, и последнего низринула свобода воли. И первый мог стать отступником, и последний мог не отстать. Но одного спасла ненасытимая любовь к Богу, а другого сделало отверженным удаление от Бога. И это отчуждение от Бога есть зло».

Св. Григорий Богослов говорит: «Бог, видя, что сии первые Его творения (Ангелы) прекрасны, измыслил второй мир, вещественный и невидимый, составленный и устроенный из неба и земли».

Св. Кирилл Иерусалимский говорит: «Итак, первый виновник греха и родоначальник зол есть диавол. Не я говорю это, но Господь сказал: яко исперва диавол согрешает (1 Ин. 3, 8). Прежде него никто не грешил. Согрешил же он не от природы, по необходимости получив наклонность ко греху, иначе вина греха пала бы опять на Того, Кто устроил его таким. Напротив того, будучи создан благим, по собственному произволению сделался диаволом, от дел своих получив себе имя».

Блж. Феодорит Кирский говорит: «Диавол сотворен вместе с безплотными силами и создан добрым. А поелику добровольно уклонился в лукавство, то лишен чести, какую приял вначале, и низвержен на землю».

И еще он же: «Демоны не сотворены были вначале злыми от Бога всяческих и не получили такой природы, какую они имеют, но по заблуждению собственной воли они из лучшего состояния сами ниспали в худшее».

Св. Антоний Египетский говорит: «Знаем, что демоны называются так не потому, что такими сотворены. Бог не сотворил ничего злого. Напротив того, и они созданы были добрыми, но, ниспав с высоты небесного разумения и вращаясь уже около земли, как язычников обольщали мечтаниями, так и нам, христианам, завидуя, все приводят в движение, желая воспрепятствовать нашему восхождению на небеса».

Св. Варсануфий говорит: «Не заключайте из отпадения диавола, будто Бог хотел зла. Бог дал диаволу начальство и власть: это надлежит разуметь так, что он не воспрепятствовал злу или не остановил его при совершении зла… Бог вначале даровал диаволу начальство доброе, даровав же, и не отнимал оного, но он сам отвергнул его и облекся властью злой».

3) Один из светлых чинов Ангельских, с некоторыми подчиненными ему чинами, по злоупотреблению своей свободы отпал от Бога и с собой уклонил множество единомышленных с ним духов; его называют ныне сатаной или диаволом; «сатана, — скажем словами блж. Феодорита Кирского, — значит отступник, а диавол — клеветник».

Св. Афанасий Александрийский говорит: «Слышали мы, что диавол, находясь среди Херувимов и быв отпечатлением подобия Божия, пал с неба, как молния».

Св. Кирилл Иерусалимский рассуждает: «Быв Архангел, впоследствии назван диаволом за клевету; быв добрым Божиим служителем, стал сатаной в полном значении сего имени, потому что сатана значит противник. И это — не мое учение, но духовного пророка Иезекииля. Он, творя плач о сатане, говорит: ты печать уподобления… и венец доброты. В сладости рая Божия был еси (Иез. 28, 12–13). И через несколько слов: был еси ты непорочен во днех твоих, от негоже дне создан еси, дондеже обретошася неправды в тебе (ст. 15). Весьма хорошо сказано: обретошася в тебе; не отвне привнесено зло, но сам ты породил его. В последующих словах пророк сказал и причину: вознесеся сердце твое в доброте твоей… множества ради грехов твоих на землю повергох тя (ст. 17). Согласно также с сим говорит Господь в Евангелии: Видех сатану яко молнию с небесе спадша (Лк. 10, 18). Видишь согласие ветхого завета с новым. Диавол пал и многих увлек с собой в отступление».

Множество падших духов определить невозможно, говорят, что «легионы Ангелов низринуты в темную пропасть ада».

Слова легион в одном человеке (Лк. 8, 30) и царство сатаны (Лк. 11, 18) показывают множество падших духов. Св. Иоанн Дамаскин говорит: «Им (диаволом) отторгнуто, ему последовало и с ним ниспало безчисленное множество подчиненных ему Ангелов».

4) Причиной падения диавола и всех единомышленных ему духов, по свидетельству Св. Писания и отцов Церкви, была гордость (1 Тим. 3, 6), непокорность воле Божией и замысел предвосхитить себе славу Божию. Пророк Исаия говорит: како спаде с небесе денница?.. Ты рекл еси во уме твоем: на небо взыду, выше звезд небесных поставлю престол мой… взыду выше облак, буду подобен Вышнему (Ис. 14, 12–14). Св. Григорий Богослов говорит: «Из Ангелов тот, который дерзнул произвести возмущение и выше своего достоинства вознес выю против Господа Вседержителя, или, по пророческому слову, замыслил о престоле выше облак (Ис. 14, 13, 14), понес наказание, достойное высокоумия, осужден быть вместо света тьмой, или, справедливее сказать, сам стал тьмою».

И еще он же: «Самый первый светоносец, вознесшись высоко, когда отличенный преимущественной славой, возмечтал о царственной чести великого Бога, погубил свою светозарность, с безчестием ниспал сюда и, захотев быть богом, весь стал тьмою».

Св. Иоанн Лествичник говорит: «Одному из Ангелов начальство послужило поводом к высокоумию, хотя и не с тем было дано ему. Если самомнение некоторых Ангелов сделало демонами, то смирение, без сомнения, может и демонов сделать Ангелами».

Блж. Марк Ефесский говорит: «Диавол был Ангелом и занимал первую ступень в творении, а захотел еще быть и богом…»

А св. Димитрий Ростовский падение диавола изображает таким образом: «Когда сатана восстал на Бога, вздумал унизить славу Безконечного, сделав первое во вселенной богоотступничество, и увлек с собой множество других духов, тогда св. Архангел Михаил, как верный служитель Божий, собрав все ангельские чины и воинства, не увлекшиеся пагубным примером возношения сатанинского, велегласно воззвал: вонмем, станем добре пред сотворшим ны и не помышляем противная Богу. И, стоя на первом месте в сонме духов безплотных, начал петь торжественную песнь: свят, свят, свят Господь Саваоф. Вслед за сим сатана со своим воинством свержен был с неба на землю».

На основании слов апостола: Егда же паки вводит первородного во вселенную, глаголет: и да поклонятся Ему вси Ангели Божии (Евр. 1, 6), — предполагают, что гордость диавола состояла в том, что он не захотел поклониться Сыну Божию. Место сие апостол заимствует из псалма 96, стих. 7, прибавляя только, что это требование поклонения было при введении Первородного во вселенную. Трудно, говорят, представить, чтобы духи, с высшими естественными и благодатными совершенствами, могли прямо восстать против Бога; между тем таинство Пресвятой Троицы было до времени еще сокрыто от них. Диавол мог подумать, что вводимый, проявляемый во вселенной Сын Божий не выше его, а потому мог не поклониться ему. Предположение сие высказывает Лактанций и наш отечественный святитель Димитрий Ростовский.

А один из греческих писателей, Митрофан Критопул, в исповедании кафолической и апостольской Церкви восточной, историю падения дьявола изображает в следующих чертах: «Создав чувственный мир сей, Творец всяческих предоставил силам небесным, уже видевшим и знавшим Его, на произвол избрать, что угодно: желают ли они навсегда остаться со своим Создателем, во всем Ему повиноваться и все повеления Его исполнять с совершенной готовностью, или желают отказаться от повиновения и свободного служения Ему и жить сами собой в неведении своего Творца. При этом Он присовокупил им, что они уже навсегда неизменно и невозвратно останутся в том состоянии, какое они изберут. После сего девять ликов (десятым, говорят, был тот, который отпал) избрали себе жизнь с Богом, дав обет — признавать Его, как своего Господа, Владыку и Творца, поклоняться и служить Ему, как Богу всяческих, и все, что ни повелит Он им, исполнять с совершенной готовностью и ревностью. Приняв их доброе намерение, Творец, как бы в награду верности, даровал им постоянную твердость и совершенную неизменяемость в добре. А вождь десятого лика, называвшийся люфицером (светоносцем, которому Бог поручил в управление все, находящееся под луной, не потому, впрочем, чтобы не мог управлять Сам: как это возможно, когда без всякого труда, единым мановением Он создал все? Но желая почтить свои создания через сообщение им служений Божественных, которые по истине достопочтенны и преславны; ибо если почтенны и вожделенны служения царям смертным, то во сколько крат превосходят всякую человеческую честь и славу служения Божественные?), — сей-то светоносец, сознав славу и честь, которую получил от Создателя, не умел ею воспользоваться и, надмившись гордостью и тщеславием, самовольно и охотно решился отпасть от Бога, увлекши за собой и весь лик, находившийся под его властью. Вследствие сего важнейшего и крайне жалкого отпадения, все они лишились Божественной славы, поверглись в глубину нечестия и пребывают в нем неизменными и нераскаянными».

5) Время, когда изречено Богом осуждение падшим Ангелам, определить с точностью невозможно. Некоторые выражали мысль, что еще до низвержения их с неба Господь давал им время для покаяния, и «прежде, нежели они (падшие духи) ниспали (т. е. с неба), и им, как людям при жизни, предоставлена была возможность прощения. А так как они не воспользовались ею, то справедливо подверглись достойному, вечному и непреложному осуждению».

Св. Василий Великий говорит: «Может быть, что до сотворения человека и для дьявола оставалось еще какое-нибудь место покаянию. И эта гордыня, как ни застарела была болезнь, могла, однако же, восстановить себя в первобытное состояние, позаботившись уврачевать в себе болезнь покаянием».

А св. Ефрем Сирин говорит: «Сатана, сотворенный в сии же шесть дней, когда сотворен и змий, в которого вошел он, до сего шестого дня был также прекрасен, как прекрасны были Адам и Ева до преступления заповеди. Но сатана, в сей день соделавшийся уже втайне сатаной, был обвинен и осужден в тот же день тайно, потому что Бог суда своего над ним не восхотел открыть прародителям, чтобы не могли они предузнать его искушения».

6) Наказанием диаволу и его единомышленным служителям Бог определил мучительный огнь вечный (Мф. 25, 41). Св. Ефрем Сириянин говорит: «Сатана осужден был тайно, а с ним осуждены и все воинства его. Поелику грех был велик, то наказание было бы мало, если бы постигло только одного или некоторых. Но как Еве и всем дщерям ее определены болезни рождения, как Адаму и всем чадам его определены печали и смерть, как змию и всему семени его определено быть в попрании, так и бывшему в змие со всеми воинствами его определено идти в огонь».

Св. Антоний Великий говорит: «Они (злые духи) уверены, что их мучение неизбежно, что их отпадение от Бога и вражда против Него необходимо соделали их наследниками ада».

7) В настоящее время все падшие духи находятся в состоянии ожесточенной нераскаянности и потому, несомненно, будут подлежать вечному мучению. Мрачность естества демонов Господь уподобляет головне, исторженной из огня (Зах. 3, 2). Но, скажем словами св. Кирилла Иерусалимского, «диавол преобразуется в светлого Ангела не для того, чтобы возвратиться туда, где был прежде (потому что, приобретя подобное наковальне непреклонное сердце, имеет уже нераскаянное произволение), но чтобы проводящих жизнь равноангельскую обложить мраком слепоты, привести в заразительное состояние неверия».

Св. Ириней, епископ Лионский, говорит: «Господь в Евангелии говорит сущим ошуюю: идите от мене, проклятии, во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его (Мф. 25, 41), показывая сим, что не человеку первоначально уготован огонь вечный, но тому, который обольстил человека, главе отпадения, и тем ангелам, которые вместе с ним сделались отступниками. Но справедливо подвергнутся вечному огню и те (из людей), которые, подобно им (падшим ангелам), без покаяния и невозвратно закосневают в делах злобы».

О вечности адских мучений свидетельствуют весьма многие из свв. отцов Церкви. Св. Иустин Философ говорит: «У нас начальник злых духов называется змием, и сатаной, и диаволом. Что он будет послан в огонь со своим воинством и людьми, последующими ему, которые будут мучиться вечно, — сие предвозвестил Христос… Поелику Бог от начала сотворил и Ангелов и людей со свободным произволением, то по справедливому суду они за свои преступления будут терпеть наказание во всегдашнем огне».

На Пятом Вселенском Соборе Св. Церковь торжественно осудила лжеучение Оригена, будто «мучение бесов и нечестивых не вечно и после некоторого времени будет иметь конец, а затем последует восстановление демонов и нечестивых людей в первобытное состояние».

8) Падший диавол позавидовал блаженству первых человеков, Адама и Евы, и весьма скоро успел искусить их во грех — нарушить заповедь Божию. Премудрый Соломон говорит: завистью диаволею смерть вниде в мир (Прем. 2, 24). Св. Григорий Богослов говорит: «Богоотступные и завистливые силы, стараясь иметь многих сообщников своего падения, всегда скоры на услуги, и наградой за содействие в соблазне служат им жертвы и возлияния».

И еще: «По зависти диавола и по обольщению жены, которому она сама подверглась, как слабейшая, и которое произвела, как искусная в убеждении, человек забыл данную ему заповедь и побежден горьким вкушением».

Нет точных оснований, по которым бы можно было определить время невинного состояния первых человеков, но, по общему мнению свв. отцов, благоденствие их было непродолжительно: полагают падение их в шестой, седьмой, тридцатый, сороковой дни и в тридцатый год мира.

Из этих мнений более достойным вероятия почитают некоторые то, что прародители сорок дней пребывали невинными в раю, потому что Искупитель наш, Иисус Христос, дело искупления нашего начал сорокодневным постом.

Но при размышлении об этом мнении рождаются следующие вопросы: почему в течение сорока дней прародители не только не вкусили плодов с древа жизни, но и не видно в Св. Писании, вкушали ли они хотя что-либо в раю до грехопадения, и как не могла Ева узнать об искусителе, когда об Ангелах, несомненно, имела познание? Вероятнее, что падение прародителей последовало в шестой или седьмой дни мира. Св. Ефрем Сирин рассуждает: «Змию не было воспрещено идти с такой поспешностью к Еве, потому что поспешность змия не служила в его пользу. Ибо пришел он в то время, когда Ева была только сотворена, не знала еще, что такое голод, и красота дерева не возбуждала еще в ней борьбы пожеланий… Если бы змий не вовлек их (Адама и Еву) в преступление, то вкусили бы они плодов древа жизни и древо познания добра и зла тогда не было бы уже им воспрещено; от одного из сих древ приобрели бы они непогрешительное ведение, а от другого прияли бы вечную жизнь и в человечестве стали бы богоподобными… Сатана, в сей (т. е. шестой) день соделавшийся уже втайне сатаной, был обвинен и осужден в тот же день тайно, потому что Бог суда своего над ним не восхотел открыть прародителям, чтобы не могли они предузнать его искушения. Посему-то сказала жена: змий прельсти мя, а не сатана».

Как диавол пал от богопротивного желания восхитить себе славу Божию, так и Адаму послужило падением желание быть богом. Посему триединый Бог после падения его сказал: се Адам бысть яко един от Нас (Быт. 3, 22). Слова эти, очевидно, направлены против слов диавола-искусителя, сказанных Еве: будете, яко бози (Быт. 3, 5). Св. Иоанн Златоуст говорит: «Первый человек впал в грех от гордости, возжелав быть равным Богу».

Так «дух злобы, — скажем словами св. Григория Двоеслова, — потеряв небо, позавидовал человеку, созданному для неба, и, погибнув сам, усугубил свое осуждение погублением человека!»

9) Многим кажется непонятным, для чего Бог, после искушения прародителей, еще дает духам нечистым свободу искушать людей. Но, по свидетельству святых отцов, искушения духов падших умудряют и совершенствуют подвижников благочестия, и за борьбу с искушениями Бог уготовляет им победные венцы. Св. Иоанн Златоуст говорит: «Для того Бог и оставил его (диавола) неистовствовать против тебя, чтобы ты из сего опыта познал свои силы. И как отличный наставник в борьбе, взяв какого-нибудь негодного, изнеженного и всеми презренного борца, намазывает его тело и наставляет его и, доведя до настоящего совершенства, не позволяет уже ему быть в покое, но велит идти на борьбу, чтобы опытом показать, какую сообщил он ему силу, так и Христос поступал. Он мог истребить врага, но, чтобы ты познал преизбыток благодати и величие духовной силы, какую получил ты от крещения, Он оставил его бороться с тобой, доставляя тебе больше случаев к получению венцов».

Св. Кирилл Иерусалимский говорит: «(Бог) обладает и диаволом, но оставляет его по долготерпению, а не по безсилию, как побеждаемый. Ибо диавол, начало создания Господня, сотворен поруган быти не Богом (это недостойно Его), но Ангелы, Им сотворенными. Попустил же Бог жить диаволу для двух целей: чтобы и он, побеждаемый, более посрамился, и люди были увенчаны. Всемудрое, подлинно, Божие промышление! Лукавое произволение обращает Он в повод к спасению верных».

Св. Ефрем Сирин говорит: «Свобода, какая возможна человеку, состоит только в решимости или нерешимости противостать диаволу; при возможности же противиться человек не имеет совершенной власти над страстями. Невозможно наступать на аспида и василиска и попирать льва и змия, если человек, предварительно очистив себя, по мере сил своих, не будет укреплен сказавшим (И. Хр.) апостолам: се даю вам власть наступати на змию и скорпию и на всю силу вражию (Лк. 10, 19)».

Прп. Макарий Египетский говорит: «По Божию смотрению лукавый не тотчас послан в наследованную им геенну, но оставлен для искушения и испытания человека, чтобы ему, и нехотя, святых через терпение соделывать более праведными и быть для них виновником большей славы, а себе упорством своим во зле и своими умышлениями на святых приуготовить праведнейшее наказание; да будет, как говорит божественный апостол, по премногу грешен грех (Рим. 7, 13)».

Блж. Феодорит Кирский говорит: «Бог, хотя и оградил род человеческий покровительством Ангелов, дабы враг своим невидимым нападением не погубил насильственно тех, коих преследует он своей ненавистью, но при всем том Он не уничтожил самой войны, дабы посредством борьбы показать храбрых подвижников и явить примеры добродетели».

Итак, будем чаще взывать к Отцу Небесному: Отче наш! Не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого (Лк. 11, 2, 4).

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий