Дневник пани Ганки (Дневник любви)

Понедельник, вечер

Он ел меня глазами, как волк ягненка. Да я и действительно имела великолепный вид в своем новом платье. Эти вечерние туалеты без плечиков, как утверждает Доминик, всегда оказывают на мужчин впечатление «легкодоступности». Конечно, я нарядилась так не ради пана Ван-Гоббена. Но обед у Казей начинался в восемь, и после визита к Ван-Гоббену меня не было бы времени переодеться, поэтому и решила поехать к нему в этом платье.
У меня есть свой надежный способ обращения с мужчинами и с помощью этого дневника хочу раскрыть секрет для моих читательниц. Заключается он в том, что я позволяю себе быть тем более кокетливой и даже агрессивной, чем скромнее я одета. В закрытом под шею костюме и спортивных сапожках я становлюсь фривольной и доступной. Зато чем глубже у меня декольте, тем скромнее, наивнее и невиннее я себя веду. А в купальном костюме мое поведение уж точно как у пансионерки из Sacre-Coeur (Монастырь Святого сердца (франц.)).
Уверяю, что эта система дает поразительные результаты. Она одинаково сильно влияет на воображение разных мужчин и, следовательно, обеспечивает неизменный успех.
Далее автор дневника подробно развивает свою теорию. Но хоть как интересна во всех отношениях может быть эта философия успеха для читательниц, я решил вычеркнуть остальные ее соображения. Ведь этот дневник попадет в руки не только женщин, но и мужчин. А я считал бы большой потерей для последних, если бы, узнав о закулисной механике женских чар, они испытали бы разочарование и прониклись недоверием к естественности мотивов, которые руководят поступками женщин. Что касается читательниц, то, надеюсь, этих нескольких вышеприведенных слов п. Реновицкой будет для них вполне достаточно, чтобы развить ее теорию на практике с соответствующими результатами. (Примечание Т. Д.-М.)
План мы составили такой: завтра пан Ван-Гоббен поселится в «Бристоле», в соседнем с мисс Норман номере. Это даст ему возможность принять некоторые меры. А именно: познакомиться с ней, обыскать ее вещи, а может, даже и узнать, кто у нее бывает и о чем они разговаривают.
Он уже успел увидеть ее, но так, что она его не заметила. Такая осторожность была необходима: пусть мисс Норман думает, что он приедет только завтра утром. Он зарегистрируется как агент одной крупной голландской фирмы, прибывший в Польшу по служебным делам. Конечно, мы, то есть я и пан Ван-Гоббен, будем делать вид, что незнакомы друг с другом. Наибольшее его желание — получить номер непосредственно над помещением мисс Норман. Но он не уверен, что это ему удастся.
На прощание он впервые поцеловал мне руку. Сделал это так уважительно, как будто я королева. Прикосновение его губ удивительно возбуждающее. И откуда столько галантности у такого мальчишки!
На обеде было довольно весело. Даже Яцек хорошо развлекался, что в последнее время выдается ему очень редко. Казева кокетничала с ним вовсю. А мне только смеяться над этим хотелось. Бедная дуреха! Представила себе, что может иметь у него какие-то шансы со своими искусственными зубами и тридцатью годами. У него, кто имеет такую жену, даже две такие жены!
Познакомилась, наконец, с этим силезским промышленником, который давно уже добивался, чтобы его мне представили. В общем, милый человек. Типичный американский self-made man в лондонском стиле (Человек, который всего достиг сам (англ.)). Это совсем не то, что европейские новоиспеченные богачи, которых нет сил терпеть. Пан Юргус не претендует на хорошие манеры. Он имеет свои собственные. Корявые и примитивные, но именно этим и приемлемые.
Он не умеет говорить комплименты. Зато не нагоняет скуки рассказами о своих делах. Карьеру свою он начал мальчиком на судне, плававшем по Висле. Затем работал на алмазных рудниках в Южной Африке. Его заподозрили в краже, но он кого-то застрелил и бежал не то в Бразилию, не то в Чили, где стал совладельцем медного рудника. А несколько лет назад приехал в Польшу и орудует какими-то большими делами в Силезии. На правой щеке у него глубокий шрам — след от пули. На вид ему лет сорок — сорок пять. Все время за обедом и после он уделял внимание только мне. Даже когда разговаривал с кем-то другим, все равно неотрывно смотрел на меня издали. Я еще никогда не была знакома с мужчиной такого типа. Представляю себе, сколько неожиданностей может скрываться в его простой с виду натуре.
Выбрав удобный момент, он сказал мне вполне обычным тоном:
— Я хотел бы видеть вас чаще. Мои дела связывают меня с Силезией, но я могу перенести свою главную контору в Варшаву. Что вы на это скажете?
Я засмеялась.
— Но я совсем не разбираюсь в делах.
— Вы хорошо знаете, что я говорю не о делах, — буркнул он, не глядя на меня.
В это время к нам подошел Яцек, и нам пришлось прервать разговор. Только когда мы уже уходили от Казей, пан Юргус вполголоса спросил меня:
— Не могли бы вы завтра уделить мне десять минут времени?
— Ну конечно, с удовольствием, — ответила я. — Приходите завтра в пять.
— У нас будет возможность поговорить свободно?
— Да, конечно.
Странный он человек. Гальшка лопнет от ревности, узнав, что я познакомилась с ним без ее участия. Надо будет завтра же ей похвастаться. Правду говоря, мне ее немного не хватает. Хотя Гальшка глупая, лживая и завистливая, но, в конце концов, это моя лучшая подруга.
Заканчиваю. Очень хочется спать. Пан Ван-Гоббен обещал позвонить утром.
Назад: Понедельник
Дальше: Вторник
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Davidneags
    Hello guys. And Bye. neversurrenderboys ;)