Орудие богов

Книга: Орудие богов
Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11

Глава 10

Я в священном аромате расцветаю,
И блаженство воцаряется вокруг:
Все я больше или меньше в жизни знаю,
Я самой судьбы поверенный и друг.

Если лгу, то ради правды я стараюсь,
Чтоб была ясней и крепче правды суть;
Если с вдовами сурово обращаюсь,
Я хочу их к жизни праведной вернуть.

Справедливо я решаю все задачи,
И стараюсь мир избавить от грехов.
Потому лишь я встречаю неудачи,
Что на свете слишком много дураков!

«Осмотрительность – лучшая часть секретности».
Кое-что из того, что последует дальше, рассказал принцессе Сита Рам, кое-что – Том Трайп, немного – Дик Блейн, который узнал это от самого Сэмсона. Об остальном она составила представление из признаний жирного жреца Джинендры и из сплетен танцовщиц.
Сэр Роланд Сэмсон, кавалер ордена «Звезда Индии» 2-й степени, был истинным гением ускоренной чиновнической работы, рутинные дела стекали с него в руки его подчиненных, как вода с крыши в сточную канаву, оставляя ему свободу в полное свое удовольствие наслаждаться солнцем. Не бывает такой работы, которую нельзя сбагрить подчиненным.
В ночь бегства Ясмини Сэмсон исходил потом в своей комнате, сотни разнообразных мотыльков раздражали его шумными столкновениями с масляной лампой. Но хуже всего на него действовало движение подвешенного опахала, которое сдувало его бумаги со стола. Он мог изучать их только, когда все они были перед ним, а без опахала казалось, что его хватит удар. До полуночи нужно было принять решение.
Предполагалось, что Сита Рам сидит под опахалом в соседнем помещении и запертая дверь отделяет его от комнаты его хозяина. Он засиделся допоздна по особой просьбе и особой милости переписать несколько важных, но не секретных документов, чтобы вовремя передать их курьеру на следующий день. И здесь было не меньше насекомых, которые могли раздражать, и опахало так же разбрасывало его бумаги, но, несмотря на жирность и на проливаемый им пот, он улыбался улыбкой охотника. То и дело он прекращал переписывать, бесшумно прокрадывался к двери между помещениями, живо отодвигал в сторону отставший кусочек филенки и приникал к образовавшемуся отверстию то одним глазом, то другим.
Сэмсон нуждался в ком-то, с кем он мог бы посоветоваться. Были, разумеется, другие англичане, но все они обладали такой же амбициями, как и он сам. Он чувствовал, что его планы на продвижение по службе в опасности. До государственного департамента дошло (по каналам, которые мог открыть для него Сита Рам) известие, что Гангадхара переговаривается с племенами на северо-западной границе.
Племена эти находились слишком далеко, чтобы войти в непосредственный контакт с Сиалпуром, хотя, наверное, они были слишком дикими и наивными, чтобы принять во внимание этот факт. Гангадхара обещал им вооруженную поддержку британцев, – которую на самом деле мог бы оказать и сам. Он определенно намеревался, как только начнется восстание, предложить свои небольшие силы британцам, восстанавливая таким образом утраченное доверие.
Это не было новостью в анналах государственных дел Индии, и не стоило этого опасаться, но что желал знать государственный департамент, так это – почему он, сэр Роланд Сэмсон, кавалер ордена «Звезда Индии», не следит пристально за Гангадхарой, что он предлагает в качестве наименее беспокойного и наиболее безболезненного решения и не будет ли он так добр, чтобы ответить обратной почтой.
Все это достаточно скверно. Но он справится. Не так уж трудно составить донесение, которое обелит его и даст ему время.
Но именно сегодня ни кто иной, как верховный брамин Джинендры, передал с Ситой Рамом, что просит принять его.
– Насчет сокровищницы Сиалпура, – добавил Сита Рам с затаенным восторгом.
– Зачем бы ему приходить поздним вечером? – удивился Сэмсон.
– Потому что дело секретное, – объяснил помощник, положив руку себе на живот, как будто съел что-то острое.
Так что Сэмсон недоумевал, просматривая секретные отчеты и готовясь к встрече с брамином. Его донесение нужно было подготовить к утру, но он не смел его начать, не зная, что на уме у брамина. От этого может зависеть то, что напишет Сэмсон начальству. Его репутация определенно на волоске, и в воздухе точно повис опасный заговор, иначе брамин никогда не нанес бы ему визит.
Сита Рам то и дело подглядывал за ним в дырочку, как повар глядит в отверстие печи, чтобы убедиться, в какой степени готовности блюдо.
В маленький офис Сита Рамы вело две двери и две – к Сэмсону; всего дверей было четыре; одна из них, между офисами, общая, была теперь заперта на замок. При первом звуке долгожданных тяжелых шагов на крыльце Сита Рам поспешил оказать честь гостю и провести его к Сэмсону. Он усадил посетителя в кресло, предварительно постелив на сиденье чистую салфетку, ибо каста брамина не позволяла тому опуститься на кожу, оскверненную европейскими брюками.
Затем, пока имели место обычные приветствия и привычные вопросы о здоровье и других материях, на которые обоим было плевать, Сита Рам демонстративно завесил шторой дверь, соединявшую комнаты, и удалился в другую дверь, через коридор.
Гордостью Сэмсона и важной ступенькой в его карьере являлось то, что он знал больше индийских языков, чем любой другой служащий его ранга, – и знал их хорошо.
– Ну? – резко оборвал он приятные вежливые фразы, как только закрылась дверь за Ситой Рамом.
– Я пришел побеседовать о политике.
– Слушаю.
Сэмсон откинулся назад посмотреть, что это в оригинале. Имея преимущество, он предполагал удержать его.
Но верховный жрец Джинендры тоже не был новичком в карточной игре «Облапошь соседа».
– Местонахождение сиалпурской сокровищницы стало известно!
– Вот черт! – вырвалось у Сэмсона на чистейшем английском. – Кто его знает?
Брамин улыбнулся.
Сэмсон ощутил покалывание в позвоночнике и ускорение сердцебиения в предвкушении неприятностей, но скрыл это на удивление хорошо. Наступила очередь реплики брамина. Сэмсон ждал.
– Половина принадлежит браминам Джинендры, – проговорил наконец жрец.
– С каких пор?
– С самого начала.
– Почему?
– Много лет назад мы были хранителями клада, до того как пришли англичане. Наступило время, когда раджа обманул нас и совершил убийство; а с тех пор, как правят англичане, брамины значат все меньше и меньше. Восстановить наши права не было возможности. Но их никогда и не отрицали.
– Поточнее – что вы имеете в виду?
– Теперь англичане истинные правители Сиалпура.
Значительное признание в устах брамина. Сэмсон кивнул.
– Они будут претендовать на сокровища, но они не могут ничего требовать, не зная, где оно. Брамины Джинендры претендуют на половину.
– Вы хотите сказать, что желаете, чтобы мое правительство взяло половину сокровищ, а брамины завладели второй половиной?
Брамин повел головой и пошлепал губами, что могло означать все, что угодно.
– Если вам известно, где сокровищница, выкопайте ее, – предложил Сэмсон, – и получите ответ.
В пылу возбуждения Ясмини назвала Сэмсона идиотом, но он был далеко не идиот, что и она прекрасно знала. Он в этот момент решил, что, если бы жрец Джинендры на самом деле знал место клада, он никогда не пришел бы торговаться за половину сокровищ, а взял бы все и никому не сказал бы.
С другой стороны, могло случиться и так, что на него натолкнулись бы ищейки Гангадхары. На этот случай существовало секретное письмо начальству, поспешно спрятанное в ящик стола, как только вошел брамин. Это письмо будет хорошим оправданием для нажима на Гангадхару.
– Это не я знаю, где клад, – забеспокоился жрец. – Я только знаю того, кто знает.
– Уж не Гангадхара ли знает?
Брамин опять улыбнулся. Эмиссар, в конце концов, не такой уж опасный противник. Глаза Сэмсона выдали его разочарование.
– За половину сокровищницы я скажу вам, кто знает. И вы сможете завладеть этим человеком. Тогда…
– Это незаконно. По какому праву я мог бы арестовать человека только потому, что кто-то другой бездоказательно утверждает, будто ему известно, где сокровищница?
– Ну, возможно, не арестовать. Но вы могли бы защитить. Гангадхара что-то подозревает. Он может прибегнуть к яду… к пыткам… Может этого человека упрятать… к…
Он осекся, потому что глаза Сэмсона опять выдали его волнение. Он понял! В эту минуту он знал столько же, сколько брамин!
– Чепуха! – фыркнул он. – Гангадхара ответил бы мне за беззаконие.
Брамин чуть напрягся, но продолжал:
– Есть опасность. Если магараджа завладеет всеми деньгами, в Раджпутане не будет мира. Я бы не стал уступать то, что принадлежит браминам, но, если вы не согласитесь, я приму чуть меньше половины.
Сэмсону нужно было подумать, и он поспешил закончить беседу, даже не пытаясь выглядеть вежливым.
– Если вы мне принесете определенные сведения, – произнес он с расстановкой, – и на их основании мое правительство завладеет сиалпурской сокровищницей, я письменно пообещаю вам пять процентов ее для фондов браминов Джинендры.
Верховный брамин Джинендры высвободил свою тушу из кожаного кресла и начал формальное прощание. Сэмсон указал ему на дверь и закрыл ее, предоставив Сите Раму оказать гостю честь и одеть его в коридоре.
– Целую ноги! – сказал помощник. – Благослови меня, отец! Целую ноги!
Брамин благословил его.
– Я могу что-нибудь сделать, о святейший?
Идя, а точнее перекатываясь к ожидающей его коляске, запряженной волами, брамин на миг задержался, поглядел на Ситу Рама глазами питона, созерцающего пищу, и ответил:
– Передай этой женщине от меня: если у нее есть план действий, она должна быстро приступить к его выполнению. Скажи ей, что Сэмсон сагиб сам гоняется за сокровищем, что он пригласил меня помочь и разделить его со мной. Пусть скорее даст мне знать.
– Что за сокровище? – невинно спросил Сита Рам.
– Неважно, – ответил брамин. – Скажи ей, что я велел. Те, кто повинуются и не задают глупых вопросов, после получают награду.
В офисе Сэмсон сидел в приподнятом настроении, вытирая лоб и прикрывая бумагу промокашкой, чтобы пот с его запястий не растворял чернила. Вечер был трудный, но он видел свой путь – блестящую карьеру, которая приведет его к вершинам вечного официального признания. Теперь жара так не раздражала. Слуга у опахала заснул, но Сэмсон не озаботился тем, чтобы его разбудить.
А возле тайного отверстия бабу Сита Рам наблюдал, как он пишет – писем десять, он рвал каждое из них по очереди, пока, наконец, не остался доволен последним. Запечатал это письмо и написал в верхнем левом углу две маленькие буквы.
– Сита Рам! – закричал Сэмсон после того.
Бабу подождал, пока он позовет трижды, в доказательство того, как плохо слышно через плотно закрытую дверь.
– Вы звали, сэр?
– Хватит переписывать, Сита Рам. Хочу попросить о небольшом одолжении.
– Все, что угодно, сагиб! Рад услужить вашей чести!
– Ты знаешь Тома Трайпа – инструктора гвардии магараджи?
– Да, сагиб.
– Можешь его найти?
– Сегодня ночью, сагиб?
– Да, сегодня ночью.
– Сагиб, ночью он обычно пьян в доску! Но я могу его найти.
– Пожалуйста, сделай это. И отдай ему это письмо. Скажи, что оно от меня. Он знает, что с ним сделать. О, и еще, Сита Рам…
– Да, сагиб?
– Ты получишь от меня дополнительную плату за сегодняшнюю сверхурочную работу.
– Благодарю, сагиб. Вы так добры и великодушны!
– И еще… Сита Рам…
– Да, сагиб?
– Не болтай ничего. Под этим я подразумеваю – ничего. Придерживай язык!
– Конечно, сагиб. Горжусь вашим доверием.
– Что ты делаешь с корзиной для бумаг?
– Собираюсь вынести, сагиб.
– Уборщица вынесет утром.
– Я всегда осмотрителен, сагиб. Осмотрительность – лучшая часть секретности! Всегда лучше сжечь выброшенные бумаги до того, как настанет утро.
– Ты совершенно прав. Спасибо, Сита Рам. Да, сожги бумаги!
И Сита Рам, сложив вместе обрывки, получил представление о том, что написано в письме, которое он нес. Костер на дороге был прекрасен и порадовал его эстетическое чувство, но тайные сведения его будоражили. Он переправился через реку и очень поздно ночью отыскал Тома Трайпа, трезвого, как стеклышко, который разъезжал верхом возле дома Блейна. Сита Рам вручил письмо и получил рупию за то, что собака Тома перепугала его до смерти. При виде письма Том выругался, но это уже была проблема Тома, а что в том письме – он и не догадывался.
На рассвете Сита Рам, заспанный, как сова, подошел к своему дому. Он протянул руку к двери, но чья-то чужая рука дотронулась до него сзади.
– Ты меня знаешь? – спросил голос незнакомца.
– Макхум Дасс! Я тебе ничего не должен!
– Лжец! У тебя мой документ на право владения домом! Отдай его, не то позову констебля!
– У меня? Твой документ? Ничего не знаю. Какой еще документ?
Макхум Дасс отказал себе в удовольствии поугрожать дальше:
– Смотри. Вот письмо. Прочти – и отдай мне мой документ!
– A-а. Тогда дело другое, – протянул Сита Рам, пряча в карман письмо Ясмини. – Подожди, я его принесу.
Через две минуты он вернулся с пергаментом, уложенным в жестяную трубочку.
– Разве я не получу компенсацию? – спросил Сита Рам. – Разве я не нашел эту бумагу и не сохранил ее? Где же награда?
– Компенсацию! – зарычал Макхум Дасс. – Ты не в тюрьме – вот тебе компенсация! В следующий раз, когда найдешь мою собственность, принеси ее мне, не то констеблю будет работенка!
– Пес! – огрызнулся бабу ему вслед. – Пес-ростовщик! Погоди – еще увидишь!
Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. CasinoPinUp
    Онлайн казино Пин Ап не обещает миллионы каждому, но оно несет ответственность перед каждым игроком и стабильно выплачивает выигрыши победителям, главное играть на официальном сайте!