Понюшка

Книга: Понюшка
Назад: Глава 22
Дальше: Глава 24

Глава 23

Ваймс очнулся в кромешной тьме щекой на песке. Некоторые части тела доложили о своей работоспособности, а другие со стоном заявили, что у них записка от мамы. Через некоторое время последовали настойчивые подсказки: голоса людей, и по какой-то причине торжественные фанфары, которые показались ревом слона.
В этот момент кто-то засунул пальцы ему в ноздри и сильно потянул со словами:
— Опля-сопля! Вставай, иначе мистер поли-сисей-ски превращаться в большой пирог! Опля! Спасать гоблин! Быть герой! Ура! Все бить ладоши!
Голос был смутно знаком, но это не мог быть Вонючка, так как Сэм своими глазами видел, что у гоблина сломаны все кости. Однако Ваймс все равно собрался и попытался подняться, что было почти невозможно сделать из-за пахнущего рыбой мусора, покрывавшего его с ног до головы словно панцирь. Ему не удалось поднять руку и отмахнуться от того, кто тянул его за нос, зато сумел приподняться достаточно, чтобы понять сколько именно было на нем мусора.
Ему показалось, что он слышит топот, словно идут слоны и, находясь в полуобморочном галлюциногенном состоянии, вдруг подумал: «Как слон оказался на морском берегу, и как вышеупомянутому слону удастся справиться со следующей волной?» Эта мысль выкристаллизовалась едва его перестали тянуть за нос и чей-то надтреснутый голос произнес:
— Проснись и пой, мистер Ваймс! Потому что идти Дамбо!
Чемпионским усилием Ваймс сумел отжаться и отпрыгнуть, сбросив с себя моллюсков и мусор, и как раз вовремя, потому что на то место, на котором только что находилась его голова, опустилась нога размером со сваю.
— Ура! Нет пирог из мистер Ваймс!
Ваймс перевел взгляд вниз и увидел прямо в полу-дюйме перед собой среднестатистический ноготь слона, который выглядел очень смущенным из-за фигуры Вонючки, приплясывающей на кончике его хобота. Ваймса заметили и другие люди, и уже спешили к нему. Ужасным облегчением было заметить шлемы квирмской городской стражи, которые ему всегда казались излишне расфуфыренными и милитаристскими для обычных полицейских нужд, но сейчас они показались ему сияющими светочами чистоты.
Офицер в шлеме капитана обратился к нему:
— Командор? С вами есть все в порядке? Мы решиль, вас смыло!
Ваймс постарался стряхнуть грязь с песком со своей оборванной одежды и сумел выдавить:
— Ну, парни в Анк-Морпорке подарили мне в дорогу ведерко с совочком, так что я решил, почему бы не воспользоваться. Но хватит обо мне, как там Фанни? И ее пассажиры?
— Все есть хорошо, сэр, насколько мы знать. Не считать, разумеется, пары синяк и ушиб. Удивительно, сэр! Несколько служитель квирмский зоопарк все видеть свои глаза! Они водить слон на берег помыться и немного резвиться, пока нет зевак и прохожий. Так вот, один из ним, сэр, отметил Фанни на верх волны, высоко над доки, и как она, мон дью, мягко опускаться на берег. Я ходиль глядеть, и мог сказать, она приходится быть месяц или два в док, да и колеса разбить в щепка, но об этом происшестии на река будут говорить история долгий-долгий лет!
К этому времени осторожный служитель зоопарка отвел своих подопечных от Ваймса, позволив ему увидеть покрытый влажным мусором пляж. К его приятному удивлению он заметил изрядное число выживших кур, которые увлеченно копали червей. Одна из них, совершенно не замечая Ваймса, секунду порылась в водорослях, потом присела, выпучив глаза, дважды кудахтнула, и с явным облегчением поднялась. Сэм заметил, что на песке под ней осталось яйцо. Точнее Сэм решил для себя: это - яйцо! Оно было кубическим. Он поднял его с земли, оглядел копошащихся кур, и, находясь все в том же полуобморочном состоянии, произнес:
— Мда! Это для меня точно слишком сложно!
Неподалеку, по шею в воде, стояли быки, и от воды вокруг них шел пар, а может быть это всего лишь было разыгравшееся воображение Ваймса.
Набежало, распугав кур, еще больше людей. Среди них оказались Десятигалонный Тед и миссис Глупотык с дочкой. Они выглядели мокрыми, кутались в одеяла, но, что самое главное, не выглядели трупами. Ваймс, который надолго затаил дыхание, наконец выдохнул. И вздохнул еще раз, когда Десятигалонный Тед хлопнул его по спине, а миссис Глупотык расцеловала его в щеки.
— Как там Гастрит? И где Фини?
Миссис Глупотык улыбнулась:
— С ними все в порядке, командор. Их немного помяло, и они отсыпаются. Судя по словам доктора, все быстро заживет. Уверена, это именно благодаря вам!
Она отошла и квирмский офицер передал Ваймсу кружку с кофе. В нем оказался песок, но ничего вкуснее он не пил:
— Можно сказать, сэр, все отлично уладилось. Мы даже убедились, что эти треклятые гоблины погрузились на поджидавший их корабль!
Еще никто никогда в мире не прыскал кофе так далеко и с такой силой.
Ваймс уставился в море, где вдали виднелся удаляющийся на всех парусах корабль.
— Быстро тащите мне исполняющего обязанности капитана Пикшу!
Исполняющий обязанности капитана Пикша прибыл спустя всего шесть минут, и Ваймс не мог не заметить, что на его лице виднелись остатки завтрака.
— Скажите, у нас по-прежнему добросердечные отношения с команданте Фурнье? — поинтересовался у него Ваймс.
Пикша широко улыбнулся:
— Командор! Когда он здесь появится, вам придется постараться, чтобы увернуться от его горячих поцелуев. Миссис Глупотык его родная дочь.
— Рад был помочь, — заметил Ваймс, отрешенно оглядываясь, — так вот. Передайте этим джентльменам, что мне нужна быстроходная посудина. Причем настолько быстроходная, чтобы перехватить тот корабль с отрядом на борту. И я хочу, чтобы они появились тут немедленно, а пока я жду, мне бы хотелось получить чистую рубашку и сандвич с беконом… и безо всяких авеков.
— У них тут есть очень быстроходный катер, командор! Они гоняют на нем контрабандистов!
— Хорошо! И дайте мне саблю. Всегда мечтал иметь саблю. — Ваймс мгновение подумал и добавил: — А так же еще два сандвича с беконом. И кофе. И еще сандвичи. Ах да, Пикша, если вам удастся раздобыть где-нибудь знаменитый коричневый соус Меркель и Стингбата, то, клянусь, как только все закончится, я тут же сделаю вас сержантом, потому что тот, кто способен разыскать в Квирме - на родине пяти треклятых сотен сортов майонеза - настоящий акнморпорский соус не будучи оплеванным, заслуживает чина сержанта в любой армии!
С этими словами, словно они отобрали у него все поддерживавшие его до сих пор силы, Сэм тихонько рухнул на спину, мечтая о сандвиче с беконом и коричневым соусом.
Даже сам констебль Пикша, или в данный момент «исполняющий обязанности капитана» Пикша, согласился бы, что он не был самым острым ножом в ящике стола, но удивительно, чего только нельзя сделать тупыми инструментами! Едва он сорвался с места, чтобы бежать по столь престижному делу, как был остановлен одним из квирмских офицеров:
— Салака! Ви слихаль, про жандарм зовют Малюсенький Дурка Арто?
— Двинутый Крошка Артур? Конечно, он один из наших!
— Тогда вам следовать идти бистро, мон дрюг, потому что он в жандармерии. Он очень сильно, так? Несколько офицер смеяться за ним, но быстро учить так не делать - очень хорошо учить. Он говорить, послать искать командор Ваймс.
Сэм очнулся от снившегося кошмара и обнаружил, что лежит на мешках на сходнях в доке. Исполняющий обязанности капитана констебль Пикша осторожно помог ему подняться и довел до кривоногого грубо сколоченного стола, за которым над щкворчащим беконом колдовал повар, готовивший сандвичи, точнее целую кучу сандвичей.
— Он немного повозмущался, — объяснил констебль Пикша, — когда я настоял, чтобы не было никакого майонеза, но сейчас, командор, все в порядке. Я нашел не открытую бутылку отличного соуса Меркеля и Стингбата, сэр! Единственную в городе. Правда, боюсь, вам придется есть на ходу. Шеф упакует сандвичи в корзинку с углями, чтобы они остались теплыми. Время не ждет, сэр. Катер отплывает из дока через десять минут.
Под носом Ваймса оказался блокнот.
— Это что?
— Ваша подпись на моем повышении в чин сержанта, командор! — осторожно напомнил Пикша. — Возможно вы не помните, но вы пообещали.
— Вот отличный служака! — ответил Ваймс. — Все на свете записывает.
Пикша просиял от гордости:
— А еще, командор, я распорядился, чтобы на борт доставили большой выбор сабель!
Ваймс расправил плечи в новой рубашке, и ответил:
— Я хочу, чтобы ты, Килька, тоже отправился со мной. Ты тут все знаешь лучше меня. Кстати, как там мой арестованный?
Пикша удивился:
— Какой еще арестованный, командор?
Кровь Ваймса застыла в жилах.
— Вы не нашли на Фанни связанного человека?
Пикша встревожился не на шутку:
— Нет, сэр! Когда мы туда попали, там не было ни души. Там царил полнейший беспорядок. Извините, сэр, мы не знали!
— Вы и не могли. Извини, что накричал, но если квирмская полиция считает, что солнце встает из моей задницы, тогда передай им, чтобы искали юного индивида известного под именем Стрэтфорд. Он по меньшей мере двойной убийца… он почти наверняка вооружен и очень опасен. Скажи им, что они всем окажут огромную услугу, если они приставят охрану к лодке, ко всем ходячим пострадавшим и в лазарете, а так же, пусть немедленно пошлют семафорное сообщение в Псевдополис Ярд. Передайте: «Командор Ваймс приказывает спешно отправить двух стражников на лошади-големе в Овнец-холл для охраны леди Сибиллы и Сэма-младшего». Я не хочу, чтобы они прохлаждались. У меня для них плохие новости - этот Стрэтфорд крепкий орешек, так что пусть поспешат!
— Эксюзе муа, командор, — обратился к нему один из квирмских офицеров. — Ми здесь хорошо говорить на морпорски. Все говорить на морпорски. Если ви слышать нас говорить на квирмски, это есть потому, что ми хотеть говорить про вам за ваша спина. Ми уважать вам, командор! Ми слать ваша телеграмм и искать везде убийца и обещать большой забота про ваша больной. Теперь просить вас спешить в док. Королева Квирм очень стар, один шаг от идти на дрова. Наша катер поймать их в пара часа. Ми идти?
— Давайте, сэр, — подхватил Пикша. — Кстати, и Крошку Артура прихватим по дороге.
— Артура!?
— Да, командор. Выходит так, что его командировали за границу по гоблинскому делу, он как раз вернулся из Анк-Морпорка и прямиком к вам. У него есть для вас кое-какие важные известия.
— Так где же он?
— Сейчас его уже должны были выпустить из камеры, сэр. Всего лишь смешное недоразумение, ноль ущерба. Уверен, немного зеленки - и все быстро забудется, синяки пройдут.
Ваймс был достаточно умен, чтобы не интересоваться подробностями.
Морская болезнь ничуть не помогала, правда она дала о себе знать только после того, как Двинутый Крошка Артур выпалил свой короткий рапорт:
— Так что именно ты обнаружил в тех хижинах?
— Еще гоблинцев, сэр, всяческих форм и размеров, великучих ажно махоньких. Большинство из них дохлые, остатние плохи совсем. Я спомог чем смог. Сказать по правде, махонькие дьяволята всего боятся. Я добыл им водицы, да жратвы. И это, того… постарался, чтоб стражи их не донимали. — Он скорчил рожу и добавил: — Эти гоблинцы, совсем пришибленные хлопцы. Я их высвободил, но они просто разбрелись, ни черта не соображая, что им делать. Кривенс! На их месте, я бы уже смылся как ужалетый, надовав тем редискам по самое… пока они валяются без сознанки. А что до человеков, я смекнул, что дельце спешное и завсегда сможу махнуть обратно и сбрызнуть их водицей, но лучшее споведать про них страже, и я скорехонько слетнул в Анк-Морпорк, а они мне - вас распустили в отпуск, леди Сибилла, что вы отправимшись на ту брюквенну речку, и вот я тута, слетнул в Квирм и сповидал тут офигенный беспорток. В евонном проявлении, командор, я не при делах.
Крошка Артур колебался. Он не знал мнения Ваймса о себе, учитывая то, что люди в большинстве считали фиглов неприятными созданиями. Когда Ваймс ничего не ответил, Артур спросил:
— Командор? Надеюся, я все сделал так, как вы хотели бы?
Ваймс посмотрел на Двинутого Крошку Артура так, словно видел его впервые.
— Нет, констебль! К счастью, вы сделали не так как бы хотел я. Потому что в противном случае, вам бы пришлось оправдываться за превышение полномочий и необходимой силы при исполнении служебных обязанностей. Вместо этого вы получите медаль и благодарность от командования с занесением, констебль. А теперь нам нужно отправляться в погоню за одним кораблем, который везет другую партию гоблинов в то отвратительное место. И хотя я вижу, что вы устали, думаю, вы не откажетесь от участия? Кстати, хочу лично вас поздравить, констебль! Для того, кто был выращен гномами, вы изумительно точно впитали суть фиглов. Вы ведь сумели в одиночку справиться с десятком вооруженных людей?
— А! Всего-то? — скромно сказал Артур. — То было даже нечестно. Я же ж их превозмог числом. А! Да, там в каких-то из халуп был алхимический хлам. Не ведаю, какой, но мыслю, вдруг что важное.
— Отличная новость. А теперь, почему бы не отправиться вниз и отдохнуть?
— Лады, сэр. Но как только смогу, побегу по делам на счет сержанта Колона. Он в очень тяжком нестоянии. — Он заметил выражение лица Ваймса: — Так вы не ведали? Ему всучили какую-то гоблинскую фиговину и от нее он подхватил вреднючий грибб, и теперича, со слов сержанта Малопопки, только день напролет все канючит и воплит, да бормочет яко гоблин. Она распределила его в санаторий.
— Сержант Колон?
— Ага, сэр. А еще, разумеете, что капитан Ангва сказанула, чтобы побороть грибб нам следовает сыскать гоблинскую пещеру? То мне слегка странновато, так что половина Стражи с ножищ сбилися - рышут гоблинов и не можут отсыскати ни единой вражины, ежели хочете ведать, то те вражины чичас не сильно хочут об себе оповещать кого попало. — С этими словами Двинутый Крошка Артур вновь посмотрел на Ваймса.
— Сержант Колон!
— Так об чем я вам толкую битый чичас?
Вместе с первой рациональной мыслью за несколько прошедших минут в голову Ваймса вернулась и кровь.
— Его можно перевозить? — Артур пожал плечами. «Королева Квирма» значительно приблизилась. — Тогда, если не трудно, констебль, слетайте обратно в Квирм в полицейский участок с семафорной башней, и передайте, чтобы они как можно скорее отправили Фреда каретой в Овнец-холл. Хорошо? — И добавил: — Будет лучше, если с ним отправится Веселинка. А я должен подумать. — И мысленно добавил: «Фред Колон!» Он же втайне ненавидел все нечеловеческое. Пока он отставил эту мысль, но вновь подумал: «Фред Колон! — И еще: — интересно, а какие горшки мог бы делать он?»
Рядом Двинутый Крошка Артур просвистел какую-то странную мелодию, и следовавшая за катером в смутной надежде на подачку чайка вдруг почувствовала на своей спине дополнительный вес, и чей-то голос рядом произнес:
— Привет, тварюга! Меня зовут Двинутый Крошка Артур!
Ваймсу нравилось стоять ногами на чем-то прочном, вроде подметок его собственных башмаков, и еще ему нравилось, что они вели себя словно обладали собственным разумом.
Парус «Королевы Квирма» стал уже четко различим, между тем катер покинул безопасную бухту и вышел, что называется «в открытое море». А командор Ваймс, герцог анкский, сэр Самуэль, так же известный, как хранитель доски и Ваймс, собрался пообедать своими сандвичами с беконом и не ударить при этом лицом в грязь перед остальными копами из-за морской болезни.
И не ударил, хотя и не знал, как это вышло, хотя на грани сознания он заметил крохотный образ улыбающегося гоблина. Сэм сосредоточился на сандвичах, которые так же страстно пытались выбраться из желудка обратно, как он страстно желал запихнуть их в себя.
Сэм был уверен, что Стредфорд окажется на борту треклятой лоханки. Чертовски уверен. С одной стороны он жаждет расплаты, с другой - не хочет болтаться на виселице. Ваймс задумался. А в
это он насколько уверен? Может ли он положиться на интуицию? В конце концов, это же Стретфорд. Он умен и опасен, так что лучше прикрыться со всех углов, даже если уверен, что умный человек на его месте сам бы забился в какой-нибудь угол.
Вокруг Сэма туда-сюда сновали люди по стиральной доске, сливу - или, трам-тарам, как там называют это чертовски скользкое скачущую горку, на которой он пытался устоять, разрываясь между надеждой, тошнотой, отчаяньем, неуверенностью в себе, тошнотой, дрожью погони и тошнотой на катере, который едва не разваливался от каждой новой встречной волны настигая «Королеву Квирма» и неся законность.
К Ваймсу обратился, лихо отдав честь, лейтенант:
— Командор, вы приказать преследовать корабль, она вести гоблин. Но мне не знать закон про нельзя возить куда-то гоблины.
— Такой закон обязан существовать, потому что это точно преступление. Ясно? — ответил Ваймс. Он похлопал по плечу лейтенанта и добавил: — Кстати, поздравляю! Ваш катер обогнал закон. Но ничего, лейтенант. Он нас догонит. Гоблины умеют говорить, у них есть общество и одна из них играет так, что способна выжать слезы из бронзовой статуи. Я сам слышал. Знаете, современная охрана порядка такова, что я уверен, их насильно забрали из дома и везут на преследуемом нами корабле куда-то, куда они совсем не хотят попасть. Слушай, если для тебя это проблема, просто доставь меня на борт того корабля, и я разберусь сам, окей? Кроме того, я уверен, наш убийца тоже на корабле. Но решать тебе, лейтенант.
Ваймс кивнул в сторону носа судна и добавил:
— Мы приближаемся. Я уже различаю лица команды. Не пора ли поставить меня в известность о своих планах, лейтенант?
Сэму было немного жалко парнишку, но лищь немного. Он взялся за гуж, принял продвижение по службе и прилагающийся оклад, не так ли? Да любой коп, достойный носить свою дубинку, зайдя настолько далеко, хоть одним глазком, но взглянул бы, что происходит на борту Королевы, верно?
— Что ж, командор. Я не быть уверен про мой правомочность, но мы остановка «Королев» и просить решение подниматься на ей борт.
— Отставить! Никаких просьб! Вы «потребуете» остановиться и предъявить судно к осмотру полицией! И раз уж вы не уверены на счет гоблинов, тогда должно быть достаточно того, что я преследую убийцу. — Добавил Сэм. — Это одно из тяжких преступлений, и его нельзя оставить без внимания!
На самом деле он заметил за «Королевой» целых два. Более того, к его удивлению, на корабле уже подняли белый флаг.
Капитан ждал, пока они пристанут к борту. В его лице читался испуг:
— Мы не хотим неприятностей, господа. Я знаю, что сглупил. Человек, которого вы ищите у нас. Мы сейчас его притащим. В конце концов, мы не пираты какие-нибудь. Доброе утро, лейтенант Пердью. Простите, если доставил вас понервничать.
Ваймс повернулся к офицеру:
— Вы знакомы?
— О, так есть, командор. Капитан Убивец очень ужать на побережье, — ответил лейтенант, когда катер очень аккуратно пришвартовался борт о борт с «Королевой Квирма». — Он, как почти все, контрабандист. Таков правил игра.
— Но… капитан… Убивец?
Лейтенант перебрался на палубу «Королевы» и подал руку Ваймсу:
— В наши края Убивец очень уважаемый семейство. Правда сказать, командор, они сами любить свой имя. Им гораздо больше не любить слово «контрабандист».
— Лейтенант! Сейчас вам доставят злодея, — вмешался капитан, — и он совсем этому не рад.
Ваймс оглядел его с ног до головы:
— Мое имя командор Ваймс. Городская Стража Анк-Морпорка. Я расследую по-крайней мере два убийства.
Капитан Убивец зажмурил глаза и закрыл руками рот буквально за мгновение до того, как с отчаянной надеждой выпалить: «Вы ведь не тот самый Ваймс?»
— Итак, капитан… Убивец… выдайте мне человека, за которым я охочусь, и уверен, мы расстанемся друзьями. Уловили мою мысль?
Из трюма раздались крики, грохот и звуки, напоминавшие о том, что только что кому-то здорово надрали зад. Наконец снизу наполовину выпихнули, наполовину вытащили ослепленного накинутым на голову куском материи человека.
— Если честно, я рад от него избавиться, — заявил капитан, отворачиваясь.
Ваймс убедился, что человека крепко держат матросы и стащил с него накинутую тряпку. Он тщательно вгляделся в распухшее от побоев лицо, и спокойно обратился к офицеру:
— Лейтенант, будьте добры, арестуйте капитана и первого помощника по обвинению в похищении нескольких персон. А именно мистера Джетро Джефферсона, а так же около пятидесяти или больше гоблинов. Возможно, будут и иные обвинения.
— Нельзя похитить гоблинов! — возмутился капитан Убивец. — Гоблины мой груз!
Ваймс не ответил. Вместо этого он обратился к лейтенанту:
— Предлагаю запереть капитана с помощником на бриге, или как там называется эта штука. Потому что как только мы освободим мистера Джефферсона, он тут же постарается из кого-нибудь из них выбить дух. Уверен, мы с этим разберемся, но кто-то должен за это пострадать, и кто это будет - еще предстоит решить.
Сэм еще подумал и добавил:
— Нет, думаю, сперва я должен побеседовать с капитаном в его каюте. Килька, ты мне тоже нужен. Будешь вести протокол. Подробный. Кстати, рад вас видеть, мистер Джефферсон. Итак, лейтенант, насколько я знаю мистера Джефферсона, его не в чем обвинить, кроме наличия дурного характера. Но, не смотря на то, что я рад его видеть, он вовсе не тот засранец, которого я разыскивал.
Назад: Глава 22
Дальше: Глава 24
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий