Королевский казначей

Книга: Королевский казначей
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5

Глава 4

1
Низкая дубовая ширма отделяла небольшую часть комнаты с побеленными стенами. Там посетители ждали приема к Жаку Керу. Они сидели на скамьях вдоль стены. Ширма была невысокой, и собравшиеся могли наблюдать за знаменитым казначеем, сидевшим за своим рабочим столом, и время ожидания не проходило зря. Посетители видели, как дорого его время. При необходимости Кер мог посмотреть на визитеров через ширму и составить о них предварительное мнение.
— Кто сегодня на приеме? — поинтересовался королевский казначей, не отрывая взгляда от лежавших перед ним бумаг.
— Здесь собрались разные люди, — отвечал Никола. — Вон там, например, Герхард, суконщик, он хочет просить вас о долге. Надеюсь, что вы как следует с ним расправитесь. Вон священник из университета, он тоже станет вас просить о чем-то. Пилигрим этот говорит, будто только что возвратился из Святой земли и хочет продать щепку от креста. Мне кажется, что он просто фокусник.
— Скажи Герхарду, чтобы он пришел в другой день. Я постараюсь сразу принять священника. А пилигрима отправь отсюда. Кто там еще?
— Солдат, который называет себя Прежан Кеннеди. Он говорит с акцентом.
— Прежан Кеннеди? — Кер задумчиво повторил это имя. — Мне приходилось слышать об этом шотландце. Он был на Востоке — в Константинополе, и палил из бомбард во время войны с турками. Никола, я с ним поговорю. Кто еще?
— Девушка.
— Девушка? Продолжай. Что она хочет? Никола хитро улыбнулся;
— Господин, не знаю, что она хочет.
— Если она пришла за деньгами, дай ей немного и отошли прочь.
— В таком случае вам следует повидать банкира из Ломбардии. Он вас ожидает.
— Почему ты мне об этом сразу не сказал? Ты болтаешь о мелкой рыбешке, а в это время меня ждет крупная добыча!
Выходя из комнаты, Никола грустно заметил:
— Вам известно, что я всегда оставляю самое вкусное напоследок.
Валери увлеченно наблюдала за великим человеком по другую сторону ширмы. Ей было неудобно, потому что на нее пристально смотрели другие посетители. Она старалась прикрыть ноги юбкой, чтобы никто не видел, какими жалкими стали ее башмаки. На полу рядом с ней стояла небольшая плетеная корзинка.
Прежан Кеннеди наклонился к девушке и шепнул:
— Что тебя так заинтересовало в Жаке Лисице?
— Его глаза, — тихо ответила девушка. — Я уверена, что он всё замечает и понимает. Но они остаются добрыми и в них можно прочитать понимание. Мне кажется, что он потрясающий человек.
— Потрясающий? — Шотландец взглянул на Кера, и на его длинном лице появилась усмешка. — Возможно, и потрясающий, но только по-своему. Жесткий, жадный и очень цепкий. Его ум весьма гибкий и острый.
В комнату вошел Никола в сопровождении старика в простом сером плаще, который волочился по полу. Старик сложил покрытые пятнами руки под подбородком, чтобы поддерживать трясущуюся голову.
— Могу поклясться, что это — банкир, — шепнул девушке шотландец. — Посмотри, как быстро проведут этот тощий скелет к великому Жаку Лисице.
— Я все обдумал, — заявил банкир, когда уселся за столом вместе с Кером. — Жак Кер, у меня должно быть десять поместий. Вот список. Я в первую очередь желаю иметь Бокейр. Я обязательно хочу получить Бокейр.
Кер горько нахмурился и взглянул на маленького человечка.
— У меня имеется тридцать два поместья, в которые я вложил деньги. А ты, пиявка из Ломбардии, требуешь отдать тебе десять из них в качестве залога за тот крохотный заем, который ты мне обещал! Эти земли трижды окупят заем. Тебе что, не понятно, что я должен получить и другие займы, что кредиторы будут также требовать залог?
— Ты называешь этот заем небольшим? — прохрипел старик, — Он настолько велик, что я буду должен выбрать все деньги из моих сундуков. Запомни, ты берешь деньги для ведения войны. Если англичане вас снова побьют, — а они могут это сделать, потому что они грубый и свирепый народ, — они заберут у тебя, Жак Кер, каждый акр твоей земли! Как тогда бедный Джузеппе из Ломбардии получит обратно свои сорок тысяч экю? Может, ваши английские хозяева ему заплатят? Нет, нет. Он потеряет все! Я очень рискую, и мне понадобится земля, чтобы хоть как-то смягчить риск.
— Конечно, — с усмешкой сказал Кер. — И плюс еще тридцать процентов за риск!
— У французского короля за подобный заем я бы потребовал сорок процентов. Жак Кер, тебе должно быть ясно, что я хорошо к тебе отношусь. — Старик начал перебирать тощую бородку руками, которые, казалось, состояли лишь из вен и ногтей. — Что касается Бокейра, он находится далеко на юге и до него не дотянутся жадные руки англичан. Да, да, я должен получить Бокейр!
— Если бы народ Парижа знал, что вы у меня требуете, он растерзал бы вас на улице!
Тусклые покрасневшие глаза дряхлого банкира внезапно прояснились. Кер заметил, как на него уставились жесткие глаза старого хищника. Эти глаза не знали возраста. Они абсолютно не соответствовали его старому телу.
— Жак Кер, позаботьтесь о себе, — прохрипел банкир. — Вернее всего, они забьют камнями именно вас. Простой народ не любит богачей. Если они узнают, что Жак Кер желает сам оплатить всю стоимость предстоящей войны, им захочется узнать, где он взял столько денег. Они могут заявить, что это денежки из их карманов. Они станут говорить, что Кер настолько богат, что у его коней подковы из серебра. Они станут вам сильно завидовать. — Старик замолчал и покачал головой. — Жак Кер, вы — щедрый и храбрый человек. Вы можете выиграть для них свободу, а в качестве благодарности от них получите лишь камни в спину.
Кер никогда не сомневался, что простой народ хорошо к нему относится. Эти люди гордятся тем, что он был одним из них и смог добиться успеха. «Старость лишила банкира разума, — подумал он, — алчность не позволяет ему ясно мыслить».
Тем не менее в словах старика звучали пророческие нотки, Кер почувствовал это, и ему в первый раз стало не по себе. Он поднялся и стал расхаживать по комнате, чтобы вернуть присутствие духа.
— Джузеппе из Ломбардии, — наконец сказал он, — я не очень скромный человек и понимаю, что являюсь достаточно богатым. Если все займы, которые я должен делать, будут обладать отдачей, как бомбарды Жана Бюро, и способны разрушить все, что я создал, я смогу что-нибудь придумать. Он постучал себя по лбу. — Я построю что-нибудь более интересное на руинах. Я ничего не боюсь, и, конечно, не боюсь англичан. Я могу отогнать тех, кто пытается укусить меня за пятки. Я уже пришел к решению по поводу условий займа, — продолжал Кер, — и поэтому я не отдам вам Бокейр в качестве залога и не отдам все остальные земли, которые вы у меня требуете. Вы получите всего пять поместий, не больше. И выберу их для вас я сам. Это мои условия. Хотите соглашайтесь, хотите — нет!
— Я должен подумать, — заныл ломбардец. — Я не могу так просто рисковать деньгами. Мне следует об этом поразмыслить. Господин Кер, я еще раз повторяю, что мне нужно об этом очень серьезно поразмыслить.
— Я вам даю неделю, — заявил казначей. — Возвращайтесь домой и все подробно рассмотрите. Я жду вас через неделю. Война не может ждать ростовщиков.
— Войны не могут начинаться без ростовщиков, — гордо заявил старик.
— Банкир, тут вы ошибаетесь. Эту войну мы можем вести без ростовщиков. Но только не без Жака Кера!
Старик поплелся из комнаты, что-то бормоча про себя.
Жак Кер вернулся к бумагам, лежавшим на столе. Он быстро просмотрел их и написал «да» или «нет» на полях каждого листка, а в конце нарисовал сердце.
В комнату вернулся Никола:
— Здесь Робер де Пуатеван. Конечно, он врач короля, но почему он себя так нагло ведет?
Лицо Кера помрачнело.
— Боюсь, что он нам принес плохие новости. Пригласи его, Никола.
Со стороны ширмы послышался шорох и царапанье. Кер нахмурился.
— Что там такое?
— Это кошка. Она сидит у девушки в корзинке.
— Она все еще здесь? Мне показалось, что я тебе приказал дать ей денег и отослать прочь. Я много раз пытался расстаться с тобой, бестолочь, и, наверное, мне так и придется сделать.
Никола оставался спокойным.
— Вам не следует злиться на меня, господин мой. Я вам нужен, и вы об этом прекрасно знаете.
Кер беспомощно потряс руками.
— Клянусь святыми, с тобой невозможно спорить. Попроси сюда врача.
2
Робер де Пуатеван был небольшого роста, он отличался смелостью и ничего не боялся, даже того, что может подхватить болезнь от хворых, с которыми имел дело каждый день. Пуатеван никогда не пользовался предохранительными средствами, к которым прибегали его коллеги: он не надевал халат, пропитанный специальными химикатами, не засовывал в уши и ноздри руту и не клал чеснок под язык. Он носил обычное платье серого цвета. Единственное, что указывало на его профессию — это кадуцей, вышитый на его воротнике.
Де Пуатеван быстро вошел в комнату и сел в кресло, даже не поприветствовав Кера.
— Жак Кер, — сказал он, вытягивая в его сторону указательный палец, — Агнес Сорель собирается подарить королю еще одного младенца.
Кер был в шоке.
— Но, дорогой Робер, она так плохо себя чувствует! Неужели госпожа Агнес надеется выдержать роды, ведь она больна?
Врач мрачно ответил:
— Вы можете быть уверены, что мне не по душе эти новости.
— Вы уже сказали об этом королю? Робер де Пуатеван утвердительно кивнул:
— Час назад. Сначала его величество с гордостью встретил эту новость. Когда я ему объяснил, что несчастная не выдержит подобное испытание, он на меня разозлился. Но я этого ждал. Наш властелин не любит получать неприятные известия. Он сказал, что не доверяет моему Мнению… Что ж, я приглашу Оливье де Буссэ из университета.. Этого хвастуна и пустозвона и всех остальных подобных ему врачей. Как требует король, мы проведем консультацию. Они будут сидеть несколь-хо часов с важным видом, говорить по-латыни. Но мне заранее ясно, что они ничего не знают. Потом они заявят его величеству, что Робер де Пуатеван поспешил с выводами, а они выражают противоположное мнение. Эти всезнайки скажут, что леди Агнес, безусловно, очень больна, но, с другой стороны, она еще молода. Нельзя заранее сказать, что пожелает сделать Господь Бог, никто из смертных не может знать, что у него на уме. Иногда, господин Кер, я стыжусь своего призвания! Мы делаем вид, что нам многое известно, но на самом деле мы знаем так мало! Возьмите, например, яды…
— Мой дорогой Робер, остановитесь.. Если вы начнете рассуждать на эту тему, вы станете говорить часами. Честно сказать, у меня нет для этого времени сегодня. Очень много работы. Вы мне сообщили ужасные новости, и я боюсь, что не смогу дальше работать с полной отдачей.
Некоторое время оба мрачно смотрели друг на друга.
— Скажите мне правду, господин Робер. У нее есть хотя бы какая-то надежда?
Врач грустно покачал головой:
— Жак Кер, Агнес Сорель умрет!
Никола мрачно наблюдал за хозяином. Было странно, что Жак Кер оставался без дела в течение долгого времени. Его очень расстроили последние новости. Когда Кер бывал таким, не стоило мешать ему. Никола с неохотой подошел к хозяину.
— Господин, он здесь.
Кер с трудом пришел в себя. — Кто?
— Мог бы я тревожить вас, если бы вас не вызывал к себе король? Или не возвратился наконец господин д'Арлей?
— Прибыл Робин? — В голосе Кера послышалось облегчение. — Я рад это слышать. Никола, скорей проводи его сюда! Поскорее!
3
Кер вышел навстречу Д’Арлею, протянул вперед руки. Он обнял гостя и похлопал его по плечу.
— Робин, я рад вас видеть! Вы сильно загорели, как будто только что возвратились из путешествия на Восток.
— Мне нужно вам много рассказать, — заявил д'Арлей, усаживаясь в предложенное Кером кресло.
Они разговаривали целый час. Обсуждали путешествие, предпринятое д'Арлеем, его встречи с факторами Кера. Королевский казначей знал их настолько хорошо, что мог с ходу назвать прибыли, которые они получили за несколько лет. Д'Арлей рассказал Керу о новостях с Запада, которые привезли последние суда, прибывшие в Монпелье. Они обсудили подарки, привезенные д'Арлеем, в частности и для Изабо (тут Кер поморщился), поговорили о положении страны в целом.
Они не успели закончить разговор, как с улицы послышался громкий звук трубы. Кер быстро поднялся на ноги.
— Прибыл конвой с юга, — сказал он. — Робин, вы должны это видеть. Процессия проследовала через весь город, чтобы люди могли полюбоваться на те вещи, которые мы предлагаем для продажи.
Кер пригласил Д'Арлея пойти с ним, надел странный головной убор, очень напоминавший тюрбан, и повел гостя к открытой галерее, выходившей во внутренний двор (на высоте пятнадцати футов).
Это был узкий и живописный проход с чудесными каменными резными колоннами. Кер и д’Арлей встали у одной из колонн. Казначей очень волновался и от нетерпения склонился над каменным ограждением.
Снова послышался звук трубы — громкий и пронзительный. Герольды въехали во двор — по трое в ряд. Они ехали верхом на чудесных черных жеребцах, одетые в алые ливреи со знаком Кера — сердца и раковины, вышитых золотыми нитками; четкими буквами был написан девиз: «Для храброго сердца нет ничего невозможного!» За герольдами следовали люди в восточных костюмах. Они вели верблюдов за уздечки, пропущенные через ноздри. Верблюды служили только для демонстрации — на них не было груза, лишь девушки в белом сидели на высоких, красной кожи седлах. Верблюды шли покачиваясь, поднимали вверх морды и противно орали. Лица девушек были прикрыты, но глаза сверкали, они понимали, какая роль им отведена в этом красивом представлении.
— Восток, пленительный Восток! — воскликнул Кер, поворачиваясь к д'Арлею и улыбаясь ему. — Там живут тайна и волшебство. Вы никогда не знаете, чего ждать в следующий момент. То же самое относится к грузам, которые идут из этой диковинной стороны. Они не перестают меня поражать. Кто знает, возможно, когда-нибудь в одном из узлов мы найдем тиару, венчавшую главу королевы Шебы, или лампу, из которой может появиться ужасный джинн.
Далее следовали жонглеры. Они метали в воздух полированные кинжалы. За ними шли музыканты, игравшие странную восточную мелодию на струнных инструментах.
— Как мне все это напоминает Восток! — вздохнул Кер. — Эта музыка проникает в душу! Я помню свой первый визит в Дамаск. Арабы плохо относились к французам. Каждую ночь нас запирали в тюрьме, к нам относились как к паршивым собакам. Но мне удалось изменить их отношение. Они поняли, что могут доверять Жаку Керу и что с ним можно торговать. Он не похож на хитрых купцов из Венеции и Генуи. Сегодня, как вам известно, мои суда свободно плавают в восточных водах, мои капитаны могут вести выгодную торговлю.
Длинная процессия, состоявшая из музыкантов и жонглеров, наконец расположилась в конце двора. Музыканты продолжали играть, когда начали прибывать вьючные мулы с узлами, покрытыми красной, зеленой и белой парусиной.
— Мне хочется побыстрее распаковать все узлы, — заявил Кер, переминаясь с ноги на ногу, как будто он не мог спокойно стоять на месте. Вдруг он остановился, глядя вниз, протянул руку и коснулся плеча д'Арлея. — Робин, вы видите эту девушку?
— Я вижу множество девушек. Какую из них вы имеете в виду?
— Которая стоит у лестницы. Видите, на ней надет длинный серый плащ с капюшоном. Робин, это поразительно! Просто поразительно!
Д’Арлей взглянул в ту сторону, куда ему указывал Кер. Во дворе собралась огромная толпа, состоявшая в основном из покупателей. Д'Арлей не увидел никого, кто мог бы вызвать такое волнение Кера.
— Она похожа… — начал говорить Кер и стукнул кулаком по каменному ограждению. — Но где она? Робин, пойдемте со мной! Она не должна исчезнуть. Ее обязательно надо найти!
Д’Арлей последовал за казначеем, не понимая, что случилось. Кер был настолько взволнован, что пустился бежать, лишь только они свернули с галереи. Он быстро пробежал по залу, показав знаком, чтобы д'Арлей не отставал. Они взбежали по узкой лестнице, приблизились к двери, над которой горел факел.
— Надеюсь, мы не опоздали, — бормотал Кер, открывая засов двери.
Они оказались в темном коридоре, настолько узком, что их плечи с двух сторон касались стен. Потолок нависал над головой, поэтому двигаться пришлось согнувшись. В стенах имелись отверстия, через которые просачивался свет.
Кер взглянул вперед и крикнул:
— Антуан!
— Да? — ответил голос из темноты.
— Звони в Кокиль! Быстрее! Кокиль!
Они услышали спешные шаги, и через секунду начал громко звонить колокол. Звук был громким и настойчивым, и д'Арлей подумал, что он наверняка слышен во всех частях двора и дома.
— Теперь закроются все двери и везде будет стоять стража, — объяснил довольный Кер. — Никто не сможет отсюда уйти. Робин, мы, кажется, успели.
— В чем все-таки дело? — нетерпеливо спросил д’Арлей. — Почему вы не желаете, чтобы девушка ушла отсюда?
— Таким образом, — объяснил Кер, — я пытаюсь предотвратить кражу товаров, выставленных на продажу. Коридор окружает все здание и находится сверху тех секций, где показываются самые ценные вещи. Пока лавка открыта, там дежурят четыре человека. Они смотрят, что происходит внизу, через прорези в стенах. Им отсюда все видно. Если покупатель желает что-либо получить бесплатно, эти люди начинают звонить в колокол. Двери закрываются и не откроются до тех пор, пока не найдут воришку, а потом его ждет наказание.
— Вы интересно все придумали. Кер направился к двери.
— Каждый из охранников может использовать одну из двух веревок, — гордо продолжал казначей, — вторая же служит сигналом пожара. Такие веревки есть в разных частях здания и привязаны к одному колоколу. Колокол, дающий сигнал о ворах, называется Кокиль, а второй — Пожар. У колоколов разный звук, их невозможно спутать. Я сам разработал этот план.
— Значит, эта девица — воровка? Кер захохотал.
— Нет, Робин, она не воровка. Неужели вы считаете, что меня волнует пропажа какого-то пустяка, что я стал бы поднимать из-за этого такой шум? Так случилось, что Кокиль может мне помочь в важном деле.
— Ради Бога, объясните мне все!
— Я пока погожу с объяснениями, — сказал Кер, возвращаясь в свои апартаменты. — Мы должны посмотреть на девушку поближе. Может, я ошибаюсь. Мне нужно знать ваше мнение.
4
Никола привел Валери к Керу и д'Арлею. Девушка была испугана, потому что не понимала причину ее задержания. Она опустила глаза и крепко сжимала ручку плетеной корзины. Слуга предложил ей выйти вперед, она испугалась еще сильнее. Валери схватила Никола за рукав.
— Господин, что я сделала плохого? — шепнула девушка.
— Мадемуазель, не волнуйтесь. Мой господин не причинит вам вреда.
Никола пришлось взять ее за локоть и помочь двинуться с места.
— Господин, это та девушка? — спросил Никола.
Кер взглянул на опущенное лицо Валери и радостно кивнул:
— Да, Никола, ты не ошибся.
Кер поднялся из-за стола, встал перед девушкой и внимательно посмотрел ей в лицо.
— Потрясающе! — Он схватил руки девушки и ласково похлопал по ним. — Я не ошибся! Это просто удивительно. Сходство почти полное. Кто вы такая, дитя мое?
Д'Арлей был настолько поражен, когда девушка появилась в комнате, что провел рукой по глазам, чтобы лучше видеть. Валери ничего ему не говорила о том, что собирается в Париж. Он вообще ничего не знал о ее планах. Он оставил некоторую сумму денег шотландцу в надежде, что этого ей хватит, чтобы начать новую жизнь. Д’Арлей не думал, что снова увидит Валери.
Девушка стояла перед Кером и д'Арлеем в ветхой, помятой одежде. Она выглядела испуганной и удивленной. Ее присутствие действовало на д'Арлея так же, как тогда при свете костра в лесу. Ему опять захотелось заключить Валери в объятия. Д'Арлей понимал, что может серьезно увлечься ею. Да, лишь один шажок — и он пропал. «Неужели судьба привела ее сюда? И мне пришлось с ней снова встретиться», — подумал он.
Они во второй раз встретились совершенно случайно. Если бы Кер не углядел ее в толпе, огромный город поглотил бы ее.
— Эту девушку зовут Валери Марэ, — сказал д’Арлей. Валери подняла голову, и радостная улыбка осветила ее лицо.
— Господин, я не знаю, почему меня сюда привели. Я не сделала ничего дурного. Может, вы им скажете, что я — честная девушка, и они позволят мне уйти?
Жак Кер был поражен происходящим, он переводил взгляд с девушки на д’Арлея и обратно.
— Вы ее знаете?
— Да. Мы случайно встретились на дороге в пустынном месте. Я не знаю, для чего вы ее сюда приказали привести, но уверен, что Валери не сделала ничего плохого.
Лицо Кера стало серьезным, и он высказал вслух те мысли, которые минутой ранее промелькнули в уме д’Арлея:
— Это рука судьбы. Почему она появилась здесь именно сегодня? Я не знаю, почему Никола не повиновался моему приказу, но опять вижу в этом интересное совпадение. Я клянусь, что ее сюда привела рука Провидения.
Д’Арлей улыбнулся Валери, как бы желая сказать: «Я ничего не понимаю, но вам не стоит волноваться».
— Дитя мое, что у тебя в корзинке? — спросил Кер.
— Кот, господин.
— Это еще одно доказательство! — воскликнул Кер. — Клянусь святым Мартином из Тура, мне все подсказывало, что я должен обратить на эту девушку внимание! Даже громкое мяуканье кота! Почему я не обратил на нее внимание раньше? Я так и не заметил ее… К счастью, судьба решила настоять на своем.
— Может, вы теперь объясните нам свои слова? — поинтересовался д’Арлей.
— Взгляните на нее! — воскликнул Кер. — Вы должны видеть то, что вижу я.
— С первого момента я понял, что мадемуазель Марэ кого-то мне напоминает, но никак не мог вспомнить — кого именно.
— Подумайте, Робин! — Кер встал перед д'Арлеем и пристально взглянул ему в глаза, как бы пытаясь таким образом направить его мысли в нужное русло: — Вспоминайте о том, что было много лет назад. Когда мы с вами в первый раз встретились. Вы не можете этого забыть.
Казалось, в голове у д'Арлея зажегся яркий огонь. Он откинул голову назад и громко захохотал.
— Конечно! Теперь я все понял! Почему мне это сразу не пришло в голову? — Он вдруг посерьезнел. — Трудно в это поверить, но сходство поразительное!
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Askerjig
    StandART. Разработка И Создание Сайтов Статейное Продвижение Сайта. Как Правильно Раскрутить Сайт Статьями? Нужно Только Составить Рекламу И Определить Что Такое Статейное Продвижение Самостоятельное Продвижение Сайта В Яндексе