Королевский казначей

Книга: Королевский казначей
Назад: Глава 4
Дальше: Глава 6

Глава 5

1
Д’Арлей стал вспоминать самый грустный день в его жизни. Ему было семнадцать лет, а Изабо выходила замуж за его брата.
Он шагал за ними, одетый в белый наряд. Даже его башмаки были белыми, и их загнутые носы напоминали белые лилии, покачивающиеся на воде. У него щемило сердце, он постоянно повторял про себя: «Это страшный ночной кошмар. Это не может быть правдой! Она должна выйти замуж за меня, а не за Рено. Сейчас что-то случится и церемония будет отложена. Я не могу думать о том, что она выйдет замуж не за меня!»
Он надеялся, что привидение из прошлого выступит из темноты и прекратит обряд. Ему удалось убедить себя, что мудрый и всемогущий Бог пошлет молнию, чтобы предотвратить ложные клятвы.
Но ничего не случилось, и он с ужасом слышал торжественную речь епископа и пение хора.
«Я должен что-то сделать, чтобы прекратить службу», — думал юноша.
Он не заметил, когда поднялся на ноги. Вокруг раздавались какие-то звуки, люди глазели на него. У них были неприятные, удивленные лица. Они подталкивали друг друга локтями и перешептывались. Д’Арлей открыл рот, чтобы сказать, что необходимо прекратить церемонию, но не смог издать ни звука. Горло пересохло. Он провел рукой по лбу, она стала мокрой от пота.
Д’Арлей побежал к выходу, понимая, что представляет собой жалкое зрелище. Ему было ужасно ощущать на себе эти недружелюбные и насмешливые взгляды. Он перешел на шаг. «Я — глупец! — сказал он себе. — Какой же я глупец! Все надо мной смеются. Они расскажут обо всем Изабо, и она тоже станет смеяться надо мной!»
Позже он очутился у входа в собор. Церемония закончилась. Солнце сияло на ярком бирюзовом небе. Гости выходили из собора, оживленно переговариваясь. Он понимал, что так не должно быть. Как они могут смеяться и болтать, как будто ничего не случилось? Как может сиять солнце, когда совершилась ужасная ошибка?
Чья-то рука коснулась его плеча, он увидел дружеское лицо. Он немного пришел в себя и понял, что перед ним стоит необычный человек. Глаза незнакомца выражали понимание, его манеры были свободны от условностей придворных. Одежда его тоже была необычной, он выделялся среди людей, строго следовавших моде того времени.
— Вы, наверное, младший брат жениха? — с любопытством спросил незнакомец. — Я ничего не имею против сплетника Рено. Он постоянно меня потешает, но вы весьма отличаетесь друг от друга.
— Я — Робин де Бюрей, — произнес удивленный юноша.
— Мне сказали, что вы увлекаетесь науками и чтением книг, — продолжал незнакомец. — Мне это кажется весьма примечательным, потому что умы людей, желающих прославиться на рыцарском поприще, не очень заняты учением. — Он пристально посмотрел на юношу. — Молодой человек, вы очень бледны. Вы себя плохо чувствуете?
— Нет, со мной все в порядке.
— Меня зовут Жак Кер. Вы, наверное, слышали обо мне. О потрясающем казначее короля, меховщике из Бурже, слышали все. Он стал очень богатым и обрел сильную власть. Несмотря на смятение чувств, юный д’Арлей с интересом взглянул на Жака Кера. Он сразу понравился юноше, в нем чувствовалось настоящее тепло и дружелюбие.
— Мне хочется кое-что сказать вам, Робин де Бюрей. Может, вам это не понравится, но у меня есть знакомые в Анжу. Мне рассказали о вас, вашем брате и… молодой леди, которая только что связала себя с ним брачными узами и получила то, чего она так страстно желала, — старинный титул. Послушайте, не стоит меня испепелять взглядом, как будто я совершил святотатство и смертельно ранил вас. Я ни в чем не виновен, я только выразил словами то, что вы сами чувствуете, молодой человек. Я хочу вам помочь, и вы меня должны простить за мое полное откровение.
Он обнял д'Арлея за плечи. Они стали спускаться по лестнице.
— Сейчас вам кажется, что произошла страшная трагедия, жизнь стала ужасной, а будущее такое же черное, как перья на шляпе храброго Ублюдка Орлеанского. Время — великий лекарь, мой мальчик. Оно вылечит почти все, но только не сразу, а постепенно. В моей жизни произошла подобная вашей трагедия, а сейчас я о ней вспоминаю со сладостным чувством. Я рад, что все в прошлом.
Д’Арлей не знал, что ему ответить, и решил промолчать. Кер продолжал:
— Мне всегда хочется вмешаться и помочь людям. Мы с вами незнакомы, но все равно мне хочется предложить вам рецепт излечения. Вам следует уехать. Вам нужно время, чтобы привыкнуть к тому, что случилось.
Д'Арлей обнаружил, что эта мысль кажется ему здравой. Это будет наилучшим выходом! Он должен уехать как можно дальше, чтобы не видеть Изабо и Рено и их общих друзей. Он был уверен, что больше не сможет прикидываться равнодушным. Ему следует прислушаться к совету Кера — отправиться подальше отсюда и, если возникнет необходимость, остаться вдали от дома навсегда.
— Господин Кер, я думаю, что вы правы, — сказал юноша.
— Я, конечно, иногда лезу не в свое дело, но это из лучших побуждений. Я являюсь владельцем нескольких судов. Возможно, вам известно, что я веду торговлю с Востоком. Завтра мой друг Жан де Виллаж отправляется на юг, и он поведет мое самое лучшее судно из Монпелье в Александрию. Вы не хотели бы отправиться вместе с ним? Как только вы там окажетесь, услышите шепот столетий. Вы сможете побывать в Святой земле и даже добраться до Дамаска.
Д'Арлей не стал раздумывать. Ему всегда хотелось путешествовать. Восток манил его словно магнитом. Он не должен отказываться от шанса, который так щедро дарит ему судьба. Если он больше никогда не увидит Изабо, что ж, это только к лучшему.
— Вы настолько добры, что у меня нет слов благодарности. Господин Кер, я с признательностью принимаю ваше предложение.
— Я так и думал. Я был в этом настолько уверен, что не побоялся сразу обратиться к вам. Даю вам слово, что у вас очень скоро изменится настроение. Свежие морские ветры сметут паутину грусти и переживаний, мой мальчик. Приходите сегодня ко мне. Я вас познакомлю с Жаном де Виллажем. Вы с ним подружитесь, и это произойдет гораздо быстрее, чем я продам штуку материи пухлой домашней хозяйке.
Они вышли на улицу. Д’Арлей взглянул на нового друга и решил выговориться:
— Я ненавижу брата! Что касается его жены, я больше никогда не желаю ее видеть!
Кер остановился подле экипажа, запряженного четырьмя белыми лошадьми. Там сидела дама, она выглянула и улыбнулась Керу. Дама была столь прекрасна, что д’Арлей смотрел на нее как на сказочное создание. Он впервые оказался в Туре, у него почти не было знакомых среди придворных. Д’Арлей начал гадать, кто же эта великолепная красавица. Ему рассказал о ней Кер.
— Леди Агнес, — сказал он, приближаясь к карете и низко кланяясь, — я счастлив видеть, что вы полностью выздоровели. Могу я вам представить моего нового друга? Это Робин де Бюрей, сир д’Арлей. Мой мальчик, это — Агнес Сорель. Она — я уверен, что ты со мной согласишься, — является самой прекрасной женщиной в мире.
Значит, это была Агнес Сорель, любовница короля! Д 'Арлею приходилось слышать истории об этой даме. Слухи эти циркулировали по всей Франции и достигли даже отдаленного Анжу, где он жил всю свою жизнь. Д’Арлей слышал рассказы о ее чудесном сердце и потрясающей красоте. Обычно о королевских любовницах рассказывали с неприязнью и злостью, но к Агнес Сорель люди хорошо относились. Некоторые даже утверждали, что она на самом деле не была любовницей Карла Французского, что у них были чисто платонические отношения. Те, кто в это верил и кто в это не верил, придерживались одного и того же мнения: эта женщина благотворно влияет на короля.
Юноша поклонился и смутился от того, что Агнес Сорель его разглядывала. Люди действительно говорили о ней правду. Ее чистая красота благотворно действовала на людей. Д'Арлей прежде всего обратил внимание на ее глаза чудесного голубого цвета. Он взглянул на губы. Они были яркого красного цвета, так бывает у страстных людей. Он присмотрелся внимательнее и увидел, что ее рот нежный и чувственный.
— Я слышала о сире д'Арлее, — сказала Агнес Сорель. У нее был приятный, довольно низкий голос.
— Он решил отправиться на Восток на одном из моих судов, — объявил Кер, одобряюще похлопав д'Арлея по спине. — Мы с моим юным другом быстро приходим к решению. Он решил завтра же отправиться в путь вместе с Жаном де Виллажем из Монпелье.
Агнес Сорель улыбнулась и дружелюбно кивнула:
— Чудесная идея. Я уверена, сир д’Арлей, что вам понравится путешествие. Вам будет хорошо на корабле.
Она с такой симпатией взглянула на юношу, что он понял: ей все известно.
— При нынешних обстоятельствах это для вас самое лучшее, — успокаивающе сказала Агнес.
— Он вернется обратно богатым, — заявил Кер. — У него будут драгоценные камни, великолепные ткани, пряности и благовония. Кто знает, может, он привезет сюда прекрасную восточную принцессу?
Д’Арлей больше никогда не видел Агнес Сорель, поэтому не было ничего удивительного в том, что он не мог вспомнить, кого напоминает ему Валери.
2
— Теперь вам все понятно, — сказал Кер.
— Да, вы абсолютно правы.
У Жака Кера сверкали глаза. Он взял девушку за руку и ласково ее погладил.
— Дитя мое, вы нас должны простить. Мы говорим загадками. Вам следует потерпеть… ну хотя бы до завтра.
— Да, милорд.
Было ясно, что девушка ничего не понимала.
— С вами может случиться одно из двух, — заявил Кер. — Я могу вам сказать, что если одна из моих фантазий не осуществится, мы дадим вам небольшой подарок, чтобы как-то компенсировать ваши труды. Но если все случится по-иному, тогда у нас с вами состоится другой разговор. А тем временем…
Кер задумался о том, что нужно сделать для девушки прямо сейчас. Он покачал головой.
— Мой агент живет с семьей на верхнем этаже этого здания. Там для вас найдется комната, постель и обильная пища. Позже, я надеюсь, мы сможем подыскать для вас что-то постоянное. — Он позвал слугу: — Никола, я доверяю тебе госпожу Марэ.
Валери ничего не понимала и удивленно взглянула на д’Арлея.
— Я тоже пока ничего не понимаю, но, мадемуазель, вам не стоит ничего бояться.
— Прошу вас, мадемуазель! — важно сказал Никола. Когда Кер и д'Арлей остались одни, Кер разволновался.
— Какое поразительное совпадение! — начал он. — Все считают леди Агнес королевой красоты. Конечно, красивее ее пока нет женщины. Но появляется незнакомая девушка, видимо, из крестьян, если можно судить по ее одежде…
— Ее отец был бродячим актером по имени Джамиан Марэ. Кер согласно кивнул.
— Тогда мне ясен тембр ее голоса. Меня поразило, как она прилично изъясняется. Так вот, перед нами дочь дешевого актера, но она настолько напоминает леди Агнес, что могла бы быть ее сестрой… или дочерью. В это трудно поверить, но мы сами все видели собственными глазами.
— Я видел леди Агнес только раз и поэтому не могу быть объективным судьей, но мне тоже сходство кажется поразительным.
Кер уселся в кресло и стал перечислять их схожие черты:
— У них одинаковый цвет волос, нежнейшая кожа, голубые глаза. Девушке свойственны манеры, нехарактерные для людей ее круга. Посмотрите, как медленно она поднимает веки, точно так делает Агнес Сорель. Они одинаково жестикулируют…
Кер пристально посмотрел на д'Арлея.
— Ну что, мой друг Робин, что вы мне можете рассказать о девушке? При каких обстоятельствах вы познакомились с этим удивительным созданием?
Д'Арлей не сразу заговорил. Ему пока не было ясно, почему Кер так заинтересован во всей этой истории, и он начал опасаться за Валери. Его поразила глубина собственных чувств, когда он увидел девушку в комнате. Сердце сжалось, и он понял, что ждал этой встречи. Д'Арлей очень жалел, что так быстро ее покинул.
Д’Арлей стал неохотно рассказывать Керу о первой встрече с Валери. Он хотел ограничиться несколькими словами, но Кер все время его прерывал и требовал подробностей. Он задавал массу вопросов и успокоился только тогда, когда ему стали известны малейшие детали.
— Вы считаете, что эти люди были ее настоящими родителями? — спросил он, когда д’Арлей закончил свой рассказ.
Д’Арлей заколебался.
— Нет, — наконец произнес он. Д’Арлей размышлял о том, стоит ли Керу знать всю правду о Валери. Он тянул время, не зная, как поступить. И все-таки решился. Да, Кер должен знать все до конца.
Кер внимательно слушал, лицо его светлело, а в конце рассказа он удовлетворенно кивнул:
— Все правильно! В ней течет благородная кровь! Конечно же, она не может быть дочерью бродячих актеров. У нее внешность аристократки.
Несколько секунд он молчал, а потом сказал:
— Это настоящее везение!
— Везение? Почему вы так считаете? Жак, мне непонятно, почему вас так заинтересовала эта девушка!
Кер опять помрачнел.
— Мне нужно кое-что вам сказать. Час назад меня навещал королевский лекарь. Он сказал, что леди Агнес осталось жить совсем немного.
— Меня это очень огорчает.
Кер помолчал, а потом продолжил тихим голосом:
— Это может стать огромной трагедией, хотя я вообще-то оптимист. Мне всегда кажется, что все образуется. Но в данном случае я боюсь, что может случиться самое плохое. Д 'Арлей, с Францией может случиться самое плохое.
— Я вас не понимаю.
— У нас очень странный король, и мне не следует вам объяснять почему… Нам известно, что у него есть хорошие качества, и должен признаться, что я хорошо к нему отношусь. Но… — Кер покачал головой, — но он выбирает себе удивительно плохих советников. Так было всегда. Госпожа Агнес, к счастью, всегда могла прошептать правильные слова ему на ушко — и нам в этом везло. У меня нет иллюзий по поводу собственной персоны, — продолжил Кер. — Пока что король мне полностью доверяет. На самом же деле мое положение висит на тонкой ниточке. Правда, это золотая нить. Если она оборвется… — Он помолчал. — У меня слишком много врагов. Придворные постоянно шушукаются и бегают к королю с любой сплетней или с выдуманными сведениями. Настроение короля всегда переменчиво. Он ничего не сделал, чтобы спасти Орлеанскую Деву. Неужели он сделает что-то для меня?
Кер помолчал немного, затем заговорил гораздо быстрее:
— Король, конечно, станет оплакивать леди Агнес, но вскоре заведет себе другую любовницу. Хитрая кузина леди Агнес уже сейчас пытается занять ее место. Если это случится… Робин, вам не кажется, что у меня должна быть своя кандидатура на место, которое может освободить Агнес Сорель?
Д'Арлей был настолько поражен, что никак не мог найти нужных слов.
— Вам никогда не приходило в голову, что мужчины, обычно предпочитают один тип женщин? — не унимался Кер. — Очень часто вторая жена напоминает первую… Король был пламенно влюблен в Агнес Сорель. Она очень ему подходила. — Кер опять помолчал. — Для него подходящей кандидатурой будет женщина, похожая на госпожу Агнес. Дорогой Робин, теперь вам понятно, почему я так сильно заинтересовался этой девушкой?
Д’Арлей вскочил на ноги.
— Это нечто неслыханное! Просто абсурд! Вы не можете серьезно говорить об этом!
— Я абсолютно серьезен. Конечно, до того, как я стану что-то предпринимать, мне следует убедиться, что у этой девушки, кроме сходства, имеется подходящий характер и смелость.
Если раньше д’Арлей сомневался в своих чувствах к Валери, то теперь был абсолютно уверен.
— Я не могу поверить, что вы серьезно все обдумали, — возмутился молодой человек. — Эта мысль пришла вам в голову под влиянием мгновения. Если вы станете рассуждать дальше, то сами откажетесь от этой идеи.
Кер был поражен тем, насколько бурно отреагировал д 'Арлей на его предложение.
— Вас она очень интересует, д'Арлей? Молодой человек ответил не сразу.
— Мне она нравится. Возможно, на это повлияли обстоятельства нашей встречи, но мне не хочется, чтобы ей причинили зло.
Кер развел руками.
— Но почему вам не по нраву моя идея?
— Наверное, если все случится так, как вы говорите… Но ведь есть и другие пути… Неужели хорошее отношение короля стоит того, чтобы за него платили такую цену?
Кер положил ему руку на плечо.
— Меня не волнует его личное отношение ко мне. Робин, вы — честный патриот. Я смею думать о себе то же самое.
— Конечно, вы не раз убеждали всех в своем патриотизме. Я знаю, что вы — очень честный человек.
Лицо Кера помрачнело.
— Очень грустно, что иногда в качестве министра ты вынужден делать вещи, которые никогда бы не сделал, будь ты обычным человеком. Порой должен предпринять то, что может повредить людям, но принесет пользу государству. Робин, мне приходилось делать множество неприятных вещей, но выхода у меня не было. Мне не следует вам объяснять, что пока с земли Франции не будут выброшены английские оккупанты, она не узнает ни процветания, ни восстановления. Тут уж не до личного счастья каждого из нас. Королю постоянно приходится напоминать об этом! Необходимо не только закончить войну, но и обеспечить нашей обескровленной и больной стране сильное руководство. Неужели мы позволим, чтобы личные чувства помешали нам, когда отечеству требуется наша помощь?
— Должен вам сказать…
— Послушайте! Когда умрет Агнес Сорель, король попадет под влияние Антуанетты де Менелэ, если только прежде нам не удастся направить его интерес в другую сторону. Пока что Антуанетта стоит наготове, а у нее жестокие, эгоистичные и жадные интересы. Она станет поддерживать другую партию, и ее влияние на короля станут использовать, чтобы добиться большей власти и богатства только для себя лично. Это не должно случиться!
Д’Арлей ничего не ответил. Он размышлял о том, что девушке, в которую он влюблен, может грозить опасность. Кер задал ему задачу.
— Вы считаете, что я обдумываю нечестный ход?
— Жак, я просто вообще не могу об этом думать.
— Как вы считаете, Агнес Сорель принесла пользу или вред Франции?
Д’Арлей неохотно покачал головой:
— Должен сказать, что испытываю к ней глубочайшее уважение.
— Тогда нельзя не признать, что вы непостоянны. Я готов сражаться за благо моей родины любыми средствами, а не стоять в сторонке и наблюдать, как страдает мой народ. Что касается государственных дел — тут цель оправдывает средства. Я твердо верю, что судьба сама подарила нам эту встречу. Иначе зачем этот идеальный инструмент достижения цели появился в моих руках именно в такой момент? Это, повторяю, судьба.
— Но сама девушка…
— У нее может не оказаться воли или способностей, чтобы сыграть эту трудную роль. Мы должны в этом разобраться. И, кроме того, она вообще может отказаться участвовать в такой затее.
— Людей ее круга нельзя винить в том, что они хватаются за любую соломинку, — заявил д'Арлей.
Кер пристально взглянул на него.
— В вас, молодой человек, говорит сейчас аристократ. Но скажите мне, пожалуйста, могла бы Франция объединиться под властью Карла, если бы не было Жанны д'Арк?
Д’Арлей недоуменно нахмурился:
— Конечно. Именно Дюнуа командовал армией и спас Орлеан.
— Именно так считают в придворных кругах и среди дворянства?
— Конечно. Вам это тоже известно.
— А вот народ Франции считает по-иному. Он боготворит Орлеанскую Деву и произносит ее имя с трепетом. Она является спасительницей страны, героиней, святой и единственной исторической личностью без единого недостатка. Когда-нибудь так будет считать вся Франция. Это относится и к дворянству, хотя сейчас в это трудно поверить. Когда-нибудь это мнение станет разделять весь мир.
— Кажется, мы отклонились от темы нашей беседы, — заметил д'Арлей.
— Я говорю об этом потому, что девушка может принять наше предложение. Это можно сравнить с поступком Орлеанской Девы, потому что она тоже хочет служить отчизне и не думает о личной выгоде.
— Я не собирался ни в коей мере ее осуждать. Наоборот, я… мне она приятна. Но мне все равно эта идея кажется бесплодной. Как вы собираетесь подготовить ее к этой роли? И даже если вам это удастся, сможет ли она понравиться королю?
— Король настолько увлечен оригиналом, что, я уверен, он будет счастлив иметь копию. Вы не должны забывать о том, что в девушке течет благородная кровь и, возможно, это кровь самой Сорель. Пока мы будем ее готовить, я смогу раздобыть свидетельство ее благородного происхождения. Небольшие усилия — и у нее будет вполне приличная родословная.
— Неужели вы пойдете и на это? Короли не любят, когда их дурят.
— Если она понравится королю, он сам постарается снабдить ее подходящими предками. Но зачем обсуждать препятствия, с которыми нам, возможно, не придется столкнуться? Я вам обещаю только одно — если я что-то задумываю, то предварительно все тщательно взвешиваю, поэтому мои недруги не смогут найти в схеме ни единой погрешности.
Д’Арлей беспомощно потряс руками в воздухе.
— Что еще я могу сказать? Наверное, превратить Валери в настоящую аристократку по силам только тому, кто сам бывает при дворе? Вы сможете найти подобного человека? И вы не побоитесь разделить с ним такой секрет?
— Что касается этого, я уже разработал план.
Д'Арлей больше не стал ничего говорить. Кер коснулся его руки. Казалось, больше всего на свете он желал, чтобы друг его правильно понял.
— Вы считаете, что мне самому очень нравится эта затея? Дорогой Робин, вы прекрасно знаете Жака Кера, и вам должно быть понятно, что ему тоже не по душе этот план. Но сейчас необходимо найти замену госпоже Агнес… Робин, кажется, что мне в сердце вонзили шпагу. Я все еще надеюсь, что лекарь ошибается. Но пока нам не будет точно известно, мы должны приготовиться к худшему. Нам следует играть по-крупному. Ставка действительно велика — спасение Франции!
Наступила тишина. Д’Арлей не мог заставить себя произнести ни слова.
— Я люблю эту девушку, и вы должны отказаться от своего замысла, — вдруг выпалил д’Арлей.
Для этого было множество причин.
Керу и д’Арлею стало немного легче, когда появился Никола и зажег свечи. Он поставил их на стол рядом с хозяином и поинтересовался:
— Что мне делать с шотландцем?
Кер заглянул за ширму. Прихожая была пуста.
— Кажется, у него лопнуло терпение и он ушел.
— Конечно, ожидание ему надоело, но он не ушел, мой господин. Он не смог найти обратный путь. Я слышал, как он шумел в отделе пряностей. Когда я туда пришел, он уже шумел там, где продается конская сбруя. Наконец я нашел его в отделе котелков, пестиков и ступ. Господин, он требует две вещи — чтобы вы его приняли и ответили, что случилось с девушкой.
— Я с ним сейчас поговорю, — пообещал Жак Кер. Когда слуга ушел, д’Арлей быстро прошептал:
— Мне кажется, что шотландцу не стоит знать о вашем авантюрном плане.
Кер засмеялся:
— Я не собираюсь ему ничего об этом говорить. Я хочу договориться с ним, чтобы он командовал пушками. После этого я скажу ему несколько дружеских слов и, возможно, пожертвую небольшой кошелек с золотом.
Д'Арлей продолжал беспокоиться:
— Вам известно, что у него была собственная банда Свободных обществ?
— Меня это не удивляет. Д'Арлей нахмурился:
— Мне кажется, что шотландец стал опекать Валери, кроме того, я думаю, что вы легко от него не отделаетесь. Конечно, мне не нравится ваш план, но я не желаю лишнего шума. Наверное, будет лучше, если я заберу шотландца с собой. У меня есть место, а у Хелиона имеется баранья нога. Он ее уже начал готовить. Кроме того, он приготовил блюдо с тестом, вином, сахаром и имбирем. Пищи хватит на троих. Я вам это предлагаю потому, что думаю, лучше не спускать глаз с этого парня.
— Прекрасная идея. Я с ним поговорю, а потом отдам его в ваши руки.
Кер взглянул на большие настенные часы. Стрелка указывала на три часа дня.
— Мне давно пора в Лувр. Там меня ждет работа, — заявил Кер.
Назад: Глава 4
Дальше: Глава 6
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Askerjig
    StandART. Разработка И Создание Сайтов Статейное Продвижение Сайта. Как Правильно Раскрутить Сайт Статьями? Нужно Только Составить Рекламу И Определить Что Такое Статейное Продвижение Самостоятельное Продвижение Сайта В Яндексе