Королевский казначей

Книга: Королевский казначей
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7

Глава 6

1
Валери смотрела из окна комнаты. Показались бобровая круглая шапка графа и замысловатый головной убор зеленого цвета, принадлежавший графине. Девушка вздрогнула, подумав, как ей повезло, раз не пришлось выходить на улицу в такую погоду.
Гийометт поставила медный тазик с водой перед очагом и попыталась согреть одежду, которую должна была надеть Валери.
— Поторопитесь, мадемуазель! Если вы продолжите стоять у окна, замерзнете!
Валери подошла к очагу, с неохотой сбросила с себя одеяла, в которые закуталась. Служанка быстро накинула на нее шерстяную рубашку.
— Вам следует размяться, а потом мы будем одеваться дальше. Вам не нужно было стоять у окна. Вы посинели от холода.
Валери закрутила волосы на макушке и начала умываться холодной как лед водой. Пока она совершала свой утренний туалет, все время посвистывала. Валери радовалась тому, что рядом не было графини, которая обязательно указала бы, что дамы при дворе никогда не свистят.
В дверь постучали. Годфруа объявил, что прибыл господин Кер.
Валери взглянула на юношу:
— Ты в этом уверен? Нам сообщили, что он в Париже и еще долго сюда не вернется.
— Он здесь и просит вас спуститься к нему, мадемуазель, — сказал паж.
Девушка быстро оделась и через пять минут уже спускалась вниз.
Кер расхаживал взад и вперед по длинному залу. Он на ходу читал письма, а когда заканчивал читать, клал в кожаный мешок, прикрепленный к поясу справа, и брал очередное письмо из мешка слева.
Когда Кер увидел Валери, он остановился и улыбнулся ей доброй улыбкой. Но было видно, что мысли его заняты работой.
— Моя малышка, вы совсем поправились. Это очень хорошо. Сегодня утром вам придется отправиться со мной по важному делу.
Валери ответила:
— Да, сударь.
Она была удивлена и испугана. «Неужели меня сейчас покажут ему?»
— Мы с вами навестим госпожу Сорель. Меня внезапно вызвал из Парижа король. Здесь меня ждала записка от леди Агнес, в которой она просит, чтобы я навестил ее и привел с собой вас, моя милая.
Кер удивленно глядел на девушку. Это странное чувство он постоянно испытывал при встречах с нею.
— Вы все больше напоминаете мне ее. Милая госпожа Агнес будет поражена, когда вас увидит. Это будет для нее день сюрпризов, потому что я собираюсь сказать ей кое-что, что ей не понравится. Дитя мое, мне нужно кое-что сказать и вам, но мне кажется, что мы обсудим все после посещения Агнес Сорель.
— Что ей известно обо мне?
— Ничего, кроме того, что я выбрал вас для исполнения нашего плана. Ей не известно, кто вы такая или что вы на нее похожи.
Валери сильно волновалась.
— Сударь, я уверена, что не понравлюсь ей, — заметила девушка.
Кер улыбнулся и ласково погладил ее по руке.
— Ничего не бойтесь. Ваше знакомство пройдет гораздо спокойнее. Я не думаю, чтобы она разговаривала с вами. Мадам быстро слабеет, и, наверное, у нее не будет сил для разговоров. Ей хочется взглянуть на вас, вот и все. Я даже не уверен, стоит ли вам со мной идти. Но она настаивала на этом.
— Нужно ли мне переодеваться?
Кер взглянул на девушку и покачал головой:
— Нет, переодеваться не стоит, но вам лучше надеть хороший плащ и какой-нибудь красивый головной убор.
Кер невольно протянул руку к мешку с непрочитанными письмами, но вовремя остановился и снова взглянул на девушку.
— Как странно, дитя мое, что никто из моих шпионов ничего не сообщил о вас. Обычно они ничего не упускают.
Валери была поражена.
— Шпионы? Я ничего не понимаю, сударь. Кер мрачно рассмеялся.
— Неужели вы думаете, что человек может стать министром короля, обладать такой властью и не предпринимать ничего, чтобы знать о происходящем вокруг? К сожалению, необходимо действовать в соответствии с системой, которую используют все желающие занять при дворе определенное положение и умеющие влиять на ход событий. Да, я плачу своим шпионам, и их у меня много. Они умеют хорошо подслушивать, подглядывать, прекрасно умеют выведывать важные сведения и собирать воедино любые детали. Работая королевским казначеем, я имел не менее тридцати четырех че-ловек, которым я платил немалые деньги, чтобы быть в курсе разговоров и намерений двора. Мне противно прибегать к такого рода услугам, но должен удивить вас, мадемуазель: в венах некоторых из них течет лучшая кровь благородных семейств Франции!
Валери отправилась за плащом. Кер ждал ее и продолжал расхаживать по залу. Он обдумывал информацию, которую только что сообщили ему шпионы. Керу было ясно, что успех французской армии не поставил точку на замыслах его врагов.
При дворе шла волна слухов. Болтали, что Ферран де Кор-дюль готовил яды и прибегал к колдовству, чтобы ликвидировать всех врагов Кера, включая самого короля! Говорили даже, что де Кордюль смог сделать кое-что еще, а именно: изготовил копию печати короля, с помощью которой Жак Кер мог издавать приказы и делать заявления. О них ничего не было известно королю, он не давал своего согласия на это. Большинство распространявшихся слухов были абсурдными и глупыми, но их расплодилось так много, что они так или иначе действовали на короля.
Кер остановился и потряс головой, как бы желая освободить ее от неприятных сведений. «Почему меня это волнует? — спросил он себя. — Пусть продолжают болтать! Король меня очень ценит, и на него не действуют злобные и глупые разговоры».
2
У дома, где умирала Агнес Сорель, по колено в снегу стояли бедные крестьяне. Один из них обратился к Жаку Керу:
— Сударь, скажите нам, как дела у этой великой дамы? Кер помогал Валери выйти из кареты.
— Дела у нее плохи, — ответил Кер. Крестьянин перекрестился.
— Это очень плохо, — пробормотал он. — Плохо для всех французских бедняков. Она была нашим другом.
Дом был мрачным — из темно-серого камня, его украшали лишь резные арки над входом. Часовня составляла основание низкой круглой башни с покатой крышей и небольшими, беспорядочно разбросанными крохотными оконцами.
Когда они подошли ко входу, Валери, посмотрев на Жака Кера, взволнованно шепнула:
— Сударь, я так боюсь, что у меня дрожат коленки. В доме их встретил слуга и прижал палец к губам:
— Тихо, господа.
— Мадам стало хуже?
Слуга чуть не разрыдался и только кивнул.
Он повел гостей к госпоже. На верху каменной лестницы Кер увидел молодую женщину. В помещении царил полумрак, и он смог различить лишь ее напряженный взгляд и нос с горбинкой. Кер решил, что женщину наняли для ухода за малышкой. Жанна де Вандом разглядывала Валери, удивленно выпучив глаза.
«Наверное, она уловила сходство», — решил Кер.
Слуга вернулся. По его лицу текли слезы.
— Госпожа вас примет, — сказал он, вытирая слезы рукавом. — У нее такой слабый голос, что я с трудом разобрал слова. Сударь, ее старая собака начала выть. А это верный признак…
Слуга повел их к двери, расположенной справа от зала. Они попали в темную комнату. Кер шел очень осторожно, вытянув перед собой руки. Воздух был настолько застоявшимся, что у него перехватило горло. При свете одной свечки, горевшей в дальнем конце комнаты, он разглядел небольшую решетку в стене.
Из-за решетки послышался голос:
— Жак Кер, в каком ужасном состоянии я нахожусь! Кер подошел поближе. Сердце у него колотилось, и он с трудом произносил слова:
— Дорогая госпожа Агнес, я все время помнил о ваших страданиях.
— Жак Кер, мне уже недолго осталось страдать. Несколько дней, а может… и часов… У меня мало времени, чтобы раскаяться и уйти с миром.
Мадам Агнес под спину подложили подушки, она теперь полусидела и могла видеть Кера. Он не видел ее. Он мог разглядеть только очертания головы за решеткой.
— Моя дорогая госпожа, вам не в чем раскаиваться, — сказал Кер. — Я надеялся, что сегодня вам станет легче. Может, вы себя плохо чувствуете, потому что лежите здесь в темноте и духоте? Вам необходим свежий воздух и свет. Мне бы хотелось широко распахнуть эти ставни!
Агнес Сорель помолчала, а потом глубоко вздохнула.
— Позвольте мне последнее тщеславие. Хочу, чтобы меня помнили прежней, а не такой, какой я стала теперь. Мне не хочется, чтобы меня кто-то сейчас видел. Я… так сильно изменилась! От меня остались кожа да кости. А прежде у меня была такая хорошая фигура! — Она заговорила громче. — Моя душа оказалась в проклятом больном теле! Оно не может быть моим! Я всегда хорошо себя чувствовала, и люди любовались мной. Моя жизнь напоминала чудный сон. Кожи моей касались шелка, и меня ласково грело солнце в саду. Все смотрели на меня и улыбались. Жак Кер, почему даже самые прекрасные сны должны кончаться подобным образом? В страдании и уродстве?
— Вы должны верить, милая госпожа, — серьезно заметил Кер, — что все, кто вами восхищался и любил, всегда будут помнить вас молодой и прелестной!
— Если бы вы увидели меня сейчас, то сразу отвели бы взгляд.
Кер слышал, как Агнес Сорель пошевелилась, произнося эти слова. Движение было настолько легким, что ему стало ясно, как сильно она похудела. Некоторое время они молчали.
— Друг мой Жак, вы привезли с собой девушку?
— Да, она ожидает в холле.
— Мне весьма любопытно увидеть ту, что может унаследовать часть мечты, в которой я жила. Она хороша собой?
— Да, дорогая госпожа. Весьма хороша. Иначе мы не смогли бы ее предложить на ваше место.
— Мне она известна?
— Нет, девушка не из придворных дам. Она молода, ей около семнадцати лет.
Агнес Сорель помолчала.
— Она настолько молода? Неужели это было необходимо? Кер понял, что мадам была недовольна.
— Я рада, что вы не выбрали из тех дам, кого я знаю. Мне стало легче при этой мысли.
Кер помолчал, потом быстро заговорил:
— Я привел сюда девушку, потому что вы просили меня это сделать. Но, госпожа моя, я решил не продолжать дальше выполнять наш план. Мне кажется, что можно обойтись без этого. Более того, если бы даже было необходимо продолжить, я все равно не желаю принимать в этом участия. — Он приблизился к решетке, желая убедить больную женщину. — Я стал казначеем нашего монарха по его приглашению, а не потому, что изобретал и выдумывал разные схемы и планы. На этом посту я работал честно и преданно. Если я должен бороться, чтобы остаться на своем месте, я предпочитаю делать это с помощью собственного оружия.
— Какое оружие, господин Кер? Кер широко развел руками.
— Я обладаю некой властью. Это что-то новое, но я верю в силу этого оружия. Госпожа Агнес, это власть денег. Я участвую во многих делах. В королевском дворе нет ни одного человека, кто не был бы у меня в долгу — и в качестве последнего средства я смогу купить их поддержку.
Слабый голос за решеткой сказал:
— Существуют и другие пути прекращения долга, и они состоят не в том, чтобы его заплатить. Мертвецы не смогут потребовать возврата долга.
Где-то в глубине дома открылась, а потом быстро закрылась дверь, и Кер уловил громкий плач. Он подумал: «Если слуги плачут, когда умирает их хозяйка, значит, она хорошо к ним относилась».
Агнес Сорель заговорила слабым голосом:
— Мне казалось, что вас не нужно убеждать в необходимости продолжить наш план. Не очень надейтесь на силу денег. Вашим главным должником является король, и вам должны быть известны его чувства. Он ненавидит быть от кого-то зависимым тя не лто&ит возвращать долги. — Голос у мадам изменился. Она продолжала говорить тихо, но очень взволнованно. — Жак Кер, я умираю! Я в этом абсолютно уверена. Когда вы находитесь на краю вечности, вы все видите в ослепительном белом свете. Я все вижу очень четко! Жак Кер, Жак Кер, вы находитесь в большой опасности и должны послушать меня! Выполните все мои пожелания. Пусть вам не мешает ваша гордость.
— Госпожа Агнес, это не гордость.
Казалось, ей нечем было дышать, когда она заговорила снова.
— Я хочу видеть девушку. У меня нет сил задавать ей вопросы. Пусть принесут еще свечи, чтобы я могла ее рассмотреть. С каждым часом я вижу все хуже. Я приближаюсь к тому мигу, когда… мои глаза закроются навсегда.
— Вы уверены, что хотите увидеть девушку?
— Да. Может, мне станет легче, если я смогу одобрить ваш выбор. Неужели я сделала так мало, что вы не желаете выполнить мою просьбу?
Кер вернулся в холл, Валери сидела на скамье у стенки. Свеча горела так плохо, что кругом было темно.
— Вы сейчас пойдете со мной, и не стоит волноваться. Вы ее не увидите, и вам не нужно будет говорить с ней. Весь визит продлится несколько минут.
Девушка подошла к Керу и положила дрожащую руку ему на плечо.
— Сударь, меня пугает это место. Оно походит на дом мертвецов.
Кер приказал слуге принести две свечи, взял их и пошел к госпоже Агнес вместе с Валери. Он посадил ее рядом с решеткой и поставил обе свечи на стол. Девушка страшно волновалась и крепко сжала лежавшие на коленях руки. Она подняла головку вверх и даже взглянула на решетку, где находилась невидимая Агнес Сорель.
Кер сел на кресло рядом с Валери.
— В последнее время я видел вас очень редко и не знаю ваши последние новости, — сказал он Валери. — Наверное, вам пришлось прервать занятия, когда вы отправились на север?
— Не совсем так, сударь. — Она говорила ровным, уверенным голосом. — Я взяла с собой несколько книг, и каждый вечер я немного читаю. Иногда мне трудно, потому что эти книги не предназначены для… начинающих, поэтому я продвигаюсь вперед очень медленно. — Валери помолчала, а потом заговорила более оживленно. — Кузен Рено обещал достать мне позволение смотреть книги и манускрипты библиотеки аббатства. Он рассказал, что там имеются поразительные вещи. Священное Слово и множество разных других книг и даже… — тут она начала колебаться, — множество старых фабльо. Они хорошо написаны, и их легко читать. Мне очень хочется посмотреть все эти книги.
— Мне ясно, что вам нравится учиться, — сказал Кер и улыбнулся Валери.
Из-за решетки не послышалось ни звука, но в воздухе царило напряжение. Кер пытался разговорить Валери. Он спрашивал ее об учителях и о том, что нового ей удалось узнать. Кер задавал вопросы о людях, с которыми она встречалась в течение долгого путешествия на север.
Девушка вскоре перестала смущаться и разговаривала совершенно свободно, даже смеялась, когда рассказывала о чем-то смешном.
Агнес Сорель постучала по решетке пальцем. Кер подошел поближе и тихо спросил:
— Да, госпожа моя!
— Пусть она уйдет. А с вами, господин Кер, мы должны поговорить, пока у меня еще остались силы. Я… я просто поражена! И не могу поверить тому, что видела сама. Мне кажется, что это… фантазия, что мне все привиделось!
Кер проводил Валери в холл и вернулся. Стояла тишина. Кер решил, что госпожа Агнес находится без сознания. Но вдруг он услышал тихое рыдание.
— Жак Кер, Жак Кер! — всхлипывая, сказала Агнес Сорелъ. — Что вы наделали? Она настолько напоминает меня, что на мгновение я решила, что уже умерла и вижу… собственное тело. — Она долго молчала. — Кто эта девушка? И где вы ее нашли?
Кер вкратце поведал ей историю Валери. Госпожа Агнес молчала до тех пор, пока Кер не начал рассказывать о результатах расследования Прежана Кеннеди. Агнес Сорель пошевелилась.
— Имена! Назовите мне имена действующих лиц! — попросила она. — Кто был ее отец?
— Мы еще не до конца разгадали ее тайну, — ответил Кер.
— Как называется деревня, где ее нашли?
— К югу от Берри.
— Я знаю это место! — Больная женщина громко выкрикнула эти слова, и Кер понял, что она была крайне взволнована. — Я уверена, что такое сходство неслучайно. Жак Кер, отец девушки был моим братом. Моим любимым братом, который умер три года назад. Он рассказывал о романе с молодой женщиной из Берри и о том, как она умерла после рождения дочери. Его жена была очень ревнивой, и он не забрал к себе малышку. — Агнес Сорель замолчала, и Кер слышал ее затрудненное дыхание. — Я в этом не сомневаюсь! Ни капельки, Жак Кер! Мы с братом настолько походили друг на друга в молодости, что нас частенько принимали за близнецов. Поэтому нет ничего удивительного, что девушка сильно напоминает меня. Я сразу об этом подумала, как только она вошла в комнату.
Жак Кер был полностью согласен с госпожой Агнес. Он помолчал, затем сказал:
— Наверное, вы желаете, чтобы я продолжил поиски? Теперь все станет гораздо легче.
— Вы можете делать что захотите, но я ни в чем больше не сомневаюсь. Я верю, Жак Кер, что Валери — дочь моего брата. Я в этом полностью уверена.
Казалось, Кера не волновало, о чем она говорит. Он подошел к решетке вплотную и теперь смог различить лицо госпожи Агнес в полумраке.
— Мадам, я не обладаю обширными знаниями, и конечно, я не врач, но мне кое-что известно о медицине и человеческом теле, я уверен, что мы с вами вели слишком долгий разговор. Простите и отпустите меня. Я вернусь после того, как вы отдохнете. Возможно, мы с вами встретимся еще раз сегодня. Если нет, то я подожду до завтра.
— Нет, я хочу закончить разговор. Если вы сейчас уйдете, мы с вами больше никогда не встретимся. Жак Кер, мой милый друг, я доверяю вам мою найденную племянницу. Она милая и умная, и мне кажется, что она обладает решительным и хорошим характером. Надеюсь, что вы сможете о ней как следует позаботиться. Мое последнее земное желание состоит в том, чтобы у нее удачно сложилась жизнь и чтобы судьба была к ней добрее, чем ко мне.
Агнес Сорель замолчала, потом продолжила, но Керу было ясно, что ей не хватает воздуха:
— Вы должны найти… Другую девушку, которая сможет выполнить наши планы. Что касается моей племянницы, проследите, Кер… проследите, чтобы она…
Мадам Агнес замолчала. Кер не стал ждать продолжения. Он быстро схватил свечу и пробежал через закрытую занавеской арку рядом с решеткой.
3
В комнате было настолько темно, что сначала Кер не мог различить ничего, кроме квадратиков света, проникавших через решетку. Потом он увидел окно и начал к нему пробираться, чтобы открыть ставни. Ему с трудом удалось сделать это. Ставни, видимо, давно не трогали, и ему пришлось применить немалую силу, чтобы отодвинуть запоры. Когда наконец деревянные ставни со скрипом открылись, Кер с наслаждением наполнил легкие свежим воздухом.
Он увидел, насколько маленькой была эта комната. Трудно было представить себе, для чего она предназначалась. За решеткой находилась кушетка, на которой лежала умирающая женщина. Рядом стоял небольшой столик с лекарствами, кувшином вина и бокалом.
Кер взглянул на кушетку. Его сильно поразило то, что он увидел. Агнес Сорель лежала без сознания. Лицо умирающей было повернуто в его сторону. Кер заметил, как выделяются ее скулы, как впали щеки. От прежней великолепной красоты Агнес Сорель ничего не осталось.
Кер замер и вспомнил ее слова: «Как грустно видеть, что жизнь, прожитая в красоте и великолепии, пришла к ужасному концу». Кер действительно немного разбирался в медицине. Он понимал: если они хотят, чтобы госпожа Агнес пришла в себя, следует сразу позвать врача и дать ей лекарство.
Кер взглянул на лекарства на столе и отрицательно покачал головой. Он налил немного вина в бокал и разбавил его водой. Потом положил руку под голову госпожи Агнес, приподнял ее и попытался сделать так, чтобы она проглотила хотя бы несколько капель.
— Возвращайтесь к нам, милая моя госпожа, — сказал Кер: — Вам еще рано нас покидать. Вы меня слышите?
Он настолько увлекся ее спасением, что не заметил, как за ним наблюдают. Его привел в себя недружелюбный голос:
— Что случилось, сударь?
Кер поднял глаза и увидел Жанну де Вандом. Она стояла в дверях и пристально смотрела на него. Кер все еще пытался напоить умирающую, но внимательно посмотрел на вошедшую женщину. Ему стало ясно, что вместе с ней в комнату вошло зло. Он вдруг понял, что эта отвратительная женщина сыграет в его судьбе важную роль.
— Пока я разговаривал с леди Агнес, она потеряла сознание, — объяснил Кер. — Когда я к ней подошел, она почти не дышала. Но сейчас она приходит в себя. Видите, она уже почти нормально дышит. Мне кажется, что она сейчас придет в себя.
— Сударь, может, мне вызвать врача?
— Конечно, и как можно быстрее.
Кер опустил голову госпожи Агнес на подушку и поставил бокал на столик. Он удивленно заметил, что Жанна де Вандом не двинулась с места. Она прислонилась к двери, ее серо-зеленые глаза пристально разглядывали Кера.
— Бедной госпоже нужна помощь! — резко сказал Кер. — Сразу же отправляйтесь за врачом!
Молодая женщина не двинулась с места.
— Почему открыто окно? — спросила она. — Никто не должен был этого делать. Госпожа Сорель приказывала, чтобы в комнату не допускали свет.
— Я открыл окно. Если бы я этого не сделал, ваша бедная хозяйка была бы уже мертва. Я должен поговорить об этом с ее врачом. Робер де Пуатеван сегодня здесь?
— Да, сударь. Он получил приказ от короля оставаться здесь и помогать мадам.
— Хорошо.
Женщина все еще оставалась в комнате.
— Вы нарушили слишком много правил, — нагло заявила она, — и я не уверена, что могу вас оставить одного с госпожой.
— Отправляйтесь сейчас же, или я позабочусь о том, чтобы кто-то еще занял ваше место! — резко прервал ее Кер.
Жанна де Вандом пошла к двери. При этом она гордо откинула назад голову и так зашуршала юбками, что было ясно: она не желает покидать комнату и повиноваться Керу. Через минуту в комнату вбежал Робер де Пуатеван. Он весь кипел от возмущения.
Агнес Сорель начала приходить в себя. Она открыла глаза и начала почти нормально дышать. Врач взглянул на нее с облегчением, потом кивнул головой в направлении окна.
— Господин Кер! Господин Кер! — возмутился де Пуатеван. — Это ошибка, и очень серьезная ошибка. Мадам отдала приказ, чтобы свет и свежий воздух не допускали в дом. Что она теперь об этом скажет?
— В этом доме воздух несет заразу, — заявил Кер. — Дорогой Робер, вам самому следовало подумать об этом!
— Я уже подумал и уверен, что прав. Нельзя, чтобы в комнату шел воздух с улицы. Господин Кер, в этом воздухе может находиться зараза. Воздух охлаждает тело и снижает его способность к сопротивлению болезням. Господин Кер, воздух — это один из самых страшных врагов человека!
Больная женщина слегка пошевелилась. Врач поспешил к кушетке и коснулся пальцем ее лба, губ и, нахмурившись, задумался.
— Пока она не пострадала от свежего воздуха, — заявил врач. — Но ее следует сразу перенести в спальню. Господин Кер, должен вас предупредить, что я был против ее встречи с вами и неохотно уступил ее просьбам. Я знаю вас слишком хорошо. Вы не то лицо, что приносит успокоение. Вы ведете разговоры, что-то требуете и отдаете приказы. Вам не место в комнате больного.
Де Пуатеван дважды громко хлопнул в ладоши. Когда появился слуга, врач приказал ему сразу же отнести кушетку в спальню госпожи.
Кер взглянул на умирающую и поразился: черты ее лица вдруг стали более мягкими и к ней вернулась красота. Он понял, что в душе мадам Агнес царил мир, она даже слегка улыбалась.
— Моя милая госпожа Агнес, — тихо произнес Кер, — вы мне больше ничего не желаете сказать? Может, вы хотите мне что-либо приказать?
Если она его слышала, то не сделала никакого знака, а слабые глаза были прикрыты. Врач взял Кера за руку и отвел в конец комнаты.
— Свершится чудо, — шепнул де Пуатеван, — настоящее чудо, господин Кер, если наша бедная мадам проживет еще ночь.
Одну из ставен закрыло ветром, а другая хлопала по раме окна. Кер запер ставни. Несколько минут он оставался один в полной темноте, вспоминая прошлое, связанное с Агнес Со-рель. Какой она была, когда впервые появилась при дворе. Такая молодая, она искрилась жаждой жизни. Ее красота была настолько безупречной и неземной, что мужчины, впервые увидев ее, не могли промолвить ни слова.
«Тогда я поклялся ей в преданности», — вспоминал Кер. Никто не мог сказать, что он хоть раз нарушил свою клятву. Он помогал ей, давал советы. Они вместе старались, чтобы Карл вел правильную политику. Это было идеальное партнерство. Они понимали друг друга с полуслова, доверяли друг другу важные тайны.
«Никто даже не догадывался, насколько преданным было мое отношение к ней. Теперь всему приходит конец», — думал Кер.
Кушетку вынесли из комнаты. Кер подождал, пока замерли шаги слуг, а потом тихо сказал врачу:
— Мне будет тяжело жить в мире, где нет Агнес Сорель.
4
Кер и Валери вышли на улицу, полуденное солнце осветило все вокруг. Повсюду лежал снег, только кое-где пробивались кусты и трава. Поля сверкали и переливались, словно бриллианты, под лучами солнца.
Их встретил Никола, сообщил, что из аббатства прибыл гонец.
— Господину Керу сразу же надо отправляться туда, — заявил он.
Кер приветствовал знакомого гонца.
— Вы привезли приказ короля?
— Да, сударь.
Кер повернулся к Валери и подумал: «Она разволнуется, когда я скажу, что тайна ее рождения наконец разрешена!»
Он ласково улыбнулся девушке и поднял к губам ее руку в перчатке.
— Дитя мое, мне нужно вам сказать что-то необычайно важное. Мне сейчас нужно идти, поэтому вам придется немного подождать. Но клянусь всеми святыми, это очень хорошая новость! Ваши хорошенькие глазки будут сверкать от радости, когда я расскажу вам все, что узнал сегодня… и к какому я пришел решению!
— Возвращайтесь быстрее, сударь!
Кер отправился в аббатство. Его сопровождал Никола, протестовавший оттого, что Кер едет слишком быстро. По дороге Кер обдумывал свои дальнейшие действия. То, что госпожа Агнес сказала ему об отношении короля, поколебало его уверенность в его величестве.
«Ей известна только жизнь двора, — думал Кер. — Поэтому она обо всем судит только по его стандартам. Ей неизвестна власть, которой обладаю я, и она не верит в то, что возможно бороться с врагами своим собственным оружием. Я пользуюсь влиянием, у меня множество полезных связей, о которых ей ничего не известно. Я умен, и у меня накоплены огромные богатства».
Кер воскликнул вслух, испугав Никола:
— Они поймут, что Жак Лисица может сражаться, когда придет нужное время, и станет походить на разъяренного волка или льва.
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Askerjig
    StandART. Разработка И Создание Сайтов Статейное Продвижение Сайта. Как Правильно Раскрутить Сайт Статьями? Нужно Только Составить Рекламу И Определить Что Такое Статейное Продвижение Самостоятельное Продвижение Сайта В Яндексе