Королевский казначей

Книга: Королевский казначей
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9

Глава 8

1
Жак Кер гордился тем, что все дела у него шли по определенной системе. В комнате, которая была у него в Лувре, стоял длинный стол, рядом располагалась такая же длинная скамья. У других министров были колоссальные апартаменты с часовнями, трапезными, кладовками, даже с собственными винными хранилищами, конюшнями, оружейными комнатами и садами. Каждый день, когда Кер прибывал в Лувр, на его рабочем столе уже лежали груды писем и документов. Кер просматривал одну груду за другой, передвигаясь вдоль стола. Перед ним постоянно стоял служащий, с которым он обсуждал все важные дела. Когда Кер добирался до конца стола, его обязанности казначея на данный день завершались.
В этот день он закончил работу поздно. Кер подошел к окну и стал рассматривать людей, копошившихся внизу, в королевском дворе. На расстоянии они казались крохотными куклами, одетыми в тяжелые доспехи. Вдруг Кер довольно произнес:
— Никто не сможет отнять у меня того, что именно я убедил Карла победоносно закончить войну.
В сумраке комнаты показался Никола и произнес недовольным тоном:
— Господин, почему у вас не горят свечи? Вы считаете, что вам не нужен свет? Или думаете, что можете видеть в темноте, как кот? Вас ждет господин д'Антенн. Мне хотелось захлопнуть дверь перед его лицом.
Кер ответил почти весело:
— Никола, проводи ко мне этого прекрасного человека. «Прекрасным человеком» оказался небрежно одетый молодой мужчина с черной повязкой на одном глазу. Второй, зрячий, источал коварство и алчность. Тот, кто подумал бы при встрече с этим человеком, что благом был бы бой, закрывший ему оба глаза навсегда, оказался бы прав.
Кер подождал, пока Никола уйдет, затем обратился к посетителю:
— Проходите и садитесь, мой честный Жорж, чтобы мы могли тихонько побеседовать. Иначе мы не сможем обсуждать дело, которое вас сюда привело, мой удивительно честный друг.
Казалось, что посетитель настолько толстокож, что на него не действуют никакие намеки или насмешки. Он спокойно уселся за стол и сказал:
— Я вам принес новости, за которые вы мне должны заплатить двойную цену.
— Это буду решать я, — резко заметил Кер. — И после того, как выслушаю ваши новости.
Молодой человек внимательно посмотрел одним глазом на собеседника.
— Я никогда ранее не обладал более важной информацией. Я даже немного колеблюсь, рассказывать о ней вам, милорд Кер, или нет. Если я стану ее распространять, мне может грозить опасность.
— Говорите! — нетерпеливо перебил его Кер. — Нам двоим известно, что шкура доносчика всегда находится в опасности. Наверное, новости на этот раз пахнут настолько противно, что даже ваш привыкший к дурным запахам нос сейчас испытывает неудобство.
Д'Антенн принялся рассказывать свою историю. Он отправился навестить сестру, которая была замужем за Гийомом Гуффье и плохо себя чувствовала, потому что должна была рожать четырнадцатого ребенка. По ошибке д'Антенн оказался не в покоях сестры, а рядом с рабочим кабинетом Гийома Гуффье. Доносчик радостно улыбался — он был в восторге от собственной «ошибки». Д 'Антенн сразу понял, что у мужа сестры важные посетители. Из кабинета раздавался шум голосов, многие из которых он без труда узнал. Д 'Антенн похвастался, что ему удалось слегка приоткрыть дверь и он смог многое услышать. В комнате находилось семь человек, он узнал всех. Разговор доносился до него отрывками, но д'Антенн понял, что встреча была неслучайной и ее инициатором являлся Гуффье. Доносчик замолчал, ожидая чего-то.
— Какова же была причина собрания, мой дорогой специалист по подглядыванию и подслушиванию?
— Они обсуждали возможность заставить короля расстаться с казначеем.
Кер улыбался, он был очень доволен, что узнал о планах заговорщиков.
— Они скоро поймут, что несколько поторопились. Я еще не полностью заплатил за войну.
— Господин Кер, разговор шел не о ближайшем будущем. Они не станут ничего предпринимать до тех пор, пока не будет взят Руан. А тогда уже берегитесь, мой не очень щедрый покровитель! Они спустят на вас всех собак!
— Кажется, что мои недоброжелатели становятся все смелее. Им уже не нравится кусать меня за пятки, как делает стая наглых шакалов. Когда начнется нападение на меня, в какой оно выразится форме?
Информатор объяснил, что они желают собрать порочащую Кера информацию и представить ее королю. Кер контролировал Монетный двор в Бурже с самого начала правления Карла. Заговорщики делали ставку именно на это. Кер заулыбался. В это время приходилось делать монеты более мелкими — король Карл VII жил в Бурже и был настолько беден, что ему не хватало денег на обильные обеды. Заговорщики обсуждали и поставки бомбард туркам, чтобы помочь им в войне против христианских государств.
Пока информатор продолжал свой рассказ, Кер собирал на столе прямо перед ним пирамиду из монет. Казалось, он был полностью этим поглощен, но на самом деле он ничего не пропускал мимо ушей. Когда рассказ закончился, Кер взглянул на молодого человека.
— Вы мне скажете имена этих семерых людей?
— Если вы удвоите плату.
— Она, естественно, будет удвоена, мой трепетный борец за справедливость и кавалер чистой совести. Взгляните, монеты вас ждут.
Человек с черной повязкой перечислил заговорщиков. К Керу вернулось насмешливое настроение.
— Наверное, я мог назвать их сам, — сказал он. — После моей отставки все эти господа смогут здорово разбогатеть.
Так случилось, что шесть человек из семи в настоящее время должны мне крупные суммы денег.
Он высоко поднял руки, затем опустил их на стол.
— Эти храбрые и благородные рыцари должны быть мне благодарны: я плачу за войну, в которой им представится шанс щегольнуть своей храбростью и завоевать для себя славу. Вместо этого они пытаются меня уничтожить.
Д'Антенн аккуратно пересчитал монеты, согласно кивнул и поднялся из-за стола. Казалось, он был очень доволен собой.
— Эта повязка у вас на глазу, видимо, означает обещание сражаться во время войны? — заметил Кер.
— Да, милорд временный казначей! Я поклялся не расставаться с повязкой до тех пор, пока не совершу подвиг в сражении с англичанами.
Кер весело захохотал:
— Мне известно около дюжины рыцарей, которые носят повязки по той же причине. Я бы мог сообщить вам имена троих, поклявшихся совершить некий очень приятный ритуал, в котором активное участие принимают их дамы. И так будет продолжаться до тех пор, пока враг не будет изгнан с нашей земли. Как им не повезет, если война продолжится еще двадцать лет! Мне известен один человек, поклявшийся не мыться до тех пор, пока не станет героем. Конечно, эта клятва не очень сильно изменила его гигиенические привычки. — Кер заговорил громче. — Мне же хотелось предложить более полезную и логичную клятву для желающих ее принять. Вы станете слушать приказы вашего предводителя во время сражения, не станете бросаться в атаку, когда вам заблагорассудится, как это произошло при Азенкуре, а ведь из-за этого было проиграно сражение. Вам всем следует дожидаться приказа. Вы станете защищать своих лучников, являющихся простолюдинами, и не позволите, чтобы английские лучники разорвали их на куски и погубили французскую армию! Другими словами, вам следует вести себя подобно настоящим солдатам, а не капризным и заносчивым олухам!
— Господин Кер, вы, кажется, не очень цените настоящие рыцарские качества!
— Настолько мало, господин д'Антенн, что я… Но пока не станем это обсуждать. Я покупаю у вас тайны и поэтому не очень отличаюсь от вас в плане благородства и честности. Мне не следует вам объяснять, что все французские министры пользуются услугами доносчиков, чтобы знать о происходящем вокруг. Я не сомневаюсь, что вы продаете секреты всем им. В данных обстоятельствах я не могу вас просить, чтобы вы дали клятву не продавать сведения о ваших друзьях.
Молодой человек спокойно улыбнулся:
— Мне нужны деньги, — и игриво помахал рукой, покидая комнату. — Жак Лисица, я буду вам служить, пока у вас есть золото!
Кер громко позвал слугу:
— Никола, Никола! Побыстрее открой окна! Этот великолепный парень испортил в комнате воздух!
2
Жак Кер поздно прибыл в Большой салон. Люди сидели за длинными столами. А у столиков, расставленных вдоль стен, королевские слуги разрезали жареное мясо и приправляли лимонным соком, посыпали солью, сахаром и специями. Сначала было трудно кого-либо разглядеть из-за головных уборов дам — все они были разные по фактуре и фасону, однако одинаково высокие, поднимались над головой на три фута. Одни шляпы напоминали ветряные мельницы с широкими крыльями из блестящего атласа, другие — с широченными полями — напоминали оленьи рога. Были здесь и шляпки в форме сердца, щедро украшенные драгоценными камнями. Остальные уборы состояли из широких, длинных, до самого пола, бархатных лент, задрапированных в прически. Все дамы почему-то напоминали знаменосцев во время парада победы или в честь какого-нибудь святого.
Вокруг царила фривольная атмосфера, потому что королевская чета ужинала в своих апартаментах. Присутствующие разделились на парочки. Каждый ухажер делил свои тарелку и кубок с дамой. У стола было свободное место, Кер сел на стул.
— Господин Кер, мне бы хотелось поужинать сегодня в вашей компании, — сказала дама, желавшая разделить с ним тарелку и кубок. — Мне очень давно хотелось с вами поговорить.
Даме было лет тридцать, а может, и больше. В те времена этот возраст считался зрелым. Милые карие глаза улыбались ему из-под скромной бархатной шляпки.
Кер был поражен, что известная графиня де Бюрей пожелала поужинать в его компании, и не скрывал этого.
— Я польщен, графиня, — сказал он, поклонившись. — Мне повезло, потому что я сам желал с вами поговорить. У нас есть общие интересы.
— Конечно, — согласилась дама. — Вы, видимо, говорите о брате моего мужа. Я получила от него записку, но еще не видела его после возвращения.
Изабо де Бюрей кокетливо коснулась плеча Кера кончиком нарядного веера.
— Я не скрываю, что меня интересуют все его действия и поступки. Господин Кер, вам не о чем волноваться. Я понимаю, почему ему пришлось так долго отсутствовать.
Кер внимательно посмотрел на лицо Изабо.
— Графиня, мне приятно это слышать. Нам очень нужны люди, которые будут нас поддерживать, особенно столь очаровательные.
— Я всегда поддерживала вашу политику, и некоторые люди из-за этого плохо ко мне относятся, — шепнула графиня. — Мне удалось переманить на нашу сторону даже моего мужа. Хотя… — и в этот момент ее прелестные глаза стали жесткими, — поддержка Рено вам не слишком может помочь. Ему хорошо удается плодить врагов.
Кер был очень заинтересован в разговоре.
— Королевский повар сегодня постарался, — сказал Жак Кер, — он великолепно умеет готовить суп, и я не могу удержаться, чтобы его не отведать.
Собравшиеся с большим аппетитом поглощали суп. В нем плавали кусочки гренков, поджаренных в желтках и белом вине. Потом подали розовую воду с сахаром и шафраном. Изящные леди и благородные рыцари с жадностью пожирали это произведение кулинарного искусства.
Графиня грустно покачала головкой.
— Мне нельзя есть такой калорийный суп. Я уже не так молода. — Она помолчала, чтобы Кер начал возражать. — Я могу очень быстро набрать лишний вес. Мне всегда трудно удержаться от такого соблазна.
Кер любовался щедро выставленными на всеобщее обозрение белыми полными плечами и стройной шеей Изабо.
— Мне кажется, что вы становитесь прелестнее с каждым днем, — заметил он.
Виночерпий налил вино в их общий кубок. Кер поднял его и предложил даме.
— Нам также подают хорошее вино, — сказал он. — Вы не окажете мне честь сделать первый глоток?
Графиня отпила вино и возвратила кубок Керу.
— Робин неохотно расстается с тайнами, — сказала графиня, возвращаясь к интересующему ее разговору. — Он мне никогда не рассказывал о ваших с ним отношениях. Это действительно страшная тайна? Сударь, должна признаться, что я являюсь весьма любопытной женщиной.
Кер отпил глоток вина.
— Не понимаю, почему из наших отношений нужно делать тайну. Д’Арлей никогда не скрывал, что он связан с моими делами. Я уверен, что он гордится тем, что… некоторые люди презрительно называют «вульгарной торговлей». Вы это желали услышать, мадам?
— Мне хотелось знать, как все началось.
— Я понимаю, почему сир Робер никогда вам об этом не рассказывал. В первый раз я с ним встретился в тяжелый период его жизни. Графиня, та дама, к которой он хорошо относился, выходила замуж. Я посоветовал, чтобы он уехал на какое-то время, и даже помог ему устроиться на один из моих кораблей. Он прислушался к моему мнению, и ему стало легче. С тех пор мы стали друзьями.
Кер рассказывал и разглядывал профиль графини. У нее был красивый лоб, прекрасно вылепленный носик с небольшой горбинкой и резко прочерченными ноздрями и очень длинные ресницы. «Неудивительно, что Робин сильно переживал, когда эта женщина отвергла его, — подумал Кер. — Наверное, в то время она была вообще неотразима».
Некоторые осуждали Изабо за эгоизм и амбициозность, но Кер желал сам составить о ней мнение. Придворные красавицы всегда страдали от пересудов, злобной зависти и сплетен. Он вспомнил все рассказы об Изабо — она безуспешно пыталась заменить Агнес Сорель и привлечь к себе внимание короля. Она была всецело поглощена собственной внешностью и могла позволить себе принимать ванны из клубничного сока. Она пила разбавленный фруктовый уксус вместо вина, чтобы кожа оставалась белой. Говорили, что она посещает ученого доктора из университета, который разбирался в магии и даже, болтали люди, близок к получению философского камня. Графиня лучше относилась к брату мужа, чем к своему мужу, и не скрывала от него, что вышла замуж только из-за титула. Кер не верил сплетням об этой женщине, но понимал, что ее корыстное замужество — правда.
Кер продолжил разговор:
— Несколько лет назад мне очень понадобились деньги. Я хотел иметь сразу много кораблей и начал их строить, не подсчитав все заранее. Мне было очень трудно. Д'Арлей помог мне ссудой. Я до сих пор ему за это благодарен.
— Мне об этом известно.
— Это был с его стороны смелый и щедрый шаг. В то время он рисковал своей недвижимостью и ему пришлось заложить свои земли.
— Об этом я ничего не знала. Если бы об этом услышал Рено, он бы стал возражать.
— Мадам, я делюсь с вами этими сведениями по секрету. Заем был безопасным. Я постарался защитить его права. Д 'Арлей сильнее пострадал бы, если бы вложил деньги в корабль, а тот бы затонул. Я ему обеспечил безопасность займа товарами в моих лавках — и он ничего не потерял. Я быстро выплатил д'Арлею заем, но чувствовал, что после такого щедрого жеста с его стороны буду вечно оставаться его должником. С тех пор я считаю его своим партнером и он получает доходы с моих операций — и так будет всегда.
Графиня попыталась получить более полные сведения:
— Возможно ли, что наш милый Робин может стать очень богатым человеком?
На тарелке у них лежала аппетитная форель. Графиня не стала ее есть, но Кер с удовольствием принялся орудовать ножом.
— Вы меня простите, если я немного похвастаюсь? — спросил он, прожевывая кусок рыбы. — Робин уже богатый человек, потому что он принимает участие в моих делах, а со временем станет еще богаче.
— Я рада это слышать, — шепнула графиня.
— Вы видите, мадам, — продолжал Кер. Он не отказал себе в удовольствии подогреть сожаления, которые она испытывала, отказавшись много лет назад выйти замуж за д’Арлея. — Мои предприятия сильно отличаются от подобных существующих в мире предприятии. Они могут разрастаться до бесконечности. Действительно, я только начал их строить и ваш родственник мне во многом помогает. Он будет оставаться моим незримым партнером в торговой империи, которую я создаю.
После форели подали оленину и фрументи. Фрументи было изобретено за два поколения до появления на кулинарном Олимпе знаменитого королевского повара. Фрументи — это пшеничная каша на молоке с растопленным сахаром и кардамоном. Кер обожал это блюдо, но графиня к нему не прикоснулась. Она лишь отведала кусочек рыбного фарша с печенью трески, сдобренного приправами. Графиня старалась есть медленно и крошечными порциями.
— Сегодня я — самый богатый человек в мире, — гордо заявил Кер. У него сверкали глаза, он говорил тихо, чтобы, кроме Изабо, его никто не слышал. — Что я стану делать с растущим богатством? Я этого не знаю. Правду сказать, я никогда не думал об этом. Я работаю не ради денег. Мне нравится чувство власти, но я работаю и не ради этого. Я могу вам объяснить мои побудительные мотивы, но мне ясно представляется будущее. Мир станет другим, и там людям будет жить лучше. Коммерция выйдет на первое место, и… — он многозначительно помолчал, — и солдаты перестанут считаться самыми необходимыми людьми. Графиня, я пытаюсь сделать так, чтобы на первом месте не стоял Кодекс чести рыцарства и чтобы люди были счастливы и хорошо жили. Это время настанет, и ничто не сможет помешать этому. Мне хочется, чтобы это время настало побыстрее.
— Мне трудно поверить, что подобное будущее когда-нибудь настанет, — заметила графиня, — но, господин Кер, вы говорите так убедительно!
Королевский повар приказал подать две фигурки — пастуха и пастушки — почти в натуральную величину, изготовленные из различных закусок. Это означало, что произойдет смена кушаний. В королевской кухне работал настоящий художник, подобный Фидию. Однако этому мастеру было суждено проводить свои дни среди котелков и сковородок. Ему приходилось много работать, он создавал свои творения не из могущего выстоять века камня. Фигурки, изготовленные им, были очень выразительными. Лица пастуха и пастушки сделаны из подкрашенного теста, они ласково улыбались друг другу. Оба держали в руках по корзинке. Когда открыли крышку одной из них, услышали пение пары канареек. Из другой вылетели голуби. Они разлетелись по комнате и садились на плечи присутствующих в надежде, что их станут кормить.
Жак Кер присоединился к аплодисментам, а потом продолжил разговор:
— Графиня, вы давно знакомы с д'Арлеем?
— Да, сударь. В Анжу наши поместья расположены по соседству, хотя семейству де Бюрей принадлежало больше земель, чем моему отцу. Робин и я примерно одного возраста, должна вам признаться в этом. Детьми мы играли вместе и, пока подрастали, постоянно виделись. Робин был милым и нежным мальчиком, и мы с ним дружили. Мне он всегда нравился.
— Но вы вышли замуж за его старшего брата…
— Да, так случилось. Они помолчали.
— Графиня, мне кажется, что вы действительно амбициозная женщина, — сказал Кер.
Изабо де Бюрей не стала возражать:
— Правда. Я не считаю необходимым отрицать, что мне бы хотелось пользоваться влиянием при дворе. Я — красива и без ложной скромности готова признать, что обладаю достаточным умом, я даже умнее, чем некоторые из этих, она понизила голос, — окружающих нас глупцов.
— Вы хотели, чтобы у вас было больше шансов для этого, и решили выйти замуж за Рено? Вам был нужен титул?
Графиня сузила карие глаза и кивнула:
— Вы мне задали прямой вопрос, и я вам дам такой же прямой и честный ответ. Да, господин Кер, я вышла замуж за Рено из-за его титула и того положения, которое он мне дал при дворе. Но я в нем сильно разочаровалась и не собираюсь больше скрывать этого.
— Д’Арлей понимал, почему вы предпочли его брата?
— Наверное, он это понимал, но не был полностью уверен. В то время он меня обвинял в расчетливости, но я все отрицала. Он был очень скромным и наивным, потому-то и поверил, что я испытывала к его брату какие-то чувства.
Графиня сполоснула руки в чаше, поднесенной слугой, и тщательно вытерла их льняным полотенцем.
— Не знаю, зачем я вам все это рассказываю. Я призналась в таком поступке, после этого вы станете плохо судить обо мне.
Кер допил вино и отставил кубок в сторону. Это был знак виночерпию, чтобы он больше не подливал туда вина. Потом казначей внимательно посмотрел на свою даму.
— Возможно, вы считаете, что можете мне быть в чем-то полезной?
Графиня не отвела от него взгляда.
— Не буду отрицать это. Вам понадобятся друзья при дворе.
— Да, графиня, возможно, мне понадобятся друзья в непредсказуемом будущем. Мне пригодится милая и очаровательная дама, какой являетесь вы. У вас, вероятно, затруднения с деньгами?
— Всегда, — вздохнула Изабо. — Мой эгоистичный муж весьма расточителен. У нас огромные долги. Они настолько велики, что нам с трудом удается делать вид, что все в порядке.
— Вы когда-нибудь обращались к д'Арлею за помощью? Изабо колебалась, прежде чем дать ответ.
— Я уже сказала вам слишком много, и мне придется быть с вами до конца откровенной. Если даже вы станете еще хуже обо мне думать. Да, сударь, я просила его помочь, когда… когда положение стало просто ужасным.
— Он выказал желание вам помочь?
— Конечно. Мой дорогой Робин очень щедр. Ему было всегда достаточно лишь намека.
— Если вы мне кое в чем поможете, вы можете обращаться ко мне в нужные моменты.
Графиня не сводила с него глаз.
— Я уже думала об этом.
Кер был настоящим торговцем и предпочитал, чтобы инициатива в торгах исходила от противоположной стороны. Он подумал: «Какое совпадение! Мне повезло. Теперь я могу диктовать свои условия».
— Графиня, вы можете оказать мне услугу именно сейчас, — сказал Кер. — У меня возникла смелая идея, и вы мне можете помочь. Вы от этого только выиграете.
Дама умела торговаться не хуже купца и поэтому промолчала.
— До того, как я вам объясню, в чем тут дело, — продолжал Кер, — мне придется сказать кое о чем, не касаясь самой задумки. Мне придется поставить вам условия. Вам могут не понравиться мои слова, но я всегда предпочитаю говорить в открытую и не держать ничего в тени.
Изабо подняла брови, но ответила тихо и спокойно:
— Господин Кер, я выслушаю вас с удовольствием.
— Мне очень нравится Робин, — сказал, помолчав, Кер, — и мне очень тяжело ощущать, что он несчастлив. Я не могу сказать, что он постоянно об этом думает или говорит. Робин с удовольствием выполняет свою работу, у него есть книги, он занимается философией и наукой. Но ему уже тридцать и он все еще не женат. В его доме должны уже бегать и шалить полдюжины детишек. Книги не могут заменить семью, графиня. Боюсь, что он теперь вообще не женится, а это очень неприятно для человека его положения. Меня это сильно огорчает.
— Я никогда не мешала ему жениться, — заявила Изабо.
— Конечно, в открытую вы этого не делали. Но мне кажется, что он не взглянет ни на одну другую женщину, пока не будут разрушены прежние связи. Если цепи будут разорваны, он вскоре сможет найти новую любовь. Я абсолютно уверен, графиня, только вы можете разрушить эти связи.
Наступила долгая тишина. Каждый из них ждал, кто же заговорит первым. Победил Кер.
— Вы хотите сказать, что это ваше условие? — спросила Изабо.
Кер утвердительно кивнул.
— Графиня, обещайте, что сделаете все возможное, чтобы разорвать эти цепи, и я буду очень щедрым. Вам никогда больше не придется беспокоиться о деньгах.
Впервые на ее бледных щеках показался румянец. Кер внимательно следил за ней и видел, что она с трудом сдерживает возмущение. Он продолжал смотреть на нее и не был уверен, что желание обрести финансовую независимость от мужа возьмет верх над другими чувствами.
Наконец Изабо промолвила:
— Должна ли я дать вам обещание… такое невероятное обещание, прежде чем вы мне расскажете о своих будущих планах?
Кер обрадовался и подумал: «Она согласна». Он помолчал, чтобы Изабо почувствовала значительность происходящего.
— Могу вам сказать только одно: вам будет доверено присматривать некоторое время за одной молодой девушкой и вы станете следить за ее обучением. До того, как сказать вам еще кое-что, я должен задать вопрос. Мне следует убедиться, что некая информация является правильной.
— Как пожелаете, сударь.
Кер знал, чем закончится их разговор, и спросил:
— У вас был дядя по имени Жюль де Вудрэ, и у него были поместья в южной части Берри.
— Да, мой дядюшка Жюль умер десять лет назад.
— У него было множество детей, по большей части незаконных.
Графиня улыбнулась:
— Очень много.
— Он что-нибудь делал, чтобы обеспечить незаконнорожденных детей?
— Ничего. Дядюшка не был богатым человеком. Он много тратил и когда умер, его поместья были в ужасном состоянии.
— Его наследники могли заниматься незаконнорожденными братьями и сестрами?
— Я довольно хорошо знаю моих кузенов и должна вам сказать, что они, конечно, ничего не делали. Вы хотите сказать, что они не имели права так себя вести?
Кер покачал головой:
— Меня абсолютно не интересуют этические проблемы. Мне нужно быть уверенным в одном: вашим кузенам известно о своих сводных братьях и сестрах?
Изабо рассмеялась:
— Если бы вы знали моего дядюшку Жюля, то не задавали бы этого вопроса. Господин Кер, их было слишком много. Мне кажется, что даже он сам не знал, сколько у него было детей. В этом нет ничего особенного.
Ужин закончился. Гости начали вставать из-за стола, послышался скрежет отодвигаемых стульев. Некоторые задерживались у дверей, там слуги предлагали пряные прохладительные напитки. Вокруг раздавались громкие голоса.
— Графиня, я вам должен рассказать о моем плане, — сказал Кер. — Вы согласны поговорить со мной, когда мы придем в апартаменты королевы?
Изабо опустила глаза:
— Мне сначала необходимо подумать о ваших словах. Кер улыбнулся:
— Конечно. Что бы вы ни решили, позвольте мне сказать, что я чудесно провел с вами время. Мне было приятно ужинать в вашей компании.
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Askerjig
    StandART. Разработка И Создание Сайтов Статейное Продвижение Сайта. Как Правильно Раскрутить Сайт Статьями? Нужно Только Составить Рекламу И Определить Что Такое Статейное Продвижение Самостоятельное Продвижение Сайта В Яндексе