Я в порядке и другая ложь

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Пока смерть не разлучит нас

Мне кажется, мой брак пошел на поправку в день, когда я призналась мужу, что хочу секса с 20-летним. Не такие разговоры семейные пары обычно ведут за ужином, уложив детей спать. Люди часто утверждают, что партнеры — их лучшие друзья, но скрывают от них так много. После истории с маммограммой я решила быть полностью честной и откровенно рассказывать мужу о своих чувствах, потребностях, желаниях и о том, как я несчастна. Он стал слушать меня, и тогда я снова в него влюбилась.

Для меня стала полной неожиданностью сильнейшая злость на Майка, появившаяся после рождения наших детей. Я злилась на него, потому что он каждый день уходил на работу, а я торчала дома и слушала «Колесики крутятся» на повторе. Когда он был дома, меня бесил каждый его чих. Я проводила с детьми уйму времени и уже выстроила определенный распорядок, а когда муж начинал делать что-то иначе, меня бомбило.

Я злилась на несправедливость. Несправедливо, что мне пришлось поставить свою жизнь на паузу, в то время как он продолжал жить как ни в чем не бывало. Он общался со взрослыми людьми, а я ловила двухлетку, чтобы та не вытерла какашки о ковер, потому что не может найти туалетную бумагу. Я случайно увидела, как она с голой попой удирает по коридору, устланному моими белыми коврами, и чуть не рухнула в обморок. Я безнадежно закричала «Стой!» — безнадежно, потому что знала: поздно спасать тот кусок ковра, что отныне будет известен в нашем доме как обкаканное место. Я также поняла, что эта картина — дочь, оглядывающаяся, чтобы проверить, все ли она хорошенько вытерла, — в моем мозгу навек. Так вот оно какое, дно. Никаких тебе наркотиков, веселящих алкогольных коктейлей и попыток скрыть от мужа интрижку на стороне — только какашки. Напомните, в каком номере «Космо» была статья о том, как избавиться от запаха какашек, въевшегося в руки?

***

Наш брак вовсе не был неудачным. У нас просто начался такой же трудный период, как у многих после рождения детей: все разговоры только на очень скучные темы и кажется, что знаешь друг о друге все.

Однажды я со старшей дочерью поехала на день рождения в город. По какой-то причине та не захотела есть пиццу, которой угощали гостей, и произнесла слабеньким голоском, будто вот-вот упадет в обморок: «Мама, я хочу кушать!» Это после того, как она весь день лопала попкорн, картошку фри и фруктовые колечки. Сразу после дня рождения я должна была идти развлекаться одна, а дочь — ехать домой с моей подругой, поэтому я написала Майку, предупредив, что дочь не пообедала и по возвращении домой ее нужно накормить. Я предложила дать ей картофельные вафли (то есть оладьи). Через несколько секунд Майк ответил, что картофельных вафель нет. Тут нужно предупредить, что у Майка есть особенность: он никогда ничего не может найти. Он может искать шапку, детские бутылочки и ключи от дома часами и не находить их, а все это время они будут у него прямо перед носом. Эту удивительную способность, к сожалению, унаследовали от него наши дети, судя по тому, что они еще ни разу в жизни не смогли сами найти свои ботинки.

Еще одна суперспособность Майка — вести бесконечные разговоры на самые скучные темы в мире. Например, о картофельных вафлях. Так и вышло, что я 10 минут стояла в углу пинг-понгового клуба и обменивалась с мужем сообщениями, по ходу размышляя: «Как я дошла до такой жизни? Мы с мужем обсуждаем картошку».

Майк: Не могу найти вафли. Кажется, они кончились.

Я: Они в морозилке.

Майк: Я смотрел, нет.

Я: Пошуруй там.

Майк: А с каких пор мы покупаем картофельные вафли?

Я: С тех пор, как дети стали их есть.

Майк: Я не помню, что покупал вафли, ты уверена? Когда ты просила их купить?

Я: Не помню, это важно? Посмотри в левом ящике.

Майк: Я не знал, что они любят вафли, а их в духовке размораживать или в тостере? Так и не нашел.

Я: Прошу, ни слова больше про вафли, иначе мне придется убить себя.

Больше он не писал.

Вечером я встретилась с подругами и пересказала им «вафельную историю». Оказалось, у всех есть такая же. Не про вафли, так про другую бытовую ерунду, которую они обсуждают бесконечно. Про стирку, про то, как кто-то передвинул контейнер для сортировки мусора и теперь придется покупать новый, и так далее.

Может, поэтому все вокруг навостряют уши, стоит заговорить в местном «Старбаксе» о нудистском спа или о чем-то в таком духе? Люди просто устали от своей скучной жизни.

На тему быта можно говорить бесконечно, иногда предсказуемость даже радует, но мне кажется, гораздо лучше быть спонтанной и не всегда знать, что случится в следующий момент.

***

За год кризиса многое в моих представлениях о браке встало на места. Нам внушают, что брак — своего рода кульминация жизни. Кто-то верит в это по религиозным причинам, кто-то — из-за клише, которое гласит: не найдешь свою половинку — будешь вовек одинок и несчастен. С малых лет нас учат, что мы должны выйти замуж или жениться, завести детей и построить дом. Все решено за нас: как только мы достигаем определенного возраста (особенно это касается женщин), мы должны «отхватить» себе кого-то и тащить к алтарю.

Идея моногамии становится ловушкой; мы убеждены, что на свете есть всего один человек для каждого, одна наша половинка. Но однажды я начала задаваться вопросом: почему так считается? Зачем мы лишаем себя возможности дарить любовь многим людям, обязательно ли всего себя отдавать одному человеку?

Иногда мне кажется, что брак и моногамия противоречат человеческой природе, ограничивают нас и основаны на страхе. И ничего удивительного, что в наше время многие изменяют и разводятся. Часто это единственная альтернатива неудачным отношениям-кандалам и единственная возможность найти любящего и понимающего партнера.

Порой мы поступаем так же, как представители предыдущих поколений, — «страдаем молча». Так сказала бабушка после моего развода. Я приехала к ней в гости, она заварила чаю с мятой, и мы некоторое время сидели в тишине. Я знала: папа уже рассказал ей, что мы с моим первым мужем разошлись, но ни одна из нас не решалась заговорить на эту тему. На кухне были огромные часы, и я помню, как они тикали, когда мы сидели и пили горячий чай маленькими глоточками. Бабушка заговорила первой и сказала: «Не понимаю я ваше поколение. В наше время все страдали молча». Интересно, много ли людей живут так до сих пор и удается ли это женщинам лучше, чем мужчинам?

***

Первым красным флажком, предупредившим меня о том, что с институтом брака все не так однозначно, стали отношения моих родителей. Много лет я жила в эпицентре бури. Родители очень любили друг друга, но при этом совершенно друг другу не подходили.

После развода я поклялась, что никогда больше не вый­ду замуж. Стоя в ожидании, пока муж отдаст мне бумаги о расторжении брака, я думала о том, что хватит с меня этого безумия. Привязать себя к одному-единственному человеку, допустить, что в некотором смысле принадлежишь ему и твое счастье зависит от него? Мне не хотелось больше никогда становиться частью этой системы.

Но когда через несколько лет я встретила Майка, желание связать себя узами брака проснулось во мне снова. По правде говоря, если бы он не настаивал и сказал, что не хочет жениться, я бы не возражала, но ему хотелось настоящую свадьбу.

***

Мы познакомились через сайт: я призналась подруге, что хочу снова завести серьезные отношения, и она посоветовала один сервис. Он оказался ужасным. Я встретилась с тремя парнями. Первый отвел меня в суши-бар и весь вечер ныл, что там очень дорого. Второй оказался милым, но не перезвонил. Третьим был Майк.

Когда он написал мне, я сперва не впечатлилась. Мне не понравилась фотография: там он улыбался, и помню, я подумала, что он похож на Чарли Чаплина и это очень раздражает. Я зачем-то добавила его в друзья в «Фейсбуке» и напрочь забыла о нем. Через несколько месяцев я репетировала выпускной спектакль в школе актерского мастерства, он написал мне и спросил о планах. Я рассказала ему про спектакль, и он попросил разрешения прийти. Я тогда решила, что он дурак. Выпускные спектакли ведь не для зрителей — туда пускают только агентов и работников театральной сферы. Он ответил, что как раз работает агентом и представляет актеров и комиков.

Можете себе представить, как быстро изменилось мое к нему отношение? Я попросила его номер телефона и тут же перезвонила ему. Дело было в 10 вечера.

Мы договорились встретиться в клубе, где выступали стендаперы. Он хотел посмотреть нового комика и пригласил меня составить компанию. Я восприняла это как деловую встречу, поэтому оделась профессионально, приготовила фотографии и резюме. Я даже отрепетировала драматический монолог на случай, если он захотел бы меня прослушать. Я стояла и ждала; он вышел из своего винтажного голубого мерседеса в длинном темном плаще и костюме, зашагал мне навстречу, а я подумала: «Ого, какой красавчик».

Но я держалась профессионально, и мы говорили о бизнесе, о моих фотографиях и о выпускном спектакле. Надо отдать Майку должное — он делал вид, что ему не все равно, и отвечал на все глупые вопросы, ни разу не заставив меня почувствовать себя дурочкой. Потом он отвез меня домой, попрощался и уехал, а я, помню, подумала: какая жалость, ведь он мне действительно понравился.

На следующий день он позвонил и сказал то, что я никогда не забуду. Он сказал: «Я не хочу быть твоим агентом, потому что не встречаюсь с клиентами, но, если ты согласишься, я бы хотел пригласить тебя на свидание». Тут я поняла, что встретила Мужчину с большой буквы — вероятно, первого в жизни после череды мальчишек и мужчин, которые вели себя как мальчишки.

В наших отношениях, как и у многих других пар, случалось всякое. У нас были проблемы, но нет худшего испытания для брака, чем дети. В день, когда я узнала, что жду ребенка, что-то во мне изменилось. Тогда я еще не замечала изменений, я не ждала и не планировала их, но уже в тот день сделала первый шаг, отдаливший меня от Майка, — один из многих, которые мне предстояло сделать в последующие годы.

Мы потеряли и себя, и то, что объединяло нас. У меня было чувство, будто я родила от незнакомого человека. Мужчина, за которого я вышла замуж, любимый, тот, кто был со мной рядом до рождения детей, тот, кто выбрал меня и любил такой, какая я есть, тот, кто смешил меня, — он куда-то пропал. Его место занял тот, кто вечно путался под ногами, делал все неправильно и не понимал, что я чувствую и что мне приходится переживать. Я тоже изменилась — веселой девчонки, на которой он женился, не было и в помине. Осталась задерганная мамашка, орущая, что кто-то забыл повесить новый рулон туалетной бумаги.

***

Возможно, я повторяюсь, и я понимаю, что людям, у которых нет детей, все это кажется преувеличением. Но когда ты устала, не спишь ночами, все тело болит, из груди течет молоко, а гормоны отплясывают джигу, когда ты плачешь без причины, больше всего на свете тебе хочется врезать тому парню, который сделал все это с тобой.

После рождения детей у нас не осталось и времени друг на друга. Когда ты родитель, жизнь просто пролетает мимо. Ты думаешь лишь о том, как прожить этот день, дойти из точки А в точку В и не сойти с ума. Ты совершенно забываешь, что прежде, до того, как эти маленькие существа захватили дом, тут жил кто-то еще. Муж оказывается кем-то вроде соседа по квартире, с которым вам особо не о чем разговаривать.

Однажды утром я проснулась с ощущением, что он мне даже не нравится. Все наши разговоры — если можно назвать их разговорами — были о детях. По большей части мы просто ругались из-за того, как плохо Майк что-то сделал или как мало мне помогает. Я презирала его за то, что он не может помочь, не видит, как мне плохо. Я хотела, чтобы он понял все без слов. Потому что от моих объяснений становилось только хуже.

Так продолжалось до самого кризиса. Плохо было не все время, разумеется. Но поскольку я пообещала быть честной до конца, скажу, что, если бы мы продолжили в том же духе, все закончилось бы изменой или разводом, а я не хотела ни того ни другого. Я поняла, что не обязательно быть несчастными остаток жизни лишь потому, что нас связывает кусочек бумаги и 10 лет назад мы пригласили кучу людей на нашу свадьбу и кормили их рыбой. Я поняла, что если мы останемся вместе, то только по доброй воле.

Пост в блоге: «Поездка, которая спасла мой брак», 26 октября 2017 года

Этой фотографии ровно два года — она сделана на мой 40-й день рождения. Мы поехали в Вегас на пять ночей (правда, вышло четыре, так как мы опоздали на самолет). Впервые в жизни мы уезжали куда-то так надолго без детей. Вы даже не представляете, как много эта поездка значила для нашего брака: она его спасла.

После рождения близнецов прошло два с половиной года; это был, пожалуй, самый трудный период в моей жизни, и наш брак, мягко говоря, штормило. Родить трех детей за два года — не шуточки, и я обнаружила, что пропасть между мной и мужчиной, за которого я когда-то вышла замуж, становится все шире. Я даже не помнила, за что полюбила его и что у нас общего, поэтому, когда настало время уезжать — а поездку мы запланировали еще год назад, — я чуть не отказалась.

Я сказала, что ему лучше поехать с другом. Никогда не забуду его ответ. «Но я хочу поехать с ТОБОЙ», — сказал он, и я подумала: «ПОЧЕМУ? А я? Хочу ли я поехать с ним?»

В конце концов мы уехали — на день позже, после того как переночевали в отеле рядом с аэропортом, отчего нам захотелось уехать еще сильнее («Холидей Инн» прекрасен, но в Вегасе несравненно лучше, согласитесь?). Поначалу я чувствовала себя странно: столько времени без детей, вдали от дома! Как-то вечером за ужином я рассмеялась и поняла, что совсем забыла времена, когда Майк мог меня рассмешить.

Мы «поженились» заново в часовне Элвиса — этот вечер навек останется лучшим в моей жизни. Спонтанный, странный, смешной, ужасный и прекрасный — вот как его можно описать. Короче, идеальный.

Скоро пришло время возвращаться домой. К детям, немытой посуде и прочему.

С той поездки у нас были всякие моменты, плохие и хорошие, и мне часто кажется, что жизнь снова закручивает нас в водовороте. Иногда мне хочется бросить в мужа тапком просто за то, что он сказал мне «доброе утро». Но потом я вспоминаю ту поездку — особенно часто в трудные времена. Вспоминаю, как мы, пьяные, только что с самолета, без детей, кутили в Лас-Вегасе и как нам было весело… И это все меняет.

С началом кризиса я ступила на путь изучения себя. Знайте, что сейчас я закатываю глаза. «Путь изучения себя»? Серьезно? Я понимаю, как раздражающе это звучит, но это самое точное описание моего опыта. На этом пути (глаза вверх) я позволила себе быть настоящей, даже если это означало стать той, кем мне быть не очень-то хотелось. Я не знала, как отреагирует Майк и захочет ли идти по этому пути со мной или же предпочтет остаться позади. Но я знала, что, если не сломаю все и не сожгу мосты, мне необходимо, чтобы он был рядом.

Это случилось через несколько месяцев после начала кризиса, когда мы немного сблизились. Уточню: мы не работали над отношениями, я работала над собой, и это все изменило. Я стала меньше злиться, атмосфера в доме разрядилась. У меня появились друзья, с которыми я начала чаще встречаться, и новые увлечения, я с удовольствием проводила время в одиночестве, и жизнь стала более наполненной. Тогда я решилась заговорить о других своих потребностях. Если бы к тому моменту я не разобралась в себе, разговор мог бы и не состояться. Я заговорила не о том, чего не хватает Майку или нашим отношениям, а о том, что еще мне нужно, помимо наших отношений.

В прошлом я обвиняла его во всех грехах: считала, что я толстая из-за него, несчастная из-за него и наша сексуальная жизнь простаивает тоже из-за него. Но после кризиса я осознала правду. По большей части дело было не в нем, а во мне.

Я осознала, что брак — навязанная нам социальная условность и большинство моих знакомых женщин, у которых с виду идеальный брак, чувствуют то же самое. Лишь стыд мешает им высказать чувства вслух, стыд и боязнь, что муж не поймет и бросит их.

Странно, что многие боятся обсуждать свой брак с мужьями; можно подумать, после свадьбы супруги обязаны молчать обо всех спорных вещах. Кто сказал, что брак означает верность одному человеку до гроба? Я для себя сделала вывод, что брак — это абсолютная честность, брак — это когда у тебя есть человек, которому ты можешь полностью открыться. Я поняла, что ни у кого из моих друзей и подруг, включая меня на каком-то этапе, не было этой честности в отношениях. Мы все нагло врали партнерам о наших сексуальных и эмоциональных потребностях, мы притворялись, что нам не хочется изменять направо и налево, и одновременно мечтали, чтобы нас просто кто-то обнял и приласкал.

***

Когда начался кризис, я не хотела, чтобы Майк оставался в стороне. Я не хотела уходить. Я любила его, но мне хотелось разрушить стены, которые ограничивали нас, и стать свободной — вместе с ним. И вот однажды я отважилась признаться, что чувствую на самом деле.

Мы лежали в кровати и смотрели какой-то фильм на «Нетфликсе», когда я попросила его нажать на паузу, чтобы мы могли поговорить. Мы уже обсуждали мой кризис, мысли о матери и соображения по поводу наших отношений с Мальчиком, но в тот вечер я решила поднять тему моногамии. Помню, я сказала что-то вроде: «Разве суть брака в том, чтобы ограничивать друг друга? Почему мы должны так жить?» Он не понял, к чему я клоню, поэтому я спросила напрямую: «Что ты думаешь насчет открытого брака?»

Поначалу он оторопел. Родители Майка все делали вместе и счастливо прожили более 40 лет, поэтому я его шокировала. Я это понимала. Мы разговаривали на эту тему несколько часов в тот вечер и еще потом, и удивительно, но каждый разговор сближал нас. Майка беспокоил вопрос ревности: что он почувствует, если у меня будут отношения на стороне? Думаю, такая реакция ожидаема. В подобных обсуждениях меня обычно спрашивают о ревности и страхе, что открытость поставит под угрозу существующие отношения.

***

Что касается ревности, это чувство вполне естественно и его не избежать. Я знала, что рано или поздно мы с ним столкнемся. Нам пришлось искать способ справиться с этим, и мы все еще его ищем. Реальность такова: я не знаю, чем все закончится. Я не знаю, будет ли у этой истории счастливый конец, но мне уже не страшно попробовать это выяснить. Иногда мне даже любопытно. Ведь, если задуматься, однозначные финалы бывают только в кино. Реальная жизнь полна сюрпризов. В конце концов Майк выразился лучше всего и успокоил меня. Он сказал: «Я не знаю, что почувствую, и ты тоже не знаешь. Пожалуй, мы узнаем об этом, лишь когда попробуем». На том и порешили. Одно мы знали наверняка: нужно быть честными. Честными до конца.

На днях я спросила, считает ли он меня странной. Он ответил: «Ты слегка необычная». Мне нравится, как он трактует мои вопросы. Он умеет взглянуть на ситуацию широко, даже если отвечает коротко. «Успокойся, не такая уж ты и странная». А слыша истории о его холостяцкой жизни, я успокаиваюсь тем, что из нас двоих он куда более странный.

Понятие открытого брака включает многое. Майк по-прежнему мой основной партнер, и я не планирую что-то менять. Наши отношения не идеальные, но очень крепкие, мы совместимы по многим пунктам. Мы договорились об открытом браке главным образом для того, чтобы удостовериться: мы никогда не станем лгать друг другу. С того момента все стало намного проще. К тому же я долго не спала ни с кем, кроме него, но само понимание того, что мне это можно, все изменило.

Как только мы с Майком начали говорить друг другу правду и ничего, кроме правды, мы стали больше уважать друг друга. Это уважение было основано на доверии. Мы признали, что мы разные и наше отношение к сексу и интимности может не совпадать. Мы можем вести свободную жизнь и при этом сохранять эмоциональную близость. Это стало огромным прорывом.

Я точно знала одно: глядя на наши с Майком отношения, мои девочки сформируют представление о браке, если, конечно, они когда-нибудь решат завести семью. Я хочу, чтобы они знали: всегда есть выбор, никто и ничто не заставляет тебя оставаться с кем-то против воли. Мне важно, чтобы они осознали: мама с папой — тоже люди, они ссорятся и не всегда соглашаются по всем пунктам. Отношения не статичны, это словно живой организм, и они не бывают идеальными. Раньше я прибегала к единственному известному мне способу решения проблем — кричала и кидалась тапками, как мои родители. Какой посыл считывали мои дети? Что между родителями отсутствует коммуникация, а часто и уважение. Я решила изменить это, а поскольку в моем детстве дома разыгрывались драмы, достойные мыльных опер, это оказалось нелегко.

***

Наблюдая, как мои девочки играют в куклы и обсуждают свадьбы с принцами, я все время думаю, откуда они этого набрались. Неужели женщины рождаются с этой ересью в голове? Или мы впитываем ее из диснеевских мультиков, где в конце парочка непременно играет свадьбу и живет долго и счастливо? А может, дети просто смотрят на маму с папой и решают, что хотели бы однажды жить так же?

Иногда они просят меня поиграть с ними, и я соглашаюсь, хотя ненавижу Барби. Я соглашаюсь с единственной целью — ответить, что уезжаю путешествовать и не хочу никаких обязательств, когда принц попросит мою Барби выйти за него.

Дети: Мама, давай выстроим всех Барби в ряд. Я буду принцем и выберу невесту.

Принц: Хочешь потанцевать?

Моя Барби: Знаешь, спасибо за предложение, но я люблю танцевать одна.

Дети: НЕ-Е-ЕТ, ма-а-ам, ты должна танцевать с принцем!

Я: Почему? Разве я не могу быть самостоятельной девушкой, которая просто вышла погулять одна и не хочет, чтобы принц вмешивался в ее личное пространство?

Дети — за принца: Ты самая красивая принцесса, которую я видел!

Моя Барби: Спасибо, но ты не в моем вкусе. Не обижайся.

Принц: Поехали со мной, я женюсь на тебе, и мы будем вместе, пока смерть не разлучит нас.

Моя Барби: Ладно, слушай, не хочу показаться грубой, но ты мне уже надоел. Мы только что познакомились, и я даже не уверена, нравятся ли мне мальчики, так что давай не будем торопить события.

Дети (выходят из себя): Мама! Ты должна выйти за него! Он же тебя ВЫБРАЛ!

Я: Но моя Барби хочет поехать путешествовать и целоваться с другими мальчиками и девочками. Не ограничивайте ее!

Сегодня нас с Майком часто можно застать целующимися на кухне за завтраком. Поскольку в детстве я не видела, чтобы родители так нежничали, я делаю это почти нарочно. Хотя уверена, это смущает детей.

Да, наш брак не идеален, но с того дня, как мы решили быть собой, говорить честно и доверять друг другу, отношения укрепились. Конечно, у нас по-прежнему бывают моменты, когда мы видеть друг друга не можем. Недавно муж вообще признался, что я пыталась удушить его во сне. Он сам виноват: нельзя так ужасно храпеть!

Кризис также научил меня, что можно жить вместе, но иметь и собственную жизнь. Нам уже не кажется странным ездить в отпуск порознь, со своими друзьями, мы нередко проводим вечера не вместе. Первой начала так делать я, но Майк вскоре последовал моему примеру. Помню, как он впервые за много лет отправился к друзьям один: он надел вязаный свитер и выглядел очень виноватым, что идет без меня! Я сказала: «До полуночи не возвращайся, и если придешь трезвым — домой не пущу».

Когда у твоей половины есть своя жизнь и увлечения, это повышает ее притягательность. Ведь когда мы знакомимся с человеком, мы еще ничего о нем не знаем, и один из секретов магии влюбленности — азарт постепенно узнавать друг друга. Зачем это менять? Кто мешает нам постоянно развиваться? Так мы никогда не наскучим ни самим себе, ни друг другу.

Когда Майк поехал в Нью-Йорк по работе, я сказала ему, что он может, например, с кем-нибудь пофлиртовать. Он ответил: «Ох, прекрати, что за глупости. Мне 50 лет, на меня никто даже не посмотрит, я все равно что динозавр». Никогда не думала, что мужчины тоже чувствуют себя никому не интересными, пока он это не сказал!

Что касается меня, я вырвалась из порочного круга. Некоторые качества Майка роднят его с не совсем подходящим мне типом мужчин. Он не склонен к физическим проявлениям любви и порой по-британски холоден, скрывает свою душевную теплоту. Зато у него доброе сердце, а его спокойствие уравновешивает мою взрывную натуру.

Пожалуй, верно говорят: противоположности притягиваются, в нашем случае это сработало. Я часто спрашиваю Майка, не предпочел бы он жениться на милой девушке, которая любит печь пироги и сидеть дома. Он отвечает: «Нет, хотя если бы ты иногда пекла пироги, я бы не отказался».

***

Брак — странная штука. Кого-то он делает абсолютно счастливым, а кого-то стесняет. Я не отвергаю брак и моногамию. Поглядите на пингвинов: они моногамны и такие миленькие! Но я недавно спросила Майка, согласен ли он развестись со мной, чтобы мы вместе жили в грехе, не будучи женатыми. Он решил, что я шучу, и я отчасти шутила. Но есть что-то необыкновенно притягательное в идее поселиться с высоким разведенным британцем, не находите?

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий